В условиях, когда государство слабое, когда жизненный уровень населения приближается к нищете, власть капитала усиливается, полагает эксперт.

Трудно найти тему более злободневную, чем заявленную в названии статьи. Ведь господствующий класс (ГК) по определению оказывает решающее влияние на состояние общества, направление его развития, формирует основные "правила игры". В стране. Он во многом решает за каждого из нас, как нам жить, что хорошо, что плохо, кого мы должны выбрать в лидеры, какая партия должна быть правящей, как распределить доходы общества, с кем дружить нашей стране и с кем ссориться, какую культурную продукцию должен "пипл хавать" и многое другое. Кто же этот социальный класс? Каким образом его определить, распознать?

Господствующим классом, согласно преобладающей точке зрения, является экономически господствующий класс, то есть класс, которому принадлежат основные средства производства, большая часть капитала страны. В принципе, я считаю такой подход правильным. Тем более что сами лидеры этого класса прямо претендуют на эту роль. "Политику в России – утверждает Б. Березовский – делает не народ, а тысяча человек. Потому что деньги – это основной инструмент влияния на политику" (Новая газета. 2002 г., № 35).

В условиях, когда государство слабое (как в нынешней России), когда жизненный уровень населения приближается к нищете, власть денег, капитала усиливается. И хотя подобную точку зрения в какой-то мере подтверждают даже В.В. Путин, Ю.М. Лужков, В.А. Зорькин и многие другие (утверждая или намекая на то, что государственная власть в современной России определяется олигархами), я считаю ее упрощенной. Может ли какая-то тысяча человек (даже если им принадлежит более 50% национального капитала) быть классом, господствующим в стране? В это поверить трудно; без союзников ей не обойтись.

Подходы и критерии для выявления ГК (господствующего класса), характерные для устоявшихся и стабильных обществ, вряд ли без корректировки подходят для выявления класса-гегемона современной России, находящейся в переходном ("от чего к чему" – не ясно) и кризисном состоянии, и, констатируем важный факт, стремящейся – усилиями реальных властей – сохраниться и закрепиться в этом состоянии. Хотя страна находится, по словам Президента, в "драматической ситуации" и "мы уподобляемся тяжело больному человеку, который не знает своей болезни", власть имущих не проявляет желания выйти из этой ситуации.

Очевидно, что есть социальные силы, которые в этом заинтересованы. Господствующим может быть только тот класс, который осознал этот интерес как собственный и имеет волю (то есть является, по Гегелю и Марксу, "классом-для-себя"), чтобы защищать его на корпоративной основе. Сегодня господствуют те, кто активно заинтересован в сохранении сложившейся при Ельцине-Гайдаре-Чубайсе системы и имеют для этого ресурсы. Такова гипотеза, из которой по-моему мнению, следует исходить.

На роль ядра основной части этого класса в первую очередь, конечно, могут претендовать те, кого в народе называют прихватизаторами (термин не научный, но более точного слова найти не могу), то есть те, кто получили за гроши или "по знакомству" собственность, принадлежавшую всему народу, и имеют огромные доходы, либо перепродавая ее, либо кладя прибыль с работающих предприятий в свой карман и переводя значительную часть ее за границу. Сотни миллиардов долларов национального богатства поглотила эта ненасытная прорва и продолжает поглощать. Наиболее жирные куски захватили финансовые группировки, владельцы нефтепромыслов, заводов, производящих цветные и черные металлы, алкогольные напитки, а также телевизионные магнаты.

Нам говорят, что приватизация была необходима, поскольку "страна нуждалась в новом эффективном собственнике", а капиталов, необходимых для приобретения собственности, ни у кого в стране не было. Все это, мягко говоря, оказалось неправдой. Во-первых, деньги были! На счетах в сберегательных кассах России лежало, если перевести рубли в доллары, не менее $300 млрд (!). Но эти суммы обесценили, "обнулили", а собственность… раздали своим…

Во-вторых, на деле новый собственник оказался неэффективным (даже в относительно успешной "нефтянке" при значительном росте занятых производство далеко отстает от советских времен). По свидетельству А. Солженицына (вначале приветствовавшего рыночные реформы), "спустили все национальное достояние ворам, паразитам, которые и не думали запускать производство". Подтверждением того положения выступают опубликованные работы В. Поливанова.

