Андрей Савельев – русский патриот из Киева, активный участник самых напряжённых и драматических событий Русской весны. В 2012 году Андрей был награждён именными часами от президента России за защиту русского флага от украинских националистов, а уже в 2014 он в 16-летнем возрасте вступил в Крымское ополчение. Оттуда он отправился в Славянск в числе первых 52 бойцов и вместе с Моторолой воевал в самом пекле — под Семёновкой. Андрей рассказал ИА «Новороссия» о своем боевом пути и видении будущего Донбасса и остальных земель Юго-Западной Руси.

ИА «Новороссия»: Выход книги «Война в 16» стал заметным событием в русской патриотической среде. Расскажи о процессе ее написания и главном посыле автора.

Андрей Савельев: Книгу решил написать, чтобы не стёрлись в памяти значимые события зарождения русского сопротивления на Юго-Западе Руси — Русской Весны. Война на Донбассе стала для меня, как и для многих, самым главным этапом в жизни, поэтому, будучи очевидцем и участником и имея возможность об этом рассказать, я не мог поступить по-другому. Я сел за книгу — ворошить в памяти прошлое, вспоминать в хронологическом порядке все, что со мной произошло в период 2013-14 годов.


Первая часть книги посвящена Киеву — моему родному городу. Мои воспоминания предмайданной обстановки и самого майдана дополняются интервью с различными политическими деятелями и активными борцами с украинскими националистами. Такими, как Алексей Селиванов — атаман Верного Казачества, Игорь Друзь — известный в России и на Украине православный деятель, организатор Крестных ходов, ополченец, Николай Азаров — экс-премьер-министр Украины и др.

Вторая часть книги называется «Крым». В ней я передаю то, что видел, будучи в народном ополчении Симферополя.

Третья и четвертая части о Славянске и посёлке Семёновка, где я провёл все 3 месяца обороны города.

Последняя часть о самом туманном и оболганном эпизоде Русской Весны 2014 года – о выходе из Славянска. С помощью своих воспоминаний, интервью различных бойцов и командиров, а также нашего главнокомандующего, я попытался развенчать мифы о «бессмысленной» сдачи города и «огромных потерях» во время отхода.

ИА «Новороссия»: Молодое поколение киевлян и жителей других русских городов Украины зачастую считается потерянным. Многие твои сверстники были в первых рядах погромщиков на майдане, а потом массово пошли убивать жителей Донбасса. За счет чего тебе удалось не просто сохранить свою идентичность, а и решиться отправиться защищать ее с оружием в руках?

А.С.: В духе русского православного человека меня воспитывала мама с детства. В 12 лет я вступил в кадетский класс при организации Верное Казачество, главной целью которой было возрождение традиций дореволюционной России и сохранение русской идентичности.

Помимо спортивных и тактических занятий нам рассказывали правильную историю, которая сильно разнилась с преподаваемой в школе. И когда мы знали, что Мазепа на самом деле предатель, а Бандера и Шухевич фашистские прихвостни, воевавшие с собственным народом за придуманную неким Грушевским Украину, было совсем не сложно отличить фальшивый патриотизм — украинский от истинного — русского.

Для меня истинный патриотизм заключается в единении всех славянских племён, некогда принявших православие и сплотившихся в единый русский народ. К этому народу впоследствии присоединились и представители других национальностей, которые доказали своими делами и жизнью, что они русские.

И отделение любой из частей нашего народа под любым предлогом является недопустимым. Как сказал Император Николай I: «Где раз поднят русский флаг, там он спускаться не должен». В том числе поэтому я считаю 1917 год не годом великой революции, а годом величайшей трагедии, уничтожения традиционной тысячелетней России — первым и самым страшным «майданом».

Когда я уехал на войну, я действительно понимал, зачем приехал и ни капли не сомневался, что готов любыми способами бороться против бандеровских боевиков, пришедших к власти. Поэтому я, буквально неделю назад сидевший за студенческой партой, без серьёзных раздумий согласился сменить своё положение законопослушного гражданина на участь вооружённого диссидента. Для меня Украина, как суверенное легитимное государство, умерла 22 февраля 2014 года.

ИА «Новороссия»: Насколько действительно потеряно молодое поколение жителей Украины? Обратим ли процесс превращения русских в русофобов-янычар?

А.С.: На этот вопрос ответить непросто. Говорят, что пролитая кровь не терпит примирения. Искусственно созданная ненависть у наших братьев с Украины уже давно подкрепилась соучастием в гражданской войне. Кто добровольно, кто сначала принудительно, а потом все же добровольно поехал в т.н. «АТО» убивать своих сограждан, кто за пару тысяч гривен раздаёт предвыборную агитку за Порошенко, кто голосует за киевский патриархат — все они уже потеряли русскость, предали Бога и свой народ, как 100 лет назад это сделали большевики.

Примирение все же должно произойти. Рано или поздно жители Украины поймут, что у них с Россией есть общий враг, куда страшнее «чеченських i бурятських наймитiв» (чеченских и бурятских наёмников), который сначала стравил их между собой, а потом по одиночке стал истреблять.

Конечно же, на Украине осталось много адекватных людей, понимающих куда их ведут сегодняшние лидеры и что только с Россией им по пути, но у них связаны руки. 2014 год, когда был шанс повернуть вспять украинизацию Малой Руси, уже давно позади. Теперь остаётся надеяться только на чудо, а именно на окончательное пробуждение русских людей и возвращение потерянных ранее территорий.

ИА «Новороссия»: Когда пришло понимание, что война неизбежна? Что повлияло на твое решение отправиться в Крым, а затем в Донбасс?

А.С.: Ещё примерно за год до майдана в нашем казачестве говорили о том, что в ближайшее время будет гражданская война. Рассчитывали, что начнётся в 2015 году — во время выборов Януковича, но вспыхнуло раньше. Я все это слышал, но сложно было представить, как это будет выглядеть, будет ли это вообще. А когда я увидел изнутри все прелести майдана, я понял, что в нынешней Украине мне делать нечего. Как раз к тому времени поднималось восстание в Крыму. Без долгих раздумий я вместе с другом сел на поезд и поехал туда, где творилась история. Точно так же мы прибыли на помощь восставшим жителям Донбасса, чтобы остановить на подступах к России недобитых бандеровцев и западных холуев.

ИА «Новороссия»: Что наиболее запомнилось за период обороны Славянска?

А.С.: Как обычно бывает, позитивные моменты запоминаются лучше, чем всякий трешняк. Помимо нахождения под непрестанными артобстрелами, гибели боевых командиров и товарищей, вывоза погибших бойцов и мирных жителей, оказания помощи раненым под шквальным огнём, в книге я рассказываю о разных весёлых ситуациях, которые приключались со мной или моими друзьями.

Один из таких случаев приключился с моим командиром и другом Кедром во время штурма украми Семёновки 3 июня. В подробностях описал боец Крот в главе «»Сталинград» в Семёновке 3 июня»:

«Рассказ Крота о том, как Кедр свой нож просрал в прямом и переносном смысле:

— А на группу БТРов, стоявших за танком на мосту, охотиться послали Кедра с его подразделением. Он незаметно ушёл с моих позиций, взял несколько бойцов у себя в блиндаже и пошёл с ПТУРом (противотанковая управляемая ракета) на передок. Это было уже после моего выстрела (до этого Крот успешно поразил укровский танк Т-64). Они собирались зайти к украм с правого фланга, чтобы палить им в борт и сжечь их наверняка. Но когда они подходили к передовой, у Кедра резко скрутило живот. Он не смог терпеть, и чтобы его бойцы не ждали, послал их с ПТУРом вперёд одних. А сам добежал до ближайших кустов и сел там по нужде. Пока он всё это сделал, оказалось, что его ребята успешно зашли во фланг одному из БТРов, поразили его, сожгли, за что потом он их представил к наградному фамильному ножу. А сам нож не получил, потому что не присутствовал при поражении бронетехники. И когда он рассказывал про этот случай, то говорил: «Как я просрал свой нож. В прямом и переносном смысле…».

ИА «Новороссия»: Изменилось ли за 5 лет восприятие событий Русской весны? Почему, по-твоему, в 2014 году не удалось организовать более массовое восстание против хунты?

А.С: На последние три вопроса уже есть ответы в моей книге. Поэтому я позволю себе ими воспользоваться:

До сих пор у многих стоит извечный вопрос: почему Россия не «дожала» в 2014? Ведь можно было малой кровью дойти до Киева и всё прекратить. А народ бы поддержал — кроме Донецкой и Луганской области отойти к России изъявляли желание Харьковская, Днепропетровская, Херсонская, Запорожская, Николаевская, Одесская. Это я назвал те регионы, в которых пророссийские настроения на момент начала Русской весны преобладали. Но был и Киев, в котором до сих пор живёт огромное количество русской интеллигенции. А как мы знаем, все важнейшие глобальные перемены в стране типа революций или путчей проводятся силами нескольких процентов идейных людей.

Никто не говорит даже о вводе ВС России. Стоило только подкупить несколько генералов, оказать содействие в том, чтобы на Донбасс поехала не одна группа Стрелкова, а несколько таких, и, возможно, сценарий повернулся бы по-другому. А с законченными нациками тогда разговор был бы коротким. Тогда в эмиграции и подполье оказались бы сами украинствующие, а не мы — истинные сыны Малороссии.

Как мне больно было наблюдать, когда подавляли восстания в других городах бывшей Украины только потому, что у прорусских пассионариев не хватало ресурса — не доставало помощи. Похожим образом было и у нас, когда пылающий Славянск остро нуждался в противотанковом вооружении, ПЗРК, артиллерии, а все «сливки» собирали тыловые командиры, передавая нам одни «слёзы».

Сейчас, в России, мне больно смотреть на песенные флешмобы, которые стихийно прошли по всей Украине, России и других странах мира. Люди выходили на улицы, собирались на вокзалах и пели добрые, объединяющие песни. Укропы злились, а поделать ничего не могли.

Мне больно смотреть на «Бессмертный полк» на Украине из сотен тысяч людей. Все они готовы надеть георгиевскую ленту, если бы не ублюдочный закон. А многие и надевают, невзирая ни на что.

Мне больно видеть кадры полумиллионного Крестного хода, прошедшего в 2016 году из Святогорской Лавры до Почаевской. Правосеки бесновались — кидались на шествующих, плевались, а поделать ничего не могли.

Представьте, какой это огромный человеческий ресурс и доказательство того, что Украина совсем не бандеровская. Бери и используй. Налаживай связь с этими людьми, точечно финансируй и жди положительного результата. Но этого же практически нет. Все вышеперечисленные затеи брошенного русского народа на территории бывшей Украины не достигают должного результата. Пламя борьбы и дух сопротивления постепенно угасают. На смену нашим соратникам приходит новое поколение — полностью воспитанное в ненависти ко всему русскому и устремлённое на Запад.

Однако, главная причина, от которой сердце разрывается на атомы, — это то, что можно было всего этого избежать. Ещё в 2013 году можно было всё предотвратить. Стоило только заниматься украинским направлением и получилось бы — Украина, Россия, Беларусь — вместе Святая Русь.

ИА «Новороссия»: Как ты видишь будущее республик Донбасса?

А.С.: Сейчас в Донбассе продолжают стрелять. Но не так, как в 2014–2015-м. Многие добровольцы из России или других стран разъехались по домам, не желая просто сидеть в окопах под бомбёжками. Кто-то же продолжает служить и воевать с самого начала, невзирая ни на что. В этом их дух и стойкость. Но и мы, все, кто начал в апреле 2014-го, уже никогда не бросим начатое. Война осталась в нас навсегда. У меня, например, это проявляется в шараханье при любых громких звуках: петардах и салютах на Новый год, громких хлопках, раздающихся близко. Этот рефлекс помог мне выжить там, здесь же он кому-то покажется странным. Но я знаю, что когда я вернусь на войну — обратно на Донбасс, когда там «начнётся» или вспыхнет новый конфликт, где убивают русских, этот рефлекс мне вновь спасёт жизнь.

ИА «Новороссия»: В сложившихся условиях не пропала надежда на дальнейшее освобождение Новороссии и Малороссии? Потерян ли для России твой родной Киев? И что должно произойти, чтобы ситуация в западнорусских землях кардинально поменялась?

А.С.: В том, что придётся ещё воевать — я более чем уверен. Пока же я продолжаю верить, что мы вернём себе утраченные территории — для начала Славянск, Семёновку, Краматорск. Для меня эти города и посёлок стали второй малой родиной. Так как каждый день я был на волосок от смерти, можно считать, что я там заново родился.

Захваченные земли мы вернём, безусловно, — об этом свидетельствует тысячелетняя история нашей великой православной Империи. Вопрос только: какой ценой и кровью…


*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Источник: https://novorosinform.org

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен