АЛИБИ ДЛЯ «АЛЬФЫ»
Фото: Сотрудники Группы «А». Фото начала 1990-х годов

ГЕНПРОКУРАТУРА ЛИТВЫ ПРОТИВ ГРУППЫ «А»

12 октября 2018 года коллегия Вильнюсского окружного суда завершила рассмотрение уголовного дела о событиях 13 января 1991 года, или дела № 09-2-031-99, и удалилась для постановления приговоров обвиняемым, которые будут озвучены 18 февраля 2019 года.

Обвиняемыми по этому делу являются 66 бывших советских граждан. Приговоры будут вынесены 64 из них (двое умерли), 56 обвиняемых являются гражданами России, в том числе двое из них, Михаил Головатов и Евгений Чудеснов, сотрудниками спецгруппы «А» КГБ СССР. Литовские прокуроры предложили судейской коллегии назначить М. Головатову пожизненное лишение свободы, а Е. Чудеснову — 16 лет лишения свободы.

Группы «мирных» литовских боевиков. Январь 1991 года
Группы «мирных» литовских боевиков. Январь 1991 года

Известно, что в январе 1991 года в силовой акции в Вильнюсе принимало участие 67 «альфовцев». Досудебное расследование в отношении 65 членов Группы «А», исключая М. Головатова и Е. Чудеснова, Генпрокуратура Литвы выделила в отдельное производство по причине отсутствия их точных личных данных. То есть уточнением личных данных 65 «альфовцев» в настоящее время занимаются литовские дознаватели и сотрудники спецслужб. Литва намерена в будущем привлечь всех «альфовцев», находившихся в январе 1991 года в Вильнюсе, к уголовной ответственности.

В этой связи «Спецназ России», учитывая важность темы для ветеранов Группы «А», начинает публикацию некоторых глав из новой книги Владислава Шведа «Последнее слово изначально приговоренного», в которой разоблачается фальсификационная суть уголовного дела 13 января.

ОХОТА НА ВЕТЕРАНОВ «АЛЬФЫ»

В Обвинительном акте по уголовному делу 13 января (л.6), несмотря на засекреченность личных данных сотрудников спецгруппы «А» КГБ СССР, представлен полный список «альфовцев», участвовавших по приказу М. С. Горбачёва, тогдашнего Президента СССР и Главнокомандующего ВС СССР, в силовой акции по восстановлению действия Конституций СССР и Литовской ССР на территории Литвы.

В этом документе Генпрокуратура ЛР представила «альфовцев» как членов преступной группы, якобы организованной Д. Язовым, министром обороны СССР, В. Крючковым, Председателем КГБ СССР, Б. Пуго, министром МВД СССР, и О. Шениным, секретарем ЦК КПСС.

Упоминая эту группу, литовские прокуроры используют терминологию «привлек, вовлек», тем самым подчеркивая ее «преступность». Тем самым преступный оттенок ложится на все силовые структуры СССР, которые якобы функционировали не на основе присяги, воинской дисциплины и долга перед Родиной, а на понятиях, свойственных преступным группировкам.

Так в Обвинительном акте (л. 5) утверждается, что «В. Крючков привлек и вовлек в организованную группу заместителя начальника 3-его главного управления КГБ СССР генерал-майора Юрия Калганова (досудебное расследование прекращено в связи со смертью поименованного) и не менее шестидесяти шести (66) лиц из группы специального назначения «А» КГБ СССР (в дальнейшем — группа «А»)... и заместителя председателя КГБ Литвы генерал-майора Станислава Цаплина (досудебное расследование прекращено в связи со смертью поименованного). Расследование в отношении перечисленных членов группы «А», кроме М. Головатова и Е. Чудеснова, выделено в отдельное производство за не установлением точных личных данных».

Вышесказанное позволяет сделать вывод о том, что сотрудники Группы «А», исключая М. Головатова и Е. Чудеснова, в настоящее время находятся в разработке у литовских дознавателей и сотрудников спецслужб, привлеченных Генпрокуратурой РФ.

Как только будут выяснены и уточнены личные данные преследуемых ветеранов Группы «А», Генпрокуратура ЛР в отношении их начнет досудебное расследование. В ходе него будут подготовлены европейские ордера на задержание «альфовцев», затем состоится суд и заочное вынесение им приговоров. После этого так называемое литовское «правосудие» начнет бессрочное преследование осужденных ветеранов Группы «Альфа».

Ландсбергис бросил клич – выходить на улицы. И люди начали стекаться к парламенту, сооружать баррикады вокруг здания, чтобы танки не смогли подъехать близко. Вильнюс.  13 января 1991 года
Ландсбергис бросил клич – выходить на улицы. И люди начали стекаться к парламенту, сооружать баррикады вокруг здания, чтобы танки не смогли подъехать близко. Вильнюс. 13 января 1991 года

Особо отмечу, что в Обвинительном акте действия сотрудников спецгруппы «А» КГБ СССР в январе 1991 года в Вильнюсе бездоказательно квалифицируются как преступления против человечности и военные преступления. Для правового подкрепления этой безосновательной квалификации литовские прокуроры с подачи литовских политиков назвали силовую акцию по восстановлению Конституции СССР и Конституции Лит. ССР на территории Литвы советской агрессией против Литвы и вооруженным советско-литовским конфликтом.

Так в акте утверждается (л. 13), что «11 января 1991 г. при осуществлении посредством военных действий плана преступных деяний в Литве была начата агрессия СССР и вооруженный конфликт…»

Понятия «агрессия СССР против Литвы» и «вооруженный советско-литовский конфликт», якобы имевшие место в январе 1991 года в Литве, были введены в Обвинительный акт, так как согласно статьям 7-й и 8-й Римского Статута 1998 года для квалификации преступлений как преступлений против человечности и военных преступлений требуется наличие военного конфликта или военной агрессии.

Но это явно желание литовских прокуроров выдать желаемое за действительное. Так поступают уличные наперсточники, пытаясь заставить человека поверить, что под пустой чашкой находится заветный шарик. Не вызывает сомнения, что литовские политики и прокуроры широко применяют приемы шулеров.

О какой военной агрессии СССР и вооруженном конфликте СССР с Литвой в январе 1991 года могла идти речь? Кто с кем мог воевать, если у Литвы в тот период отсутствовала армия, а на территории Литовской ССР дислоцировалось 130 советских воинских соединений и подразделений, насчитывающих около 200 тыс. военнослужащих? Это свидетельствовало, что Литва прочно находилась в составе СССР, и необходимости в военной агрессии против нее не было.

Тем не менее, пытаясь придать вздорным обвинениям «альфовцев» какое-то псевдоправовое обоснование, в Обвинительном акте (л. 11) утверждают, что военнослужащие Группы «А» КГБ СССР должны были совместно с псковскими десантниками реализовать план по возвращению Литвы в состав СССР.

Этот план должен был осуществляться «путем совершения систематических и широкомасштабных нападений на гражданских лиц с их убийством, причинением тяжкого вреда их здоровью, преследованием групп или общностей людей по политическим мотивам, которые признаны недопустимыми согласно международному праву. Осуществление военной операции предусматривалось с применением средств устрашения и террора, незаконным лишением или ущемлением свобод, с использованием запрещенных средств ведения военных действий…».

Вышеизложенные утверждения о совершении «альфовцами» в Вильнюсе якобы изначально запланированных преступлений против человечности и военных преступлений в Обвинительном акте конкретными и доказанными фактами не подтверждены. Поэтому эти обвинения следует расценивать как наглые бездоказательные измышления литовских прокуроров.

ПРИКАЗ ПРЕЗИДЕНТА ГОРБАЧЁВА

Особо следует сказать, что сотрудники Группы «А» в Вильнюсе выполняли приказ Президента СССР и Главнокомандующего ВС СССР М. Горбачёва. На сегодняшний день этот факт подтвержден целым рядом достоверных свидетельств. Его также подтверждает то обстоятельство, что Горбачёв в январе 1991 года, согласно решениям IV Съезда народных депутатов СССР (17-27 декабря 1990 г.), обладал в Союзе ССР никем и ничем не ограниченными полномочиями.

В случае своеволия Д. Язова, В. Крючкова и Б. Пуго в отношении проведения силовой акции в Вильнюсе, Горбачёв имел право и должен был бы отправить их под суд или, как минимум, в отставку. Но этого не произошло, что неопровержимо подтверждает, что указание на проведение силовой акции в Вильнюсе давал лично Горбачёв.

Убитый в Вильнюсе офицер Группы «А» Виктор Шатских
Убитый в Вильнюсе офицер Группы «А» Виктор Шатских

В этой связи подчеркну, что на действия «альфовцев», выполнявших в Вильнюсе приказ президента СССР, распространяется принцип «jure imperii». В отношении «альфовцев» этот принцип следует понимать как «аcta jure imperii», то есть в союзной Литовской ССР они представляли советское государство и претворяли в жизнь его суверенные полномочия. Это неопровержимый факт, который позволяет заявить, что уголовное преследование литовским правосудием «альфовцев» в правовом плане незаконно и, соответственно, ничтожно.

К этому добавлю, что статья 33-я Римского статута Международного уголовного суда от 17 июля 1998 года гласит, что исполнение обязательного обоснованного приказа или распоряжения является обстоятельством, исключающим возможность привлечения исполнителей обоснованного приказа к уголовной ответственности.

Не вызывает сомнения, что в Виль­н­юсе «альфовцы» выполняли обоснованный и аргументированный приказ высшего советского руководства, не имевший преступного характера. Поэтому они не подлежат уголовной ответственности.

Все утверждения, изложенные в Обвинительном акте, о том, что сотрудники Группы «А» КГБ СССР в Вильнюсе якобы совершали преступные действия, которые изначально были обусловлены преступной политикой советского государства, бездоказательны и политизированы.

В Обвинительном акте не приведено ни одного доказанного конкретного примера преступных действий «альфовцев», которые могли бы быть квалифицированы как преступления против человечности и военные преступления. Имеется в виду: преследование гражданских лиц по политическим и национальным мотивам, их убийство, лишение свободы и истязания.

Любимая страшилка противников России — советские танки гоняются и давят мирных протестующих. Прошло больше четверти века, но ни одного снимка «жертв наездов» так и не было предоставлено. И это при обилии прессы и просто людей с фотоаппаратами!
Любимая страшилка противников России — советские танки гоняются и давят мирных протестующих. Прошло больше четверти века, но ни одного снимка «жертв наездов» так и не было предоставлено. И это при обилии прессы и просто людей с фотоаппаратами!

Тем не менее, в Обвинительном акте (л. 17) утверждается, что пятидесяти четырем (54) военнослужащим Группы «А» под командованием заместителя командира М. Головатова была поставлена задача: «Продолжая преступления против человечности и военные преступления, в ходе осуществляемой агрессии СССР и вооруженного конфликта вечером 12 января 1991 г…, продолжать запрещенные международным гуманитарным правом военные атаки против гражданских лиц и захватить стратегические объекты информирования населения — телевизионную башню и ЛРТ…». Это всего лишь громкие слова, не подкрепленные ни одним конкретным фактом.

На листе 19 акта представлен перечень «преступлений», которые якобы совершили военнослужащие Группы «А» под командованием подполковника Е. Чудеснова при взятии под охрану зданий комитета Литовского Радио и Телевидения (далее ЛРТ).

Утверждается, вновь без подтверждения конкретными фактами, что «альфовцы» в ходе «военной атаки против гражданских лиц бесчеловечно обращались с лицами, находящимися под защитой международного гуманитарного права: преследовали гражданских лиц по политическим и национальным мотивам, запрещенным международным правом, убивали их, причинили тяжкий вред их здоровью, причинили заболевания, лишали их свободы, подвергали пыткам, а также применяли средства устрашения и террора и запрещенные международными договорами военные средства…».

Вышеизложенные обвинения абсолютно бездоказательны. Помимо всего, они предполагают, что «альфовцы» во время военной атаки якобы проверяли документы у митингующих на предмет их преследования по политическим и национальным мотивам, а также располагали некими помещениями, в которых они лишали бы задержанных свободы и пытали. Эти уже явный абсурд.

«УБОЙНЫЕ» СПЕЦСРЕДСТВА

На листе 20-м акта излагаются «преступные» действия военнослужащих у зданий ЛРТ другой группы сотрудников «Альфы» (с перечислением фамилий) под командованием А. Мирошниченко. Якобы они «при стрельбе из автоматического оружия калибра 5,45 мм в гражданских лиц, в занимаемое здание и внутри него применяли запрещенные международными договорами военные средства — патроны калибра 5,45 мм с пулей со смещенным центром. Указанные военнослужащие группы «А» против гражданских лиц применяли как звуковые, так и боевые боеприпасы, а также приемы ближнего боя — толкая, нанося удары кулаками, ногами, нанося оружием неустановленное количество ударов гражданским лицам в разные части тела и воздействуя на них иными имеющимися средствами, таким образом запугивая и терроризируя гражданских лиц…»

Председатель КГБ В. А. Крючков с родителями убитого в Вильнюсе офицера Группы «А» Виктора Шатских — Виктором Алексеевичем и Валентиной Ивановной.  Январь 1991 года
Председатель КГБ В. А. Крючков с родителями убитого в Вильнюсе офицера Группы «А» Виктора Шатских — Виктором Алексеевичем и Валентиной Ивановной. Январь 1991 года

Особо выскажусь по поводу применения средств устрашения и террора гражданских лиц. На 30-м листе акта в качестве таковых литовские прокуроры представили «гранатометы РГС-50, светозвуковые гранаты ГСЗ, спецсредства — специальные жидкостные пистолеты ПСЖ…»

Несмотря на грозные названия, это всего лишь спецсредства, которые используются полицией многих странах мира для пресечения противоправных действий людей, организованных в группы.

Итак, ПСЖ — это пистолет специальный жидкостный. Он является военизированным вариантом обычного распылителя реагентов слезоточивого и раздражающего действия. Дальность его действия в пределах пяти метров.

Гранатомет РГС-50 (50-мм ручной гранатомет специальный) предназначен для стрельбы газовыми гранатами, снаряженными реагентами слезоточиво-раздражающего действия.

Эпизоды с применением аналогичных гранатометов часто демонстрирует зарубежная видеохроника, показывая, как полицейские разных стран используют их для разгона демонстрантов. Не сомневаюсь, что литовская полиция имеет такие гранатометы на вооружении.

Светозвуковые гранаты ГСЗ предназначены для шокового воздействия на преступников мощной световой вспышкой и оглушающим звуком.

Представляя общеизвестные спецсредства как средства, которыми «альфовцы» якобы запугивали и терроризировали митингующих в Вильнюсе, литовские прокуроры попали впросак, то ли по причине гиперболизации поражающих свойств этих спецсредств, то ли вследствие своего дилетантизма. Вероятнее всего, их подвело последнее.

Также известно, что жертв от стрельбы военнослужащих Группы «А» из автоматического оружия якобы боевыми патронами якобы на поражение у зданий ЛРТ не было. Там вообще не оказалось защитников, погибших от огнестрельных ранений. Между тем известно, что сотрудники Группы «А» КГБ СССР являются отличными стрелками. Я был свидетелем того, как офицер «Альфы» сбил выстрелом из пистолета подброшенную вверх монету. Возникает вопрос: а стреляли ли «альфовцы» боевыми патронами у зданий ЛРТ? Уверен, что нет. Вновь измышление литовских прокуроров.

УБИЙСТВО ЛЕЙТЕНАНТА ШАТСКИХ

Вышеприведенный пример наглядно показывает, что литовские прокуроры не в ладах не только с логикой, но и со знанием основ правосудия, согласно которому тяжесть заявленного преступления должна соответствовать тяжести последствий, наступивших из-за его совершения. Раз была массовая стрельба на поражение, то должны были быть и массовые жертвы?!

В этой связи напомню инцидент в Тбилиси в марте 1956 года. Тогда грузинская молодежь, протестуя против решений ХХ съезда КПСС, осудивших культ личности Сталина, пыталась захватить Дом связи. Одного из молодых солдат Советской Армии, дежуривших на входе в здание, пытались убить. От страха тот нажал на курок автомата АК-47, заряженный боевыми патронами. В результате — двадцать один труп. Вот что такое стрельба лишь одного военнослужащего на поражение в толпу.

Между тем в Обвинительном акте сообщается, что во взятии под охрану зданий ЛРТ участвовало 234 вооруженных автоматами советских военнослужащих, в том числе двадцать пять офицеров спецгруппы «А» КГБ СССР. Все они, как утверждается в акте, якобы стреляли в защитников боевыми патронами, но убитых странным образом не оказалось.

Ещё один «мирный» боевик — «защитник литовской демократии»
Ещё один «мирный» боевик — «защитник литовской демократии»

От огнестрельных ранений у зданий ЛРТ пострадали лишь двое. Некий Вацловас Бузас (V. Buzas), получивший сквозное огнестрельное повреждение верхней трети правого бедра неясного происхождения, и Кристина Чепкаускене (K. Cepkauskene), получившая огнестрельное повреждение обоих бедер, левой голени и обеих ступней такого же неясного происхождения.

Пытаясь придать обвинениям советских военнослужащих хотя бы намек на обоснованность, литовские прокуроры дошли до маразма. В Обвинительном акте (л. 24), утверждается, что все 234 советских военнослужащих, участвовавших в военной атаке, «применив огнестрельное оружие, общими действиями» нанесли Вацловасу Бузасу и Кристине Чепкаускене огнестрельные ранения.

Возникает вопрос, каким же образом две сотни советских военнослужащих «совместными усилиями» сумели причинить огнестрельные ранения В. Бузасу и К. Чепкаускене? Что, становились в очередь и стреляли в одни и те же раны этих двух жертв? Абсурд, да и только.

Причем не установлено, кто же стрелял в Бузаса и Чепкаускене, если напомнить, что именно у зданий ЛРТ автоматной пулей калибра 5,45 мм был смертельно ранен лейтенант Группы «А» Виктор Шатских. В этой связи заявления литовских прокуроров о том, что в ночь 13 января все защитники объектов в Вильнюсе были безоружными и не могли стрелять, лживы и опровергаются рядом свидетельств.

Несколько слов об обстоятельствах гибели лейтенанта В. Шатских. В Литве на официальном уровне утверждается, что его убили «свои альфовцы», о чем было заявлено сразу же после январских событий. А 19 сентября 2000 года это утверждение прозвучало на заседании Апелляционного суда Литвы, рассматривавшего жалобы осужденных по делу о государственном перевороте (дело М. Бурокявичюса, Ю. Куолялиса, Ю. Ермалавичюса и др.).

Прокурор Й. Оболявичюс, представлявший гособвинение в этом деле, заявил: «Противодействия со стороны литовцев не было. Прокуратура СССР установила, что лейтенанта КГБ Шатских убили свои».

Это не просто ложь. Это наглая ложь! Такой вывод в 37 томах уголовного дела № 18 / 5918-91, переданных в сентябре 1991 года, Прокуратурой СССР Генпрокуратуре Литвы, отсутствует!

Это подтверждает информационная записка о ходе расследования уголовного дела за № 18 / 5918-91 от 28 мая 1991 года, направленная Генпрокурором СССР Н. Трубиным Верховному Совету Союза ССР.

В записке отмечалось, что существуют показания свидетельницы, которая утверждала: «Видела, как находившийся в толпе неизвестный ей мужчина в гражданской одежде выстрелил в спину советского военнослужащего (то есть Шатских)». Но такие свидетельства, противоречащие официальной версии событий 13 января, литовские прокуроры игнорируют.

Известно, что в здание Комитета по телевидению и радиовещанию Литвы «альфовцы» были вынуждены пробираться через сплошную толпу протестующих в цепочке, прикрывая друг друга. По утверждению бывшего командира Группы «Альфа» М. Головатова в Вильнюсе, лейтенант Шатских был замыкающим в цепочке «альфовцев» («Комсомольская Правда», 13.01.2012).

Добавлю, что Шатских был ранен в спину после того, как запрыгнул на парапет, окружавший здание Комитета по телевидению и радиовещанию Литвы. Но даже если предположить, что лейтенант не был замыкающим, случайное ранение от другого «альфовца» было невозможным. Два «альфовца» в полной экипировке и с автоматами наизготовку не могли одновременно разместиться на узком парапете. Места для второго там просто не было. В то же время парапет, на который запрыгнул Шатских, давал возможность человеку из толпы, стоявшему ниже, беспрепятственно выстрелить в него.

Боевик Видас Чепулис в здании Верховного Совета Литовской ССР
Боевик Видас Чепулис в здании Верховного Совета Литовской ССР

Установлено, что траектория выстрела в Шатских была направлена снизу вверх под углом в 45 градусов. Пуля была выпущена с достаточно близкого расстояния снизу, то есть из толпы. Она прошла между задними пластинами бронежилета. Шатских еще можно было спасти, но толпа литовских так называемых «защитников» не пропустила машину «Скорой помощи», и он умер от кровопотери.

Кстати, американские спецназовцы в любой ситуации без колебаний применили бы оружие против митингующих для того, чтобы расчистить дорогу «Скорой помощи». А вот советские спецназовцы, которых в Литве представляют как специально подготовленных убийц, для которых якобы убить человека — что стакан воды выпить, на это не пошли. Они ведь даже не могли предполагать, что Шатских умрет. После ранения тот сумел пробежать немалое расстояние и поначалу чувствовал лишь жжение в спине.

СВОИ СТРЕЛЯЛИ В СВОИХ

В книге М. Болтунова ««Альфа» — смерть террору» (М.: Яуза, 2003) приведены свидетельства сотрудников Группы «А», непосредственно участвовавших в силовой акции в Вильнюсе. Там же представлен секретный отчет о действиях спецгруппы «А» КГБ СССР в январе 1991 года в Вильнюсе и свидетельства некоторых «альфовцев».

Вот что сообщалось в этом отчете.

«Здания телерадиоцентра (здания ЛРТ — В. Ш.), телевышки оказались подготовленными на случай попытки захвата, усилена охрана милиционерами города и сотрудниками службы безопасности «Скучаса», имеющими пистолеты и автоматическое оружие».

Несомненно, что часть литовских боевиков была вооружена, в том числе и автоматами Калашникова, стреляющими пулями 5,45 мм. Этот факт подтверждает свидетельство Антанаса Стонкуса (A. Stonkus), исполнявшего в январе 1991 года обязанности начальника криминальной милиции г. Шилале. В интервью, опубликованном 13 января 2011 года в газете «Vilniaus dienа» («День Вильнюса»), он сообщил, что в ночь на 13 января он вместе с 25-ю сотрудниками Шилальского отдела милиции находился у вильнюсской телебашни, и все были вооружены автоматами АКС-74У, стреляющими пулями 5,45 мм.

Командир Группы «А» в 1991‑1992 годах Михаил Головатов
Командир Группы «А» в 1991‑1992 годах Михаил Головатов

Также напомню, что в информационной записке Генпрокурора СССР Н. Трубина Верховному Совету Союза ССР от 28.05.1991 года сообщалось, что нападавшие завладели автоматом советского военнослужащего Бургуева. Одного автомата в чужих руках было достаточно, чтобы натворить немало дел.

О наличии оружия у так называемых защитников стратегических объектов в Вильнюсе сообщалось в книге А. Скучаса «Pestininko uzrasai» («Записки пехотинца»). Так, на стр. 202 написано: «Во время январских событий у нас имелось около 10 пистолетов ТТ, несколько автоматов Калашникова…».

Также напомню, что в книге В. Ландсбергиса «Kalte ir аtpirkimas. Apie Sausio 13-aja» («Вина и искупление. О 13-м января») на стр. 279 приводится пример об автомашине «Жигули», прибывшей в Вильнюс из Каунаса с багажником, полным оружия. Ее отправили обратно, так как в Вильнюсе оружия у защитников телебашни и зданий ЛРТ было достаточно.

Бывший лидер социалистического движения «Единство» Валерий Иванов в 27-м из 30-ти вопросов, адресованных Генпрокуратуре ЛР о событиях 13 января, привел свидетельство бывшего начальника контрразведки литовской армии Л. Бумбулиса (L. Bumbulis). Тот утверждал, что готовиться к войне с СССР, то есть к январским событиям, начали с первых дней провозглашения независимости. Жители Литвы сдавали новым властям запасы оружия, хранившиеся у них еще со времен Второй мировой войны. Принесли даже «новенький, блестящий бельгийский пулемет» («Русские новости», 12.01.2013).

В 28-м вопросе, адресованном следователям Генпрокуратуры ЛР, тот же Иванов напомнил, что в ночь на 13 января 1991 года в Вильнюсе, помимо советских военнослужащих, действовали следующие вооруженные формирования самопровозглашенной Литовской Республики: Департамент охраны края, подразделения «Savanoriai» («Добровольцы») и полиция ЛР, восстановленная Законом ВС ЛР от 11 декабря 1990 года. Однако действия членов этих вооруженных формирований ночью 13 января остались вне внимания литовских следователей.

Также известно, что ряд свидетелей на заседаниях литовского суда под присягой утверждал, что у телебашни стрельба в сторону митингующих защитников велась еще до прибытия советских военнослужащих. Но кто стрелял, так и осталось невыясненным. Ведь в материалах уголовного дела 13 января и Обвинительном акте исследуются только действия советских военнослужащих.

Особо следует высказаться о лживом утверждении, согласно которому целью «альфовцев» было убийство защитников зданий ЛРТ. В то же время известно, что единственным погибшим у этих зданий был некий Альвидас Канапинскас (А. Kanapinskas).

Вот как в Обвинительном акте (лл. 23-24) излагаются обстоятельства его гибели. «Военнослужащие группы «А» и учебной роты специального назначения, применив светозвуковое взрывное устройство, возле здания Радио ЛРТ убили Альвидаса Канапинскаса, который скончался от острой кровопотери, произошедшей в результате травмы грудной клетки, раздробления ребер правой стороны и размозжения средней и нижней долей правого легкого».

Однако существует свидетель, который опровергает данное утверждение. Вильнюсский дружинник Александр Бобылев в ночь на 13 января 1991 года находился у зданий ЛРТ. Хотя Александр прибыл туда после гибели Канапинскаса, он, тем не менее, был задержан литовскими правоохранительными органами и обвинен и в причастности к гибели Канапинскаса, и в «антигосударственной деятельности».

Захваченный литовской стороной полковник Юрий Мель — свидетельство того, чего жаждут литовские «ястребы» во власти
Захваченный литовской стороной полковник Юрий Мель — свидетельство того, чего жаждут литовские «ястребы» во власти

В период досудебного расследования следователь Р. Юдицкас ознакомил А. Бобылева с материалами уголовного дела, касающимися гибели Канапинскаса. Среди них были фотографии трупа А. Канапинскаса в морге, в моменты, когда с того поэтапно снимали одежду, каждый раз фиксируя это на фото.

Так вот, Бобылев вспоминает, что на первом фото было зафиксировано, что Канапинскас был одет в темную куртку, по виду кожаную. На куртке, на груди, справа сбоку был четко виден прорыв рваными краями наружу. На последующих снимках не менее ясно было видно, что обрывки свитера, рубашки и майки погибшего были загнуты взрывом внутрь раны!

Это позволило Бобылеву заявить Юдицкасу, что он не может быть причастен к гибели Канапинскаса, так как тот получил смертельное ранение от взрыва самодельного взрывного устройства, сработавшего у него под курткой. Ведь не могли же «альфовцы» с помощью дружинников, одним из которых был Бобылев, засунуть светозвуковую гранату под куртку Канапинскаса?!

Четкая и аргументированная реакция Бобылева на крайне примитивную попытку представить его соучастником убийства Канапинскаса заставила литовских следователей исключить этот эпизод из обвинения.

Помимо этого, осознав значение вышеупомянутых фотографий в разоблачении мифа о гибели Канапинскаса, их предпочли вообще изъять из материалов уголовного дела. Об этом свидетельствует тот факт, что остальные обвиняемые по уголовному делу движения «Единства» В. Иванов и другие этих фотографий в материалах дела уже не видели.

АЛИБИ ДЛЯ «АЛЬФЫ»
Фото: В полёте в Англию на смотрины к М. Тэтчер. «Мы оба (с Горбачёвым) стремились к свободе, не думая о том, чем она кончится для нас». 1984 год. Фото: media.alexanderyakovlev.org

СПЕЦНАЗ — ЗАЛОЖНИК ПОЛИТИКИ ГОРБАЧЁВА

Сегодня уже известно, что подобное было обычной тактикой Горбачёва: «Положительное — моя заслуга, к провалам я не имею отношения».

Но ситуацию с силовой операцией в Вильнюсе в январе 1991 года нельзя рассматривать как частный эпизод личной тактики и политики Горбачёва. Она была обусловлена политикой перестройки, которую навязал стране М. Горбачёв, ставший в марте 1985 года Генеральным секретарем (Генсеком) ЦК КПСС.

Советские военные были брошены кремлёвским руководством
Советские военные были брошены кремлёвским руководством

В этой статье я расскажу об истоках этой политики, причем не только о ее публичной стороне, но и скрываемой. Публично перестройка провозглашала реорганизацию советского социализма в целях повышения его эффективности, а также обеспечения нерушимого единства Союза ССР. Скрываемая — предполагала отказ от социализма, перевод страны на капиталистические рельсы и выход ряда союзных республик из СССР. Сегодня это доказанный факт.

Именно в рамках публичной стороны политики перестройки Горбачёв направил Группу «А» КГБ СССР и полк псковских десантников в Вильнюс, а скрытая сторона этой политики сделала их заложницей его предательской скрытой политики. Но обо всем по порядку.

ВСТРЕЧА В КАНАДЕ

Если говорить об истоках перестроечной политики М. Горбачёва, то следует вернуться в далекий май 1983 года, когда он, всего лишь секретарь ЦК КПСС по непрестижным сельскохозяйственным вопросам, сумел получить у тогдашнего Генсека ЦК КПСС Юрия Андропова разрешение на полет в Канаду, якобы для ознакомления с передовыми технологиями тамошнего земледелия.

16 мая 1983 года на аэродроме в Оттаве, столице Канады, Михаила Горбачёва встретил Александр Яковлев, Чрезвычайный и полномочный посол СССР в Канаде. Для Горбачёва это была третья важнейшая встреча, во многом определившая его дальнейшую жизнь.

Первой судьбоносной встречей для Михаила Горбачёва стала его встреча в 1951 году с будущей женой Раей Титаренко. Рая была умнее и более целеустремленной, нежели Михаил. Она полностью подчинила себе мужа и стала его главным советником по жизни.

Второй определяющей встречей для Горбачёва стала встреча в 1969 году с Председателем КГБ СССР Юрием Андроповым. Благодаря Андропову Горбачёв в 1978 году стал секретарем ЦК КПСС, и у него появилась реальная возможность «примериться» к креслу Генсека ЦК КПСС.

И вот в мае 1983 года в Оттаве Михаил Горбачёв встретился с человеком, ставшим впоследствии его важнейшим советником в вопросах организации в СССР так называемой перестройки. Не случайно советские газеты именовали Яковлева «архитектором» перестройки и утверждали, что: «Горбачёв озвучивает то, о чем говорит ему Яковлев». Тот эти утверждения не опровергал, но в своих воспоминаниях «Омут памяти» (М., Вагриус, 2000) фактически согласился с ними.

