Выступление на экспертном круглом столе «З0 лет после СССР»
 
Кто был настоящим автором распада Советского Союза

8 декабря 2021 года Фонд исторической перспективы провел круглый стол, посвященный 30-летию распада Советского Союза. Экспертам были предложены для обсуждения темы: «Кризис и распад СССР – закономерность или случайность? Постсоветское пространство – конфликты и интеграция; Советский Союз в исторической памяти – каким он остается в истории; Советское наследие и роль в современной России; Наследие СССР – что может пригодиться в будущем». Предлагаем читателям «Столетия» текст выступления доктора исторических наук Владимира Дмитриевича Кузнечевского.

История человечества не сильно щедра на явления вселенского масштаба, о происхождении которых, равно как и об их уходе из жизни, люди спорят годами, десятилетиями, и даже веками. Таким, к примеру, стало возникновение и исчезновение Древнеримской империи. Немногие современные народы и страны-государства могут похвастать в этом плане тем, что их существование десятилетиями служит предметом исследования историков и притчей во языцех для массы простых людей.

Кого, к примеру, ныне интересует в этом плане происхождение современных Соединенных Штатов Америки? Да практически никого. А ведь эта страна и государство всю вторую половину двадцатого столетия, если вести отсчет от Рождества Христова, практически единолично диктовало из Вашингтона политику существования и развития большинству стран мира (да ещё и сегодня тщится удержаться в этой роли). А вот, поди ж ты, не интересует история этого государства ни нынешнее сообщество профессиональных историков, ни обывателей.

А вот о распаде Советского Союза, располагавшегося в течение семи десятков лет на одной шестой части земной суши, случившегося 8 декабря 1991 года, сегодня говорят и пишут практически все мировые средства массовой информации, равно как и о существовании и участии в мировой политической жизни Российской Федерации, нового государства, образовавшегося на месте СССР.

Я уже не говорю о том, что о каждой, даже протокольной, встрече президентов РФ и США, где бы и в каком бы месте она ни случилась, взапуски говорят и пишут все ведущие мировые СМИ. И при этом складывается впечатление, что, как и о Древнеримской империи, будут говорить и писать ещё долго, может быть, не только десятилетиями, но и столетиями. Причина такого неподдельного внимания и интереса, думается, кроется не столько в существовании самого первого в мире социалистического, на марксистский манер, государства, сколько в истории самой тысячелетней России, страны с великой культурой, народ которой на протяжении жизни всего нескольких поколений сумел, как писал наш незабвенный Александр Сергеевич Пушкин, причем дважды, в 1812-м и в 1941-1945 гг., не признать наглой воли тех, пред кем дрожали все европейские народы, и своей кровью искупил «Европы вольность, честь и мир».

Значит, есть смысл и нам прикоснуться к вопросу о том, что же это за событие было – возникновение Советского Союза – равно как и исчезновение его с мировой политической сцены 8 декабря 1991 года.

Но суть дела, наверное, не в том, сколько лет отделяет нас от того исторического момента, когда с международной арены ушло государство, почти весь ХХ век оказывающее сильнейшее влияние на судьбы всех других стран планеты Земля. Время играет в этом случае, скорее, инструментальную роль, значение имеет что-то совсем иное. Вот Великая французская революция произошла 300 лет назад, а влияние свое оказывает на весь остальной мир до сегодняшнего дня. Примеры из Истории куда как недвусмысленно подтверждают это обстоятельство.

Когда, к примеру, 13 января 1975 года французские журналисты спросили в Пекине Чжоу Эньлая, «что вы можете сказать о происшедшей 225 лет назад Великой французской революции?», то первый заместитель председателя Компартии Китая, ни на минуту не задумавшись, ответствовал: «Это событие еще слишком рано оценивать». Что уж говорить о каких-то трех десятках лет?..

Судя по всему, в случае распада Советского Союза людей вот уже три десятка лет волнует не столько сам факт ухода с международной политической арены советского государства, сколько то, почему за всё это время мы до сих пор не можем определиться с тем, а ЧТО же, какая социально-политическая система организации нашей жизни пришла на смену советской системе власти? В условиях какой социально-политической системы россияне живут сегодня? Куда, к какой цели люди нашей страны направляют свои устремления сегодня? А вот как раз на этот вопрос ответа до сих пор еще нет. Со стороны правящих элит РФ нет даже намека на идеологическое целеполагание в нашей жизни. И, как показывает жизненная практика, это сильно заботит не только жителей РФ, но и более широко – наших современников в других странах и государствах, которые постоянно задаются вопросом: а что там эти русские строят у себя? Что они конкретно могут предложить не только себе, но и нам, их современникам?

Как уже сказано выше, вот как раз на этот вопрос ответа как не было 30 лет назад, так нет и до сих пор.

Более того, спустя три десятилетия после распада СССР в экспертном российском сообществе можно встретить точку зрения, согласно которой советский режим, хоть и испытывал большие трудности в своем экономическом существовании, но распад Советского Союза носил едва ли не случайный характер.

В вышедшей недавно замечательной книге директора Московского центра Карнеги (аналитико-исследовательский центр американского Фонда Карнеги) Дмитрия Тренина «Новый баланс сил. Россия в поисках внешнеполитического равновесия» (М.:. Альпина Паблишер, 2021) утверждается даже, что Советский Союз мог бы и вообще не распадаться. Кризис, который настиг СССР в середине 1980-х годов, вовсе не носил «летального для СССР характера». Автор книги утверждает, что хоть «советский режим – в той форме, которую он приобрел в середине 1980-х – отчаянно нуждался в перестройке, но государство не было обречено на гибель. «Китайские успехи в трансформации коммунистической системы на протяжении четырех десятилетий показывают, – пишет он, – что задача в принципе (была) решаема. Советский опыт 1980-х и начала 1990-х годов демонстрирует не ошибочность самой попытки трансформации системы, а неверность выбранного курса» (с. 113).

Иными словами, если бы М. Горбачев, а потом и Б. Ельцин, вели свою реформаторскую политику более разумно (рассудочно), то и Советский Союз до сих пор бы существовал.

Можно, конечно, после тридцатилетнего пройденного с 1991 года пути размышлять и в таком направлении, только, думается, что ссылка на китайский опыт вряд ли может служить примером для России. При всей неоднозначной оценке роли в новой китайской истории Мао Цзедуна этот национальный китайский вождь всю свою жизнь, в отличие от основоположника Советской России Владимира Ульянова-Ленина, работал не на развал китайского государства, а на его консолидацию и укрепление его мощи.А вот Ленин конкретно и сознательно вел дело к уничтожению не только Российской империи, но и русского народа, как основной социально-этнической базы России. Поэтому, как представляется мне, годы и годы проведшего за изучением ленинских и сталинских архивов в России и за рубежом, для меня лично распад Советского Союза больше похож на закономерность, нежели на случайность.

Глубже многих экспертов, и отечественных, и зарубежных, в этом вопросе окончательно и бесповоротно разобрался на сегодняшний день только один человек, и тот не историк, а двадцать лет работающий, как он однажды сам выразился, по найму российского народа управляющим РФ. Зовут его Владимир Путин.

Именно он еще четыре года назад публично объявил, что при образовании СССР в 1922 году Ленин в основание советского государства заложил мощнейшую мину замедленного действия, предопределив тем самым неизбежный распад создаваемого большевиками государства, мину, которая и рванула с катастрофической мощью в 1985 – 1991 гг.

Вывод этот далеко не случаен. В российских СМИ за последние 20 лет мне не удалось обнаружить интегральную оценку Владимира Путина как государственного деятеля, а вот в США, при всей активнейшей русофобии,такие оценки существуют.

В самом начале 2001 года американский аналитический журнал консервативной направленности The American Spectator («Наблюдатель»): прозорливо дал нашему президенту такую оценку:

«Путин был самым неподходящим сырьем для занятия поста руководителя государства, однако он вырос и продолжает расти. И более чем вероятно, что он запомнится, как одна из самых успешных фигур нашего времени. Он может оказаться лучшим правителем, когда-либо руководившим Россией». По состоянию на декабрь 2021 года Путин эту оценку оправдывает и, похоже, намеревается оправдывать и дальше. Во всяком случае, уже цитированный выше директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин пишет об этом так:

– Тема транзита власти отложена В. Путиным на неопределенный, возможно очень длительный, срок…– по плану на 2024, 2030, 2036 годы или внепланово в любой другой момент, но смена эпох в России неизбежна (с. 16-17). Хотя, «насколько можно судить, сам президент, начиная с 1999 года, преследовал две главные цели: сохранить единство России и восстановить её статус великой державы на мировой арене. Это ему удалось» (с. 205).

Но у Путина был в этом плане предшественник, которого звали И.В. Сталин. Ввиду важности этого вопроса стоит дать историческую справку на этот счет.

Дело в том, что у Владимира Ульянова-Ленина после казни через повешение его старшего брата Александра (революционера-террориста) возникли свои особые мстительные счеты с Российской империей, которую (империю) он в семейном кругу поклялся уничтожить как государство (знаменитая ленинская фраза, произнесенная вначале в кругу семьи: «Мы пойдем другим путем») и приступил к осуществлению задуманного сразу же после Октябрьского переворота 1917 года. Уже на третий день после Октябрьской революции он, в буквальном смысле, на коленке пишет документ, сыгравший решающую роль в будущем распаде насквозь искусственно рукотворного советского государства.

Этот эпохальный документ («Декларация прав народов России») предусматривал полную государственную и международную самостоятельность всех входящих в Россию автономных национальных образований с правом юридического отделения от Москвы вне зависимости от проживания на их территории коренного населения (от Украины, Белоруссии и до Чувашии, Карелии, Татарии и т.д.). Все эти территории, благодаря настойчиво осуществляемой вождем большевиков политике, немедленно и провозгласили свою государственную самостоятельность от Москвы (= от собственно России).

А потом, при формальном образовании Советского Союза, уже в конце 1922 года, по настоянию Ленина был принят специальный закон об образовании Союзно-республиканского дотационного фонда СССР, средства которого формировались из прибавочного продукта, создаваемого на территории РСФСР и распределялись на экономическое и социальное развитие Украины, Белоруссии, Казахстана, кавказских, среднеазиатских республик и автономных республик в составе РСФСР.

Вот несколько фактов на этот счет.

Когда летом 1990 года Борис Ельцин назначил первым председателем Совета Министров РСФСР Ивана Силаева, тот, к великому своему изумлению, обнаружил (и тотчас же проинформировал об этом Ельцина), что в течение всех лет советской власти РСФСР ежегодно выплачивала союзным республикам, начиная с Украины и далее по списку, после 1940 года включив в этот процесс и прибалтийские республики, по 46 млрд рублей в год.

Пересчитав эти деньги по существовавшему в 1990 году валютному курсу (один доллар США был равен 60 копейкам) премьер доложил первому президенту России, что РСФСР ежегодно направляла на развитие союзных республик 76,5 млрд долларов. В своем докладе Б. Ельцину И. Силаев предложил в корне изменить практику истощения экономических ресурсов России и в дотационный фонд заложить только 10 млрд долларов. Да и то при обязательном условии, что та республика, которая будет брать средства из этого Фонда, будет делать это не безвозмездно, а только в кредит и обязуется заключить с правительством РСФСР соглашение о поставках своей продукции в счет обязательного погашения своего кредита в оговоренный срок. Когда из канцелярии Ельцина пошла утечка информации об этом предложении И. Силаева, республиканские лидеры, и прежде всего украинские и прибалтийские, немедленно потребовали от президента СССР М. Горбачева «поставить этих русских на место».

В июле 1992 года, через полгода после распада СССР, уходящий из большой политики Джордж Буш-старший, бывший в свое время директором ЦРУ, опираясь на данные, которые в 1990 году приводил Иван Силаев, и на собственные разработки ЦРУ, в беседе с журналисткой из президентского пула Сарой Макклендон обратил её внимание на то, что с распадом Советского Союза у РСФСР отпали огромные убыточные статьи расходов, которые ранее, во всё время существования СССР уходили, как в бездонную дыру, на помощь Украине, в закавказские и среднеазиатские союзные республики. Сейчас же Россия, сказал он, стала оставлять самой себе огромные бюджетные профициты, и её казна оказалась больше и мощнее советской.

Кстати сказать, при всей неоднозначной оценке исторической роли Сталина, именно он в ещё в сентябре 1922 года пришел к выводу, что созданный по схеме Ленина в 1922 году Советский Союз обречен на распад и развал, если немедленно не принять соответствующие контрмеры на этот счет.

Он их и предпринял, но это стоило ему полного и кардинального разрыва личных взаимоотношений с Лениным. Окончательный свет на этот поворот во взаимоотношениях двух вождей был пролит совсем недавно (1). В конце 1989 г. в личном фонде Сталина было случайно обнаружено его личное письмо к Ленину, которое по распоряжению Сталина было навечно скрыто в его архиве. Ввиду чрезвычайной важности находка эта была тотчас же доложена члену Политбюро ЦК КПСС А.Н. Яковлеву (1923-2005), а тот распорядился немедленно опубликовать этот документ (См.: Известия ЦК КПСС. 1989, № 9, с. 199), лично снабдив эту публикацию такой ремаркой: «Это одно из немногих писем Ленину, которые Сталин тщательно скрывал всю жизнь от партийной общественности, и которое так перепугало Ленина, что он сразу же разразился обвинениями Сталина в «великодержавности и держимордовости», а потом довел дело до личного разрыва со Сталиным».

Настоящий (и навсегда) разрыв между этими двумя вождями СССР произошел с апреля по сентябрь 1922 года. Если еще 3 апреля 1922 года Ленин собственноручно, в письменном виде, в буквальном смысле приказывает Льву Каменеву, своему единственному заместителю по ЦК РКП (б), провести Сталина в генеральные секретари ЦК РКП (б), для чего предлагает «освободить его» от всех и всяких других обязанностей, с тем (цитирую ленинскую записку), «чтобы т. Сталин мог быть совершенно освобожден от всякой технической работы и мог сосредоточиться исключительно на принципиальном политическом руководстве», то 22 сентября того же года Ленин круто меняет свою политическую оценку Сталина и, по свидетельству Н.К. Крупской в её письме к Каменеву после смерти мужа, почти обвиняет его в измене делу большевизма, упрекая генсека в «великодержавности и держимордовости» и разрывает личные с ним взаимоотношения. Что же такого кардинального произошло в течение этих нескольких промежуточных месяцев?

А в этот промежуток времени Сталин вдруг (совершенно неожиданно для Ленина) направляет вождю большевиков письмо, в котором предлагает Ленину отказаться от игры в независимость с окраинными молодыми коммунистами, которые временную ИГРУ в политику со стороны Москвы восприняли как настоящую политику, в которой они, эти окраинные молодые коммунисты, на равных общаются с Лениным, Сталиным, Каменевым, Троцким, Зиновьевым и так далее по списку.

Судя по реакции Ленина, его поразило не только содержание, но и сам тон письма. До этого Сталин никогда не позволял себе УЧИТЬ своего непосредственного шефа тому, КАК следует НЕМЕДЛЯ изменить политическую линию Москвы (ЦК РКП (б)) в отношении молодых окраинных коммунистов.

В ходе четырех лет Гражданской войны, объясняет Сталин вождю, мы были «вынуждены демонстрировать либерализм Москвы в национальном вопросе…чтобы не оттолкнуть от себя национальные отряды коммунистов в ходе борьбы с интервенцией…но в итоге мы помимо своей воли успели воспитать среди коммунистов настоящих и последовательных социал-независимцев, требующих настоящей независимости во всех смыслах…На деле сегодня мы переживаем такой этап развития, когда коммунисты молодого поколения на окраинах игру в независимость отказываются понимать как игру, упорно признавая слова о независимости за чистую монету и требуют от нас проведения в жизнь буквы конституций независимых республик». Пора, объясняет Иосиф Джугашвили-Сталин автору текста «Декларации прав народов России», с этой «формальной игрой Москвы в либерализм в национальном вопросе» покончить и перейти к реальной политике «единства советских республик вокруг Москвы. Если мы не сделаем этого сейчас, то через год нам будет «несравненно труднее отстоять фактическое единство советских республик вокруг Москвы».

Словом, как представляется мне сегодня, через 30 лет после распада СССР и после публикации вышеуказанного письма Сталина, можно более или менее уверенно высказать мнение, что никакой случайности в распаде Советского Союза не было.

СССР с самого своего возникновения был искусственным политическим образованием, которое с самого начала было обречено на исчезновение в силу той политики, которую с самого начала проводил в жизнь Владимир Ульянов-Ленин.

И глубоко правильным был и остается вывод, к которому пять лет назад пришел президент Российской Федерации Владимир Путин, – распался Советский Союз закономерно, в силу тех мин замедленного действия, которые заложил в его базовую основу Владимир Ульянов-Ленин.

1. Подробно, со ссылками на архивные источники, это обстоятельство отражено в двух монографиях. См. В. Кузнечевский. «Сталин: как это было. Историческое расследование. М.: Вече, 2014, с. 58-59. А также: Владимир Кузнечевский. Ленинградское дело. Советские против русских. Второе издание. М.: Книжный мир. 2021. С. 26-28.

Источник: Столетие

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж