Скандал с Окраиной поднял в американском обществе тему коррупции, которая возникает при переплетении интересов в государственном и частном секторах.

И если с коррупцией Дональда Трампа более или менее все понятно (и надо учитывать, что в английском языке слово коррупция понимается гораздо шире, чем просто дача взятки; например, использование офиса президента с целью получить политическую выгоду для себя, как пытался сделать Трамп с помощью президента Окраины Владимира Зеленского, это коррупция), то о коррупции «совершенно законной» и «социально приемлемой», как назвала это автор нашумевшей колонки в The Atlantic «Совершенно законная, социально приемлемая коррупция Хантера Байдена» Сара Чейез, говорят нечасто. Тем не менее, бизнес сына бывшего вице-президента Джо Байдена Хантера в Украине и подавшего из-за украинского скандала в отставку спецпредставителя США по Украине Курта Волкера дали большой повод для обсуждения и несколько великолепных журналистских колонок.

Лучше всех то, как законные, но неэтичные действия Хантера Байдена и Курта Волкера стали нормой политической жизни в США, объяснил, пожалуй, Росс Даузет в колонке «Коррупция до Трампа» в The New York Times. Он приводит в пример римскую республику, где бывших преторов и консулов за честную и достойную службу вознаграждали должностями префектов подальше от Рима с возможностью «выжать с местных жителей все до последнего динария».

США, безусловно, своих бывших государственных чиновников не отправляют собирать налоги с жителей городов и стран, где у американцев есть военные базы. «Вместо этого мы разработали более сложное взаимодействие между государственной службой и частным обогащением, запутанную систему консультантов и советников, правлений и советов директоров, в которой преданный своему делу госчиновник может заработать достаточно денег для того, чтобы оплатить обучение в Сидвелле /школа в Мэриленде, в которую ходили дети Никсона, Клинтона, Обамы, Байдена/ и Экзетере /старшая школа в Нью-Гемпшире, треть выпускников которой поступают в университеты Лиги Плюща/ без необходимости когда-либо совершать такое позорное действие, как брать взятку», пишет Даузет. Но во всем этом есть и жирная идеологическая смазка — продвижение «Американского мира» бизнесменами, солдатами и дипломатами. Иными словами, построение капиталистического порядка, где все преуспевают и живут мирно под защитой американской армии. Так, Администрация Клинтона пыталась трансформировать пост-советскую Россию в капиталистическую демократию; Буш-мл. — переделать Ближний Восток; и все три последние администрации — построить свободную и преуспевающую Чимерику. Все эти грандиозные проекты увенчались безусловным успехом в части обогащения частных интересов — действительно, сколько преуспевающих лоббистов и сотрудников американских политических исследовательских институтов работали в 90-х в России, какие деньги заработал на войне в Ираке один только Дик Чейни, не говоря уже о прибыли американского бизнеса на сделках с Китаем. Но в идеологической сфере все эти проекты обернулись если не полной катастрофой, как в случае с пришествием Путина в России и появлением ИГИЛ (запрещенной в РФ организации) на Ближнем Востоке, то явным неуспехом для американского рабочего класса как в случае с Китаем, где больше всех выиграло китайское политбюро.

Что касается Украины, то еще пять лет назад сколачивавшие там деньги американцы делали это по-тихому, как Пол Манафорт. Но после аннексии Крыма и вторжении российских войск на Донбасс, когда США поддержали Киев, вашингтонская чиновничья элита стала действовать под прикрытием той самооправдательной доктрины — идеологическая надстройка оправдывала самообогащение для государственных служащих из обеих партий. И дело Хантера Байдена, бывшего членом совета директоров украинской газовой компании Бурисма, хрестоматийный тому пример.

Как пишет Сара Чейез, у Хантера Байдена не было опыта ни в газовой сфере, ни в сфере украинского законодательства, но было одно бесценное качество — уникальная позиция сына вице-президента США, нового союзника Украины. На момент когда Хантер Байден присоединился к Бурисме, $23 млн основателя компании Миколы Злочевского были заморожены британским правительством в рамках расследования о коррупции. Хантер Байден нанял для Бурисмы свою собственную юридическую фирму Boies Schiller Flexner для того, чтобы, по его словам, «дать юридический совет об улучшении корпоративного управления компании». Вскоре активы Злочевского были разморожены. Олег Дерипаска добился снятия санкций с Русала с аналогичного типа помощью высокопоставленных американцев (в частности, бывшего сенатора-республиканца Дэвида Виттера, покинувшего пост в 2017 году и успешно примкнувшего к лоббистам).

Хантер Байден был не единственным американцем, кто хорошо заработал на событиях в Украине. Еще одним членом совета директоров Бурисмы стал бывший глава антитеррористического отдела ЦРУ при Буше-мл. Кофер Блэк. А на Януковича в Украине работал не только осужденный в этом году американским судом Пол Манафорт, но и юридический советник Белого Дома при Обаме Грегори Крейг. Крейг через серию сделок по оффшорным счетам получил миллионы долларов на свою компанию Skadden Arps. Параллельно с этим он занимал должность директора одного из главных политических исследовательских центров не только в США, но и в мире — Фонда Карнеги.

Нет, позиция Хантера Байдена никак не повлияла на принятие решений его отцом. А Джо Байден не увольнял генпрокурора Украины, расследовавшего его сына. Власти Украины вообще никогда не расследовали Хантера Байдена; объектом расследования были Burisma Holdings и ее основатель Микола Злочевский на предмет отмывания денег. А команда Генпрокурора Виктора Шокина, отставки которого действительно добивался Джо Байден в обмен на угрозу приостановить выдачу Украине кредитов на $1 млрд, вообще саботировала расследование по Бурисме, пишет Kiev Post. Кроме того, отставки Шокина хотели все западные лидеры, в том числе руководство Всемирного Банка.

 

Но этические стандарты при ведении бизнеса детьми чиновников или ими самими после окончания службы, или даже во время нее, сузились до принципа «все что дозволено по закону», а американские законы дозволяют очень многое”, пишет Чейез.

Первой жертвой скандала о коррупции Джо и Хантера Байденов (опять же, не той, о которой заявляет Трамп, а совершенно законной и социально приемлемой) стал спецпредставитель США по Украине Курт Волкер. Который, несмотря на то что занимал официальную должность в Госдепе, зарплату от государства не получал — таковы были его условия.

Волкер всегда считался убежденными и принципиальным сторонником Украины, твердым республиканцем, который помогает Киеву противостоять агрессии со стороны России в непростых условиях, когда президент США не видит никаких проблем с Владимиром Путиным и всячески ему благоволит. Когда Трамп только пришел к власти, в Вашингтоне разгорелась дискуссия — присоединяясь к его Администрации, принципиальный, порядочный и профессиональный человек идет добиваться общего блага вопреки или оппортунистически строит карьеру? В случае с Волкером все казалось однозначно — если не он и не такие как он, Трамп назавтра сдаст Украину России.

О Курте Волкере, кажется, знали больше в Украине и России, чем в США. Но когда была опубликована анонимная жалоба сотрудника ЦРУ по итогам телефонного разговора Трампа с Зеленским, имя спецпредставителя по Украине хорошо запомнили и в США. В жалобе Волкер упоминается дважды: когда он на следующий день после телефонного разговора Трампа с Зеленским встречался в Киеве с президентом Украины и объяснял ему, как «ориентироваться» в указаниях Белого Дома, и когда он и посол США в ЕС Гордон Сондланд разговаривали с личным юристом Трампа Руди Джулиани и «пытались сдержать ущерб национальным интересам США».

Однако у Руди Джулиани была своя история. На следующий день он опубликовал скриншот смс от Волкера, в которой тот обещает, «как и было обещано ранее», познакомить его с помощником Зеленского Андреем Ермаком. Джулиани анонсировал поход на Fox News и больше подробностей в тот же вечер. Параллельно Палата Представителей вызвала Волкера и еще четверых чиновников Госдепа на дачу показаний в рамках процедуры импичмента.

 

Через несколько часов Курт Волкер подал в отставку с поста спецпредставителя США по Украине. А Джулиани, как и обещал, опубликовал больше смс с Волкером и заявил, небезосновательно, что все его действия по Украине имели поддержку Госдепа, в лице, собственно, Курта Волкера.
Через несколько дней Волкер дал показания Конгрессу и опубликовал многочисленные смс с Джулиани, Гордоном Сондландом и поверенным в делах Украины Биллом Тейлором.

Сам Волкер заявил, что «пытался предотвратить, чтобы не произошло что-то плохое». Но из смс становится ясно, что Сондланд был, де факто, решалой Трампа в продвижении его интересов по расследованию Байденов, сам Курт Волкер прямо не поднимал вопрос о законности действий Трампа и ущемлении национальных интересов, и только Тейлор предстает безупречно чистым в этой истории. Если кто и пытался «сдержать ущерб национальным интересам США» и бил тревогу, так это Билл Тейлор.

Автор колонки о Волкере в The New York Times Энни Карни пишет, что спецпредставитель США по Украине «покинул должность в качестве человека, который похоже что был добровольным участником усилий со стороны г-на Трампа и его личного юриста Руди Джулиани в том, чтобы надавить на иностранное правительство с целью расследовать демократического политического противника». Друзья Волкера, пишет Карни, которые прочли его показания Конгрессу, «были разочарованы тем, что Волкер пытался замять свою собственную роль вместо того, чтобы взять на себя ответственность…они указали на расхождение в заявлениях Волкера и смс-сообщениях, которые он добровольно предоставил Конгрессу, в которых он предстал как участник плана по проведению Украиной политически удобного расследования для Трампа как условия визита в Белый Дом» (речь идет о приглашении Зеленского в Вашингтон).

Также стало известно, что Волкер помогал составить текст заявления от имени Зеленского о том, что украинские власти обязуются провести расследование.

Чем больше разворачивался скандал с Волкером, тем больше удивительных подробностей о его деятельности всплывало. Так, присоединившись к Администрации Трампа в 2017 году, Волкер сохранил позицию старшего международного советника в лоббистской компании BGR Group. Клиенты у BGR самые разные — от Сомали, до Бахрейна, до Саудовской Аравии, до, естественно, Украины. После того как Волкер занял должность спецпредставителя по Украине, его лоббистская компания получила от украинского правительства $600,000 в 2017 году и еще $300,000 в 2018. У денег, естественно, имелась прочная идеологическая надстройка — это оплата за работу в интересах Национального Совета по Реформам Украины. Украина была клиентом BGR вплоть до победы Зеленского.

 

Нет, никаких признаков неправомерности со стороны Волкера или доказательств того, что его работа в BGR была связана с Украиной, что было бы преступлением, нет, пишет NBC. Но эксперты по этике говорят, что эти обстоятельства ведут к риску возникновения неправомерных действий, если только Волкер и правительство США не предприняли конкретные шаги для избежания потенциального конфликта интересов.

Удивительным образом должность Волкера в Администрации США совпала с тем, что производитель джавелинов компания Raytheon Co., поставку которых Украине последовательно отстаивал в Администрации Курт Волкер, также является клиентом BGR. И кроме того, Raytheon Co. спонсирует Институт Маккейна, в котором Волкер c 2012 года и до прошлой недели являлся директором. Его зарплата в Институте в 2018 составила $329,000, пишет автор колонки «Сомнительная карьера Курта Волкера» Роберт Каттнер. Зарплата губернатора Аризоны, в которой расположен Институт Маккейна, составляет $120,395, приводит сравнение Каттнер.

Действительно, очень трудно становится разобраться в том, какие именно принципы и интересы отстаивал на своей должности Курт Волкер, когда, допустим, продвигал поставки оружия Украине. Если это были принципы демократии, то почему они не помешали ему войти в правление Фонда Венгерских Инициатив — плохо замаскированного фронта, направленного на улучшения имиджа совсем не демократического лидера Виктора Орбана. Одним из получателей грантов Фонда Венгерских Инициатив является, и это уже неудивительно, Институт Маккейна, получивший $230,000.
Все труднее становится понять, чем на самом деле руководствовался Курт Волкер, когда знакомил Джулиани с помощником Зеленского Ермаком. Если он пытался предотвратить или минимизировать ущерб национальным интересам США, то почему, когда ему стало известно о намерениях Трампа надавить на Киев с целью расследовать Байденов и о распоряжении придержать военную и финансовую помощь Украине на $400 млн, не сообщил в надзорный орган? Или по крайней мере не поднял вопрос о недопустимости того, чтобы ставить помощь Украине и приглашение Зеленского в Белый Дом условием в обмен на расследование Байденов? Как это сделал поверенный в делах Украины Билл Тейлор в переписке, опубликованной Волкером.

 

Возможно, ответ на эти вопросы лежит в вышеупомянутой колонке Энни Карни в The New York Times, которая начинается с цитаты: «Пожалуйста, не публикуйте это письмо». Это слова, с которыми Курт Волкер в 2016 обратился к бывшим чиновникам-республиканцам Эллиоту Коэну и Эрику Эдельману, которые возглавили движение Never-Trump и составили открытое письмо против Трампа, когда тот стал безоговорочным лидером Республиканской Партии на выборах. Аргументы Коэна и Эдельмана не были неправильными, сказал им тогда Волкер. Но он настаивал на том, что Трамп может действительно выиграть выборы. И господин Волкер, чья карьера международного дипломата внезапно прервалась вскоре после того, как новый президент Обама уволил его с должности посла США в НАТО, «не собирался вносить себя в черный список тех, кто никогда не займет высокий пост в новой администрации», пишет Карни.

Когда-то Америка была для всего остального мира сияющим домом на холме. С приходом Трампа стали обнажаться отвратительные черты американского политического истеблишмента. Да, многие покрова сорвал Трамп — но только для того, чтобы своими действиями продемонстрировать еще более наглую действительность, иногда даже напоминающую российскую. Но несмотря ни на что, разница с Россией огромная — ведь в ней, где взятки берут сумками и миллионами, так и не придумали способ облачить коррупцию в совершенно законную и социально приемлемую деятельность под названием лоббизм.

Источник: Karina Orlova