Есть кража, "Величайшей кражей" в истории человечества стала российская приватизация. Это глубочайшая родовая травма нынешнего российского общества, залечить которую никак не удается и, очевидно, не удастся, если не пересмотреть результаты приватизации. Правые не только оправдывают такую приватизацию, но и все силы государства направляют на защиту собственности, нажитой таким путем. Как утверждал М. Касьянов, будучи председателем правительства Российской Федерации, "защита государства не является для нас приоритетом, приоритетом для нас является защита частной собственности".

Акт реальной российской приватизации, в высшей степени криминальный, породил мощную криминальную волну, перестроил все российское общество на этой криминальной и полукриминальной основе. С. Говорухин очень точно - не только в публицистическом, но и научном смысле – назвал свой фильм и свою книгу "Великая криминальная революция". Результатом этой революции стало формирование режима, который можно было бы назвать криминал-капитализмом.

Прихватизаторы – ядро ГК (господствующего класса), но далеко не весь класс. Без государственной бюрократии (чиновничества) они не смогли быть реально властвовать. Раковая опухоль криминальной приватизации неизбежно возбудила метастазы в государственном аппарате, создав обширную группу коррумпированного российского чиновничества. (Сегодня в России столоначальников почти столько же, сколько их было во всем Советском Союзе).

Невежество, произвол и корыстолюбие российских чиновников стали притчей во языцех. Аппетит у них хороший и добыть себе дополнительный паек они умеют. Коррумпированность российских чиновников прославлена во всем мире. На взятки в последние годы уходят суммы, сопоставимые с бюджетом страны (!) – $38 млрд, согласно исследованию фонда "Индем". Даже если эти цифры преувеличены в 2-3 раза, масштабы коррупции громадны. По свидетельству Генеральной прокуратуры, взятки берут 85% чиновников. Но чиновничество жиреет не только на взятках.

Большая группа высших государственных чиновников хорошо подхарчилась, например, на ГКО, ставшем важнейшей причиной финансового краха 1998 г.. По свидетельству знающего ситуацию А.Вольского, государство на продаже ГКО заработало около $6 млрд. "По-братски" поделили между собой крупные российские финансисты, госчиновники (в т.ч. 170 чиновников высшего ранга, по свидетельству в Госдуме первого зама Генпрокурора России) и иностранные стервятники, вмиг слетевшиеся на запах невероятно богатой добычи (от 50 до 200% годовых). Даже цифры на порядок меньше свидетельствовали бы о преступлении века. Такого рода факты неисчислимы, еще больше пока неизвестных подвигов чиновников. И все остается безнаказанным! При таких масштабах коррупции страна не только развиваться, но и существовать не может.

Реальные власти (исполнительная власть, чиновничество, прихватизаторы) нуждались в поддержке такой влиятельной общественной группы как высшей управленческий персонал (директора предприятий, крупные военачальники, руководители силовых подразделений, СМИ, и т.п.). В начальный период реформ эту категорию называли "красными директорами", склонными к оппозиции радикально-либеральным преобразованиям. Реформаторы кардинально изменили ситуацию в свою пользу методом древним и безотказным – кнута и пряника.

Некоторых убрали, других решили привлечь возможностью стремительного продвижения по службе (вспомним как генерал-майор Грачев за свои "подвиги" в 1991-1993 гг. в мгновение ока стал генералом армии), третьих "переориентировали" большими и очень большими деньгами. Во-первых, им дали возможность приобрести львиную долю акций, порой контрольные пакеты. Лояльность этой категории стоила недешево, но и экономически, и политически она вполне окупилась, поскольку при почти полном отсутствии производственной демократии, социальной защиты (включая профсоюзы и др.), контроль руководителей над персоналом почти безграничен. Конечно, не всех удалось "переориентировать". Но многих.

В ГК (господствующий класс) входит значительная часть профсоюзной номенклатуры, которая в гораздо большей мере является приводным ремнем реальной власти, чем это было в советское время (тогда, пусть и под руководством партии, профсоюзы все-таки защищали своих членов). Шмаков и подобные ему нейтрализовали социальную энергию трудящихся, разбазарили огромную профсоюзную собственность (в этом еще, надеюсь, предстоит разобраться подробно), раздробили профсоюзы на конкурирующие группы. Они фактически разрушили профсоюзы (Когда в ТВ-передаче Млечина, посвященной социальным проблемам, спросили массовку, кто состоит в профсоюзе, поднялась только одна рука!). Господствующему классу России настоящие массовые профсоюзы не нужны. Нужны шмаковы и "шмаковдявки" (из лозунгов первомайской демонстрации), которые блокируют массовое создание профсоюзных организаций.

Верхний слой людей, занимающихся торговлей и посредничеством. Сегодня в России "вся страна торгует" – слишком большой процент самодеятельного населения занят в этой сфере и оттягивает на себя не пропорционально большую – по сравнению с другими странами – долю национального дохода. Еще важнее тот факт, что торговая надбавка в России примерно в 2-3 раза выше, чем в развитых странах. 30% доходов бюджета страны – за счет налогов от торговли. Отметим также тесную привязанность этой сферы к криминальным структурам и коррумпированной части милиции.

Криминальная социальная среда, преступный мир. Они – плоть от плоти приватизации и прихватизаторов, это другое лицо российской приватизации. Российский криминалитет известен всему миру своей многочисленностью, агрессивностью, высокой организованностью, обширными связями с властью и силовыми структурами. По данным Интерпола, в России насчитывается около 15 тысяч организованных преступных групп (ОПГ). Данные российских служб несколько скромнее, но и они указывают на тысячи групп. Обороты криминального капитала огромны (Европол дает цифру в $200 млрд). Даже сумма на порядок меньше способна шокировать тех, кто разбирается в экономике. Наиболее крупные доходы имеют наркодельцы (по оценкам Госнаркоконтроля, их доходы составляют около $15 млрд в год), производители "паленой" водки, если 30% объема продаваемой водки – паленая, то доход должен составлять десятки миллиардов). По данным МВД, последние только в Тольятти недавно имели 15 организованных преступных групп и одно организованное преступное сообщество (ОПС), численность активных "боевиков" составляла более 1000 человек. В Набережных Челнах только одна ОПГ могла "поставить под ружье" сразу 500 человек.

Социальную базу составляет молодежь, впитавшая в себя "романтику" преступного мира, превращенного усилиями кино и телевидения в героев нашего времени, безработные, бывшие спортсмены, военнослужащие, сотрудники милиции и др.

Зарубежный (американский, израильский, европейский и др.) капитал (при мощной государственной – открытой и скрытой – поддержке), стремится активно контролировать экономическую, культурную и политическую ситуацию в России. Возможности у него – в союзе с прихватизаторами, чиновниками и др. – огромные.

Известно, что процессом приватизации в России руководили зарубежные советники и эксперты; как выясняется, время они даром не теряли – и свои капиталы увеличили, и секретную информацию о выгодных объектах приватизации за рубеж передавали…

В зарубежных банках пристроили свои капиталы на сотни миллиардов долларов разнообразные российские "патриоты".Известные ученые, экономисты такие как Д.Львов, доктор экономических наук Анисимов утверждают, что на Запад ушло не менее $500 млрд. Никто, никогда, нигде не оказывал такой помощи другим странам, как нынешняя бедная, слабая Россия оказала Западу. Добавим к этому злотовалютный резерв России (более $130 млрд), большая часть которого за мизерные проценты переведена в зарубежные банки (предполагают, что они контролируются российскими олигархами!). стабилизационный фонд (более $20 млрд также уютно расположился вдали от России). Догадываетесь, кого он стабилизирует?

Западный, прежде всего американский, капитал стал совладельцем многих прибыльных российских предприятий (например, РАО ЕЭС, ЮКОС, Газпром и многих других). Иногда предприятия скупались за бесценок для того, чтобы они не работали (ВПК или близкие ВПК). Но до сих пор зарубежный капитал не помог создать ни одного высокотехнологичного предприятия.

Из опубликованных авторских источников следует, что соглашения с американцами о разработке нефти и газа на Сахалине обернулись для нас не ожидаемыми доходами, а только потерями на огромные суммы – от $50 до $100 млрд.

"Дьявольский насос" Запада, по выражению академика М.Н. Моисеева, отсасывает и перекачивает все, что полезно для Запада – природные ресурсы, материальные богатства и предметы искусства, финансы (даже золото-валютный запас), лучшие ученые мозги, деятелей искусства и т.д. и т.п.

Созданный приватизаторами, чиновниками и др. группами режим (криминал-капитализм) не может существовать без разного рода обслуги, более того, включает в себя верхушку этого слоя. Речь идет о той части обслуги, чье благополучие порождено "радикальными реформами", приватизацией и которая кормится за счет приватизации и прихватизаторов. Эти люди добровольно принимают ценности нового господствующего класса и осознано служат его интересам.

– Многочисленное племя экспертов, политтехнологов, идеологов и пропагандистов (доморощенных и зарубежных) за "очень хорошие" деньги навязывают лозунги, идеалы и ценности класса-гегемона всему населению.

– Журналистский радикально-либеральный "актив" (включая большинство иностранцев, работающих по российской тематике). По точной формулировке главного редактора социалогического журнала РАН "СОЦИСА" профессора Ж.Т. Тощенко, "профессия литератора и журналиста оказались низвергнутыми из сферы творчества в сферу обслуги частных интересов и манипулирования общественным сознанием и пользуются вполне заслуженным стабильным презрением у простых людей" (подчеркнуто мной). Журналистская обслуга формируется, конечно, с помощью непомерных "дотаций" от государства и соответствующих зарплат. Гусинский, к примеру, получил от государства в свое время (при Ельцине-Гайдаре), по словам Президента РФ, кредитов и телевизионного оборудования на сумму в $1,5 млрд. И, тем самым, возможность скупать нужные ему журналистские кадры. (По свидетельству бывшего руководителя НТВ Иордана, десять ведущих журналистов НТВ получали тогда ежемесячно по $50 тыс. и больше. Между прочим, в сумме это больше, чем тогдашняя зарплата всех депутатов ГД) Для этих людей "свобода слова" - возможность "свободно" продаваться тем, кто больше заплатит. А кто может заплатить больше, чем прихватизаторы?

– Многочисленная группа тех, кто называет себя "творческие работники" – писатели развлекательного, растлительного жанра, кинодеятели, создающие "штрафбаты", "детей Арбата" на потребу новых властителей, работники шоу-бизнеса, эстрадные артисты и попса разного рода и все другие, прикормленные прямо или через государство имущим классом и выполняющие его идеологический заказ (иногда даже не осознавая этот факт).

– Прибавим к ним привилегированную охрану (порой, группы боевиков) этого "бомонада".

Итак, девять, казалось бы, очень разных социальных групп. Но в действительности все они - "одной крови", их многое соединяет и роднит, делает единым классом-гегемоном.

– Прежде всего, все они – привилегированные продукты нелегитимной приватизации и других "радикальных реформ".

– Все вместе они (примерно 5-10% населения) контролируют подав­ляющую часть капитала страны. Владеет гораздо меньший процент: здесь 1000 человек владеет более чем половиной национального капитала страны. Контро­лируют же не только олигархи, но и чиновничество, и обслуга, и др. Эта группа присваивает не только львиную долю вновь созданной стоимости, но и стоимость, созданную в советское время, и стоимость, предназначенную для воспроизводства населения (льготы, пособия матерям, расходы на образование, медицину, подготовку рабочей силы и др.).

– Все обозначенные группы (прихватизаторы, чиновники, обслуга и проч.) получают в основном не заработанные, не заслуженные ими доходы. Заработанная, заслуженная часть составляет незначительную часть их доходов. Причем преобладающая часть доходов вывозится за рубеж, используется для развития не России, а других стран.

– Отсюда объективно возникающая заинтересованность в сохранении и укреплении режима, позволившего им получать такие доходы, а также статус, известность, политическую власть.

– Они противостоят объективно, как результат нелегитимного распреде­ления богатства и огромной социальной дифференциации, всему обществу, большинству населения России, едва сводящему концы с концами и выми­рающему.

– На этой основе формируется общий консолидированный интерес всех этих вроде бы различных групп.

– Общий интерес порождает выраженное корпоративное сознание, то есть общее понимание того, с кем объединяться и консолидироваться, кого поддерживать, чтобы сохранить свои привилегии и выгоды.

– Естественно, что в идеологическом отношении большинство из них - сто­ронники радикального ("отвязанного") "либерализма", то есть либера­лизма вненационального, антипатриотического, асоциального, недемо­кратического (см. признания А. Кара-Мурзы в "ЛГ" и М. Ходорковского в статье "Кризис российского либерализма").

Тем временем российский работник получает в 4 раза меньшую долю в созданной им стоимости, чем западный работник. По данным академика Д.С.Львова, американский рабочий получает $16 из $27 cозданного им продукта. Российский работник – $1,9 из $7,6 созданной им стоимости. Догадайтесь сами, куда и кому уходят 77% созданной стоимости.

Анатолий Хутин – доктор исторических наук, профессор, заместитель начальника отдела Аналитического управления Аппарата Государственной Думы Федерального Собрания РФ, специально для Информационного агентства "Реалист".

Источник: realtribune.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен