Попытка «лакировки» проблем без их реального решения может вести к самым плачевным результатам для страны

В начале 20 века Столыпин произнес известную фразу: «Дайте государству 20 лет покоя, внутреннего и внешнего, и вы не узнаете нынешней России». В начале 20 века не было возможности проверить исполнимость сказанного, так как 108 лет назад, в сентябре 1911 года Столыпин был убит.

Памятник П.А. Столыпину в Москве. Установлен 27 декабря 2012 г. у Дома Правительства РФ. Фото с сайта sergey-v-fomin.livejournal.com

Но в начале 21 века у нас есть возможность судить о применимости этой фразы к современной России. Президент Путин уже 20 лет находится у власти и, к сожалению, мы очень хорошо узнаем современную Россию. Конечно, не все годы с 1999 по 2019 были спокойными. В 1999 и 2000 гг. вообще стоял вопрос о сохранении России. Но все эти годы подходили для развития страны, в первую очередь, ее экономики и социальной системы.

Надо признать, было сделано немало, особенно в 2000-е годы, когда была сохранена страна и дан временный импульс к ее развитию. Определенные улучшения есть и сейчас. Но в целом тенденция последних 6-7 лет удручающая. Сейчас впору говорить даже о деградации: в экономике, социальной сфере, демографии, трудовых отношениях, качестве продуктов, спорте и т.д.

Списывать ситуацию на санкции было бы неправдой. Стагнация экономики началась еще во втором полугодии 2012 г. Причина очевидна – несостоятельность неолиберальной экономической модели в России. Но власть с упорством пытается сохранить эту модель, даже видя ухудшение социально-экономической ситуации по многим направлениям.

С чем связано такое упорство?

Очевидно, что причины разные. Но несложно догадаться, что одной из существенных причин является причина историческая. Власть пытается «консервировать» сложившуюся систему, занимаясь «лакировкой» проблем. И есть основания полагать, что она берет в этом пример с двух исторических деятелей: Александра III и Столыпина. Но при этом понимает их крайне однобоко. 

Про Александра III здесь скажем лишь следующее. Он хоть и был консерватором и человеком непоколебимых убеждений, но при этом был достаточно гибким в подборе людей. И особенно он ценил тех, кто мог сказать ему правду, даже неприятную правду. Он мог выбирать людей, способных не следовать моде или бюрократической традиции, а быть новаторами, предлагать действительно «прорывные» решения.

Одним из таких был граф Витте, способный ради блага страны бросить вызов застарелым установлениям и шаблонам. Лишь один факт. Он добился введения равноправных условий по торговле с Германией (торговый договор 1894 года), добиваясь этого жесткими методами, давая отпор в таможенной войне. Он сам пишет, что чиновники (кроме военного министра) настолько перепугались таких мер, что даже боялись войны и в какой-то момент от него «сторонились как от чумы» (Витте С.Ю. «Воспоминания», Т.3, глава 16).

Эти чиновники были одержимы теорией «фритредерства» (аналог современной неолиберальной идеологии «вашингтонского консенсуса») и ради этой теории и собственной выгоды были даже готовы пожертвовать интересами страны. И только Витте с полного одобрения Александра III был способен пойти против «фритредеров» по пути протекционизма и развития экономики. (Кстати, современной власти стоило бы опираться именно на этот опыт Витте и Александра III, а не на рекомендации МВФ).

Но значительно большим примером для политического руководства страны, по-видимому, является Столыпин. Но понимается его деятельность чрезвычайно однобоко. А подается скорее в пропагандистском ключе. Но подавая деятельность Столыпина в пропагандистском ключе, умалчивают о важных фактах, которые легко проверяются. Все это создает мифическую картину Столыпина и искажение исторической правды. Но когда из истории не делают правильных выводов, она повторяется. Это особенно опасно, учитывая те бедствия для России, которые принес 1917 год.

Как пытаются подавать Столыпина? Примерно так: «твердая рука, но в то же время просвещенность и максимально либеральные условия для развития экономики». Надо признать, что Столыпин был патриотом, твердым и решительным человеком, но чего ему не хватало – дальновидности, способности понять, что его действия только ускоряют революцию. Он избрал не те методы для достижения «внутреннего покоя». Методы, дающие кратковременную видимость «покоя». Не добившись доверия народа, что единственно может стать источником долговременной устойчивости государства.

Есть и другая полностью пропагандистская подача Столыпина в стиле: «Столыпин вел Россию к процветанию, все улучшалось, но печальная случайность, пуля Богрова, перечеркнула все шансы». Хотя сама по себе такая подача неправдоподобна: абсурдно ставить развитие страны в зависимость от каких-то случайных факторов. Правда, пуля Богрова была совершенно не случайна, о чем многие «мифотворцы» предпочитают умалчивать.

Российская власть, наоборот, заинтересована в том, чтобы правильно понимать деятельность Столыпина и правильно доносить это до общества, чтобы избежать повторения его ошибки и последствий этой ошибки.

Главная же ошибка Столыпина заключалась в попытке заниматься «лакировкой» существенных проблем общества вместо их решения, вместо построения подлинно справедливого общества. Одним из инструментов такой политики было «затыкание ртов» несогласным, так как была сделана ставка на правящий класс, а не на народ.

Причина проста – Столыпин был поставлен в такие условия, что попытка следовать интересам народа в ущерб интересам правящего класса могла привести к немедленной отставке. Но и здесь он ошибся – сделав ставку на правящий класс, он проиграл. Представители этого класса его предали, когда он сделал то, что от него ждали – усмирил революцию. И после этого он стал не нужен.

«Затыкание ртов» несогласным

Можно было бы говорить о «сдерживании» несогласных, но это явление подчас носило столь грубую и бескомпромиссную форму, что правильнее было бы говорить о политике «затыкания ртов» несогласным. В чем заключалась политика «затыкания ртов»? Это была целая система, построенная по принципу: для достижения стабильности любые методы хороши, в том числе самые нечистоплотные.

Первым элементом этой системы были военно-полевые суды (в 1906-1907 гг.), а затем военно-окружные суды, и казни революционеров («затыкание ртов» несогласным, действовавших насильственными методами). Эти суды вошли в историю как «столыпинские галстуки». Современники отмечали, что в основании судов лежала «мстительность»: когда осуждали и вешали часто людей, участвовавших в борьбе с правительством еще до введения военно-полевых судов.

Суды велись не по юридической процедуре, приговор выносился максимум в 48 часов, члены суда были не юристами, а военными, так что часто выносили смертные приговоры в угоду начальству и зачастую не соразмерно совершенному преступлению. Смертной казни могли подвергнуть даже не за совершение преступления, а за подготовку покушения или просто за принадлежность к боевой революционной организации, по доносу провокатора.

Конечно, терроризм нельзя оправдать, но данные суды носили характер полного беззакония и преследовали цель запугать противников режима. С терроризмом нужно было бороться, но главным направлением борьбы должно было стать осуществление действительных реформ в пользу народа.

А так, казнив до 3500 человек по официальным данным и до 7000 по оппозиционным данным, Столыпин получил сотни тысяч потенциальных революционеров среди масс, которые ненавидели власть и правящий класс и которые впоследствии совершили революцию 1917 г.

Второй элемент – «затыкание ртов» оппозиционным силам в Думе («затыкание ртов» несогласным, действовавшим мирными методами). В первую очередь речь идет о разгоне I и II Государственных Дум за обсуждение земельного вопроса. Разгон II Думы сопровождался «третьеиюньским переворотом», по сути государственным переворотом 3 июня 1907 года, когда был принят новый избирательный закон в противоречие закону 1905 года, ограничивший избирательные права крестьян и рабочих до минимума, по сути превратив представительство большей части населения страны в фикцию.

Сюда же стоит отнести и «Выборгское дело» - судебное преследование тех депутатов I Государственной думы, которые выступили против ее разгона и обратились к народу с воззванием. Но не давая реального представительства народу в Думе, не давая его представителям возможности доносить требования простых граждан (земельный вопрос, рабочий вопрос), власть резко теряла доверие и создавала все условия для революционной ситуации.

Третий элемент – провокаторство. Провокаторство носило огромные масштабы и пронизывало практически все сферы жизни. Начнем с того, что повод для разгона второй Думы в 1907 году вообще был срежиссирован. Он стал следствием провокации Департамента полиции с участием двойного агента Охранного отделения Шорниковой против социал-демократической фракции Государственной думы. При этом Шорникову заставили стать агентом с помощью запугивания.

Надо признать, что не Столыпин начал использование провокации, но он не остановил эту практику, и при нем она активно использовалась. При этом было очевидно, что провокация несет гораздо больше вреда, чем пользы, и подрывает остатки доверия к государству.

Начнем с того, что поводом для революции 1905 года стала провокация двойного агента священника Гапона, восстановившего принципы «зубатовщины», использовавшихся для контроля над рабочими Использование двойного агента Азефа привело к тому, что о методах полиции узнала вся Россия из-за публичного обсуждения вопроса в Государственной думе. Даже Столыпину пришлось оправдываться по этому поводу. Особенно болезненным воспринималось то, что Азеф не только препятствовал террористическим актам, но и организовывал их.

Надо сказать, что и убийство Столыпина совершил двойной агент Департамента полиции и группы анархо-коммунистов Богров. И уже после убийства Столыпина выяснилось, что Департамент полиции использует даже несовершеннолетних провокаторов-гимназистов (Витмеровское дело) и солдат-провокаторов (волнения в Туркестанском военном округе в 1912 году).

Четвертый элемент – поддержка черносотенных партий и черносотенных газет через использование секретного фонда Министерства внутренних дел (своего рода «черной кассы»). То есть черносотенные организации были в большей степени не добровольными объединениями, организованными вокруг поддержки царя и монархии, а платными провокаторскими организациями, действовавшими в первую очередь через разжигание межнациональной розни и этим пытавшимися привлечь сторонников. Сюда же стоит отнести и использование подкупа из упомянутого фонда для избрания нужных кандидатов на выборах в Третью государственную думу в 1907 г. (об этом в частности пишет Джунковский, московский губернатор в 1907 году, в 3 главе 1 тома своих «Воспоминаний»).

Черносотенцы активно действовали методами запугивания и провокации, при этом доходили до убийств. Так, черносотенцами были убиты депутаты I Государственной думы от партии кадетов Герценштейн и Иоллас, депутат II Государственной думы трудовик Караваев. Предположительно, черносотенцы организовали неудавшийся террористический акт против графа Витте в начале 1907.

При этом черносотенцы же впоследствии присоединились к кампании против Столыпина, так как для них он был слишком либеральным, а также утратил свои позиции (и они поняли, что выгоднее сделать ставку против него).

Использование «грязных методов» достижения стабильности привело к обратному результату – оно только подорвало доверие населения к государству. И если сегодня при имеющейся подаче исторического материала мы можем не понимать, почему произошла революция 1917 года, то современники той революции прекрасно это понимали.

А тогда власть просто не сделала правильных выводов из революции 1905-1907 гг., которую удалось подавить только потому, что к власти еще было некоторое доверие. Но вместо того, чтобы использовать это доверие, его растеряли, не решая проблем по существу и «затыкая рты» несогласным. И постепенно отходя от обещаний 1905 года.

«Лакировка проблем» вместо их решения

Главными проблемами, стоявшими тогда перед властью, были земельный вопрос и рабочий вопрос. Именно нерешенность этих вопросов привела к революции.

Земельный вопрос

Аграрная реформа была разработана еще при графе Витте, почему и была возможность так быстро ее принять (принятие 9 ноября 1906 года, а Столыпин был назначен премьер-министром 8 июля 1906 г.). Только при графе Витте главноуправляющий землеустройством и земледелием Кутлер как часть реформы предполагал принудительное отчуждение части помещичьих земель и передачу их крестьянам.

Столыпинская же реформа изначально была обречена на провал, так как не решала главную проблему крестьянства. А главной проблемой было малоземелье крестьян и неэффективность сельского хозяйства, а вовсе не община. Понятно, что власть продвигала выход из общины, в том числе, чтобы внести раскол в крестьянство. Но и это не помогло, и к 1917 г. большинство крестьян поддерживало партию эсеров, считавшуюся «крестьянской» партией, а не власть.

Солдаты, то есть выходцы из крестьян, в феврале 1917 г. примкнули к рабочим, что и привело к успеху революции. А на выборах в Учредительное собрание в 1917 г. партия эсеров получила 48 % голосов (с учетом украинской партии эсеров), тогда как большевики получили 24 %, а наиболее популярная либеральная партия – партия кадетов – только 4,7 %. Но даже партия кадетов еще до революции выступала за отчуждение части помещичьих земель (Кутлер был членом этой партии).

Аграрная реформа была непопулярной и непродуманной, так что властям пришлось в 1910 и 1911 годах принять законы, в которых предполагался принудительный выход из общины. И по ним теперь допускалась чересполосица крестьянских земель (когда крестьянские наделы были разделены наделами других крестьян), хотя именно уход от чересполосицы предполагался в качестве одного из главных элементов первоначального замысла реформы.

Кстати, косвенно о провале реформы высказался даже царь, когда в 1914 г. увольнял преемника Столыпина В.Н. Коковцова. Царь в официальном рескрипте на имя нового министра финансов Барка обозначил в качестве повода для увольнения большую нищету крестьян, которую он заметил во время путешествия по России в 1913 г. в связи с празднованием 300-летия дома Романовых. (В.Н.Коковцов, «Из моего прошлого», Т. 2, Ч.6, Глава 2).

Правда, в качестве причины такого положения царь назвал пьянство. Но очевидно, что пьянство скорее было следствием бедственного положения крестьян и отсутствия перспектив, а не причиной бедности.

Надо отметить, что в столыпинской реформе была и реально действенная мера в направлении решения земельного вопроса – переселение крестьян в Сибирь. Но этого было недостаточно: всех крестьян невозможно было переселить в Сибирь.

Ставка на то, что в результате реформы появится мощный класс земельных собственников, которые смогут обеспечить стабильность стране, была утопией. Конечно, небольшая часть инициативных и предприимчивых крестьян выиграли от этой реформы. Но в своей массе был именно провал реформы. И это легко объяснимо: в стране, где частная инициатива среди крестьян была подавляема на протяжении столетий, глупо было делать первостепенную ставку на крестьянскую инициативу.

И это подтвердилось в ходе Гражданской войны, когда единственной реальной силой, вставшей по собственной воле на сторону «белого движения», стали казаки (и то только, когда их начали притеснять большевики). Казаки, которые на протяжении столетий жили вольно, обладали большими земельными наделами и не подчинялись помещикам. А центральные губернии, большинство приволжских губерний стали основной базой поддержки большевиков из-за многовекового угнетения и малоземелья крестьян (часто переходившего в нищету). Там выход из общины и появление кулаков только усилили рознь и раскол среди крестьянства. А многие перешедшие на отруба и хутора крестьяне стали объектом «крестьянской войны» 1917 г., когда их дома горели наряду с помещичьими усадьбами.

Единственным реальным решением земельного вопроса было максимальное использование общинных и коллективистских традиций крестьян, массовое образование артелей, кооперативов, где была бы совместная техника и частные наделы, использовались бы современные достижения агрономической мысли. Это позволило бы резко повысить чрезмерно низкую эффективность крестьянского хозяйства (принцип, который впоследствии Сталин использовал в процессе коллективизации). А параллельно с этим в качестве второстепенной меры можно было развивать и частную инициативу.

Но в качестве первого шага было просто неизбежно отчуждение части земли у помещиков. В виде «налога солидарности» или компенсации за многовековое угнетение крестьян, когда жители собственной страны были превращены по сути в рабов и чей труд эксплуатировался насильно и бесплатно. Это бы показало, что власть работает в интересах народа и идет на выполнение его требований. И это бы укрепило иссякающее доверие к власти.

Рабочий вопрос

Эффективное решение земельного вопроса было невозможно без эффективного решения рабочего вопроса. Дело в том, что при повышении эффективности сельского хозяйства большое количество избыточных работников на селе высвободились бы. Единственно, куда они могли в таком количестве трудоустроиться - промышленность. Но проблема была в том, что в России того времени были крайне нездоровые трудовые отношения.

При Столыпине никаких заметных улучшений сделано не было. По сути, рабочий вопрос Столыпиным вообще не решался. Единственная заметная инициатива, о страховании рабочих годами при Столыпине не принималась. Только после смерти Столыпина и после резкой активизации забастовочного движения летом 1912 был принят закон «Об обеспечении рабочих на случай болезни». Речь шла о страховании работников, а взносы платились совместно работниками и работодателями.

Но на протестные настроения рабочих этот закон оказал слабое влияние, так как в целом положение работников мало изменялось от этого. Фактически можно было говорить о тяжелой эксплуатации рабочих. Их интересы, как правило, ни во что не ставились. Продолжительность рабочего дня была ограничена только 11,5 часами 6 дней в неделю. При этом применялась сверхурочная работа. Отсутствовали организованные профсоюзы. Из зарплаты, и так невысокой, производились вычеты за счет всевозможных штрафов.

Из расстрела рабочих 9 января 1905 г. не было сделано правильных выводов. Низкая активность забастовок обеспечивалась активным применением полицейских и провокационных методов. Вообще же ослабление полицейских методов после убийства Столыпина и прихода Коковцова в качестве премьер-министра привело к резкому росту стачечного движения (если в 1911 стачек было 24, то в 1912 - 1300). А это говорит о том, что политика Столыпина только временно загнала недовольство рабочих «в подполье».

Уже при Коковцове, в апреле 1912 года, последовал «Ленский расстрел», когда около 200 рабочих были расстреляны за протест против нечеловеческих условий труда и быта. Как выяснила комиссия Государственной думы, рабочие содержались в переполненных бараках, в условиях антисанитарии, а накануне расстрела их кормили тухлым мясом. И такое отношение к рабочим было не исключением, а часто использовавшейся практикой. Например, похожее отношение к рабочим привело к стачке на бакинских нефтяных промыслах летом 1914 года.

Конечно, не только действия Столыпина подталкивали рабочих к революции, но и чрезмерная жадность большинства фабрикантов. Вообще власть сильно зависела от фабрикантов. Этого можно было частично избежать, если бы присутствовала действующая представительная власть, но и та была превращена в декорацию.

Хотя именно для этого и нужна государственная власть – принять такие меры, чтобы предотвратить нарастание непреодолимых противоречий в обществе. Это в конечном итоге было выгодно и самим фабрикантам: пожертвовав частью потенциальных прибылей, они сохранили бы свои заводы и фабрики.

Но этого не произошло, так как та власть, вместо того, чтобы прививать культуру гражданской ответственности, практически ушла из многих сфер экономики и социальной сферы. Решив, что «невидимая рука» рынка сама все расставит на свои места.

Ненависть, с которой рабочие в 1917 году свергали власть, показала, что это было фатальным заблуждением.

Столыпину ставят в заслугу то, что при нем было бурное развитие экономики, в частности, промышленности, в России. Это верно, в отличие от наших дней. Но, к сожалению, это развитие только усиливало расслоение и увеличивало противоречия в обществе. Причина в том, что преобладающей ценностью тогда стало обогащение любой ценой вместо достижения социального мира. Что в очередной раз показало: никакое экономическое развитие не может быть устойчивым, пока люди не воспринимают экономическую систему как справедливую.

«Пуля Богрова»

И теперь о мифе «все шло хорошо, но пуля Богрова все испортила».

На самом деле Столыпин начал терять власть еще весной 1909 года. Поводом стал вопрос о штатах Морского генерального штаба. Тогда царь показал, что по таким вопросам решения будет принимать он, а не Столыпин. Столыпину пришлось смириться, чтобы сохранить должность. Но власть стала быстро ускользать из его рук. Джунковский в своих воспоминаниях приводит оценку последствий этого события современником: «Он остался у власти, но власть отошла от него» («Воспоминания» Джунковского, Том 1, Глава 5).

С 1910 года началась травля Столыпина в прессе, особенно, в журнале «Гражданин» князя Мещерского. Против Столыпина начали активно действовать члены Госсовета Дурново и Трепов, черносотенцы и Распутин, желая активнее вмешиваться в политику и пользуясь возможностью влиять на царя.

Окончательно же свои позиции Столыпин подорвал в марте 1911 г. после того, как он в обход Думы (распустив ее на 3 дня) провел малозначимый закон о земствах в западных губерниях, навязав свою позицию царю. Почему он это сделал? Возможно, это был эмоциональный срыв, протест против того, что он в стране к тому времени мало что решал и стал по сути номинальным премьер-министром.

После этого случая он стал изгоем: все поняли, что он полностью потерял доверие царя, а значит остатки власти. А в Киеве, по воспоминаниям преемника Столыпина на посту председателя Совета министров и его друга В.Н.Коковцова, перед убийством премьера травля дошла до того, что ему даже не был предоставлен экипаж Двора для передвижения по местам торжеств. Он был там, как незваный и нежелательный гость, а не премьер-министр. (В.Н.Коковцов, «Из моего прошлого», Т. 1, Ч.4, Глава 7). И после этого последовала пуля Богрова.

Но надо понимать, что Богров был агентом Департамента полиции и пропуск в киевский театр ему был дан полицией. Более того, глава Киевского охранного отделения подполковник Кулябко лично провел его в театр после первого акта спектакля. В течение нескольких дней после убийства Богрова казнили. А главные ответственные за то, что убийство могло состояться, во главе с товарищем (заместителем) министра внутренних дел Курловым (ответственным за охрану) избежали наказания.

Власть царя была настолько неограниченной, что он просто прекратил их судебное преследование, хотя мог бы дождаться приговора и помиловать их, если были бы основания. Но он поступил недальновидно, что создало в обществе практически уверенность в том, что Столыпина убрали. Хотя никаких документальных подтверждений этому нет.

А В.Н.Коковцов вообще приводит сообщенную ему информацию, что уже весной 1911 г. Распутин подбирал на замену Столыпину на посту министра внутренних дел нижегородского губернатора Хвостова. И осенью должна была последовать отставка премьер-министра. После убийства Столыпина Коковцову действительно предложили Хвостова на должность министра внутренних дел (В.Н.Коковцов, «Из моего прошлого», Т. 2, Ч. 5, Глава 2).

Так или иначе, даже если бы не было пули Богрова, к осени 1911 года реальной власти у Столыпина уже не было. И его отставка была лишь вопросом недолгого времени.

Вывод

В чем была причина обреченности Столыпина на неудачу?

Причина была в том, что в России сохранялась самодержавная монархия и царь не был готов ни с кем делиться властью. Кроме периода революции 1905-1907 гг. Пока нужно было усмирить революцию и Столыпин был нужен, у него была некоторая власть. Даже казалось, что царь где-то на заднем плане, почти как конституционный монарх. Но когда ситуация в стране успокоилась, царь дал понять Столыпину, что политику в стране будет определять он, а не Столыпин.

Положение Столыпина было двусмысленным: он так и не понял, что был нужен только для подавления революции, а не для управления страной. Устранить эту двусмысленность можно было только двумя путями: либо царь должен был передать реальную власть премьер-министру, либо быть самодержцем и в стабильные времена, и в период смуты и самому направлять развитие страны.

Был выбран какой-то странный вариант: на время революции быть в стороне, а потом быть неограниченным самодержцем. К сожалению, для этого у него не было необходимых качеств: твердости, решительности и способности противостоять многочисленным внешним влияниям. А на него влияли очень многие личности, и часто непорядочные личности. Что и привело к плачевным последствиям для страны.

Так что, в противоположность тому, что Столыпина подают как великого реформатора, ситуация обратная. У него не было никаких шансов осуществить смену курса, даже если бы он этого и хотел.

110 лет назад это было невозможно. Но у современной власти есть все возможности для смены курса. Что мешает это сделать?

Ярких людей, высказывающих альтернативную точку зрения, власть «сдерживает» всеми силами

Попытка избежать ошибки Горбачева посредством «консервации» системы создает риск повторения ошибки Столыпина, подтолкнувшей страну к катастрофе

© KM.RU, Илья Шабардин

Как было описано в предыдущей статье, главной ошибкой Столыпина являлась попытка «лакировки проблем» вместо их решения. А для того, чтобы это стало возможным, использовался принцип «затыкания ртов» несогласным.

Столыпин пошел на поводу у правящего класса. На короткое время благодаря ему представители этого класса действительно сохранили все, зато очень скоро они всего лишились. Вместо того чтобы предотвратить революцию или максимально ее отдалить, действия Столыпина только максимально ее приблизили. А бескомпромиссность его методов привела к тому, что стал неизбежным радикальный вариант революции.

Сейчас все больше признаков того, что современная Россия повторяет путь страны начала 20 века.

Каким образом российская власть повторяет ошибку Столыпина?

Политика «сдерживания» новых лидеров страны и альтернативных точек зрения

На первый взгляд может показаться, что власть активно использует принцип «затыкания ртов» несогласным. Но скорее основной принцип, который сегодня используется, это максимально возможное недопущение альтернативных точек зрения и новых лидеров в политической системе (и на государственных СМИ). Используются для этого преимущественно финансовые рычаги и избирательные механизмы, хотя и силовые методы тоже применяются.

Поэтому стоит говорить о политике «сдерживания» новых лидеров. Идут попытки маргинализации и выдавливания потенциальных лидеров на обочину политической системы. Результат примерно такой же, как при Столыпине - «консервация» политической системы.

И это при том, что в стране кризис. Доходы граждан падают, экономический блок правительства и ЦБ вообще запутались и не знают, как выводить экономику из стагнации, обвиняя друг друга в сложившемся положении. Социальная сфера, демография и даже спортивная сфера в кризисе. А следовательно, сейчас нужно наоборот поощрять высказывание как можно большего спектра мнений по развитию страны.

Давно назрела смена проводимой политики. Во власть требуются люди, не боящиеся говорить правду и свободные от догм. Мы же видим, что ярких людей, высказывающих альтернативную точку зрения, «сдерживают» всеми силами. Хотя для стабильности политической системы нужно ее постоянное кадровое обновление, а для этого ярких людей надо продвигать, а не «задвигать».

Вообще кадровая политика в России носит устаревший характер и даже имеет выраженные средневековые черты с «кормлениями» и местничеством того времени. А следование «генеральной линии партии» является вообще обязательным для всех чиновников. Но с таким подходом никакого «прорыва» быть не может.

Здесь приведем мнение человека, совершившего настоящий «прорыв» в развитии своей страны, приведшего страну из состояния нищеты и отсталости в мировые лидеры. А следовательно, его слова заслуживают пристального внимания. Это Ли Куан Ю, премьер-министр Сингапура в 1959-1990 гг.. Вот его подход к кадровой политике для обеспечения преемственности власти: «… мне следовало найти или привлечь в правительство группу творческих и энергичных людей, способных руководить Сингапуром. Если бы я пустил это дело на самотек, полагаясь на поиск преемников среди активистов, которые сами вступали в наши ряды, то никогда не добился бы успеха. Мы решили привлечь в правительство лучших из лучших».

Применительно к России эта мысль могла бы звучать так: при поиске новых лидеров страны не важно, являются ли они «своими» в чиновничьем круге и разделяют ли они «генеральную линию партии». Важно лишь, чтобы эти люди были патриотами и государственниками, обладали высочайшими способностями.

Пока же мы видим в основном «сдерживание» и «задвигание».

Несколько примеров.

Совершенно непонятная кампания развернута против бывшего кандидата в президенты Грудинина. Это попытка лишения его совхоза имени Ленина. Конечно, с конкретными обстоятельствами нужно знакомиться, чтобы понимать, насколько там есть справедливость. Но в обществе практически установился консенсус, что таким образом его просто пытаются лишить политических перспектив. Но если с совхозом пока непонятная ситуация, то с недопуском Грудинина в Госдуму на место Ж.Алферова все очевидно.

Таким образом пытаются помешать предоставлению общественной трибуны человеку, способному предложить альтернативную точку зрения на положение дел в стране. Только непонятно, зачем это делается. Президент на «Прямой линии» в 2019 году говорил про то, что любая политическая сила в ходе открытой политической дискуссии может утвердиться в верхних эшелонах власти. Но случай с Грудининым показывает, что никакой открытой политической дискуссии у нас нет. А это очень опасно. В случае отсутствия выразителей народного мнения народ может решиться на бунт.

Или недавний случай с выборами в Мосгордуму 8 сентября, когда в регистрации было отказано нескольким оппозиционным кандидатам под предлогом «брака» в подписях. В это сложно было поверить. А после того, как судом был допущен один из кандидатов, которого до этого отстранили за «брак» в подписях (Сергей Митрохин), поверить в это стало еще сложнее. Какая гарантия, что и остальных кандидатов не отстранили по надуманным основаниям?

Как результат – потери для власти оказались гораздо больше потенциальных выгод. Несмотря на то, что все кандидаты, связанные с «Единой Россией», шли как самовыдвиженцы, очень многие из них были «провалены» на выборах. Даже несмотря на то, что среди выдвигавшихся были и достойные люди.

А некоторые кандидаты, связанные с «Единой Россией», прошли в Мосгордуму с большим трудом, имея минимальное преимущество в сотни или даже десятки голосов. По сути, это был настоящий провал для «Единой России», когда почти половину мест в Мосгордуме заняли оппозиционные кандидаты.

Да и вообще выборы 8 сентября стали большой неприятностью для партии власти, несмотря на заявления о том, что они «жахнули». Многим кандидатам в губернаторы пришлось идти в качестве самовыдвиженцев, так как принадлежность к «Единой России» могла привести к проигрышу на выборах. А в Хабаровском крае на выборах в Законодательную думу партию ждал невиданный ранее провал: «ЕР» получила только 2 места из 36. Вообще же слова о том, что партия власти «жахнула», когда в большинстве регионов явка избирателей была на уровне 30-40 %, выглядят как минимум странными.

На первый взгляд анекдотичным, но крайне показательным примером является недавнее задержание с использованием группы захвата якутского шамана на границе Бурятии и Иркутской области. Непонятно, кто мог отдать приказ на это и кто мог такое посоветовать. Это очевидно вредное решение.

Многие воспринимают это просто как признак страха в руководстве страны. Если власти считают, что таким образом они нейтрализуют «икону» протеста, то это ошибочное мнение. Еще больше вероятность, что человек будет восприниматься «иконой» протеста, сидя в тюрьме или в психбольнице. Так как он будет восприниматься в роли своеобразного «мученика», пострадавшего от власти. Пример Нельсона Манделы прекрасно это показывает.

Если же власть боится, что якутский шаман может способствовать организации протестных настроений масс и что его поимка может убрать опасность неконтролируемого развития событий, то это тоже заблуждение. Когда напряжение в обществе сильно возрастает, то происходит его самоорганизация.

Это ясно показала Февральская революция 1917 г. Тогда социальное напряжение достигло такой величины, что население самоорганизовалось для революции. Конечно, в самоорганизации участвовали и мелкие активисты партий социалистической направленности. Но не было никакой координации со стороны руководства партий. Кто-то сидел в тюрьме, кто-то находился на каторге, кто-то был в эмиграции. Каналы руководства партийным активом были почти полностью перекрыты полицией. Но это не спасло власть от стремительного падения.

Поэтому единственным правильным вариантом действий в такой ситуации являются кардинальные реформы социально-экономической модели, повышение социальной справедливости и уровня доверия в обществе. И не какие-то чрезвычайные реформы, а обычные, которые все цивилизованные страны уже провели и которые проводят большинство стран развивающихся. Тогда якутский шаман превратился бы из потенциального лидера протеста в обычного туриста, прогуливающегося из Якутска в Москву пешком.

Власти надо понимать, что такие люди будут появляться вновь и вновь по одной простой причине: у граждан практически отсутствует возможность влиять на положение дел в стране.

«Лакировка» проблем

Сейчас на фоне усиления массового недовольства и усиления протестного движения в правительственных кругах, а также государственных СМИ начали активно говорить о приоритете социальной сферы. Это было бы хорошо, но только как первый шаг. Но дело в том, что уже назрели второй и третий шаги, требующие реальных действий, а не только слов

Пока же действия носят совершенно не тот масштаб, который требуется. В качестве «лакировки проблем» используются много мелких инициатив и шагов. Таких как поднятие МРОТ на 850 руб. вместо 2-3-кратного его повышения или отмена НДФЛ с материальной помощи студентов вместо введения прогрессивной шкалы НДФЛ.

Но главная инициатива на сегодня, помогающая «лакировке» проблем – национальные проекты. Причем уже сейчас понятно, что в целях достижения «прорыва» нацпроекты – это провальная инициатива. И здесь стоит обратить особое внимание на 2 момента.

1. Правительство возлагало большие надежды, что нацпроекты воодушевят бизнесменов,  они вложат много денег и случится «прорыв». То есть всё должно было произойти в рамках неолиберальной логики: для бизнесменов сделают всё возможное, даже в ущерб гражданам, а в ответ они инвестируют так много, что произойдет «прорыв». Но по сути дела, все эти надежды уже провалились: даже бизнесмены не верят в национальные проекты и не спешат вкладывать в них деньги. Голосование на форуме ПМЭФ-2019 (на мероприятии Сбербанка под названием «деловой завтрак») показало, что 78% бизнесменов не верят в нацпроекты (и в них не верят даже 39% чиновников).

Да и о каком «прорыве» можно говорить, если действия часто расходятся со словами. Один показательный пример. По всем каналам говорилось о том, что будут огромные расходы на дороги. На самом деле, оказалось, что в нацпроектах (государственные расходы) был заложен один относительно крупный проект - новая скоростная дорога Москва-Казань.

Но недавно министр экономического развития предложил вместо целой дороги построить только маленький кусочек Москва-Владимир. И это при том, что нам требуется построить десятки новых дорог для нормального экономического развития. Даже в предыдущий период 2012 – 2018 гг. было предусмотрено строительство 2 новых дорог, Москва-Санкт-Петербург и ЦКАД (правда сроки там уже нарушены).

О каком экономическом развитии можно говорить с таким подходом?

2. Несмотря на то, что о нацпроектах рассказывают по всем каналам государственных СМИ, только 7% населения в июне 2019 г. понимали, для чего они нужны. Люди просто не верят в нацпроекты. Во-первых, государственным СМИ все меньше доверяют. Во-вторых, люди не видят реальных изменений в своей жизни. Им нужны нормальные зарплаты, рабочие места, доступные и качественные медицина и образование, возможность влиять на власть и чиновников. Вместо этого они получают красивые рассказы о том, как хорошо они будут жить когда-то в будущем. Это не то, что ожидают люди.

То есть почти никто не верит в национальные проекты. А любая инициатива, в которую не верят – это изначально провальная инициатива. Конечно, нацпроекты можно оставить в качестве дополнительного бюрократического инструмента расходования денег, но главным сейчас должно стать другое.

Власть должна наконец понять, что доверие общества к действиям власти крайне сильно подорвано. И чтобы было реальное движение в сторону «прорыва», первостепенным является вопрос, не как привлечь бизнес к нацпроектам, а как вернуть доверие народа.

А чтобы вернуть доверие народа, нужно решение действительно важных проблем нашей страны. Попробуем выделить только самые главные из них.

Реальные проблемы

1. Вопиющий уровень бедности и огромное имущественное расслоение (Эта проблема является следствием внедрения неолиберальной идеологии)

Вопиющий уровень бедности. Официальный уровень в 14,3% (1-й квартал 2019 г.) представляет из себя просто «красивую» цифру. Реальный же уровень бедности можно оценить в 60-70% от населения страны. 14,3% - это по сути уровень нищеты, который такой низкий только потому, что в России неадекватно низкий уровень МРОТ. Властям выгодно иметь такой низкий МРОТ, чтобы говорить о низком уровне бедности. Но ситуация в стране от этого лучше не становится.

Посмотрим на реальные данные. Росстат в своем исследовании от мая 2019 г. показал, что 14,9 % населения страны денег хватает только на еду. Это и есть уровень реальной нищеты, крайне близкий к официальным показателям бедности. 48,2% населения страны денег хватает только на еду и одежду – это и есть реальный уровень бедности. Таким образом, если брать за основу исследование Росстата, суммарно бедных и нищих в нашей стране 63 %.

Похожие данные получаются, если взять, например, методику определения бедности в ЕС. Там бедными считаются люди, чей доход ниже 60% от среднего дохода по стране. Так как для большинства граждан России единственным источником дохода является зарплата, несложно определить реальную зарплату, определяющую бедность. Это 28 тыс. рублей (60% от 46,5 тыс.рублей по данным Росстата за июль) при условии, что у человека нет семьи.

Половина населения нашей страны по данным исследования Росстата получает менее 34,3 тыс. рублей. Даже если муж и жена оба получают по 34,3 тыс. рублей, но у них есть один ребенок, они автоматически попадают в категорию «реально» бедных (по нормальной методике, а не по официальной).

Таким образом, МРОТ в России в 11280 руб. выглядит как простая издевка над людьми. Даже уже такие страны как Польша, Эстония, Латвия, Литва давно опередили Россию по этому показателю. Хотя подушевой ВВП в этих странах сопоставим с российским.

В частности, в Польше минимальная зарплата равняется 524 евро (примерно 37,3 тыс. рублей по текущему курсу) и под давлением профсоюзов постоянно растет (к 2023 году она должна превысить 920 евро или 65,6 тыс. рублей). Даже если принять во внимание фактор паритета покупательной способности, МРОТ в России должен быть на уровне 25-30 тыс. рублей, просто чтобы сравняться с текущими уровнями минимальных зарплат в наших бывших «братьях» по соцлагерю.

Огромное имущественное расслоение. Такой уровень бедности является следствием неадекватного имущественного расслоения. Проблема высокого уровня бедности не воспринималась бы гражданами так остро, если бы они видели, что всем приходится «затягивать пояса». Но они видят на фоне своих мизерных зарплат и «существования до получки» просто огромные зарплаты и роскошный образ жизни отдельных чиновников, топ-менеджеров и бизнесменов.

Если бы благосостояние граждан быстро росло, то отношение к роскоши было бы сглажено. Но благосостояние падает, и такой контраст со сверхбогатыми вызывает ненависть. С одной стороны роскошь, а с другой – наиболее распространенная зарплата в 23,5 тыс. руб. в месяц. Только официально, коэффициент фондов, отношение 10% самых богатых к 10% самых бедных, равен 15,5 в 2018 г. (в СССР этот показатель составлял 4). Очевидно, что реально эта цифра гораздо больше, учитывая что значительная часть сверхбогатых уклоняется от уплаты налогов, а значительная часть нищих не учитывается в статистике.

По поводу реального числа сверхбогатых можно сослаться на статью «Цена справедливости», опубликованную в №9 журнала «Эксперт» за 2017 год. В статье сопоставлено количество сверхбогатых людей по данным ФНС и реальное число таких людей (в статье домохозяйства). При этом под сверхбогатыми понимаются люди с доходами более 10 млн. рублей в год. Реальное число очень состоятельных людей оценили по тратам на роскошь и элитную недвижимость в России. Так вот, по данным налоговой службы на 2015 г. таких людей 34 тыс., а по данным «роскошных» трат очень богатых домохозяйств 300 тыс.

Соответственно, можно оценить, что около 80-85% очень богатых людей либо вообще не платят налоги, либо маскируются под людей со средними доходами, а возможно и вообще людей без дохода. В статье делается вывод, что даже при мизерной ставке в 13% сверхбогатые люди дополнительно заплатили бы до 700 млрд. рублей еще в 2016 году, если бы основная их масса не уклонялась от уплаты налогов (сейчас, разумеется, эта цифра была бы больше).

2. Снижение социальной защищенности и крайне низкая защищенность трудовых прав работников. (Эта проблема является и следствием и основным реальным содержанием неолиберальной политики)

Здесь все проблемы на виду: повышение пенсионного возраста, ухудшение качества и доступности образования и здравоохранения, мизерные пособия и т.д.

Правда, стоит отметить, что 2019 год стал «прорывным» в области здравоохранения. Нездоровая ситуация в этой области «прорвалась» наружу. У медицинских работников по всей стране закончилось терпение: начались протесты, «итальянские» забастовки, массово стали увольняться медики в отдельных учреждениях.

И вскрылись действительно шокирующие данные: по всей стране санитарок и младших медсестер переводят в уборщицы , врачей в некоторых заведениях эксплуатируют сверх меры, разрыв между зарплатами врачей может достигать десятков раз. Для примера, может быть ситуация, когда даже в Москве у обычного врача зарплата 15-20 тыс. рублей, а у «приближенного к руководству» - 300-400 тыс. рублей (во всяком случае, именно такую информацию предоставили врачи из московского центра Блохина). А все это стало возможным, когда в 2012 г. руководителям учреждений здравоохранения и образования было дано право самим распределять премии и стимулирующие выплаты.

Многие сведения подтверждают, что ситуация в образовании не намного лучше.

Майский указ президента 2012 года оказался проваленным. Вся эта ситуация показывает, что когда к выполнению таких инициатив подходят исключительно формально, для отчета перед начальником, случаются «провалы», а не «прорывы».

Почему такое становится возможным? Потому что права работников в стране крайне плохо защищены. Работников вынуждают увольняться, соглашаться на понижение зарплаты, переходить на низкооплачивыемые должности и т.д. С этим должны бороться профсоюзы. Но по факту профсоюзы в нашей стране не защищают прав работников, превращаясь в чисто номинальные организации или «карманные профсоюзы» работодателя. Правда, в ответ на сложившуюся ситуацию уже начинают формироваться и независимые профсоюзы.

3. Отсутствие у граждан реальной возможности влиять на положение в стране (Эта проблема является главной причиной, почему у нас в России неолиберальная идеология внедрена в ее радикальном варианте)

Эта проблема является причиной и огромной бедности и снижения социальной защищенности граждан. За народ в большинстве случаев просто некому «заступиться». Государственные телевизионные СМИ не отражают реальных запросов граждан, сосредоточившись на обсуждении бытовой «чернухи» и проблем Украины, Сирии, США и любых других стран. По сути, если правительство занимается «лакировкой» проблем, то государственные СМИ занимаются маскировкой проблем.

Пенсионная реформа показала, что партия «большинства» в Государственной думе не представляет интересов большинства. Кстати, законопроекты о введении прогрессивной шкалы НДФЛ и повышения МРОТ до 25 тыс. рублей вносились в Государственную Думу еще в 2018 г., но «Единая Россия» почему-то не проявила инициативу в этих вопросах.

Про роль профсоюзов уже было сказано. От чиновников практически невозможно добиться решения проблем граждан. Как правило, они ограничиваются одними отписками. И так практически во всех сферах.

Первоочередные меры для решения проблем

Для начала отметим, что все перечисляемые меры не являются чем-то необычным. Это лишь те меры, которые все цивилизованные страны уже внедрили у себя (а пенсионный возраст там выше, так как выше продолжительность и качество жизни).

Повышение МРОТ до уровня 25-30 тыс. (60-65% от средней зарплаты)

Неолиберальные идеологи как мантру повторяют тезис о том, что повышение зарплат должно происходить вслед за повышением производительности труда. Но этот тезис не применим к нищенским зарплатам на уровне нынешнего МРОТ. Сперва МРОТ должен быть доведен до минимально разумного уровня, а потом можно говорить о производительности труда.

В принципе, многолетнее положение с низкой производительностью труда в России это доказывает: у работников с мизерными зарплатами просто нет экономической заинтересованности повышать производительность. И это косвенно приводит к тому, что российская экономика застряла в стагнации.

Чтобы повышение МРОТ не превратилось в профанацию, должны создаваться новые рабочие места, а необоснованные «оптимизации» прекратиться. А чтобы регионы могли выплачивать бюджетникам повышенные зарплаты, финансирование медицины и образования должно частично перейти на федеральный уровень

Введение цивилизованной налоговой системы, в том числе прогрессивной шкалы НДФЛ

Ресурсы для повышения МРОТ и финансирования бюджетников можно найти, пойдя по пути цивилизованных стран – прогрессивное налогообложение доходов. Сейчас у неолибералов по сути остался только один аргумент: что прогрессивная шкала НДФЛ приведет к росту уклонения от уплаты налога со стороны богатых и сверхбогатых, а якобы плоская шкала позволяет этого избежать. Но это несостоятельный аргумент, учитывая уже приведенную оценку уклонения от уплаты налогов сверхбогатыми.

Так что проблема с неуплатой налогов заключается не в том, плоская или прогрессивная у нас шкала налогов, а в необходимости реальной работы со стороны государства по взысканию налогов не только с бедных, но и с богатых.

Для убеждения очень состоятельных граждан можно пойти на компромисс. Не вводить верхнюю шкалу налога в 40-50%, как это принято в большинстве стран с прогрессивным налогообложением. А ввести верхнюю планку шкалы в 35%, как это уже было в России до 2001 года. Но при этом добиться от таких граждан обязательства не уклоняться от уплаты такого небольшого налога. А в случае нарушения обязательств, применять самые серьезные наказания, как это делается во всем мире.

Чтобы устранить возможные перекосы между регионами, значительная часть повышенного налога НДФЛ должна идти в федеральный бюджет, как это делается, например, в США.

При этом нужно отменить регрессивную шкалу социальных взносов, когда богатые в процентном отношении платят меньше, чем бедные.

Отмена пенсионной реформы

Это необходимое условие восстановления доверия к власти. А прогрессивная шкала налогов, а также повышение МРОТ и зарплат дадут необходимые ресурсы для выплаты пенсий и их повышения.

Отказ от «оптимизационной» модели образования и медицины

Это потребует дополнительных затрат. При необходимости нужно перераспределение налоговых поступлений бюджета в пользу регионов либо прямое федеральное финансирование медицины и образования

Также должны быть ликвидированы огромные разрывы в зарплатах, порождающие только ненужное расслоение и озлобление в среде работников медицины и образования

Настройка политической и общественной системы на учет мнения народа

Этот пункт такой обширный, что требует отдельной статьи. Здесь лишь скажем, что практика, когда почти все решения принимаются по принципу «сверху-вниз» должна быть прекращена. Народ имеет право оказывать непосредственное влияние на власть. Это нужно для стабильности и устойчивости государства.

Вывод

Несложно догадаться, что правящий класс и заинтересованный бизнес хотели бы сохранить текущую крайне несправедливую ситуацию в неизменности. Но для обуздания «аппетитов» правящего класса в интересах государства и существует президентская власть. Для президента должны быть приоритетны вопросы не благополучия избранных, а вопросы сохранения государства и его укрепления через создание условий для социального мира. Сейчас же перед нами без преувеличения стоит вопрос сохранения государства.

Понятно, что политтехнологи и дальше будут советовать примерно одно и то же: «лакировку» проблем без изменения реального положения в государстве на более справедливое, без создания настоящей гражданской культуры и подлинно национальной элиты. Так, как это было и при Столыпине.

Но власти нужно помнить одну истину, приписываемую Линкольну, который по сути описал пагубность злоупотребления политтехнологиями: «Можно обманывать часть народа все время и весь народ некоторое время, но нельзя обманывать весь народ все время». И надо понимать, что усталость народа от политттехнологий, прикрывающих неэффективность экономической модели, подошла к той черте, после которой может быть настоящий социальный взрыв.

И наконец, попытаемся дать ответ на вопрос, зачем российская власть повторяет ошибку Столыпина при всей ее пагубности для государства?

(Здесь не будем рассматривать политико-экономическую причину, когда власть отстаивает интересы тех, кто имеет доступ к власти, то есть правящего класса, в том числе олигархов).

Видимо, российское руководство боится повторить другую ошибку, ошибку Горбачева. И пытается избежать пагубных последствий этой ошибки для государства, не осуществляя назревших изменений. Но это другая крайность, которая привела к революции 1917 г. и связана она с однобоким пониманием произошедших в 1991 г. событий. А они произошли не потому, что не нужны были перемены, а потому что осуществление кардинальных перемен доверили не тому человеку.

И осуществлять он их стал не постепенно, а все сразу, хотя для сохранения устойчивости государства приоритет должен был быть отдан перестройке экономики с постепенными переменами в политической системе.

Кто-то во власти считает, что СССР погубил догматизм в экономике. Это одна из главных причин. Но решить эту проблему попытались тем, что из одного догматизма, марксистского, перешли к другому догматизму, неолиберальному «вашингтонского консенсуса». Причем этот последний догматизм, пожалуй, не менее, а даже более радикальный, чем первый.

В первом хоть были отклонения от догмы в виде НЭПа и реформ Косыгина. Во втором вообще не видно стремления к реалистичному взгляду на экономику и ее роль в развитии страны.

Стране нужны изменения. И очень серьезные изменения. Причем изменения в сжатые сроки. В первую очередь, это повышение благосостояния граждан, снижение имущественного расслоения, усиление социальной защиты и обеспечение реального представительства для граждан. А чтобы это стало возможным, власть должна призвать правящий класс к ответственности перед страной.

В том числе, имущественной ответственности, как это и принято во всех цивилизованных странах. А для этого власть должна осознать, что общенациональные интересы важнее узкоклассовых и партийных интересов.

Источник: https://www.km.ru