«В суть каждой вещи вникнешь, коли правдиво наречешь её» – учил средневековый южно-славянский книжник Константин Костенецкий. Так и в истории с обществом «Мемориал» и его закрытием – для того, чтобы всё встало на свои места, нужно назвать вещи своими именами. Увы, в данном случае именно этого и не произошло.



Обе стороны процесса, не говоря уже об освещающих его СМИ, приложили руку к тому, чтобы исказить реальную ситуацию. А мы попытаемся разобраться в ней, позволив себе роскошь обойтись без ритуальных заклинаний и претензий, выдвигаемых сторонами, и будем называть вещи именами своими.

Итак. Силами противоборствующих сторон, широкому общественному мнению сегодня скармливается приблизительно такая информационная картина: 1) Общество «Мемориал» является историко-просветительской и правозащитной антикоммунистической организацией, ведущей борьбу с наследием коммунизма. 2) Проблемы с законом у «Мемориала» возникли из-за нарушения требований помечать материалы маркировкой «Иностранный агент». 3) Подлинной причиной ликвидации «Мемориала» является его антисоветская направленность. 4) Закрытие «Мемориала» знаменует конец гражданского общества в РФ, возврат к идеологии сталинщины и сворачивание проектов по увековечиванию памяти жертв тоталитаризма.

На деле ни одно из этих утверждений не является правдой. Постараемся разобраться.

***
Начнём с того, что общество «Мемориал» никогда не было ни антикоммунистической, ни антисоветской организацией. С конца 1980-х «Мемориал», созданный в Советском Союзе на волне горбачёвской перестройки, активно обличал Сталина и сталинщину – в полном соответствии с тогдашней политикой Политбюро ЦК КПСС. Но при этом отнюдь не выступал против Ленина – главного иноагента ХХ века – а тем более против государственного переворота 1917 года как такового. Это было обусловлено и официальным советским политическим курсом, и составом «Мемориала»: хотя этот состав был достаточно пёстрым, добрая половина мемориальщиков изначально состояла из детей и внуков представителей «ленинской гвардии», красных командиров, партийных и комсомольских работников и т.п. публики, чьих революционных предков в 1930-е – 1950-е гг. стёр в лагерную пыль Кровавый грузин. Кстати, и нынешний глава «Мемориала», Ян Рачинский – из всё той же обоймы потомков «пламенных революционеров» и «борцов с царским режимом»: насколько известно, он – внук Ревекки Моисеевны Фиалки (1888-1975), члена партии социалистов-революционеров, террористки.

Автору этих строк доводилось бывать на нескольких мероприятиях, организованных «Мемориалом». И всякий раз виденное вызывало чувство недоумения. Запомнился, например, вечер в петербургским отделении «Мемориала», посвящённый узникам Соловецкого лагеря, с презентацией соответствующего документального фильма. Всё мероприятие – нисколько не преувеличиваю! – вылилось в проливание слёз и рассказы о каких-то замученных на Соловках «безвинно репрессированных» советских деятелях и юных комсомольцах… Но за весь вечер так и не прозвучали – ни в фильме, ни в зале – имена настоящих безвинных жертв Соловецкого лагеря. И не прозвучало ни одного (!) имени из числа антикоммунистов – настоящих героев, сопротивлявшихся всем этим «безвинно репрессированным» и не репрессированным коммунистам и комсомольцам, что утопили Россию в крови. А ведь описываемое мероприятие «Мемориала» происходило уже не в мутные горбачёвские времена, а в нынешнем XXI веке!

После этого отнюдь не удивляет, например, недавнее участие «Мемориала», в рамках проекта «Последний адрес», в установке памятных табличек с именами очередных «безвинно репрессированных» партийцев, красных командиров времён Гражданской войны, деятелей Коминтерна и даже сотрудников советских карательных органов. Как, например, уполномоченного по борьбе с контрреволюцией Одесской ЧК Якова БЕЛЬСКОГО (Биленкина); члена ВЦИК и организатора подавления казачьих антибольшевицких восстаний в Семипалатинске и Петропавловске Евгения ПОЛЮДОВА; бывшего генерала, ставшего красным военспецом и секретным сотрудником ОГПУ Михаила ФАСТЫКОВСКОГО; старого большевика и руководителя следственной комиссии трибунала Нижегородского суда Альфреда ПОДНЕКА; террористки, члена партии эсеров Татьяны ШАТАЛОВОЙ-РАБИНОВИЧ; красного командарма и палача тамбовских крестьян Иеронима УБОРЕВИЧА и многих-многих им подобных. И это – в одном ряду с действительными жертвами тоталитарного режима!

Такое сознательное кощунственное смешение коммунистических палачей с их жертвами всегда ставило «Мемориал» в весьма двусмысленное положение, в значительной степени перечёркивая и то гипотетически полезное, что могла бы сделать в области исторического просвещения эта организация.

С самого начала идеология «Мемориала» была близка к взглядам шестидесятников прошлого века, в мозгах которых осуждение сталинских репрессий 1937 года уживалось с положительной в целом оценкой года 1917-го, почитанием «ленинской гвардии» и воспеванием «комиссаров в пыльных шлемах». Кто-то спрашивает, почему «Мемориал» игнорирует репрессии ленинские, в частности, обходя тему массовых расстрелов 1920-1921 гг. в Крыму и не включает в мемориальскую базу данных имена солдат и офицеров Русской Армии генерала П.Н. Врангеля (хотя в базах других организаций и просветительских проектов их имена есть). А в разделе «сопротивление» на сайте Общества «Мемориал» указан, кто угодно – «Диссидентское движение», «Социалисты и анархисты», «Политический красный крест» – но только не главные участники этого сопротивления – Белые Воины. Ответ на вопрос «почему?» лежит на поверхности: в истории, как и в правозащитной деятельности, у «Мемориала» все делятся на «своих» и «чужих»; в историко-идеолгическом плане мемориальщина – сама была порождением и осталась пережитком советчины.

Конечно, за 30 лет среди членов «Мемориала» оказались люди разных взглядов, в т.ч. и по-настоящему консервативных: организация большая. Но в итоге такие люди использовались там в роли массовки и ширмы, а тон в «Мемориалах» всегда задавали, увы, отнюдь не консерваторы и не патриоты России. Тот из членов этого Общества, кто пытался выразить несогласие с его сползанием в русофобскую трясину – из рядов «просветителей» и «правозащитников» или просто уходил, или изгонялся. Так, например, несколько лет назад в Северной столице из местного «Мемориала» со скандалом пытались исключить единственного (!) в этой организации настоящего политзаключённого В.И. Сытинского – за несогласие с проводимой «Мемориалом» политикой, в частности, активной поддержкой мемориальцами ЛГБТ-движения и тому подобного. Прозападный либерализм – жёстко авторитарен и не терпит иного мнения.

Понятно, почему российские антикоммунисты – монархисты и сторонники Белого движения (настоящие, а не бутафорские, изображающие «белых» под «крышами» западных или российских спецслужб) – предпочитали воздерживаться от взаимодействия с «Мемориалом». В том же Петербурге даже в такие памятные даты, как День скорби и непримиримости (7 ноября) или годовщины декрета СНК РСФСР о «Красном терроре» (5 сентября), патриотические организации проводили панихиды и памятные мероприятия отдельно от «Мемориала» и крутящейся возле него русофобствующей публики.

Впрочем, специфическое отношение к истории и своеобразное восприятие «Мемориалом» понятия «жертвы политических репрессий» – предмет отдельный. К ликвидации Международного общества и правозащитного центра «Мемориал» ни сталинские репрессии, ни изучение и освещение истории советской эпохи – никакого отношения не имеют. Вообще.

***

Основным официальным поводом к закрытию «Мемориала» послужили систематические нарушения этой организацией требований закона об обязательной маркировке – «Иностранный агент». Но главная причина ликвидации «Мемориала» со всеми его дочерними структурами – все это понимают – в другом. Для того, чтобы уяснить эту причину, достаточно посетить официальный сайт «Правозащитного центра Мемориал» и поинтересоваться, в чём сия «правозащитная» деятельность выражалась. А выражалась она все эти годы по большей части в поддержке всех и вся, кто так или иначе выступал против России и… традиционных религий. Годами, методично и целенаправленно, «Мемориалом» проводилась прямая антироссийская работа. Подчеркнём, не антисоветская, не антикоммунистическая, а именно – АНТИРОССИЙСКАЯ.

Трудно найти такое антироссийское движение или антихристианскую организацию, в поддержку которого не выступил бы «Мемориал»: от кавказских экстремистов и украинских националистов – до «Pussi Riot», запрещённых в России «Свидетелей Иеговы», «Хизб ут-Тахрир» и т.п. Не остался «Мемориал» и в стороне от ЛГБТ-сообщества. Оно кстати, и персонально представлено в руководстве Правозащитного центра «Мемориал» в лице мадам Глушковой – члена КС Проекта правовой помощи трансгендерным людям, совета ЛГБТ-группы «Стимул».

А всех мастей сепаратистам, ратующим за расчленение России – на сайте «Правозащитного Центра Мемориал» – внимание особое. ПЦ «Мемориал» прямо заявляет, что считает сепаратистскую пропаганду в России вполне допустимой. С оговоркой, что проявления сепаратизма не должны быть связаны с насилием и пропагандой насильственных действий. Т.е. методом «мягкой силы». В остальном же обсуждение вопроса об отделении от России Урала, Сибири, Дальнего Востока, Курил, нынешней Калининградской области и др. территорий – дело, по мнению «правозащитников», нормальное и законное… А вот дислоцирующиеся на Крымском полуострове части Российской Армии именуются на том же сайте «Мемориала» – «российскими оккупационными силами в Крыму» (уже только за одни эти высказывания и определения «Мемориал» давно нужно было бы закрывать).



Разумеется, в связи с вооружённым переворотом в Киеве и начавшейся в 2014 году гражданской войной на Украине, украинская тема в последние годы – одна из главных в деятельности «Мемориала». Исключительно, конечно, в смысле поддержки им украинских националистов, экстремистов «Правого Сектора», боевиков карательных националистических батальонов, «героев» и «политзаключённых» типа убийцы российских журналистов Надежды Савченко и ей подобных. Но что-то не приходилось читать и слышать, чтобы «Мемориал» протестовал против пыток и истязаний, практикуемых в Вооружённых Силах Украины в отношении пленных. Или требовал бы, например, расследования массового убийства в Одессе 2 мая 2014-го. Имён мирных людей, заживо сожжённых украинскими националистами в Доме Профсоюзов, НЕТ в списках жертв политических репрессий на сайте «Мемориала». Эти жизни для мемориальцев – не важны…

Вот такая «правозащита»… Или, учитывая строго однобокую направленность, правильнее сказать – кривозащита. Запад прагматичен, там не любят выбрасывать деньги на ветер и спонсировать бесполезные для проведения его политики проекты.

Всего выше сказанного более чем достаточно, чтобы запретить на территории России любую организацию, проводящую подобную деятельность. Но «Мемориал», со временем окончательно превратившийся из историко-просветительской организации в неприкасаемый заповедник русофобской пропаганды, умудрялся почти беспрепятственно делать это годами: видимо, слишком влиятельны были спонсоры и покровители у «Мемориала» – и на Западе, и в самой Москве.

Но не потому ли всё это происходило на протяжении 30 лет, что до недавнего времени антироссийская работа «Мемориала» прикрывалась верховенством права международного над правом национальным? Кстати, на эту «международную крышу» намекнул в своём выступлении один из адвокатов «Мемориала», прямо заявив, что не признаёт приоритета российских законов. Так что Верховный Суд РФ фактически решает сегодня вопрос о том, являются ли нормы международного права приоритетными по отношению к праву российскому и действительно ли соответствующая поправка, недавно внесённая в Конституцию РФ, работает.

***

Теперь, когда «облико морале» господ из «Мемориала» читателям, думаю, вполне понятен, настал черёд сказать и о стороне, противостоящей им в Верховном Суде.

Тут всякий порядочный и честный человек, прочтя в СМИ о закрытии «Мемориала» за «антисоветскую пропаганду» – а именно эту версию усиленно декларируют сейчас сами мемориальцы и поддерживающие их СМИ – будет готов разразиться гневной отповедью в адрес российских властей. Ибо одно дело ликвидировать организацию за антироссийскую деятельность и сознательное нарушение действующего законодательства, а совсем другое – закрыть её по обвинению в антикоммунистических взглядах. Через тридцать-то лет после краха тоталитарного режима КПСС!

К сожалению, до тех пор, пока не будет опубликовано мотивированное решение суда, дать объективную и всестороннюю оценку позиции суда и прокуратуры – невозможно. Ждём… А пока можем опираться на опубликованное в открытом доступе Административное исковое заявление Генеральной прокуратуры РФ, раскрывающее смысл предъявленного обвинения по существу. С коим не будет лишним ознакомиться всем, кто интересуется данным вопросом. Автор этих строк сделать это не поленился.

Не поверите, на 13-ти (!) страницах этого документа нет ни слова ни об антисоветской деятельности, ни об СССР, ни о «неправильной трактовке советской истории», ни даже о самой истории. Как оказалось, согласно исковому заявлению, судят «Мемориал» НЕ ЗА ИСТОРИЮ и её трактовку, а исключительно ЗА СОВРЕМЕННУЮ АНТИРОССИЙСКУЮ деятельность. И обвиняют на всех 13-ти страницах иска вовсе не в «антисоветской пропаганде», а в вещах куда более прозаических. И для мемориальцев значительно менее приятных, а именно: в конкретных нарушениях законодательства РФ (Конституции, Федеральных законов, КоАП), длинный перечень коих содержится в иске; в отказе от выполнения законов РФ, умышленном грубом нарушении действующего российского законодательства, а также в политической деятельности, осуществляемой на территории России в интересах иностранных источников и на средства от иностранных источников. Там же указывается и эти источники – государства и иностранные организации: Федеративная Республика Германия, Республика Польша, Соединённое Королевство Великобритании и Северной Ирландии, Швейцарская Конфедерация и др. Получение средств на свою работу из-за рубежа «Мемориал» и не скрывал. А какую именно политику в интересах «иностранных источников» проводила данная организация, красноречиво свидетельствует содержание её сайтов.

Тут бы в деле «Мемориала» и поставить точку. Ан нет! Пулемётную очередь в ногу России всадил в прениях представитель Генеральной Прокуратуры – некто Алексей Гайярович Жафяров (в миру – бывший соратник известного в узких кругах г-на Дугина и член Высшего Совета Евразийского Движения).

Кто не в курсе, прения в суде по законодательству РФ – это завершающие речи сторон, которые произносятся уже после окончания рассмотрения дела по существу, когда судебное следствие завершено. Вот тут-то г-н Жафяров и «пальнул», преподнеся бесценный подарок мемориальцам, тем, что понёс откровенную галиматью о создании «Мемориалом» «лживого образа СССР как террористического государства». Чем ещё раз подтвердил, что одной из главных бед России являются не только дороги.

Кстати, второй прокурор, выступавший в прениях, советского митинга своего коллеги, г-на Жафярова, не поддержал и говорил строго по существу исковых требований рассматриваемого дела.

Уважаемый господин-товарищ Жафяров из Генпрокуратуры! Да, СССР и коммунистическая партия – действительно, являлись террористическими структурами. И автор этих строк, будучи историком, готов доказать сей факт с документами в руках в любом суде. К слову, прямое указание на террористический характер советского тоталитарного государства имеется также и в действующем законодательстве РФ – см. Закон «О реабилитации жертв политических репрессий» № 1761-1 от 18.10.1991, в котором прямо сказано: «За годы советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства, подверглись репрессиям за политические и религиозные убеждения, по социальным, национальным и иным признакам. Осуждая многолетний ТЕРРОР и массовые преследования своего народа как несовместимые с идеей права и справедливости…» и т.д.

Если этот Закон не известен представителю Генпрокуратуры, следует поставить вопрос о его профессиональной пригодности. Государственный служащий, который вместо того, чтобы защищать Россию и её народ, защищает терроризировавшие этот народ партию и тоталитарное государство (см. процитированный Закон) наносит стране вреда не меньше, чем тот же «Мемориал». Особенно в условиях ведущейся против России информационной войны. Человеческая глупость? Непрофессионализм? Или же господин прокурор и вообще сознательно подыграл «Мемориалам», предоставляя им козыри и обильную пищу для западной антироссийской пропаганды?

Тут надо бы напомнить, нынешний «Мемориал» – вовсе не самостоятельный игрок, а только исполнитель и проводник той политики, которую диктует геополитический противник России на Западе. Мемориальскую «девочку» давно «танцуют» её спонсоры. А главным козырем западной антироссийской пропаганды является утверждение, что «Россия хочет восстановить Советский Союз» и якобы мечтает о возрождении большевизма. Вот и госсекретарь США Блинкен, вслед за Викторией Нуланд, на днях заявил о стремлении России «Back in the USSR».

На самом деле, в современной России о возврате к советским временам мечтает лишь малочисленная кучка политических маргиналов. А глобалистская отрыжка марксизма-ленинизма сегодня проявляется куда больше на самом Западе, нежели в России. События на выборах 2020-го в США, откликнувшиеся и в Европе, это подчеркнули особенно.

Но на Западе, как и на Украине, сознательное смешение понятий «русские» и «советские»; обвинения в адрес России в её стремлении к якобы реставрации советчины – остаются самой ходовой картой для формирования образа врага. Посему выступление г-на прокурора Жафярова, волшебным образом совпавшее с преддверием встречи РФ-США в Женеве, все западные СМИ встретили, рукоплеща оратору стоя…

Очень похоже, что прозвучавшее вскоре после этого предложение вице-спикера Госдумы Бориса Чернышова убрать тело Ленина и кладбище партийных и советских деятелей с Красной площади – было попыткой хоть как-то исправить в информационном поле корявую работу представителя Генпрокуратуры и ещё раз публично подчеркнуть отказ Российской Федерации от коммунистического прошлого. Но такими косметическими методами проблема эта не решается, господа. Её нужно решать системно и по-настоящему.

***

Важный момент. Мемориальщики и поддерживающие их СМИ пытаются ввести общественность в заблуждение, запугивая, что дескать, с ликвидацией «Мемориала» вся работа по увековечиванию памяти жертв политических репрессий прекратится, а базы данных, как и память о жертвах тоталитарного режима будут уничтожены. Но и здесь господа мемориальцы, мягко говоря, лукавят.

Дело в том, что «Мемориал» – далеко не единственная организация в России из тех, которые занимались созданием списков жертв политических репрессий в СССР, как и работой по увековечиванию их памяти. А также не единственная организация, располагающая базой данных о репрессированных. «Мемориал» – лишь одна из таких структур. Более того, основная заслуга в поисках имён жертв политических репрессий, составлении и опубликовании их списков отнюдь не принадлежит «Мемориалу»: это труд очень многих людей и организаций – общественных, религиозных, государственных, местных и центральных. Напротив, как раз для «Мемориала»-то вся эта работа давно превратилась в занятие второстепенное. И в удобное прикрытие основного – информационно-политического – направления деятельности.

Так что с ликвидацией «Мемориала» – как бы этим ни запугивали – работа по увековечиванию памяти жертв советского тоталитарного режима остановиться никак не может. А в случае ликвидации в Интернете электронных баз данных этой организации, останутся аналогичные базы на сайтах других проектов. Никуда не исчезнут и многотомные печатные «Книги памяти жертв политических репрессий», изданные в последние годы силами региональных органов власти и историков уже почти во всех регионах страны (всего более 400 объёмных томов). Историко-просветительские и мемориальные проекты этого направления в РФ, слава Богу, никто не останавливает: если бы это произошло, это стало бы политическим самоубийством для любой власти в России. Напротив, к участию в поминовении жертв репрессий всё активнее подключается, например, Русская Православная Церковь.

Кстати, у РПЦ имеется большой положительный опыт работы в этом направлении, например, в рамках Мемориального центра «Бутово», созданного ещё 20 лет назад по инициативе прихожан храма Новомучеников и Исповедников Российских на Бутовском полигоне – первой территории массовых захоронений, в 1995 году переданной Московскому Патриархату.

Кроме того – наверняка многие обратили на это внимание – в сентябре 2021 года Священный Синод РПЦ постановил в дополнение к ежегодному поминовению пострадавших в годы гонений за веру Христову благословить на территории России совершение заупокойных богослужений о всех православных христианах, безвинно богоборцами убиенных или безвинно пребывавших в заключении. Тем самым Церковь подчёркнула, что «помнит не только прославленных ею святых, но и всех невинных жертв репрессий, призывая общество сохранять память об этих трагических страницах истории» (см. Журнал заседания Священного Синода № 70 от 23-24 сентября 2021). А ежегодное поминовение миллионов жертв политических репрессий во всех храмах РПЦ – чрезвычайно важный шаг, православные люди это понимают.

Так что никакого «конца работы по увековечиванию памяти жертв террора» нет. И теперь уже точно не будет. А вот к чему надо быть готовыми, так это к тому, что борьба за освещение исторического прошлого – будет непременно. На всех уровнях и этажах государства и общества, в том числе и во властных структурах РФ. И борьба жёсткая, в которой мемориальщина и её сторонники были и остаются отнюдь не на стороне России.

***

А теперь главное. История с «Мемориалом» – должна стать серьёзным уроком и для всего российского общества, и для властей РФ. Уже писал и не устану повторять: нерешённый за 30 лет вопрос об официальном отношении в нашей стране к Российской Смуте – к т.н. «революции», красному террору, гражданской войне и последующей коммунистической диктатуре – сегодня превратился в фактор УГРОЗЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ России. Этот нерешённый вопрос не только дезориентирует российское общество, в т.ч. подрастающую молодёжь, и постоянно вносит в него раскол, но и активно используется антироссийской пропагандой в качестве одного из главных козырей в информационной войне против России. Единственный способ навсегда покончить с этой давно перезревшей проблемой – не закрывать глаза на преступления тоталитарного коммунистического режима, – а тем более не пытаться находить им оправдания, – но осудить эти преступления официально. Тем самым дав, наконец, чёткие ориентиры всему российскому обществу и выбив главное информационное оружие из рук геополитического противника и его русофобствующих сателлитов.

Да, Президент В.В. Путин практически в каждой программной речи последних лет подчёркивает своё отрицательное отношение к «революции» 1917 года и указывает на разрушительные для России последствия большевицкой политики… Да, в 2016 году по инициативе правительства РФ подписан Закон об увековечении памяти жертв политических репрессий, а в 2019-м Президентом продлён срок реализации концепции о памяти жертв репрессий до 2024 года… Да, в Российской Федерации возводятся новые памятники, посвящённые жертвам тоталитаризма, в т.ч. грандиозный мемориальный комплекс на Бутовском полигоне (2017 г.), где на мраморных плитах выбиты десятки тысяч имён расстрелянных… Да, Церковь не остаётся в стороне от этой болезненной темы… Всё так. Но всё это, к сожалению, не способно решить проблему. И нейтрализуется отсутствием факта юридического осуждения большевицкой идеологии и практики; юридического осуждения тех, кто организовал вооружённый переворот 1917 года, уничтожение всей системы легитимной власти, гражданскую войну и массовый политический террор в нашей стране.

Ясно, что большевицкая идеология и практика рано или поздно будут в России осуждены. Но, как мы видим, ситуация складывается таким образом, что лучше – раньше, чем позже. Тогда и только тогда всё наше общество, в т.ч. и государственные чиновники, научатся отличать интересы революционеров от интересов Отечества; преступления партии – от ратного подвига народа, в т.ч. в 1941-1945 гг., а справедливую борьбу за права и свободы – от работы на иностранные генеральные штабы и разведки.

И.Б. Иванов, Председатель РОВС

Источник: pereklichka.livejournal.com

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж