Официальные данные по инфляции — это отличный пример расхожего выражения «средняя температура по больнице». Все понимают, что товары в магазинах дорожают значительно быстрее, чем об этом сообщает Росстат. Но насколько велика разница? Независимый аналитик Дмитрий Адамидов подсчитал, что реальные темпы роста потребительских цен примерно на треть выше тех, о которых радостно рапортует официальных статистический орган страны.
 

Предисловие и немного об истории вопроса

Первый материал на данную тему я подготовил ещё в 2011 году, сотрудничая с «Инвесткафе».

Их даже получилось два (1 и 2). Тогда впервые меня серьезно озаботил вопрос о том, что экономическая статистика в нашей стране систематически искажается и я попытался найти способ вычислить действительные темпы инфляции и, следовательно, роста реального ВВП.

Материал получился довольно-таки скандальным, его даже пересказала «Независимая газета» и, к слову, нашла в нем ряд неточностей. Ходили слухи, что на одной из пресс-конференций журналисты задали главе Росстата Александру Суринову провокационный вопрос по следам материала в «Независимой», и тот в ответ посоветовал всем читать книгу Василия Леонтьева «Межотраслевой баланс» и не приставать к нему с ерундой.

В общем-то иного ответа ожидать и не приходится, ибо и положение обязывает, и честь мундира тоже. Но нынешнее возвращение к теме продиктовано вовсе не желанием лишний раз подразнить статистические ведомство.

Причины гораздо прозаичнее. Росстат по поручению правительства или по собственному разумению может считать инфляцию и ВВП так, как ему заблагорассудится, и с этим мало что можно поделать.

Однако, когда тебе по телевизору сообщают, что инфляция составила 5-6%, а в магазинах всё выросло на 15-20% это не только раздражает, но и просто элементарно неудобно. Ибо и населению, и бизнесу нужно планировать доходы и расходы. И, что не менее важно, составить адекватное мнение относительно того, что же на самом деле происходит в экономике.

Поэтому, представленный материал носит сугубо прикладной характер и нападки на статистические органы в нём сведены до минимально возможной степени. Хотя про сакраментальное «Надоело врать!», прозвучавшее из уст бывшего директора НИИ статистики В. М. Симчера в том же 2011 году совсем уж забывать не стоит. Но, повторюсь, это не является основной задачей.

Коллизия

Если попытаться коротко описать коллизию, то она состоит в том, что темпы инфляции, используемые Росстатом для расчета дефлятора ВВП (и соответственно для индексаций пенсий, пособий и прочих социальных выплат) представляются заниженными. И уж точно не соответствующими т.н. «индивидуальной инфляции» для тех целевых групп, которые получают эти самые пенсии и пособия.

Официально накопленная инфляция в России за период с 2002 по 2016 годы составила 479,8%. Данные по номинальном ВВП, дефлятору и реальному ВВП для удобства дублированы в Приложении (Таблица П1).

Ниже на рис.1. представлена динамика дефлятора ВВП – индекса на основе которого вычисляется реальный ВВП и который одновременно с этим является основным индексом потребительских цен, используемым Росстатом.

Рис.1. Накопленная инфляция

Все бы ничего, но когда начинаешь сравнивать приведенные данные с собственными потребительскими расходами, то поневоле возникает недоумение. Поскольку отличаются они едва весьма существенно, что очень заметно именно на больших временных горизонтах. Например, по Москве (личный опыт):

электроэнергия

В 2002 году одноставочный тариф для населения составлял 53 копейки, в 2009 году – 2,1 руб. (+398% к 2002 году), а в 2016 – году – 5,03 руб. (+949% к 2002 году);

ЖКХ

За однокомнатную квартиру площадью 31 кв. м. в 2002 году приходилось платить 512 руб. в месяц, в 2009 уже 1642 руб. (320,7% к 2002 году), а в 2016 – 3146 руб. (+614,5% к 2002 году);

проезд в метро

Одна поездка в 2002 году стоила 7 рублей, в 2009 – 22 рубля (+ 314% к 2002 году), а в 2016 от 28,3 до 50 рублей в зависимости от количества поездок (рост от 405% до 714% к 2002 году)

Ну, хорошо, в Москве, возможно, жизнь дорожала быстрее. Давайте посмотрим, что происходит в провинции. Карелия, Беломорский район. Черный хлеб (социальный товар, по идее цена на его должна расти медленнее чем все остальные): предельная цена в 7,6 руб. за буханку в начале 2002 года, 23,8 к середине 2009-го (+313% к 2002 году), и аж 43,9 руб. к середине 2014 (+577,6% к 2002 году).

Нет, конечно, есть товары и услуги, подорожавшие меньше чем индексы Росстата. Например, бензин. В 2002 году в Москве АИ-92 стоил 9,87 рублей, а в 2016 около 38 рублей. Что составляет «всего» +385% к 2002 году, при общем индексе в 479,8%. Меньше дорожали импортные товары, особенно в периоды укрепления рубля. Другие дело что в периоды резкой девальвации они просто исчезали с рынка и заменялись более дешевыми аналогами.

Опять же норковые шубы, бриллианты и айфоны вышедших из моды моделей либо дорожали скромнее, либо вообще дешевели. И это позволило Росстату сравнительно честным способом сформировать приемлемый дефлятор и обеспечить нужный рост ВВП. Но мы уже согласились с тем, что нас проблемы Росстата не волнуют. Наша задача – получить максимально объективную информацию, причем желательно без слишком больших трудозатрат. Попробуем её выполнить.

Метод

Метод предлагается очень простой. Если по каким-то причинам невозможно полностью полагаться на подсчеты, совершаемые в деньгах, то можно себя проверить, обратившись к статистике перевозок. Она тоже не свободна от искажений (например, не учитывается контрабандные грузы, по автотранспорту учет в ряде стран часто может быть неполным, а возврат товара и простои увеличивают объемные показатели перевозок, но не приводят к росту ВВП), но все же целенаправленно по заданию правительства, по крайней мере у нас, не корректируется. Поэтому как средство проверки адекватности расчета ВВП и определения реальной инфляции вполне может быть использован. Каким образом?

Дело в том, что между динамикой ВВП и динамикой грузооборота существует достаточно хорошо прослеживаемая взаимосвязь. Особенно если речь идет о временных отрезках на которых в экономике не происходит резких изменений.

Рассмотрим это на примере ЕС. Который ценен для нас, во-первых, тем, что это наш крупнейший торговый партнер, а, во-вторых, тем, что статистические службы ЕС в крупных махинациях практически никогда никто не обвинял, в отличии от тех же США и Китая. Кроме того, статистика ЕС выгодно отличается в том смысле, что абсорбирует в себе все особенности отдельных стран и в целом более сопоставима с ситуацией в России, чем любой другой регион планеты.

У Евростата есть интересующий нас показатель: отношение грузоперевозок к ВВП (Index of inland freight transport volume relative to GDP, подробно — Таблица П2). Ниже на графике показано это самое соотношение, а также темпы роста ВВП и грузопотока с 2002 до 2014 гг.[1] Рис.2.

Рис. 2.На момент подготовки материала (апрель 2017 года) Евростатом были подведены итоги только по 2014 г.

Как видно, с 2002 года выделяется два основных периода:

 до начала кризиса 2008 года, когда соотношение темпов прироста грузоперевозок к ВВП примерно равнялось единице (или 100%);

 после кризиса 2008 года, когда соотношение темпов прироста грузоперевозок к ВВП снизилось до примерно 90%.

Объяснение данного феномена представляет собой отдельную и, надо сказать, достаточно интересную задачу. Я полагаю, что в основном тут дело в пресловутом «количественном смягчении» (попросту говоря – эмиссии), запущенном с 2009 года. Каковое вроде бы создает дополнительную стоимость в сфере финансов, страхования, юридических и государственных услуг, а самое главное – скрывает реальные убытки у банков. Но на потребительский рынок эти деньги в основе своей никак не попадают, обращаясь внутри кредитно-финансовой системы. Впрочем, это тема для совершенно иного разговора.

Мы же в рамках нашего исследования для себя зафиксируем следующий факт: статистика ЕС показывает, что индекс «грузооборот/ВВП» достаточно стабилен и более того – следует за стадиями делового цикла.

Соответственно, можно предположить, что данная закономерность характерна не только для ЕС, но и для других стран, включенных в глобальную мировую экономику. В том числе и для России.

Грузооборот и ВВП в России

Проанализируем официальные статистические данные, характеризующие ВВВП и грузооборот (см. Приложение, Таблицы П1 и П3). Ниже на графике показана сравнительная динамика реального ВВП и грузооборота (год к году).

Рис.3. Сравнительная динамика реального ВВП и грузооборота.

Легко заметить, что ВВП и грузооборот меняются также вполне синхронно. За исключением периодов 2005-2008 гг. и 2011 года, когда ВВП растет существенно быстрее, нежели грузооборот. Строго говоря, данное расхождение может быть вызвано как объективными причинами, так и занижением дефлятора (в результате чего увеличивается оценка реального ВВП и соответственно, повышаются темпы роста).

Если предположить, что в указанные периоды рост ВВП действительно столь сильно обгонял рост грузооборота, то это должно означать, что в экономике потребление услуг обгоняет потребление товаров. Причем услуг, не связанных с физическим перемещением грузов: финансовых, страховых, информационных, образовательных, аренда недвижимости и т.д.

При этом, важным условием является именно не попадание полученных от реализации этих услуг доходов на товарный рынок. Если вы, например, сходили на прием к врачу, а врач, получив от вас плату за свойи услуги, пошел в ресторан или в магазин, эта транзакция так или иначе все равно попадет в сферу материального производства и потребления и вызовет рост грузооборота. А вот если банк или девелопер получил прибыль и не растратил её, а инвестировал в ценные бумаги, ил вывел прибыль за границу, то в этом случае действительно рост ВВП может не сопровождаться ростом грузооборота.

С одной стороны, мы действительно наблюдаем такое, особенно в период с 2005 по 2008 годы. Согласно Росстату ВВП, произведенный в секторах: J: «Финансовая деятельность» и K: «Операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг» в сопоставимых ценах вырос за указанный период более чем на 50%, а в номинальных ценах – более чем вдвое. Действительно, с 2004 года в России имел место бум на всех финансовых рынках, и наблюдались раскаленные добела цены на аренду коммерческой недвижимости, особенно в крупных городах.

Однако, если мы посмотрим на тот вклад, который вносят указанные сектора в общий рост ВВП, по увидим, что весь прирост за счет «нематериальных» услуг объяснить невозможно. Их вклад составляет от 1 до 1,5%, тогда как общий прирост ВВП по подсчету Росстата составлял в эти годы 5-7%. А все остальные отрасли так или иначе должны были выйти в сферу материального производства и потребления и, следовательно, неизбежно увеличить грузооборот. То есть разрыв в 1% между темпами роста грузооборота и ВВП в эти годы вполне возможен, но никак не 3-5%. Тем более что согласно известной мантре «экономика России носит сырьевой характер» и такого объема нематериальных активов мы просто в те годы не создавали.

Вывод из сказанного напрашивается один – оценка реального ВВП Росстатом все-таки завышена. Особенно это хорошо видно на следующем графике, где представлено соотношение грузооборота к ВВП по ЕС и РФ. Если по ЕС индекс «ныряет» (то есть снижается грузооборот и значение индекса падает с примерно 1 до 0,9) только после кризиса 2008 года, то в России он делает это дважды: сначала плавно сползает в 2005-2007 годах, а потом уже вместе со всеми после кризиса.

Рис.5. Сравнение индекса грузооборот/ВВП по ЕС и РФ. *По ЕС значение индекса на 2015 год принято на уровне 2014 года.

Как это понимать? У нас кризис начался в 2005 году? Или тоже было «количественное смягчение» но мы его не заметили? [прим. автора — на самом деле помощь банкам после кризиса 2008 года у нас была, но все же не такая масштабная как в ЕС и США.] Разумеется, ни то, ни другое. Просто надо подкорректировать дефлятор ВВП. Чем и предлагается заняться.

Вычисление «правильного» дефлятора

Правда для этого потребуется несколько промежуточных шагов.

Во-первых, сформировать гипотезу относительно поведения индекса грузооборот/ВВП. Я предлагаю исходить из следующего:

 в период 2002-2004 гг. динамика грузооборота и ВВП в целом должны совпадать и значение индекса грузооборот/ВВП должно находиться в районе единицы

 с 2005 по 2008 годы, как мы выяснили, начался опережающий рост в секторе «нематериальных» услуг, который добавлял в ВВП примерно 1-1,5% в год. Соответственно, к 2008 году накопленный индекс грузооборот/ВВП должен был снизится примерно до уровня 0,95 или чуть ниже (3,5 года по полтора процента в год дает нам по формуле сложного процента 5,3 процентных пункта);

 далее происходит кризис 2008 года (он у нас начался в ноябре месяце) и за следующие год с небольшим индекс грузооборот/ВВП вернулся к единице, а может быть даже стал больше единицы в 2009-2010 гг.[1].

[Прим. автора — это в корне отличается от ситуации от США и ЕС, где за счет эмиссии финансовый сектор накачали виртуальной прибылью и потому ВВП не снизился, а даже напротив – вырос и обеспечил тем самым падение индекса грузооборот/ВВП до уровня 0,9.]

 с 2011 по начало 2014 года опять имел место рост, пусть и довольно скромный. При этом, финансовый сектор ожил одним из первых. Соответственно, вполне логично предположить что индекс грузооборот/ВВП к 2011 году опять попытался отправиться в район 0,95-0,96;

[Прим. автора — по рублевому индексу ММВБ докризисный уровень был достигнут в начале 2010 года, а по долларовому индексу PTC к середине 2011 года был достигнут уровень в 80% от пиковых значений 2008 года. Таким образом, это позволяет говорить о том, что к 2010-2011 гг. большая часть капиталов вернулась на российский финансовый рынок.]

 ну и, наконец, с присоединением Крыма весной 2014 года, наложенными вслед за этим санкциями, бегством капитала и ценовой войной на нефтяном рынке начавшейся осенью-зимой 2014 года началась вторая волна кризиса, которая вновь вернула индекс грузооборот/ВВП к уровню 1,00-1,02.

Ниже на графике представлена описанная гипотеза.

Рис.6. Моделирование

Следующий шаг: пересчитаем в соответствии с изложенной гипотезой и имеющейся динамикой грузооборота (см. Приложение, Таблица П3) темпы роста реального ВВП и сравним их с официальными данными, которые нам дает Росстат.

Рис.7. Расчетный и официальный ВВП

Как можно убедиться, наши расчеты опровергают неявно сформулированный тезис Росстата о том, что сейчас мы живем лучше, чем до кризиса 2008 года. Впрочем, на бытовом уровне это ни у кого больших сомнений не вызывает. Что же до абсолютных значений, то почти 66% роста за период 2002-2016 гг. превращаются всего-навсего в 30% с небольшим (Подробные расчеты содержатся в Приложении, Таблица П4).

Или в среднем рост на 2% в год в течении 15 лет. Весьма скромно и ни о каком, конечно же, удвоении ВВП речи не идет. [Прим. автора — напомню, в 2003 году руководством страны ставилась задача удвоить к 20013 году ВВП в реальном выражении. Но даже согласно данным Росстата выполнить её не удалось.]

Ну и финальный аккорд – какова же на самом деле реальная инфляция, и как она соотносится с официальной. Ответ ниже.

Рис. 8. Реальная инфляция

Получается, что накопленная инфляция к 2016 году составила не 480% как утверждает Росстат, а примерно 610%. Что, на мой взгляд, более похоже на правду, с которой подавляющее большинство населения страны сталкивается ежедневно в магазинах и при оплате коммунальных услуг.

Инструкция по дальнейшему использовнаию

В заключении попробуем сформулировать общие правила, которые помогут читателю самостоятельно и без излишне сложных расчетов самостоятельно определять реальное положение дел в экономике и заодно проверять Росстат.

Шаг первый – ищем статистику по грузообороту. Она в принципе бывает и помесячная, но в первые полгода надо быть осторожным, ибо цифры могут сильно плясать из-за особенностей системы сбора статистической информации. Поэтому чем ближе к концу года, тем надежнее оценки.

Шаг второй – определяем возможное значение индекса грузооборот/ВВП. Если не слишком усложнять, то правила примерно такие:

 если на дворе кризис (санкции, конфронтация, инвесторы бегут сломя голову с нашего рынка и т.д.) , то индекс грузооборот/ВВП будет находиться в диапазоне 1-1,02. Может быть и выше, но пока выше он не уходил;

если на дворе «процветание», мир-дружба с Западом и/или Востоком, рынки ломятся от иностранных инвесторов и т.п., то индекс грузооборот/ВВП будет находиться в диапазоне 0,94-0,95.

[Прим. автора — да, разумеется все выше сказанное верно для существующего технологического уклада. Нас уже много лет стращают тем, что вот-вот мир решительным образом изменится, придут роботы, вытеснят людей с рабочих мест и вообще будет бог знает что. Но пока роботы еще до нас не дошли указанными правилами можно пользоваться. Уж ближайшие лет 7-8 точно.]

Шаг третий – делим темп роста грузооборота на значение индекса грузооборот/ВВП и получаем темп роста реального ВВП Шаг четвертый – сравниваем то, что у нас получилось с тем, что говорит о росте ВВП Росстат или же Минэкономразвития. Если значение у нас расчетное значение получилось выше, то, скорее всего, дала сбой транспортная статистика – там тоже есть сезонность и квартальные данные могут содержать серьезные искажения. Так что лучше использовать цифры правительства, исходя из того, что они себе не враги и занижать экономический рост не будут. А вот если ваша цифра получилась ниже, то это повод задуматься: а нет ли здесь намеренных искажений.

Как показывает анализ последних пятнадцати лет, серьезные расхождения были в половине случаев: инфляция занижалась в период с 2005 по 2009 годы, а также в 2011 и 2014 годах (подробнее см. в Приложении Таблица П4). В остальное время всё считалось более или менее честно. Кстати говоря, этому факту можно найти достаточно простое объяснение:

 во-первых, показатели правятся в кризис. Так было в 2009 году и в 2014. Думаю, что сугубо по политическим причинам;

 кроме того, показатели активно правились в период, когда перед правительством стояла задача удвоения ВВП, а ВВП совершенно не хотел удваиваться. Так было в период с 2005 по 2008 годы. Тогда же, если вспоминать историю проводились мало популярные реформы: монетизация льгот, реформа ЖКХ, реформа РАО ЕЭС, сопровождавшаяся диким ростом цен и это пытались ретушировать всеми доступными способами, в том числе и статистически.

шаг пятый, заключительный — если цифра по реальному росту ВВП у вас все же ниже, чем у правительства, то берем цифру правительства, умножаем на официальную инфляцию и делим на получившуюся у вас цифру. Должна получиться реальная инфляция.

[Прим. автора — Важно: это всё делается в виде индексов, то есть если в сообщении написано инфляция составила 1% годовых, то вы преобразуете её в индекс 1,01 и потом осуществляете все описанные вычисления]

Приложение

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен