Журналисты «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов отправились из Москвы в Сибирь, чтобы увидеть своими глазами, действительно ли весь лес здесь хищнически пилится и вывозится в Поднебесную.

Тайга в отличие от нефти и газа «возобновляемый ресурс». Официальные экологи осторожно поддакивают: дескать, а зачем дереву гнить? Срубим - вырастет.

Тайга в отличие от нефти и газа «возобновляемый ресурс». Официальные экологи осторожно поддакивают: дескать, а зачем дереву гнить? Срубим - вырастет. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ТОСКА ПО РОССИИ

- Как понять вас, русских?! - спрашивал наш китайский друг.

Витя задумчиво жевал саранчу, а я наблюдал чудо коммуникации.

Кто вырубает «весь сибирский лес»?

По-русски китаец говорил плохо, бурно размахивал палочками, периодически бил ими по лбу, кричал: «П…ц!!!» И мы его понимали.

Велик язык русский. Одно слово - и жизнь наша непостижимая как на ладони.

- Я прожил в России пять лет, - почти плакал китаец. - Вы думаете, я жалуюсь, что меня депортировали?! («Паспорт! Черный штамп!» - в действительности стонал он.) Но я правда скучаю по России! («Скучай, много скучай!») Мне непонятно - почему вы, русские, такие?! Это же… (Судорожно хватает ртом воздух.)

- П…ц, - подсказываем.

- Туй-туй! (Да-да!) Полнай! - в горестном восхищении кричит наш болванчик. - Вы словно ничего не хотите! - говорит. - И это удивительно!

И жестоко по-нашему роняет в рот стопку «чиновской» (китайской) водки.

Журналисты «Комсомольской правды» отправились из Москвы в Сибирь, чтобы увидеть своими глазами, действительно ли весь лес здесь хищнически пилится и вывозится в Поднебесную Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Журналисты «Комсомольской правды» отправились из Москвы в Сибирь, чтобы увидеть своими глазами, действительно ли весь лес здесь хищнически пилится и вывозится в Поднебесную. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«М-да…» - думал я.

Как начать эту сумасшедшую историю?!

Как объяснить, почему мы, журналисты «Комсомолки», вообще оказались на побережье Желтого моря?! И сидим сейчас с пораженными Россией союзниками…

- Виктор Эльдарович, - говорю я фотокору Гусейнову. - Начнем с того, что мы ехали в Красноярск. В тайгу. И тут есть одна проблема. Сформулируй, пожалуйста, почему мы оказались в Чиндао? Ты умеешь.

- И чё? - мудро изрекает Гусейнов.

И это было в самую точку…

- И потом, читатель любит интригу, - добавляет Виктор.

Лес идет в Китай. Экономисты спорят: для России это дорога жизни или ровно наоборот? Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Лес идет в Китай. Экономисты спорят: для России это дорога жизни или ровно наоборот? Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

СВЯЩЕННАЯ МИССИЯ

Так уж в «КП» заведено - перед Новым годом мы с Гусейновым едем черт знает куда.

(«Почему зимой, в морозы, придурки?» - спросят родные и близкие - эти нежные слова читаются в любящих глазах. «Не знаем», - врем мы, хотя отлично понимаем, что давно и бесстыдно паразитируем на читательской жалости.)

И возникла однажды идея. Беспроигрышная, с легко просчитываемым выводом.

Мы решили поехать посмотреть, как китайцы рубят русскую тайгу.

Тайга в Красноярском крае.Виктор ГУСЕЙНОВ

Ну что может быть (если забыть о пенсиях) для народа страшнее? Что - святотатственнее?

- Правду скрывают, - говорили родственники и друзья, выпроваживая нас в тайгу (или «в то, что от нее осталось»).

- Сначала лес вырубят, - диктовали они финал репортажа. - А потом всю Сибирь китайцам сдадут. В Китае свой лес не рубят, берегут. А наш - как обреченный.

Вот и полетели мы с Витей в Красноярский край, полагая, что на этот раз миссия наша благородна. Священна. И готовились - так уж заведено на Руси - бить в колокола.

- Вы, парни, из космоса, что ль? - спросил нас мужичок из Таежного. - Из Москвы? Ну это рядом... Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Вы, парни, из космоса, что ль? - спросил нас мужичок из Таежного. - Из Москвы? Ну это рядом... Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

СКОЛЬКО НАМ ДАЛ БОГ

Но подсчитаем сначала, сколько русским дал Бог. Только леса - 8 миллионов квадратных километров. Территория Австралии. Каждое пятое дерево в мире растет в России. Господа, знайте - каждый из нас (пусть в сладкой теории) имеет 5 гектаров леса…

Потому исторически считается: такую махину не вырубишь. Тайга в отличие от нефти и газа «возобновляемый ресурс». Официальные экологи осторожно поддакивают: дескать, а зачем дереву гнить? Срубим - вырастет.

- Надо продолжать продавать лес Китаю, - твердят официальные экономисты. - Все равно больше некому.

Остатки леса горят в яме Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Остатки леса горят в яме. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Народ, расслабься, - внушается нам. - Деньги не пахнут, кричи не кричи, а никто, кроме Пекина, нам не поможет. А Китаю нужен лес.

Но народ отвечает: «Черта вам, суки, лысого, а не русскую тайгу!», отчего случаются недоразумения.

Хотела, например, Новосибирская область отдать китайцам сразу 258 тысяч гектаров, но дурная общественность сорвала сделку.

На частной лесопилке Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На частной лесопилке. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Стоило Томской отдать 137 тысяч гектаров своему жителю Цзи Сиси (причем отдали Сиси по забавной цене - 16 рублей за гектар), так на область набросился… Никита Михалков. Он подсчитал, что 20 миллионов долларов, вырученных за тайгу местным губернатором Жвачкиным, хватит «на 10 «Майбахов» или одну яхту Абрамовича». Но реальная стоимость леса, ругался режиссер, 200 - 300 миллиардов рублей…

- Через пять лет Жвачкина снимут, а сколько за это время китайцы вывезут леса?! - проснулся в Госдуме Владимир Жириновский.

Жвачкин в ответ хладнокровно пообещал вырубить еще (мол, и ничего вы со мной не сделаете!). Но аккуратно посоветовал: ищите, мол, виноватых повыше, тех, кто назначает цену на лес.

И вдруг из недр несчастного российского правительства вместо привычного «Не-не, это не мы!» послышался душераздирающий крик.

Тайга режется аккуратно - ломтями. Из космоса это выглядит как сыпь на теле больного. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Тайга режется аккуратно - ломтями. Из космоса это выглядит как сыпь на теле больного. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«ОЧЕНЬ КОРРУМПИРОВАННАЯ СФЕРА...»

- Я китайскому министру сказал одну простую вещь, - заявил на встрече с сенаторами министр природных ресурсов Дмитрий Кобылкин. - Если в ближайшее время не наведем порядок, мы закроем полностью экспорт в Китай древесины. Вам (китайцам. - Ред.) нужен наш лес - восстанавливайте наш лес!

Министр не стесняясь трубил тревогу. Кобылкин, вступивший лишь полгода назад в свою должность, в необъяснимом отчаянии ставил ультиматум. И кому? Китаю!

Словно Кобылкин узнал что-то такое, что сделало его бесстрашным…

Автомобиль с кругляком на дороге в Красноярском крае Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Автомобиль с кругляком на дороге в Красноярском крае. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но что?!

Мы уже ехали в аэропорт, когда Владимир Путин добавил жести: «Действия государства в сфере защиты лесов неэффективны, не удается государству навести порядок. Очень коррумпированная сфера, чрезвычайно, и очень криминализирована… У нас скоро просто лесов не останется…»

То есть мы летели в эпицентр официально признанного и никому не подвластного БАРДАКА.

- А контролируется ли тайга Российской Федерацией? - спросил осторожный Гусейнов, которому категорически не нравились ни экспедиция, ни маршрут, ни возможная встреча с грубыми, невоспитанными черными лесорубами, с которыми мы пару лет назад общались у забайкальского городка Амазар. По-моему, они мечтали нас убить…

Состав с лесом Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Состав с лесом. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А меня мучила мысль.

Почему власть прозрела только сейчас? Есть много лукавых многоходовых версий, но я пока надеялся на самую невинную - а вдруг кто-то в Кремле просто открыл Google Карты и (как и мы) случайно посмотрел на тайгу со спутниковой высоты? Вдруг в Кремле с ужасом произнесли то, что заорал, глядя в компьютер, Гусейнов? То самое великое русское слово, которое у Желтого моря потом скажет китаец и что, может быть, хотел бы сказать президент.

ЗАЧЕМ ГЛИНА ИЗ АВСТРАЛИИ?

Поселок Таежный - конечная станция. Хрустальное сибирское солнце хищно улыбалось нам. Из вагона повалил пар. Проклятье. Минус 40.

- Радуйтесь, москвичи, - прохрипел с верхней полки Сергей Васильевич. - Летом вас бы сожрал гнус. А сейчас вы просто задубеете…

Монтажника буровой принесли в купе ночью. Еще один наш попутчик, гигантский Николай, подобрал Сергея Васильевича в вагоне-ресторане и принес его, обессиленного, бережно, как ребенка.

Поезд подъезжает к Таёжному Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Поезд подъезжает к Таёжному. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сергею Васильевичу еще надо на вертолет, пилить на вахту километров 300, а Коля уже дома. Он работает здесь на таинственном алюминиевом заводе.

- Мы с мужиками бьемся над загадкой, - задумчиво качал он своей бычьей головой. - Вроде проектировщики специально построили завод рядом с хорошим глиноземом. Но почему глину нам везут из Австралии?! Это же дорого! Может, качество нашего глинозема не то? Но с другой стороны - глина она и есть глина…

Николай не понимал этого трогательно. Искренне. Без иронии. Без этой нашей русской фиги в кармане. И был абсолютно прав - может, и правда не та глина. Или оборудование. Или возить из Австралии дешевле…

- Дите ты малое, Колян! - хохотал циничный монтажник. - Ты в какой стране живешь?!

- В нормальной! - растерянно улыбался правильный Николай. - Но я понять хочу…

Табличка есть, а дома нет Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Табличка есть, а дома нет. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Беспощадный хохот Сергея Васильевича.

А мы уже зажмурились и шагнули в Таежный. Надеясь, что почувствуем кукинское:­ «А мы едем, а мы едем за туманом, за туманом и за запахом тайги…»

Вид на таежный с высоты птичьего полета Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вид на таежный с высоты птичьего полета. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Город Таёжный.Виктор ГУСЕЙНОВ

ИРКУТСКО-БУРЯТСКАЯ ПРОПЛЕШИНА

Но Таежный то ли никогда не был романтичен. То ли XXI век выпил из него кровушку.

Такова русская глубинка - новенькие, с иголочки, вокзал-площадь (словно случайно залетевшие брызги московского шампанского). А вокруг - грустный рабочий поселок из малоэтажных домов, неряшливо огороженных тупичков, где визжат бензопилы, где за околицей маячат составы кругляка - свежесрубленной лиственницы.

Кстати, сюда, в Таежный, нас привел американский спутник…

Нет, не ЦРУ.

Просто заходим в интернет, включаем Google…

Поселок Таежный Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Поселок Таежный. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Кстати, любопытный читатель, открой в интернете карту и найди Иркутскую область. Чуть правее - Бурятия. Видишь сплошное серое пятно? Это вырубленные леса. Пятно, словно лишай, расползается на север, по рукавам рек, по нитям дорог, обволакивает городки и поселки, которые без лесов даже из космоса кажутся посеревшими и больными… А теперь, читатель, смотри внимательнее. Берем чуть северо-западнее Байкала. Это Красноярский край. Зеленое море тайги.

При взгляде на Бурятию сразу видны масштабы проблемы. Фото: Google

При взгляде на Бурятию сразу видны масштабы проблемы. Фото: Google

А вот Красноярский край слишком велик, чтобы объем вырубок стал очевидным. Фото: Google

А вот Красноярский край слишком велик, чтобы объем вырубок стал очевидным. Фото: Google

А теперь чуть увеличь…

Приблизив карту, всё встаёт на свои места. Проплешины всюду. Фото: Google

Приблизив карту, всё встаёт на свои места. Проплешины всюду. Фото: Google

Жестоко, правда?

Мы высадились именно здесь. Там, где видны тысячи маленьких прямоугольников. Они сыпью тянутся вдоль Ангары, стягиваются в проплешины и неминуемо соединятся друг с другом, превратясь в иркутско-бурятское пятно.

Именно здесь лесорубы фронтом идут на девственный лес.

Кругляк и горбыль Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Кругляк и горбыль. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«МЫ ДА ТАДЖИКИ ДЛЯ НИХ ВАЛИМ»

- Где тут китайцы валят тайгу? - рассеянно спросил Гусейнов у первого встречного аборигена.

И именно с этой секунды вся наша командировка полетела к чертовой матери. Все, что мы придумали себе в Москве, о чем кричал интернет, с этой минуты стало незаметно испаряться…

- Китайцы… валят… тайгу, - завороженно повторил абориген, запоминая удивительные для него слова. Он словно предвкушал рождение зубодробительного анекдота.

- Да. И черные лесорубы где? - заподозрил неладное Виктор.

- Черные лесорубы… - восхищенно закивал мужичок. - Вы, парни, из космоса, что ль?

- Из Москвы…

- Рядом, - кивнул мужик. - Вряд ли поймете, коль оттуда… Я со смены. С деляны (место, где валят лес. - В. В.). Москвичи… (Смеется.) Посмотрел бы я на эту картину - китайцы валят лес… Теперь китайцы - начальники. Приезжают с мешком денег, нанимают русского бухгалтера, оформляют на него предприятие. 90 процентов фирм такие… Мы, русские, да таджики для них валим. Кстати, не в обиде - китайцы хитрят, но совсем нагло, как наши, не обманывают…

Тайга пустеет Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Тайга пустеет. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- И где рубят? - хмуро спрашиваем, вглядываясь в горизонт.

- 200 - 300 километров отсюда.

- Что-о-о?!

- Или 400. Леса ближе уже нет. Вырубили давно…

- Спутник-спутник!.. - набросился на меня Гусейнов. - Я ж говорил, у пиндосов (американцев. - В. В.) карты старые!

Китайцы сами уже давно лес не рубят Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Китайцы сами уже давно лес не рубят. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Лесной бизнес стоит на идее «Тайги на Руси много - всю не вырубишь».

Лесной бизнес стоит на идее «Тайги на Руси много - всю не вырубишь». Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

АРМЯНСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ «ЖЕЛТОМУ НАШЕСТВИЮ»

Сообщение информагентства «Панорама»:

«В Богучанском районе Красноярского края вторым местным языком будет китайский. Как объяснил решение депутатов глава района Иван Ли, «мы очень тесно сотрудничаем с нашими китайскими партнерами. Уже восемь лет мы вместе добываем полезные ископаемые и поставляем в Китай наш лучший русский лес...»

Агентство фейковое. Так шутят в интернет-сети над несчастным Таежным…

Кто вырубает «весь сибирский лес»?

Местные оптимисты говорят, что процесс китаизации тих, но необратим. Фактический хозяин Таежного - китаец Валя (настоящее имя здесь никому не интересно). Валя и есть настоящий властитель тайги, где самые аппетитные, самые жирные куски его бизнеса.

Из сотни «лесных» фирм тут некитайских - 5 - 6. Да и те держатся то ли из упрямства, то ли потому, что армяне. А скорее из-за того, что главный из них - руководитель еще советского флагмана лесной промышленности «Карабулалес» Александр Хуршудьян - держит стратегические высоты - подъездные железнодорожные пути и другую инфраструктуру.

Это предприятие местные чиновники пытались отобрать, а самого Александра Сергеевича, по его словам, даже убить. Но недаром Хуршудьян с молодости занимался вольной борьбой…

- Приходили тут ко мне китайцы ругаться, что я не даю им пользоваться путями, - рассказывает Хуршудьян. - Наседают, кричат. Я им говорю - сейчас возьму слегу (длинная доска. - В. В.) и переломаю вам все, что смогу… Тут же из Китая приехал человек (курирующий каждый городок офицер китайской госбезопасности. - В. В.), и все быстро разрулил. Составили договор - и китайцы исправно платят аренду.

- Мы тут за Россию стоим! - говорил он, отогревая нас божественным армянским блюдом - горой мяса.

В глухой тайге братство народов греет лучше спирта!

Руководитель еще советского флагмана лесной промышленности «Карабулалес» Александр Хуршудьян Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Руководитель еще советского флагмана лесной промышленности «Карабулалес» Александр Хуршудьян. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Забыв о Гусейнове, мы говорили о Карабахе, Пашиняне и, конечно, о нашей дружбе: «Мол, где мало буйных русских, там за Россию встанет армянин».

Армяне, по их словам, стоят здесь за Россию.

Живут общиной, сопротивляются, дескать, «желтому вторжению».

- Как люди китайцы народ хороший. Тихий. На улицах почти не видно, - говорят нам армяне. - Но, к примеру, привезет сюда какой-нибудь залетный бизнесмен лес. Китайцы сразу на 10 - 20 процентов ему накидывают, перекупают, главное, чтоб к местным не ушел… Так им достается самое лучшее. Они от самого вида столетней ангарской сосны, э-э-э, как это по-русски…

- Оргазмируют, - подсказываем.

- Так называется? - удивляются армяне. - Русские переработчики потому и бросили бизнес, что рентабельность стала копеечной…

«МОСКВА СОВСЕМ ОЗВЕРЕЛА?»

Мы уже это знаем. Звонили мужики русские из Богучан.

- Вы там, в Москве, совсем озверели? - поинтересовались мужики. - Там в курсе, что цену русским диктуют китайцы?! Прикажут - две тысячи рублей за кубометр, отдаем по две. А куда везти?! Кругом они. Москва под лозунгом «Даешь переработку древесины на родной земле!» повысила таможенные сборы на кругляк (необработанный лес. - В. В.), который идет в Китай. Кто за это заплатил, по-вашему?

- Не может быть! - не верим. - Москва уверена, что пошлины платят китайцы.

- Мы платим! - орут. - Китайцы снизили нам цену ровно на эту сумму, чтобы отбить пошлину. И также гонят кругляк (40% от общего объема). В Москве думали, китайцы бросятся покупать российские станки, в Сибири появятся фабрики, расцветет торговля, наполнится бюджет. Но китайцы переправили сюда, через Амур, свои самые ржавые пилорамы, а заодно и продукты для рабочих. И что Россия получила? Опилки? Горбыль?

Очередной поджог лесной свалки. Летом тайга горит еще ярче. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Очередной поджог лесной свалки. Летом тайга горит еще ярче. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ДРУЖБА ИЛИ РЫНОК

И тут в нас проснулись рыночники. Так бывает даже с теми, кто часто колесит по Руси и понимает - в провинции с рыночными идеями надо поосторожнее… Можно получить в лицо.

- Но без китайских денег поселок не дожил бы до 2019-го, - говорим мы вдруг чистую правду. - Нравится или нет, но таков закон рынка.

С ужасом замолкаем.

Тишина… Слышно даже, как тихо потрескивает братская дружба…

- Эй! - сказали армяне.

- Ты чё! - сказали братья.

- Так рассуждать - себя не уважать!

- Подождите, - вдруг тихо сказал молчавший доселе старый армянин. - А ведь многие русские так думают… Когда китайцы жили небогато, приютил я одного. Из жалости. Дал бесплатно сарайчик. На следующий день приходит китаец в дом - бросает в мою комнату вещи. Товарищ, говорит, я здесь жить буду. Здесь теплее. Ну я его и выбросил за ворота (холодно усмехнулся). Скажешь, не прав?

В русской тайге китайцев немного - они здесь обычно начальники. На них работают таджики, узбеки и, конечно, русские. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В русской тайге китайцев немного - они здесь обычно начальники. На них работают таджики, узбеки и, конечно, русские. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ВСЕ ДЕЛЯТ ЛЕС. И НИКТО НЕ СПАСАЕТ

В Богучаны к местам вырубки мы добирались в сумерках. Мы силились сквозь хилый тощенький сосняк увидеть настоящую тайгу и вдруг поймали себя на невероятной мысли.

Мысль была чудовищна. Но она разъедала, как вирус.

Слово «китаец» раздражало. Словно кто-то установил в голове рубильник «друг - враг» и уже тянется к нему.

- Не сопротивляйся. Ты становишься нормальным человеком, плоть от плоти народной, - похвалил Гусейнов Ворсобина. - Наконец-то ты винишь не себя, а других - пиндосов, китайцев… К армянам, кстати, не хочешь присмотреться?

КПП в тайге. Такие вагончики стоят на «зимнике» в Тайге, чтобы в лес не ездили левые лесовозы. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

КПП в тайге. Такие вагончики стоят на «зимнике» в Тайге, чтобы в лес не ездили левые лесовозы. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но отпустило.

Поняли - раздражает другое.

Глава Богучанского района, который оказался вовсе не Иван Ли, а человек правильной национальности, Александр Бахтин руководил районом 14 лет. И только недавно его арестовали по обвинению во взяточничестве. Причем, по версии следствия, доили чиновники… именно китайцев.

Александр Бахтин во время задержания, весна 2018 г. Фото: ОПЕРАТИВНАЯ СЪЕМКА

Александр Бахтин во время задержания, весна 2018 г. Фото: ОПЕРАТИВНАЯ СЪЕМКА

Целое десятилетие местные чиновники брали 7 долларов с кубометра, эту цифру знал весь район. И все платили с послушной интернациональностью…

- Заметь, здесь все озабочены лишь одним - как срубить тайгу, - взорвался Ворсобин. - Все ее делят. А хоть кто-то здесь вообще хочет ее спасти?!.

КПП в тайге. Такие вагончики стоят на «зимнике» в Тайге, чтобы в лес не ездили левые лесовозы. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

КПП в тайге. Такие вагончики стоят на «зимнике» в Тайге, чтобы в лес не ездили левые лесовозы. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«СКОРО ОСТАВИТЕ ЗА СОБОЙ ПУСТЫНЮ»

Видел ли ты, читатель, русскую тайгу?

Небо синее с искрящейся снежной пылью? Стволы в два обхвата? Гордые деревья-исполины? Хруст таежного наста - как скрипка в симфоническом зале? Морозный стук ангарской сосны?

(Гомерический смех Гусейнова.)

Сверху тайга выглядит красивой. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сверху тайга выглядит красивой. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мы тоже так думали.

И пробирались на «уазике» к тайге, стараясь не глядеть по сторонам.

150 километров позади, а тайги все не было.

Только чахоточный лес с сединой березок. А еще страшно таращились привидения-пустыри да обглоданные пожарами сосны.

Журналист «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин в тайге. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Журналист «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин в тайге. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Это тайга?! - спрашивали мы каждые полчаса

- Доедете, поймете, - загадочно усмехался хозяин деляны.

Игорь Васильевич - подарок судьбы.

Встретились случайно. У одного знакомого китайца-ростовщика (о природе китайского богатства - в следующей части нашей эпопеи), где Василич решал свои хитрые лесные дела. Бизнесмен просто ткнул в нас пальцем.

Я вас, говорит, узнал - вы журналисты, которые из Москвы до Владивостока на электричках бомжевали.

Опрокинувшийся деревянный вагончик, рядом с гниющим брошенным кругляком. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Опрокинувшийся деревянный вагончик, рядом с гниющим брошенным кругляком. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Был грех, - соглашаемся.

- Идите за мной, - сказал лесопромышленник и поселил нас у себя в доме.

Оказывается, Игорь Васильевич читает «Комсомольскую правду» 40 лет. Бывший председатель местного колхоза занялся вырубкой тайги вынужденно. Хотя знает - в деревне его недолюбливают. Даже родня уверена - именно он убивает тайгу.

Кругляк лежит в «китайском городке». Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Кругляк лежит в «китайском городке». Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Я баню теще из сосны поставил, - говорит. - И спрашиваю: мама, вы довольны? Сосна могла сгнить, она бы пропала в пожаре, но она стала баней. Теща все равно ругается, дескать, вы, лесорубы, гады-сволочи, ради китайцев скоро все вырубите. Оставите за околицей пустыню…

А еще страшно таращились приведения-пустыри, да обглоданные пожарами сосны. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А еще страшно таращились приведения-пустыри, да обглоданные пожарами сосны. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А что, не так, что ли?! - поинтересовался Гусейнов, который, похоже, смирился - за окном и есть тайга.

Игорь Васильевич долго молчал. Словно взвешивая…

- Хорошо, - говорит. - Чтоб вы поняли… Расскажу, как я стал лесорубом.

Сортировка леса в тайге Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Сортировка леса в тайге. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ПО ЗАКОНАМ 90-х

При этой исповеди вспомнилось, как в Красноярск прилетал Патрушев (секретарь Совбеза России. - «КП») и, говорят очевидцы, грозно спрашивал: почему в крае заготовлено 15 миллионов кубометров леса, а задекларировано лишь 3? Почему легально добывается только 20% тайги?! Почему при таких несметных лесных сокровищах (в крае находится пятая часть всех российских запасов древесины) в бюджете - лишь пара процентов доходов от леса. На дворе 2019 год, позади два десятилетия борьбы за порядок, а у секретаря Совбеза извечные русские вопросы: где деньги, мерзавцы?

- Я расскажу, где деньги, - кивает Игорь Васильевич. - Все вроде устроено цивилизованно, по-европейски. Делянки разыгрываются через аукцион, кто предложит большую сумму, тот получает лес. Деньги идут государству… Я тоже в это верил (усмехается).

- Было это три года назад. Взял кредит, заявился на торги, - продолжает Василич. - Cейчас дивлюсь - как жив остался... Вдруг звонок. Моя соперница по аукциону, милая бизнесвумен, хочет что-то обсудить. Думаю, а что нам соперничать, может, до торгов договоримся? Приезжаю на встречу. А там братки… Ну а дальше триллер. Уход от погони. Прятался по квартирам у друзей. Задача той стороны - не пустить меня в здание, где проводится аукцион, ни живым, ни мертвым. У меня - прорваться туда живым. Приятель из УВД дал мне наряд полиции, во второй машине - нанятые чоповцы. Подъезжаем к администрации - там уже ждут пять джипов. Стрелка, как в 90-е. Мои менты трусят, бегут, но чоповцы не сдали, стоят, слава богу! Главный бандит подходит, говорит: ты сумасшедший? Аукцион расписан. Так, мол, всегда было и будет - так лес берут. Говорю: не, я пойду до конца… А он улыбается и интеллигентно так говорит: мол, Игорь Васильевич, идите, берите лес, коль он вам дороже сына…

"КамАЗ" везет кругляк на переработку Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

"КамАЗ" везет кругляк на переработку. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И все! - бьет по рулю бывший директор колхоза. - Он меня сделал! Одним этим словом: «сын»! Иду, как в тумане, отказываться от аукциона. В коридорчике сидит знакомый хороший парень - в колхозе у меня работал, потом лет десять в тюрьме сидел. На другой лесной аукцион пришел… Чё, спрашивает, с тобой, Василич, зеленый весь… Рассказываю.

- Иди, торгуйся, не бойся за сына, - говорит. - Ты, конечно, «чудо с пруда», явился сюда не по понятиям, но тебе по воровским законам предъявить нечего.

- Я рискнул. И выиграл этот чертов лес, - с ненавистью крикнул в тайгу бизнесмен. - Работаю, опять как дурак, честно, что бы теща ни говорила. И еле концы с концами свожу. Пилю то, что положено…

Свежеспиленный кругляк лежит в тайге в клубах дыма от горящих отходов. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Свежеспиленный кругляк лежит в тайге в клубах дыма от горящих отходов. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А выиграли бы бандиты?

- Эк ты… бандиты, - хмурится. - Да нормальные они мужики. Жизнь здесь такая - почти у всех документы купленные. Они аренду леса перепродадут (набор: аренда леса на 49 лет и «тупичок с лесопилкой» стоят миллиард c хвостиком рублей). От того и черные лесорубы перевелись - они ж нынче законопослушные граждане. Пойдут куда надо, купят документы на санитарную рубку или заготовку дров. И вырубят все, что видят. И никто не сажает лес, кроме меня. Нет тут дураков…

- И никто не проверяет?

- А кто поедет за 300 километров проверять?

- А лесники? Полицейские?

- Вот тайга начинается, - кивнул Василич на дорогу. - Поищи тут лесников…

Это было апокалиптически прекрасно.

Это было чудовищно красиво.

Бескрайняя тайга. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Бескрайняя тайга. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Источник: https://www.kp.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен