История, знакомая нам по школе и по книге Василия Яна «Чингисхан», здесь рассказана в интересных, очень точных подробностях. В схватке с монгольской «разведкой» русские задолго до Батыя потерпели поражение, хотя силы монголов были значительно меньше. Причиной этого стала неспособность русских князей действовать по единому плану и под единым началом. От 80-тысячного русского войска осталось менее одной десятой спасшейся бегством.

Битва на реке Калке

В марте 1223 года в тронном зале великого князя киевского Мстислава III Романовича Старого горел жаркий спор. Перед престолом русского князя смиренно стояло посольство тюркоязычных половецких кочевников. Посольство прибыло в тот день с щедрыми дарами — золотом и серебром, экзотическими тканями с востока и наложницами.

Но вместе с дарами они принесли тревожные вести о событиях в южных степях. Они сообщили, что несколькими годами ранее большая монгольская армия перешла Кавказские горы, одолев грузин. Монголы прискакали в русскую степь, разбили лагерь и уходить не собираются. Еще и разгромили несколько половецких племен.

Победы монголов над грузинами и некоторыми из половецких племен оказались столь убедительны, что хан Котян, один из старейшин в составе делегации, встревожился. За военной помощью в борьбе с монголами он решил обратился непосредственно к Мстиславу Романовичу. Пока великий князь размышлял, его дружина и воеводы разгневались.

Их возмутила сама просьба — ведь половцы издавна были врагами русских. Своими частыми набегами они опустошали юг Руси. Многие из дружины Мстислава Романовича в битвах с половцами потеряли родню. Ни великий князь, ни его советники с монголами доселе не сталкивались, и судить о серьезности угрозы им было трудно. Хотя некоторые из присутствовавших злорадствовали, заслышав о половецких несчастьях, Мстислав Романович знал: принимать решение, не взвесив все за и против, нельзя.

Великому князю было за 60, и это был ветеран династических интриг и междоусобиц, охвативших Киевскую Русь. Некогда господствующая сила в средневековой России, к началу XIII-го века Киевская Русь распалась на ряд враждующих княжеств. После смерти князя престол зачастую переходил не к сыновьям, как было заведено, а к братьям. Не прекращались семейные распри, где братья враждовали с дядьями. Удельным князькам приходилось постоянно маневрировать в надежде заполучить земли княжеств крупных, богатых и более влиятельных.

После ряда слияний образовалось с дюжину княжеств. Два сильнейших и влиятельнейших из них — Киевское и Владимирское — стали великими княжествами, а их правители именовались великими князьями. Другими крупными княжествами были Новгородское на севере, Галицко-Волынское на юге и Смоленское и Черниговское в центре.

На юге с русскими землями граничило Дикое поле, обширная степная земля от Днестра на западе до Дона на востоке. Самым могущественным из многочисленных кочевых племен Дикого поля были половцы. Они занимали земли от северного Причерноморья до Аральского моря. Случались и союзы с половцами — русские князья нередко заручались их поддержкой в своих междоусобицах. Кроме того, русские князья часто женились на симпатичных половецких княжнах, которые при этом переходили в христианство. Однако смешанные браки случались лишь в одну сторону: ни один русский князь не пустил бы дочь замуж за шаманствующевого кочевника.

Одним из таких политических браков стала женитьба князя Мстислава Мстиславича Удатного, правителя Галицко-Волынского княжества (современная Украина) на дочери хана Котяна. Княжество образовалось в результате слияния соседних Галичины и Волыни. Князь Мстислав Галицкий был опытным полководцем и уважаемым лидером, — он ходил на кыпчаков, и его боялись. Его протеже был молодой князь Даниил Романович с Волыни, тоже храбрый воин. Хотя Великое княжество Киевское формально было старше Галицко-Волынского, Мстислав Удатный не считал себя младшим по отношению к своему киевскому тезке, а тот ему завидовал и был настороже.

Хотя хан Котян был родичем Мстислава Галицкого по браку и мог рассчитывать, по крайней мере, на некоторую военную помощь от зятя, он пошел на хитрость и сначала обратился к Мстиславу Романовичу из Киева. Мало того, что земли Киева были ближе к возможному вторжению монголов, так еще и такое почтение, несомненно, разожгло тщеславие Мстислава Романовича и подстегнуло жажду упрочить свою репутацию великого воина.

Мстислав Романович решил помочь половцам, но встретил ожесточенное сопротивление двора. Многие из его дружины яростно выступали против союза с половцами. Некоторые даже обиняками намекали, что великого князя подкупили половецкими дарами. Но Мстислав Романович твердо решил, что половцам надо помочь; в противном случае они могут заключить сделку с монголами и повернуть против Руси.

Вынужденный разрываться, Мстислав Романович замыслил компромисс. Он собирался не только помочь половцам, но и созвал русских князей на военный совет, чтобы придумать план защиты русских княжеств от монголов. Он незамедлительно разослал послов с приглашениями к великим и удельным князьям.

К великому огорчению Мстислава, откликнулись не все. Одни сослались на неотложные дела, а другие вообще не ответили. Тем не менее, в Киеве собрались 20 князей разных рангов. Старшим из гостей был Мстислав Галицкий, которого сопровождал князь Даниил Романович.

Собрались и другие князья. Из Луцка прибыл Мстислав Ярославович Немой. В юности Мстислав Луцкий был ранен в лицо копьем, при этом задело челюсть и язык. Он выжил, но говорить мог лишь шепотом, поэтому его всегда сопровождал помощник-гридень, который слушал его шепот и повторял вслух. Кроме того, прибыл Мстислав Святославович из Чернигова со своими сыновьями Всеволодом и Дмитрием. От Смоленского княжества прибыл Владимир Рюрикович, князь Овручский.

Развернулся жаркий спор, помогать ли половцам или нет. Многие князья были категорически против. Они считали, что надвигающееся столкновение между половцами и монголами — очередной передел власти в степи. В доказательство они приводили в пример то, как сами половцы в конце XI века изгнали печенегов. Другая фракция, которую возглавлял Мстислав Удатный, готовилась к бою. Его поддержали многие удельные князья.

Сыновья Мстислава Романовича, Ростислав и Всеволод, отвели отца в сторону переговорить с глазу на глаз и объяснили, что у самих у них трудности с соперниками в Полоцке и Гродно. Мстислав Романович сильно опечалился, но все же отпустил сыновей решать дела.

Споры продлились три дня, но Мстислав Романович одержал верх, и большинство князей нехотя согласились участвовать в его походе на монголов. Но возник новый спор. Два Мстислава поссорились из-за того, кто возглавит объединенные русские силы. Великий князь, Мстислав Романович требовал командования по старшинству, но многие другие князья хотели, чтобы во главе войска встал более опытный Мстислав Галицкий. Хрупкий альянс чуть было не разбился до своего появления. Решение предложил Владимир Рюрикович, двоюродный брат обоих князей, чей сын Андрей был женат на дочери Мстислава Романовича. Мстислав Романович будет командовать войсками Киева, Чернигова и Смоленска, а Мстислав Галицкий — войсками Галицко-Волынского княжества и Луцка.

Подготовка к войне с монголами началась в середине марта 1223 года, и русские войска начали собираться в назначенном месте в начале апреля. Поход должен был начаться сразу после православной Пасхи 23 апреля.

Местом сбора стала большая излучина Днепра, где на юго-восток к Азовскому морю отходил старый торговый путь, который звался Залозный. Пехота из Киева, Чернигова и Смоленска плыла по Днепру на ладьях, а конница ехала западным берегом. Галицко-волынские войска, в том числе воины из Луцка, Пинска и Турова, плыли на ладьях по Днестру к Черному морю, затем вдоль его северного берега к устью Днепра, а затем вверх по реке до плацдарма. К русским постоянно стекались половецкие отряды.

Пока российские войска собирались, в лагерь Мстислава Романовича прибыло посольство из шести монгольских посланников в сопровождении двух мусульманских переводчиков. Российских князей зрелище не впечатлило. Монголы были невысокого роста, коренастые и кривоногие. Вели они себя надменно, и русских это задело.

Монгольские послы просили, чтобы русские князья не вмешивались во внутренние дела монголов с половцами — и даже предложили союз с русскими. Русские решили, что посланники притворяются и лгут, и усмотрели в них шпионов. Несмотря на протесты некоторых князей, Мстислав Романович приказал шестерых монголов казнить. Переводчиков-мусульман русские не тронули.

В середине мая прибыли галицко-волынские войска. За ними явился основной корпус половецких войск хана Котяна. Прибыло еще одно монгольское посольство с теми же переводчиками. Они еще раз попросили Россию не вмешиваться и снова предложили союз. Оба предложения снова отклонили, но на этот раз посланникам сохранили жизнь.

Настроение в русском лагере было веселое, — князья не сомневались в победе и считали предстоящий поход небольшим развлечением перед серьезными делами, переделом власти. Сообщается, что русская армия насчитывала 80 тысяч воинов, хотя на деле, вероятно, меньше. Кавалерия, по разным оценкам, насчитывала 12 тысяч русских всадников и 8 тысяч половецких. Остальную часть русской армии составляла пехота.

Элитные тяжелые конники были вооружены копьями, — а вспомогательным оружием служили мечи и боевые топоры. Пехотинцы же сражалась копьями, мечами, боевыми топорами, булавами и луками. Русские носили самые разнообразные доспехи, в том числе чешуйчатые, пластинчатые и кольчужные. У них были большие каплевидные щиты и конические шлемы — шеломы.

Нехватка сведений о монголах была вопиющей. Монгольская империя возникла в 1206 году на великом курултае всех племен в нынешней Внешней Монголии. От предыдущих новая империя кочевников отличалась тем, что имела фиксированный центр. Со своей базы в монгольской степи монголы высылали армии на восток или запад, как им заблагорассудится.

Основателем этой могущественной империи стал монгольский вождь Темучин из клана Боржигин. За 20 лет непрерывной борьбы он подчинил себе все степные племена к северу от пустыни Гоби. На великом курултае в 1206 году он сообщил вассалам, что скоро они отправятся покорять другие земли и народы далеко за пределами монгольской степи. Не сомневаясь, что поход будет успешным, он принял титул Чингисхана, что означает «Владыка мира».

Чингисхан предвидел верно: его армия оказалась неудержимой. В 1220 году он подчинил себе соседнее Каракитайское ханство и тут же завоевал обширную Хорезмскую империю, которая простиралась от границ Индии до границ Анатолии. Воины многих побежденных империй влились в монгольскую армию, — их связал общий язык, образ жизни и религия.

Ловкий и проницательный правитель, Чингисхан выстроил разрозненные монгольские племена в военную организацию на десятичной системе. Отряд из 10 воинов назывался харбан, рота из 100 человек — джаун, а полк в 1000 человек — минган.

Монгольская армия росла, и появилась более крупная единица, дивизия из 10 000 воинов или тумен. Офицеры-нойоны в основном происходили из племенной аристократии, но в монгольской армии поощрялось продвижение по службе по заслугам, и воины самого скромного рода нередко поднимались до верхних чинов. Самые старшие звания, командир корпуса из двух и более туменов, отводились членам семьи Чингисхана и его доверенных лиц.

Основу армии Чингисхана составляли конные лучники. Эти всадники с раннего детства учились охотиться и сражаться и были приучены терпеть лишения и суровые условия монгольской степи. Залогом ударной мощи монголов стала их необычайная мобильность: каждый конник вел от четырех до шести лошадей и мог оставаться в седле в течение нескольких дней. Чингисхан и его полководцы легко перенимали передовые военные технологии и приемы от покоренных народов. Так, азы артиллерии и инженерного искусства они усвоили у персов и китайцев. К тому же при каждом крупном монгольском подразделении был штат расторопных китайских чиновников, которые собирали и сверяли доносы разведчиков и шпионов и расспрашивали путников и торговцев о землях, представляющих интерес для монголов.

Многочисленные иностранные путешественники отмечали высокое качество монгольского оружия, доспехов и снаряжения. Каждый монгольский воин был вооружен «мечом, дубинкой, луком, шестьюдесятью стрелами (тридцать маленьких стрел с коротким железным наконечником для пробивания удаленных целей и тридцать больших стрел с широкими наконечниками для стрельбы с близкого расстояния, чтобы ранить лица, плечи, рвать тетиву и наносить максимальный урон», — писал итальянский путешественник Марко Поло. В дополнение к легкобронированным конным лучникам в монгольскую армию входила тяжелая кавалерия, — пластинчатые доспехи носили не только сами воины, но и их кони.

Завоевав Хорезмскую империю, Чингисхан собирался вернуться в Монголию. Перед отъездом он дал разрешение своему главнокомандующему Субэдэю провести разведку боем. Субэдэй уже обдумывал будущие завоевания, и разведка помогла бы их спланировать. Другому полководцу, Джэбэ, Чингисхан приказал опровождать Субэдэя. Всего для разведки у двух командиров было 20 тысяч солдат.

В 1220 году Субэдэй и Джэбэ одолели в три раза большую грузинскую армию и двинулись в степные земли половцев. Они планировали устроить стоянку в степи на длительный срок, чтобы восстановить силы. Попутно они отправляли послов для переговоров с русскими. Посланники не только вели переговоры, но и оценивали силу противника, делясь наблюдениями со старшими командирами.

На следующий день после отбытия второго монгольского посольства половецкие разведчики на восточном берегу Днепра засекли авангард монгольской армии. Стремясь поскорее скрестить мечи с загадочным врагом, русские построили мост, связав ладьи вместе и накрыв их досками, чтобы перебраться на другой берег смогла и кавалерия. Первыми пересекли реку 500 всадников Даниила Романовича. За ними по ладейному мосту устремились другие войска. Монголы отступали Залозным путем, отстреливаясь из луков. Русские и половцы поразились точности и дальности их стрельбы.

Небольшая часть монгольской армии оказалась в ловушке половцев и русских. К месту вскоре подошли другие отряды монголов и русских, и тысячи всадников схлестнулись в ближнем бою. Монголы начали отступать, рассыпаясь перед превосходящим противником, быстро перестраиваясь и снова приближаясь, не прекращая обстрел. По мере того как все больше русских и половцев переходило реку и вступало в бой, монгольские войска растаяли. У молодых русских князей взыграла кровь и они ринулись было преследовать монголов, но Мстислав Галицкий их остановил.

Окрыленные первым успехом против монголов, русские войска продолжили переправу. В какой-то момент они даже перекрыли путь торговым судам. Когда переправа закончилась и мост разобрали, ладьи пристали к восточному берегу под охраной 300 пехотинцев.

На вечернем совете русские князья снова поссорились из-за того, кому командовать. Ни Мстислав Галицкий, ни Мстислав Романович не хотели уступать лидерство. Был достигнут еще один компромисс. На сей раз Мстислав Галицкий встал во главе авангарда из войск Галицко-Волынского и Луцкого княжества. Основная же часть русской армии досталась Мстиславу Романовичу. Атмосфера там тоже накалилась, поскольку ее хотели возглавить и Мстислав Черниговский, и Смоленский князь Владимир Рюрикович.

Русская армия преследовала монголов семь дней по Залозному пути, через бесконечные холмы и небольшие реки. Монголы оставались в поле зрения, но всегда вне досягаемости. Между половцами и монгольскими разведчиками происходили частые стычки. Марширующие войска и обозы русской армии растянулись на 25 километров. С флангов колонну прикрывала половецкая кавалерия.

Распри среди русских князей не утихали. Мстислав Галицкий торопил войска, предлагая догнать монгольские войска конниками из Чернигова и Смоленска, пока русские не забрались вглубь степи. Мстислав Романович же требовал, чтобы армия притормозила, чтобы не отстала пехота. Русская пехота была все дни на ногах под палящим солнцем и с каждым днем выдыхалась все больше.

30 мая, на восьмой день погони, русские войска достигли бродов через реку Калка, узкий приток Дона, текущий через холмистую местность на юг к Азовскому морю. Хотя точное местоположение остается неизвестным, считается, что это случилось в 30 километрах к северу от современного города Мариуполя на северном берегу Азовского моря.

Галицкие и волынские, луцкие и смоленские дружины перебрались через реку и разбили лагерь на восточном берегу, а черниговские полки встали в непосредственной близости от брода на западной стороне. Что касается Мстислава Романовича, он разместил киевские войска на крутом холме в километре от реки. Это была сильная позиция, защищенная глубокими оврагами с юга и востока.

В этот момент два полководца заспорили о стратегии. Мстислав Романович хотел еще сильнее замедлить скорость продвижения армии и предложил новый строй. Первыми пойдут черниговцы. Основной корпус, следующий за ними, выстроится так: смоленцы справа, лучане слева и киевляне посередине. Сознательно сдерживая Мстислава Галицкого, Мстислав Романович предложил, чтобы его войска вошли в арьергард. Мстислав Галицкий в гневе покинул совет, не приняв новый походный порядок.

Перед рассветом 31 мая половецкие разведчики вернулись и сообщили Мстиславу Галицкому, что обнаружили главный монгольский лагерь. Зная, что, если он поделится новостью с другими князьями, особенно с Мстиславом Романовичем, на споры о плане действий уйдет все утро, Мстислав Галицкий отдал судьбоносный приказ готовиться к бою без обычного горна.

Но, несмотря на все предосторожности, приготовления Мстислава Галицкого заметили часовые из лагеря смолян и быстро предупредили своего князя. Быстро сориентировавшись и не желая, чтобы боевая слава досталась другому, Владимир Смоленский приказал трубачам поднять войска. Волнение в смоленском лагере, в свою очередь, насторожило черниговцев, вставших биваком на западном берегу реки. Князь Мстислав Черниговский бросился оповестить Мстислава Романовича.

Великий князь киевский сердито наблюдал за приготовлениями с видовой точки на вершине холма. Силы его соперника перешли на другой берег. Вскоре исчезли из вида и смоляне, и в лагере черниговцев поднялся ропот. Большинство черниговских воевод захотели пройти с ними, им не терпелось поскорее окунуться в битву. Но Мстислав Черниговский не пошел бы без дозволения Мстислава Галицкого, а тот бы ни за что не согласился.

Первыми в противоборство вступили половцы, чьи отряды под совместным командованием хана Котяна и Яруна, одного из воевод Мстислава Галицкого, прикрывали основные войска. Они прорвались через монгольский караул и наткнулись на небольшой монгольский авангард, который отступил после короткого столкновения. Тесня отступающих монголов, половцы набрели на небольшой монгольский лагерь, который приняли за основную часть монгольской армии. Быстро обогнув лагерь и стремительно наступая, половцы столкнулись с основной частью монгольского войска, ловко скрытую за грядой холмов. Первый же залп монгольских лучников проредил половецкие ряды, после чего остатки половцев сокрушила монгольская тяжелая кавалерия.

Разгром половцев оказался столь же полным, сколь и внезапным. Половецкие конники полагали, что им светит легкая победа, но столкнулись со стройными рядами монгольской кавалерии. Тысячи половцев бежали в панике, не обращая внимания ни на какие попытки воевод сплотить войска. Хотя некоторые ушли на север и на юг, основная часть половецкого войска бежала на северо-запад тем же путем, каким прискакали, прямо навстречу догоняющим русским дружинам

Ведущая колонна русских состояла из 500 волынских конников князя Даниила. Поток бегущих половецких всадников смял и рассеял их. Половцы разогнали и галичан и лучан, которые не успели сомкнуть ряды. Единственные, кого не растрепали отступающие половцы, были смоляне. Они находились дальше всех, и у смоленских всадников было время подготовиться. Смоленский князь Владимир приказал конникам сомкнуть ряды, и они встали кольцом на пологом холме.

Монголы врезались в растрепанные полки князя Даниила. Русские конные отряды оказались оторваны друг от друга и тщетно пытались воссоединиться. С вершины холма князь Владимир наблюдал надвигающуюся катастрофу. Его войска оказались островом в беспорядочном море русских и половцев. Горнисты безуспешно трубили сбор разрозненным отрядам русских конников. Понимая, что промедление смерти подобно, князь Владимир приказал наступать и соединиться с войсками Мстислава Галицкого, чтобы уйти вместе. Увидев, что знамя Мстислава Галицкого пало, другие русские конники начали отступать. Князь Даниил сражался отчаянно и был несколько раз ранен. Он едва держался в седле, и с каждой стороны его поддерживало по дружиннику.

Основная часть монголов пронеслась вокруг русской кавалерии, достигнув галицкой и волынской пехоты и смолян. К их чести, эти легкобронированные пехотинцы отступали, сохраняя некий порядок. Монгольские конные лучники скакали взад и вперед вдоль русских рядов, расстреливая их в упор и нанося тяжелые потери. В конце концов русская пехота не выдержала града стрел и устремилась в бегство к реке Калке.

Первые половцы с новостями о разгроме прибыли к переправе к 11 утра. Но Мстислав Романович не захотел сниматься с выгодной позиции на вершине скалистого холма. Не желая больше медлить, князь Мстислав Черниговский бросил свои силы вперед. Примерно через час он переправил войска через реку. Они развернулись в боевом порядке с пехотой в центре и конниками на флангах.

Не успели черниговцы двинуться вперед, как прибыли отступающие галицкие, волынские и смоленские пехотные полки. Черниговцы сомкнули ряды, чтобы не дать паникующим солдатам разбить их строй. Но отчаявшиеся пехотинцы смяли черниговцев, пытаясь пробиться к переправе, где они, как им казалось, будут в безопасности. Их преследовала монгольская тяжелая кавалерия, безнаказанно кося отступающих ратников. Прежде чем черниговская пехота снова сомкнулась, монголы взломали её ряды.

Черниговский князь Мстислав контратаковал конницей, позволив пехоте перегруппироваться, и тем ненадолго остановил монголов. Битва становилась все ожесточеннее. Два племянника Мстислава Черниговского пали, а за ними и сам князь. Его сын Всеволод недолго сохранял порядок. Но когда монголы убили и его, черниговцы начали беспорядочное отступление через реку. Однако в последний момент оставшаяся конница галичан и волынцев, лучан и смолян атаковала монголов сзади. Когда монголы отступили, чтобы перестроиться, над полем битвы воцарилось затишье.

На восточном берегу реки Калки Мстислав Галицкий собрал уцелевших конников из галичан и волынцев, лучан и смолян. Униженный, он обратился за помощью к Мстиславу Романовичу. Но, даже видя, что его соперник посрамлен, великий князь киевский покидать укрепленный лагерь не захотел. Его дружина в 2 тысячи ратников считалось лучше всех вооруженной и самой опытной во всей русской армии. С тяжелым сердцем Мстислав Галицкий приказал общее отступление. Уцелевшие войска отошли на западный берег реки Калки и пустились в долгий путь обратно к Днепру и ладьям.

Русская пехота была в ужасном состоянии. Многие во время побега побросали оружие и доспехи. Они шатались, изнывая от жары, жажды и мучаясь от ран. Вечером 31 мая монголы догнали отступающих русских. Чтобы выиграть время на перегруппировку пехоты, Мстислав Галицкий бросил конницу в отчаянную контратаку. В жестоком бою погибли два его племянника, Изяслав и Святослав. Монгольские лучники снова нанесли тяжелый урон осажденной русской пехоте. Лишь тьма принесла русским долгожданное облегчение.

Изможденные русские князья собрали совет, чтобы обсудить дальнейшие действия. Было до боли очевидно, что потрепанные остатки пехоты от наступающей монгольской конницы не убегут и для обороны тоже не годятся. Таким образом выжившая русская кавалерия либо останется с пехотой, где и погибнет вместе с нею, либо бросит пехоту на произвол судьбы, чтобы спастись самой. С тяжелым сердцем большинство князей приняли жестокое решение пожертвовать пехотой. Единственным, кто этого не сделал, был молодой князь Дмитрий Мстиславич из Чернигова. Он и его маленькая дружина доблестно решили сражаться до смерти.

Ночью многим пехотинцам удалось ускользнуть. Дезертирство продолжилось ранним утром 1 июня, когда Дмитрий Мстиславич собрал оставшихся бойцов. Монголы появились вскоре после рассвета. Русские продержались почти час. Когда пал Дмитрий Мстиславич, все сопротивление рухнуло. Добив беглецов после нескольких часов погони верхом, основная масса монголов ушла. От галицкой и волынской, черниговской, луцкой и смоленской пехоты к тому моменту почти ничего не осталось.

Вечером 1 июня около 1 200 выживших русских конников остановились отдохнуть, возвращаясь к Днепру. Когда утром пришло время снова двигаться в путь, несвижский князь Юрий Глебович замешкался, чтобы успокоить войска, полагая, что преследование им не грозит. Другие князья продолжили отступать, и вскоре появились монголы. Они перебили всю сотню оставшихся дружинников и убили самого князя Юрия. Затем монголы отступили к Калке.

До Днепра и ладей добралось около тысячи русских конников. Переправив людей через реку, князь Мстислав Галицкий приказал сжечь оставшиеся суда, чтобы монголы, если они будут их преследовать, не смогли переправиться. Оказавшись на западном берегу реки, Мстислав Галицкий и Мстислав Луцкий вместе с тяжело раненным Даниилом Романовичем направились в Галич. Князь смоленский Владимир повел войска обратно в Киев.

Переправившись через Калку, Субэдэй и Джэбэ разделили армию на две части. Одна окружила укрепленный лагерь киевлян, а другая отправилась в погоню за отступающими войсками. У киевлян была хорошая оборонительная позиция, защищенная расставленными кругом обозами и частоколом из острых кольев. Холм были крутой, и монгольские воины торопились. Русские ратники, укрывшись за тыном, отбивали атаку за атакой. Монголы тщетно пытались расцепить обозы, а русские рубили и резали их сверху. От града монгольских стрел русские укрывались за щитами и обозами.

После трех дней осады монгольские военачальники предложили Мстиславу Романовичу, что пропустят его дружину, если те сложат оружие, знамена и трофеи. Мстислав Романович отказался, поскольку сдача оружия и знамен считалась позором. Но у российской позиции была одна слабость: до реки был целый километр. К концу третьего дня киевляне остались почти без воды.

Мстислав Романович созвал военный совет, чтобы решить дальнейшие шаги. Большинство воевод выступили за сдачу оружия и выход из окружения. Пока великий князь киевский все обдумывал, прибыл монгольский посланник — бродник Плоскыня. Бродники — беглые крепостные и рабы из русских земель, которые селились на дальних степных окраинах и нередко вступали в браки с местными кочевниками. Отец Плоскыни был русский, а мать — половчанка. Он поклялся на кресте, что монголы искренни и что, если русские бросят оружие, то никого не тронут. Поверив Плоскыне, Мстислав Романович приказал людям разоружиться.

Когда русские вышли из лагеря, они сложили оружие и доспехи и отправились на северо-запад, наполнив фляги из реки Калки. Мстислав Романович и два его зятя, князь дубровицкий Александр Глебович и князь Андрей Владимирович, отстали от своих людей и попали в плен к монголам. Встревожившись, они спросили, что их ждет. Им сказали, что их будут держать в заложниках и выпустят за выкуп. Когда колонна разоруженных киевских воинов скрылась из брошенного лагеря, монголы настигли их и перебили бóльшую часть безоружных. Примерно 200 конникам удалось бежать.

Затем монголы переключись на пленных князей. Они связали Мстислава Романовича и двух его зятьев по рукам и ногам. Русским князьям сообщили, что убийство монгольских послов карается смертью, но проливать княжескую кровь вне боя монгольский обычай запрещает. Тогда троих князей уложили на землю, а сверху накрыли досками. Субэдэй, Джебэ и несколько монгольских командиров взошли на шаткую платформу отпраздновать победу. Монгольские полководцы смеялись и пировали, задавив пленных русских князей до смерти.

Разгром объединенных русских сил на Калке был полным. Домой вернулось менее десятой части войск. Дюжина русских князей погибла. Едва достигнув Киева, князь Владимир Смоленский объявил себя правителем до возвращения Мстислава Романовича. Судьба киевской дружины была неизвестна, но князь Владимир решил, что Мстислав Романович вряд ли вернется, и начал действовать.

Как только трое сыновей Мстислава Романовича вернулись из похода на Гродно и Полоцк, они тут же затеяли заговор, чтобы прогнать Владимира из Киева. Владимира поддержали Мстислав Галицкий и Даниил Романович, и он взял верх и прогнал заговорщиков.

С кончиной в 1228 году Мстислава Галицкого, — он умер своей смертью, — главной силой юго-запада Руси стал Даниил Романович. На своем пути он преодолел немало подводных камней. Ему пришлось пуститься на все возможные ухищрения, чтобы договориться с монголами, венграми, поляками и литовцами. До своей смерти в 1264 году Даниил значительно повысил престиж и расширил территорию Галицко-Волынского княжества. За свои достижения он почитается на Украине и поныне как один из величайших правителей.

Хан Котян потерпел в 1237 году еще одно сокрушительное поражение от рук монголов и в конце концов бежал в Венгрию с десятками тысяч последователей. Когда король Венгрии Бела IV предложил половцам убежище, Котян принял католичество и женил другую свою дочь за сына Белы, будущего короля Стефана V. Но венгерская знать Котяна — в крещении Иону — так и не приняла. Бывший половецкий хан был убит в 1241 году накануне монгольского вторжения в Венгрию.

Пробыв на рубеже русских земель до конца 1223 года, армии Субэдэя и Джебэ вернулись в Монголию. Их разведывательная кампания длиной в три года и протяженностью более 8 800 километров имела ошеломительный успех. Они не только вернулись с огромной добычей, но и собрали бесценные сведения о политической ситуации на Руси и ее военной мощи. Наконец, они увидели местность своими глазами.

Субэдэй и внук Чингисхана Бату (Батый) вернулись в Россию в 1237 году. За два года они подчинили себе ряд русских княжеств, в том числе Киев, Чернигов и Галицко-Волынское княжество. Началось 240-летнее монгольское иго, когда многие русские князья превратились в монгольских вассалов. Официально иго закончилось 1480 году году — поражением Золотой Орды во время Великого стояния на Угре.

Источник: inosmi.ru

Комментарий:

Танунет Ха, ждите завтра возмущенное заявление МИД Окраины. По их версии разбитыми были не русские, а исключительно окраинцы.
Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж