Три десятилетия назад советская космонавтика праздновала очередную грандиозную победу. 15 ноября 1988 года была успешно запущена космическая программа советской многоразовой транспортной космической системы «Энергия-Буран». Она, как известно, была ответом на аналогичную многоцелевую военно-гражданскую программу США «Спейс Шаттл».

Административный флюс, или Как сытая вертикаль разрушает Россию

«Буран», космический корабль многоразового использования, был способен совершать длительные полеты, орбитальное маневрирование, управляемый спуск и самолетную посадку на специально оборудованный аэродром. «Буран» мог доставлять в космос и возвращать на Землю космонавтов и полезные грузы массой до 30 тонн, а также проводить ремонт и обслуживание космических аппаратов непосредственно на орбите. Совершив два витка вокруг Земли, орбитальный корабль «Буран» через 205 минут, в 9:25, приземлился на посадочную полосу аэродрома «Юбилейный». Впервые в мире была проведена посадка орбитального корабля в автоматическом режиме.

Его приземлению особенно радовались работники предприятий советской космической промышленности и смежных отраслей. А по оценкам специалистов, в проекте было занято свыше 3 млн человек.

Среди тех, кто с ликованием встретил «Буран» на земле, были и мои земляки-воронежцы, работники воронежского Конструкторского бюро химической автоматики. Того самого, где была сделана третья ступень для ракеты-носителя «Восток» с кораблем «Восток-1», на борту которого находился Юрий Гагарин. Фразой, сказанной в открытом эфире, - «Косберг включился!» - Юрий Алексеевич увековечил и главного конструктора КБХА Семена Ариевича, и предприятие, и город Воронеж. Кстати, первый полет американский челнок совершил именно 12 апреля 1981 года - прозрачный намек на Гагарина. Советский Союза ответил лишь спустя семь лет «Бураном».

Работа над проектом «Энергия-Буран» также одна из славных страниц в истории воронежского предприятия. В 70-80 годы на КБХА был разработан кислородно-водородный двигатель РД-0120, используемый в качестве маршевого двигателя второй ступени ракеты-носителя «Энергия». Для создания двигателя, работающего на криогенных компонентах топлива, потребовались решение целого ряда научных, конструкторских и технологических проблем, организация нового производства, новой экспериментальной базы. Высокая надежность двигателя была подтверждена, в том числе, двумя летными испытаниями в составе ракетоносителя «Энергия» и в составе ракетно-космической системы «Энергия-Буран». Ракета стала самой мощной из всех, созданных в СССР, ее вес на старте составлял 2400 тонн, причем ракета должна была вывести на орбиту челнок, стартовый вес которого составлял 105 тонн. Всего за историю своего существования ракета «Энергия» совершила два полета: первый раз на ней запустили габаритный макет, а второй - непосредственно с челноком «Буран».

Так случилось, что два года тому назад я познакомился с одним из старейших работников воронежского флагмана космического двигателестроения, главным специалистом КБХА, доктором технических наук, профессором и академиком Российской академии космонавтики Виктором Николаевичем Скачиловым. Во время одной из встреч он мне рассказал интересный эпизод из истории запуска «Энергии-Бурана».

Когда ракета уже стояла на старте, предпусковые испытания показали отклонения параметров турбонасоса. Главным конструктором изделия на КБХА тогда был будущий многолетний главный конструктор и руководитель предприятия Владимир Сергеевич Рачук. На совещании решили турбонасосный агрегат менять прямо на старте. Что и было сделано. Но тут во весь рост встала другая проблема. Трубопроводы, водородные магистрали, по технологии надо было обязательно покрывать теплоизоляцией.

В цеховых условиях в соответствующих целях использовалась приличных размеров установка, с помощью которой детали агрегата покрывали специальным пенополиуретаном. Но как сделать то же самое на высоте сто метров на уже готовой к старту ракете? Можно было пойти по испытанному пути. В случае неисправности какого-либо агрегата ракету разбирали, двигатель, чтобы исправить недочеты, отправляли на завод-изготовитель. На все про все ушли бы минимум полгода времени и приличная сумма денежных средств.

Решить задачу быстро и эффективно взялся начальник отдела комплектующих неметаллических изделий КБХА Виктор Скачилов. В течении двух недель под его руководством был разработан портативный напылитель теплоизоляции. Испытание он прошел… на даче Скачилова в его металлическом гараже. До сих пор, кстати, напыление прочно удерживается на металле, что и доказывает правильность выбранного решения. Когда Скачилов сказал, кого он в качестве исполнителя хочет взять с собой на Байконур, начальство КБХА резко запротестовало. Дело в том, что бывший инженер-конструктор, ныне уже покойный, Владимир Анатольевич Заверняев был очень талантливым человеком. Но, как часто водится на Руси, имел большую слабость к спиртному. Скачилов взял всю ответственность на себя. Ему нужны были золотые руки Заверняева. А количество потребляемого им спиртного Скачилов жестко контролировал. Утром, перед тем как подняться на лифте на стометровую высоту, Виктор Николаевич, правда, разрешил напарнику боевые сто грамм для вдохновения. В итоге Заверняев под контролем Скачилова успешно справился с ответственным заданием. Внизу Виктору Николаевичу сразу подсунули соответствующую бумагу, где он расписался, что головой отвечает за работоспособность исправленного агрегата. После успешного приземления «Бурана» Владимир Заверняев получил хорошую премию, а Виктор Скачилов - орден Трудового Красного Знамени.

На всех встречах с Виктором Николаевичем и с его бывшим подчиненным Алексеем Коротеевым, моим добрым товарищем, инженером-химиком, который, кстати, и готовил специальный состав пенополиуретана для теплоизоляции, мы, конечно, ведем разговор о сегодняшнем дне российской космонавтике. Почему падают ракеты? Почему отрасль никак не выйдет на траекторию устойчивого развития?

Главная причина катастрофического состояния космической отрасли, по мнению моих собеседников, - некомпетентное руководство. Призванные оживить приоритетную для России научно-производственную космическую сферу деятельности, где во главе угла всегда были патриотизм, преданность делу, самоотдача, коллективизм, демократизм в управлении, так называемые эффективные менеджеры ведут себя во вверенных им структурах как временщики, уничтожая десятилетиями складывающиеся производственные и научные коллективы. Скачилов вспоминает, что в 80-годы прошлого века главные специалисты КБХА получали в месяц примерно 300 рублей, а генеральный конструктор - 600. Рядовой инженер-конструктор зарабатывал 200 рублей в месяц. Таким образом, разница в окладах по сравнению с руководителем составляла два и три раза. Сегодня руководитель КБХА получает 1,2 млн рублей в месяц, главные специалисты - на уровне 30 тысяч, молодые инженеры-конструкторы - 15 тысяч. То есть меньше руководителя в 40 и 80 раз соответственно.

Авторитетное «Новое военное обозрение» в заметке «Куда летит «Роскосмос», комментируя награду Gold Print Awards-2017, которую в виде золотого слитка получил «Роскосмос» за лучший кросс-медийный проект «Подними голову», писало: «На топ-менеджеров госкорпорации, имеющих среднемесячную зарплату 1,3-1,5 млн рублей, слиток наверняка не произведет впечатления. Иное дело - простой рабочий с окладом в 10-15 тысяч. По словам Дмитрия Рогозина, если сотрудники предприятия получают по 10-15 тыс. рублей, «то надо ждать беды». «Диверсанты те, кто не платит денег людям», - сказал Рогозин (на тот момент - оборонный вице-премьер РФ, теперь - глава «Роскосмоса». - ред.). Напомним, речь шла о Воронежском механическом заводе, где производят двигатели для ракетоносителей «Союз» и «Протон»… Неприлично заглядывать в чужой кошелек. Но когда речь заходит о диверсии и о беде - тут уж надо забыть об интеллигентской этике и взглянуть правде в глаза, тем более что и на других предприятиях «Роскосмоса» зарплаты не намного выше...

После грозного окрика Рогозина в КБХА даже ухом не повели, здесь по-прежнему требуются слесари, инженеры и комплектовщики на оклад 10-14 тыс. рублей. 15 марта работники испытательного комплекса обратились к исполнительному директору КБХА Алексею Камышеву с вопросом о зарплатах. Согласно пункту 3.5.3 отраслевого тарифного соглашения, ее размер у высококвалифицированных работников должен быть не ниже четырехкратного прожиточного минимума в регионе. В Воронеже - 8808 рублей, однако на предприятии зарплата ниже 35232 рублей. Исполнительный директор не задержался с ответом. 20 марта он подписал приказ №158. Нет, не о повышении окладов, а об утверждении… корпоративных ценностей. Приложение 1 к приказу называется «Общий перечень ценностей корпоративной философии КБХА». Не будем тратить время на анализ шедевра, он вызывает смех сквозь слезы и дает представление об уровне руководства ракетно-космической промышленностью… Придя в КБХА с должности финансового директора «Центртелекома», господин Камышев вознамерился строить ракетные двигатели «без подготовки производства, оснастки, без отработки трудоемких технологий», как он сам сказал в одном интервью. Впрочем, требовать с него много нельзя, ведь он не генеральный, а исполнительный директор, то есть исполнитель чужой воли».

Господин Камышев, слава Богу, ушел с поста руководителя КБХА. Но на предприятии остались все те же проблемы. Сама система управления не только экономикой или отдельной отраслью, а повсеместно, мешает созданию работоспособных коллективов. Что происходит, если руководитель по доходам, а в путинской вертикали фактически все они получают в десятки раз выше средней по учреждению, сильно отрывается от коллектива? Он автоматически совершает трансферт из профессиональной сферы в сферу денежного оборота. Он уже невольно больше думают о том, как распорядиться большими деньгами, как их выгодно разместить, где получить больший процент. Не говоря о том, что руководители живут, лечатся, отдыхают, дают детям образование в отрыве от основной массы.

Владимир Путин одно время большими зарплатами купил лояльность элиты. Но теперь созданная им жиреющая, равнодушная к страданиям народа вертикаль становится тормозом развития страны. Элита деструктивна не только в плане управляемости. Она не оставляет у молодого поколения никаких иллюзий по поводу справедливого государства. При Путине сформировался целый класс управленцев, неспособных, но готовых руководить предприятием любого профиля, лишь бы иметь доступ к деньгам.

И чтобы стать начальником, не обязательно быть даже профильным специалистом. Руководить сложнейшими производствами берутся финансисты, экономисты, психологи, бухгалтеры и даже журналисты. Просто надо быть сватом, братом, другом высокопоставленного начальника. Лучше всего попасть в друзья Путина. Но там все места уже заняты. Теперь рулят друзья друзей, сыновья и внуки друзей Путина. А многие новоявленные директора рассматривают свою вотчину исключительно как кормушку, не особо заботясь о вверенном им деле, в котором не особо и смыслят. Как правило, деятельность они начинают с назначения себе любимым непомерных и ничем не обоснованных окладов. Предшественникам, заслуженным людям, докторам наук и даже академикам, подобные вознаграждения и не снились.

Кстати, 27 ноября 2018 года на совете по науке и образованию сам президент посетовал, что за счет средств на науку «финансируются учреждения, точнее, в значительной степени и подчас в абсолютно избыточной степени их административные издержки». В том числе и поэтому, подчеркнул Владимир Путин, «молодые, перспективные специалисты в таких исследовательских командах не задерживаются или просто морально ломаются - неинтересно». Но разве не с президентского согласия возник административный флюс?

Недавно от знакомого доктора технических наук, профессора одного воронежского вуза я услышал исторический анекдот. Когда Екатерина Великая спросила знаменитого математика Леонарда Эйлера, много ли ему нужно денег для Петербургской академии наук, он ответил следующее: «Немного, Ваше Величество. Для пополнения библиотеки и для поддержания штанов членам Академии. Если мы будем много получать, и наше положение станет завидным, то наше место непременно займут дураки, а нас выгонят».

И в сегодняшней России высокооплачиваемое место начальника на фоне скромного существования остальных членов общества становится предметом торга, коррупции и средством обогащения. Поэтому и не востребован профессионал, одержимый прежде всего делом. Не знаю как в других городах, но в Воронеже почти открыто говорят о том, что сейчас, к примеру, кресло директора школы покупается за взятку. Оно стоит от 1 до 3 млн рублей. А все потому, что директор школы в нашей стране на фоне скромной учительской зарплаты в 15-20 тысяч получает от 50 до 200 тысяч.

Такое положение не только в школах, а повсеместно во всех бюджетных организациях. Руководство их, повязанное большими зарплатами, готово правдами и неправдами защищать существующий порядок вещей. Оно, по сути, приобретает роль надсмотрщиков над стадом рабов. Такое положение становится нестерпимым, особенно для научной элиты страны.

Профессор Саратовского государственного университета Вера Владимировна Афанасьева в открытом письме министру образования РФ Ольге Васильевой написала: «Нищета большинства особенно очевидна на фоне всем известного финансового благополучия вузовских администраций, бесстыдство которых позволяет им иметь зарплаты, в десятки, а иногда и в сотню раз превышающие зарплаты своих подчиненных, - зарплаты, которых в России не удостаиваются даже гении. Противоестественное и безнравственное расслоение является еще одним немаловажным источником недоплат преподавателям. К теме неприлично богатой вузовской администрации примыкает всем известная тема коррупции в образовании, которая достигает самых высоких уровней». 

А вот как в интервью изданию «АиФ-Черноземье» доктор филологических наук, профессор Воронежского госуниверситета Владимир Сапунов поясняет, как выполняются майские указы президента. Кроме того, что учитывают полученные деньги по грантам, что незаконно, «берут огромную зарплату ректора, смешивают с зарплатой низкооплачиваемых преподавателей - и получается 200% от средней зарплаты по региону. И ладно бы ректоры-проректоры, но и рядовые сотрудники ректората получают огромные суммы. А преподаватели - самая незащищенная категория». В университетах Великобритании вилка по зарплате между рядовым составом и руководством - 35 и 65%. А у нас профессор получает в шесть раз меньше ректора.

А главное, что с того, что тот же Виктор Николаевич Скачилов имеет 20 изобретений, всю жизнь решал сложнейшие технические задачи. Интеллект в нашей стране ничего не стоит. Назначение управленцев всех уровней происходит в отрыве от общественного мнения, кулуарно, вне учета заслуг и талантов. И со столь опасной тенденцией надо что-то делать. Иначе будут падать не только ракеты. Упадет государство.

Источник: http://4pera.ru