Официальное представление генерал-губернатору Канады А. Н. Яковлева в качестве чрезвычайного посла СССР. 1973 год. Фото с сайта media.alexanderyakovlev.org
Официальное представление генерал-губернатору Канады А. Н. Яковлева в качестве чрезвычайного посла СССР. 1973 год. Фото с сайта media.alexanderyakovlev.org

В своей следующей книге «Сумерки» (М., Материк, 2003, с. 354) Яковлев уже прямо заявил: «…именно в разговорах со мной еще в Канаде, когда я был послом, впервые родилась идея перестройки». К этому времени Яковлев, по его признанию, уже был убежденным антикоммунистом. В «Предваряющих заметках» к этой книге Яковлев приводит цитату из своего архива. В ней сказано, что «догматическая интерпретация марксизма-ленинизма настолько антисанитарна, что в ней гибнут любые творческие и даже классические мысли».

Известно, что, встретив Горбачёва в аэропорту Оттавы, Яковлев предложил тому поселиться у него на квартире. Предложение было принято. Так началось более чем недельное общение Горбачёва и Яковлева. Последний в воспоминаниях «Сумерки» писал, что они «нашли совпадение политических идей и идеалов. Всю ночь разговаривали с ним о том, что нельзя так дальше идти, а то СССР развалится и экономически, и политически. Чтобы выжить, необходимы реформы, обновления. Мы поняли друг друга».

Так родилась идея и политика перестройки, которая вскоре превратилась, по меткому определению советского философа Александра Зиновьева, в «катастройку». Это превращение было обусловлено не глупостью или низким профессионализмом Горбачёва и Яковлева, хотя и этого у них хватало, а тем, что главным в их деятельности было сознательное разрушение социалистических основ Советского Союза.

ОТ КОММУНИСТА К АНТИКОММУНИСТУ И ПРЕДАТЕЛЮ

Для того чтобы яснее представить, что за человек разрабатывал идеологию перестройки, необходимо напомнить некоторые эпизоды биографии Яковлева. Я не против свободы смены убеждений, но когда человек меняет их, как перчатки, это вызывает сомнения не только в искренности этих убеждений, но и в его морально-нравственных устоях.

Премьер Канады Пьер Трюдо с сыновьями, А. Н. Яковлев с внучкой на выступлении Московского цирка в Оттаве. Фото с сайта media.alexanderyakovlev.org
Премьер Канады Пьер Трюдо с сыновьями, А. Н. Яковлев с внучкой на выступлении Московского цирка в Оттаве. Фото с сайта media.alexanderyakovlev.org

Известно, что Яковлев как фронтовик и убежденный коммунист в 1945 году был направлен на учебу в Высшую партшколу при ЦК ВКП (б). С 1946 года он уже на партработе, а в 1956 году стал аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС.

В 1958-1959 гг. Яковлев, доказавший в Академии преданность идеям марксизма-ленинизма, в рамках программы американского сенатора Фулбрайта по обмену студентами стажировался в Колумбийском университете города Нью-Йорка в группе с печально известным Олегом Калугиным.

После стажировки, в период с 1961 года по 1984 год, Яковлев подготовил и издал семь книг, разоблачающих имперскую идеологию США и вскрывающих язвы капиталистического образа жизни.

В 1960 году Яковлев защитил кандидатскую диссертацию по теме «Критика американской буржуазной литературы по вопросу внешней политики США 1953-1957 гг.»

В 1967 году он защитил докторскую диссертацию по теме «Политическая наука США и основные внешнеполитические доктрины американского империализма (критический анализ послевоенной политической литературы по проблемам войны, мира и международных отношений 1945-1966 гг.)».

Утверждают, что в архивах ВАКа СССР докторская диссертация Яковлева отсутствует. Якобы в качестве докторской ему, как 1-му заму Отделом пропаганды ЦК КПСС зачли его шесть книг-исследований по данной тематике. Это, в общем-то, нормально, так как книги Яковлева действительно имели научную ценность.

Вместе с тем, согласно воспоминаниям Яковлева, к 1983 году он окончательно разуверился в марксизме-ленинизме, который стал считать мракобесием. Тем не менее, в 1984 году Яковлев опубликовал свой главный труд «От Трумэна до Рейгана» (М., Молодая гвардия), основанный на марксистской методологии, в котором подверг жесточайшей критике идеологию США как средоточия всемирного зла.

Возникает вопрос, как мог Яковлев, отрекшись от марксизма, гордиться своими книгами и учеными степенями, полученными с помощью марксистской методологии? Он также не отказался от ученой степени доктора исторических наук и от ученого звания профессора.

Более того, в 1990 году Яковлев, будучи членом горбачёвского Президентского Совета, с благодарностью принял известие об избрании его действительным членом АН СССР за «научный вклад», сделанный им в период, когда он считался убежденным идеологом коммунизма.

В том, что Александр Николаевич был человеком с двойным дном, я убедился лично. На ХХVIII съезде КПСС он весь обеденный перерыв убеждал меня, что я заблуждаюсь в оценке его деятельности. До этого, 7 февраля 1990 года, на Пленуме ЦК КПСС я критиковал Яковлева за то, что он в августе 1988 года, будучи в Вильнюсе, поддержал литовских сепаратистов. И что вы думаете? Этот двуликий Янус тогда убедил меня, и я исключил из своего выступления на съезде критику в его адрес.

Об умении Яковлева выходить из любой ситуации свидетельствует следующее. В период стажировки в США он был замечен в несанкционированных контактах с сотрудниками ЦРУ, но удачно объяснил их поиском необходимых материалов для диссертации.

Особо осторожным в высказываниях и заявлениях Яковлев стал после того, как в 1972 году он, исполнявший тогда обязанности заведующего Отделом пропаганды ЦК КПСС, опубликовал в «Литературной газете» свою статью «Против антиисторизма». В ней он жестко осудил советских писателей, которые, якобы забыв о классовом подходе, увлеклись раскрытием национальных характеров своих героев.

Статья вызвала возмущение ряда писателей, и по решению Секретариата ЦК КПСС Яковлев был отстранен от работы в аппарате ЦК КПСС. Тем не менее, в ЦК КПСС выслушали его пожелания о будущей работе. А пожелал Александр Николаевич поработать советским послом в Канаде. Видимо, не случайно.

В Канаде произошло невероятное. Новый посол буквально в считанные дни стал лучшим другом канадского премьер-министра Элиота-Пьера Трюдо. Причем настолько близким, что премьер своего младшего сына Александра в честь советского друга стал называть на русский манер Саша.

ВРейкьявике всё решилось в ходе последней двухчасовой беседы Рейгана и Горбачёва наедине, только с переводчиками. Октябрь 1986 года. Фото: Ron Edmonds / AP
ВРейкьявике всё решилось в ходе последней двухчасовой беседы Рейгана и Горбачёва наедине, только с переводчиками. Октябрь 1986 года. Фото: Ron Edmonds / AP

В 2005 году журналист Евгений Жирнов в статье «Чисто сусловское византийство» («Коммерсантъ. Власть», 24.10.2005 года), заявил, ссылаясь на свидетельства генерал-лейтенанта КГБ Евгения Питовранова и Председателя КГБ Виктора Чебрикова, о том, что посол в Канаде Яковлев сотрудничал с американской разведкой.

«Как рассказывал Питовранов, агенты сообщили, что у посла появляются новые дорогие вещи и что он утверждает, будто это подарки знакомых. Траты посла якобы значительно превышали не только зарплату, но даже те средства, которые главы советских диппредставительств обычно умудрялись втихую приватизировать из представительских денег. Для Андропова этого было достаточно. Он поручил подготовить записку Брежневу».

О том, что было дальше, Евгению Жирнову задолго до Питовранова рассказывал Виктор Чебриков: «Я помню такой случай. Юрий Владимирович Андропов показал мне записку, с которой он был на докладе у Брежнева. О том, что Яковлев по всем признакам является агентом американской разведки. Леонид Ильич прочел и сказал: «Член ЦРК (Центральной ревизионной комиссии КПСС — «Власть») предателем быть не может». Андропов при мне порвал эту записку».

«Юрий Владимирович не согласился с Брежневым, — вспоминал Питовранов, — но в споры не полез».

Такие свидетельства приводит Евгений Жирнов.

Время показало, что Брежнев был неправ. В 2017 году генерал армии Филипп Бобков, бывший первый заместитель Председателя КГБ, в интервью корреспонденту «Комсомольской правды» (22.03.2017 года) Николаю Наду сообщил: «С разоблачением Яковлева опоздали не мы. Это наш председатель (оказавшийся, между прочим, во главе КГБ благодаря Горбачёву) проявил нерешительность, попытавшись уладить все кулуарным способом, вместо того, чтобы задолго до августа 1991 года обнародовать материалы разведки, предупреждавшие общество о подготовке Соединёнными Штатами развала СССР через группу Яковлева».

СМОТРИНЫ БУДУЩЕГО ГЕНСЕКА В ОТТАВЕ И ЛОНДОНЕ

Но вернусь в Канаду. Изучение Горбачёвым передового опыта канадского земледелия свелось к разовому посещению им фермы Юджина Уэлана, министра сельского хозяйства Канады.

Однако Горбачёва трижды приглашали на встречу с премьер-министром Канады П. Трюдо, хотя обычно советским политическим деятелям полагался один официальный визит. Причем на каждой встрече Горбачёва с канадским премьером присутствовали разные люди.

Премьер-министр Великобритании М. Тэтчер в письме президенту США Р. Рейгану: «Я уверена, что с этим человеком можно иметь дело». Февраль 1984 года
Премьер-министр Великобритании М. Тэтчер в письме президенту США Р. Рейгану: «Я уверена, что с этим человеком можно иметь дело». Февраль 1984 года

В 1990 году сотрудники аппарата ЦК КПСС по секрету говорили мне, что первые западные смотрины будущего Генсека прошли именно в Канаде. Этот вывод подтверждает тот факт, что после Канады личность Горбачёва привлекла внимание вице-президента США Джорджа Буша-старшего и английского премьер-министра Маргарет Тэтчер.

Руководитель советской делегации на Женевской конференции по разоружению Виктор Израэлян вспоминал, что Дж. Буш-старший в апреле 1984 года во время своего визита в Женеву высказал желание встретиться с М. Горбачёвым. При этом Буш, в беседе с Израэляном один на один, безапелляционно заявил: «Вашим следующим лидером будет Горбачёв». (Израэлян В. Несостоявшаяся встреча. АиФ, № 25, 1991 год).

Внимание М. Тэтчер к М. Горбачёву объяснялось тем, что П. Трюдо, позвонив ей, на все лады расхваливал «этого коммуниста». В итоге Горбачёв так заинтересовал Тэтчер, что она в феврале 1984 года приехала в Москву на похороны Ю. В. Андропова и высказала желание познакомиться с Михаилом Сергеевичем.

После этого осенью 1984 года из Лондона в Москву поступило предложение, инициированное Тэтчер. МИД Великобритании высказал желание, чтобы в целях укрепления межгосударственных британо-советских отношений в Англию прибыла делегация Верховного Совета СССР, но только во главе с М. Горбачёвым.

Тогдашний Генсек ЦК КПСС Константин Черненко не придал особого значения этому приглашению и согласился направить в декабре 1984 года в Лондон малозначимую и не статусную по составу делегацию Верховного Совета СССР во главе с Горбачёвым.

Примечательно, что в делегацию по настоянию Михаила Сергеевича был включен А. Яковлев, ставший к тому времени директором Института мировой экономики и международных отношений АН СССР.

15 декабря 1984 года Горбачёв, сопровождаемый женой Раисой, А. Яковлевым и делегацией ВС СССР, прибыл в Лондон с официальным шестидневным визитом. Первая встреча М. Горбачёва с М. Тэтчер с участием А. Яковлева прошла в особой резиденции премьера в Чекерсе в Бакингемшире, где принимались только первые лица других государств. Это была четвертая судьбоносная для Горбачёва встреча. Поясню, почему.

18 декабря 1984 года Горбачёв выступил в британском парламенте с сенсационным заявлением: «Европа — наш общий дом». Между тем, Михаил Сергеевич не имел полномочий от Политбюро ЦК КПСС для оглашения такого заявления от имени КПСС и, соответственно, Советского Союза.

Обычно подобные несанкционированные выступления советских деятелей заканчивались их отставками и «почетной» ссылкой на периферию. Но Черненко, крайне больной, не отреагировал на серьезный проступок Горбачёва. Устинов, министр обороны СССР и фактический глава Политбюро при Черненко, 20 декабря 1984 года скончался.

Не вызывает сомнений, что Горбачёву идею посвятить выступление общему, в том числе и для СССР, Европейскому дому, подкинула Тэтчер. Видимо, премьерша пообещала Горбачёву, если тот станет Генсеком, обеспечить вступление СССР в Европейское сообщество (оно в 1986 году оформилось в виде Евросоюза).

Горбачёв заглотил наживку Тэтчер. Он, видимо, представил себе, что у него появится возможность стать главой евроазиатского сообщества, простирающегося от Атлантического до Тихого океана. Ведь кто в Европе мог в политическом, экономическом и военном плане тягаться с СССР? Москва становилась бы центром огромного евроазиатского сообщества, а Горбачёв…

Эта идея стала для Михаила Сергеевича всепоглощающей. Однако непременным условием для ее реализации должен был быть отказ СССР от марксистской идеологии и социалистических подходов в экономике. Для этого необходимо было доказать неэффективность социалистической экономики. Вот почему перестройка изначально задумывалась Горбачёвым и Яковлевым как катастройка.

Поскольку, по Марксу, бытие определяет сознание, провалы в советской экономике, дефицит товаров народного потребления и продовольствия вызвали недовольство населения СССР советской властью, а в ряде союзных республик это привело к росту националистических и сепаратистских настроений.

Сегодня ясно, что идея включения СССР в Европейское сообщество была лишь приманкой для Горбачёва, чтобы с его помощью устранить с мировой политической и экономической арены такого мощного конкурента, как СССР. Известно, что упрямый осел хорошо бежит за подвешенной морковкой, которая так и остается ему недоступной. «Морковка» в виде принятия Союза ССР в Евродом во многом обусловила одностороннюю сдачу Михаилом Сергеевичем ряда важнейших мировых позиций СССР.

РОКОВАЯ ВСТРЕЧА В РЕЙКЬЯВИКЕ

11-12 октября 1986 года М. Горбачёв общался с президентом США Рональдом Рейганом в исландском Рейкьявике. Эта встреча, которая проводилась по инициативе М. Горбачёва и без заранее согласованной повестки, во многом определила развитие ситуации в Советском Союзе в последующие годы.

Официально утверждается, что переговоры Горбачёва и Рейгана окончились безрезультатно. На самом деле это не так.

«Предварительное изучение программы пребывания Горбачёва в Рейкьявике, — вспоминает генерал и главный аналитик КГБ Н. С. Леонов, — насторожило нас крайне ограниченным временем, отведенным первоначально для собственно переговоров. Ради чего надо было ехать за тридевять земель? За два дня, 11 и 12 октября, предполагалось уделить двусторонним переговорам только шесть часов. Я мысленно прикидывал: половину времени надо отдать переводчикам — останется три часа, затем разделить остаток на двух собеседников — и получалось, что каждый располагал временем в полтора часа, чтобы изложить свои соображения по сложнейшим вопросам, таким как СОИ, стратегические системы оружия, ракеты средней дальности, подземные испытания ракет и т. д. Что можно сделать за столь короткое время, даже если предположить, что эксперты и министры будут трудиться всё оставшееся время?»

«Юрий Владимирович Андропов показал мне записку, с которой он был на докладе у Брежнева. О том, что Яковлев по всем признакам является агентом американской разведки»
«Юрий Владимирович Андропов показал мне записку, с которой он был на докладе у Брежнева. О том, что Яковлев по всем признакам является агентом американской разведки»

Сегодня известно, что Горбачёв предложил Рейгану помимо вопросов разоружения рассмотреть еще три вопроса: гуманитарные (права человека), региональные (Восточная Европа и Прибалтика) и вопросы двухсторонних отношений между СССР и США.

В Рейкьявике все решилось в ходе последней двухчасовой беседы президентов наедине (только с переводчиками) у камина. Горбачёв решил действовать самостоятельно без согласования с членами делегации. Он без каких-либо условий согласился с Рейганом, что в СССР следует изменить политический строй, освободить страны Восточной Европы от советских вооруженных сил и не препятствовать выходу республик Прибалтики из Союза. Фактически это была капитуляция Советского Союза перед США.

Переговоры по ядерному оружию фактически не состоялись, хотя они позиционировались как главный повод для встречи президентов в Рейкьявике. Тем не менее, на пресс-конференции по итогам встречи Горбачёв поразил всех, в том числе и членов своей делегации, заявив, что Рейкьявик — это «прорыв в холодной войне». Единственной, кто понял суть заявления Горбачёва на пресс-конференции, была его жена Раиса. Она была посвящена в то, какие уступки Горбачёв был намерен предложить Рейгану.

Завесу тайны над встречей в Рейкьявике в мае 1993 года приоткрыл сам Горбачёв. Он, прибыв с частным визитом в Париж, дал интервью корреспонденту французской газеты «Le Figaro». В нем Горбачёв заявил: «Рейкьявик на деле был драмой, большой драмой. Вы скоро узнаете, почему. Я считаю, что без такой сильной личности, как Рональд Рейган, процесс не пошел бы… На той встрече в верхах мы, знаете ли, зашли так далеко, что обратно уже повернуть было нельзя…»

В этом интервью, — по оценке «Фигаро», — Горбачёв впервые признает, что на встрече с Рейганом в Рейкьявике он фактически отдал СССР на милость Соединенных Штатов.

Многозначительно уподобление Горбачёвым Рейкьявика Чернобылю. «Разного рода драмы — Чернобыль и Рейкьявик. Но по потрясению основ, на которых строился послевоенный мир, они сопоставимы», — рассуждает он в своих мемуарах. Рейкьявик, по его словам, обозначил «прорыв», позволивший собеседникам заглянуть «за горизонт».

Видимо, не случайно осенью 2006 года в Рейкьявике был открыт монумент, посвященный советско-американской встрече 1986 года как поворотной вехе на пути прекращения «холодной войны». Ведь если бы встреча в 1986 году закончилась безрезультатно, как официально утверждали, то устанавливать монумент было бы бессмысленно. И уж тем более приглашать Горбачёва в Рейкьявик на 20-летнюю годовщину встречи. А он тогда прилетал в Исландию.

К этому напомню, что за месяц до встречи в Рейкьявике, 15 сентября 1986 года, в латышской Юрмале состоялась советско-американская конференция, посвященная отношениям СССР и США. Выступивший на этой конференции американский дипломат Джек Мэтлок особо подчеркнул, «что Соединённые Штаты никогда не признавали включения Прибалтийских стран — Латвии, Литвы и Эстонии — в Советский Союз». Это был достаточно ясный сигнал прибалтийским сепаратистам о позиции Рейгана в Рейкьявике.

Через два года Мэтлок стал послом США в СССР. Полагать, что деятель такого уровня в 1986 года оговорился, наивно. Все было четко рассчитано. Удивительно, но советское телевидение сочло необходимым выступление Д. Мэтлока на конференции дать в эфир. Многие литовцы сочли его убедительным подтверждением того, что в 1940 году СССР оккупировал Литву и всю Прибалтику, и поэтому пребывание республики в СССР якобы незаконно.

Помимо этого заявления свою роль сыграла распространяемая в Литве брошюра, изданная в Ватикане. В ней излагалось содержание переговоров Горбачёва с Рейганом. Особо акцентировалось, что Горбачёв в Рейкьявике дал согласие на выход прибалтийских республик из СССР. Это существенно подогрело сепаратистские настроения в Литве.

Горбачёв, выполняя условия, поставленные М. Тэтчер и Р. Рейганом, проводил слом политической и экономической систем СССР, маскируя свою деятельность так называемой перестройкой
Горбачёв, выполняя условия, поставленные М. Тэтчер и Р. Рейганом, проводил слом политической и экономической систем СССР, маскируя свою деятельность так называемой перестройкой

Этой брошюры я не видел, но она была у Валерия Иванова, лидера социалистического Движения «Единство». О ней он рассказал в своей книге «Литовская тюрьма» (М., Палея, 1996, с. 83). Впоследствии Иванов передал эту брошюру вместе с другими архивными материалами Движения в консульский отдел посольства России в Литве на хранение.

Убедительным подтверждением тайного сговора Горбачёва с Рейганом в Рейкьявике является информация, размещенная в статье Б. Сергеева «Честь генерала», опубликованной в газете «Правда» (№ 56 / 29398 от 29.05-01.06.2009 года). В ней бывший Председатель КГБ ЭССР генерал Карл Кортелайнен рассказал о том, что «в 1986 году, после встречи М. Горбачёва с Р. Рейганом в Рейкьявике, КГБ Эстонии получил достоверную информацию о том, что Горбачёв обещал американскому президенту не мешать прибалтийским националистам, дать возможность этим республикам отделиться…» Эстонские чекисты доложили об этом в Москву, но реакции не последовало.

ВСЁ МОГЛО БЫТЬ ИНАЧЕ

Горбачёв, выполняя условия, поставленные М. Тэтчер и Р. Рейганом, проводил реорганизацию, а точнее слом политической и экономической систем Союза ССР, маскируя свою разрушительную деятельность так называемой перестройкой. Он понимал, что советская власть воспитала в Союзе целую генерацию людей, которые не захотят возвращения капитализма.

В 1990-1991 гг. в ЦК КПСС и лично Горбачёву приходили тонны писем, в которых звучало не только требование навести порядок в стране, но и отрешить Горбачёва от должностей Генсека и Президента СССР. Тот понимал, что сидит на пороховой бочке. Поэтому он постоянно маневрировал, усыплял недовольство людей звонкими, но беспочвенными заявлениями, нередко подкрепляя их столь же непродуманными действиями.

А. Н. Яковлев с секретарём ЦК КПСС, членом Политбюро ЦК М. С. Горбачёвым возле Ниагарского водопада в США. Фото с сайта media.alexanderyakovlev.org
А. Н. Яковлев с секретарём ЦК КПСС, членом Политбюро ЦК М. С. Горбачёвым возле Ниагарского водопада в США. Фото с сайта media.alexanderyakovlev.org

К числу таких относилось указание Горбачёва силовым путем восстановить действие Конституций СССР и Литовской ССР на территории Литвы. Это была уступка президента советским людям, не желавшим распада СССР. Однако это противоречило договоренностям Горбачёва с Р. Рейганом в Рейкьявике в октябре 1986 года и с Дж. Бушем-старшим на Мальте в декабре 1990 года.

В итоге Горбачёв с Яковлевым, который еще в 1988 году установил личные контакты с литовскими сепаратистами, разработали следующую тактику. После переброски в Вильнюс советских воинских подразделений максимально оттягивать начало силовой операции, дав тем самым время сторонникам независимости Литвы отмобилизовать свои кадры и организовать «живые щиты» вокруг стратегических объектов Вильнюса.

При этом следует иметь в виду, что в 1990 году общественно-политическая ситуация для литовских сепаратистов была достаточно неустойчивой. Хотя всеобщий дефицит уже сделал свое. Советская власть перестала нравиться многим литовцам. Тем не менее, ситуация в любой момент могла качнуться в сторону СССР. Это показал ход выборов в Верховный Совет Литовской ССР в феврале-ноябре 1990 года.

Известно, что для избрания положенных по закону 141 депутата ВС Лит. ССР в республике пришлось провести шесть туров голосования. Автор этих строк, 141-й депутат ВС Владислав Швед был избран 24 ноября 1990 года. Особо отмечу, что за большинство избранных депутатов ВС, провозгласивших независимость, голосовало менее половины общего числа избирателей округов. Закон это допускал.

За 124-х депутатов, проголосовавших вечером 11 марта 1990 года за Акт о восстановлении независимого Литовского государства, отдали голоса лишь 38,2 % избирателей Литвы или 987.200 из 2.581.359 избирателей. Они по любым канонам не имели правовых полномочий провозглашать независимость Литвы.

Выступая 11 марта 1990 года на утреннем заседании Пленума ЦК КПСС, я заявил, что за депутатов Верховного Совета Литвы, намеренных вечером этого дня проголосовать за Акт о восстановлении независимого Литовского государства, отдали голоса менее 40 % избирателей республики.

Но никто из членов Политбюро ЦК КПСС, за исключением Председателя КГБ Владимира Крючкова, этой информацией не заинтересовался. Да и Крючков сказал мне при встрече, что Комитет примет должные меры. Но, как выяснилось, никаких указаний на этот счет КГБ Литовской ССР не получил.

Если бы в марте 1990 года Горбачёв жестко заявил о том, что решение о независимости Литвы принимали депутаты, представляющие лишь 38,2 % избирателей республики, в силу чего руководство ВС как нарушившее законодательство Литовской ССР будет привлечено к уголовной ответственности, то ситуация в республике могла измениться бы кардинально.

Обоснованность этого вывода подтверждает заявление отставного полковника литовской армии Йонаса Гячаса. В январе 1991 года он был не только начальником обороны здания ВС Литвы, но и хорошо информированным человеком.

«Относительно работы Яковлева на ЦРУ Л. И. Брежнев ответил Ю. В. Андропову: «Член ЦРК предателем быть не может». Андропов при мне порвал эту записку»
«Относительно работы Яковлева на ЦРУ Л. И. Брежнев ответил Ю. В. Андропову: «Член ЦРК предателем быть не может». Андропов при мне порвал эту записку»

Гячас в интервью, опубликованном 13 января 2013 года на сайте «DELFI.lt», заявил: «Хорошо, если полмиллиона взялось в Литве за руки (т. е. твердо поддерживали независимость в январе 1991 года — В. Ш.), но около полутора миллионов элементарно выжидали, что будет. И еще полтора миллиона если не были категорически против, то весьма против». То есть даже спустя десять месяцев после объявления независимости большинство населения Литвы, по мнению Гячаса, неоднозначно относилось к провозглашенной независимости.

В этой связи также напомню, что произошло в Литве 19 августа 1991 года, когда ГКЧП сделал свое заявление. Тогда у ландсбергистов началась подлинная паника. Депутаты ВС Литвы укрылись в деревнях. Работникам аппарата ВС выдали на руки трудовые книжки и трехмесячную зарплату. Представители республиканских силовых структур сняли все знаки различия, а мне постоянно звонили бывшие «соратники» по литовской Компартии и спрашивали, не планируются ли их аресты.

Ландсбергис с дрожью в голосе звонил в Москву и спрашивал, что будет предпринято в отношении Литвы. То есть для наведения порядка в Литве Кремлю достаточно было реально повысить голос.

КРЕМЛЁВСКИЙ ПОДСТРЕКАТЕЛЬ

Возникает вопрос, что же заставило Горбачёва в январе 1991 года дать указание (сегодня это подтверждено многочисленными свидетельствами) провести силовую операцию в Вильнюсе, направив туда спецгруппу «А» КГБ СССР и полк псковских десантников?

Эту операцию пафосно назвали операцией по восстановлению действий Конституций СССР и Литовской ССР на территории республики. Однако по команде из Москвы ее свели к банальному взятию под охрану некоторых объектов, обеспечивающих телерадиопропаганду и связь в республике.

Очевидно, что для такой силовой акции нужны были не «альфовцы» и псковские десантники, а военнослужащие 42-й дивизии конвойных войск МВД СССР, расквартированной в Вильнюсе.

К слову, они в марте 1990 года успешно, без всякого противодействия, взяли под охрану незаконно занятые сепаратистами здания в Вильнюсе, стоявшие на балансе Управления делами ЦК КПСС. Уверен, за неделю до январских событий 1991 года объекты в Вильнюсе, тогда не окруженные митингующими, были бы без проблем взяты под охрану силами нескольких отделений 42-й дивизии.

Так почему же произошла трагедия в Вильнюсе, в которой в Литве обвиняют «альфовцев» и десантников? Несомненно, для успокоения советской общественности и большей части своего окружения Горбачёву пришлось дать указание навести порядок в Литве. Однако тем самым он нарушал обещания, данные Р. Рейгану и Дж. Бушу-старшему.

Известно, что конституционный порядок на любой территории восстанавливается путем нейтрализации действий незаконных властей, прорвавшихся во власть на этой территории. Соответственно, в Вильнюсе должен был быть нейтрализован Верховный Совет Лит. ССР, превысивший свои правовые полномочия. Но приказа на его нейтрализацию Горбачёв так и не отдал.

Литовские власти развернули настоящую охоту на командира Группы «А» в 1991‑1992 годах Михаила Васильевича Головатова (на плакате)
Литовские власти развернули настоящую охоту на командира Группы «А» в 1991‑1992 годах Михаила Васильевича Головатова (на плакате)

Председатель ВС Литвы Витаутас Ландсбергис сумел организовать в Вильнюсе масштабную провокацию с человеческими жертвами, что позволило ему утром 13 января публично заявить на весь мир: «Горбачёв в крови с головы до ног!».

Это так перепугало трусоватого Президента СССР, что он, не разбираясь, отрекся от причастности к силовой операции в Вильнюсе, сделав ответственными за гибель январских жертв «альфовцев», руководство вильнюсского гарнизона и мифических дружинников так называемого Комитета национального спасения Литвы.

Так спецгруппа «А» КГБ СССР и псковские десантники, выполнявшие в Вильнюсе приказ Верхового главнокомандующего ВС СССР М. Горбачёва, превратились в заложников его предательской и трусливой политики. Это позволяет утверждать, что Президент СССР Горбачёв в январе 1991 года вел себя как подстрекатель, заслуживающий уголовного преследования.

Между тем известно и доказано, что ни один человек в Вильнюсе не погиб от действий «альфовцев» и «десантников». Это доказанный факт. Надеюсь, что Следственный комитет РФ, возбудивший в июле 2018 года уголовное дело против литовских следователей, прокуроров и судей по факту незаконного уголовного преследования ими граждан России, еще раз подтвердит этот факт, а российский суд затем вынесет по этому поводу справедливый приговор.

 

 

ШВЕД Владислав Николаевич, родился в Москве.

С 1947 года проживал в Литве. С 1990 года — второй секретарь ЦК Компартии Литвы / КПСС, член ЦК КПСС, депутат Верховного Совета Литвы, Председатель Гражданского комитета Литовской ССР, защищавшего права русскоязычного населения. 

В сентябре 1991 г. отказался принять гражданство Литвы, а в декабре 1991 г. по этой причине был лишен мандата депутата ВС Литвы . В мае 1992 г. был задержан Генпрокуратурой Литвы якобы за антигосударственную деятельность.По причине отсутствия улик и под воздействием общественного мнения был выпущен на свободу.

В 1998‑2000 гг. — руководитель аппарата Комитета Госдумы по труду и социальной политике. Действительный государственный советник РФ 3‑го класса. Автор книги «Катынь. Современная история вопроса» (2012 г.), "Как развалить Россию? Литовский вариант" (2012 г.), "Литва против России и "Альфы" (2014 г.), "Неонацисты Литвы против России" (2015 г.), "Кто Вы, mr. Gorbachev?" (2016 г.). Автор более 200 публицистических статей.

Источник: http://www.specnaz.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен