Пакистан – темная лошадка Южной Азии?

Среди самых крупных стран региона Южной Азии – Афганистана, Индии – Пакистан узнаваем наименьшим образом.

Однако этим государством интересуются чуть ли не все центры силы современного мира. И сам Пакистан старается усилить свое внешнее влияние, в том числе и на центральноазиатском векторе. О глобальном и региональном значениях государства поговорили в первой части интервью с автором книги "США и Пакистан: развитие двусторонних отношений в конце XX – начале XXI веков (1989-2019 гг.)" и научным сотрудником Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья института востоковедения РАН Александром ВОРОБЬЕВЫМ. Пакистан некоторые называют "темной лошадкой" Южной Азии, потому что о его соседях мы знаем намного больше, чем об этой стране. Чем интересна эта Республика? Как описать ее место в регионе и на глобальной арене? Исторически сложилось так, что Советский Союз гораздо более интенсивно развивал отношения с Индией. Отношения же с Пакистаном колебались от нейтральных до латентно враждебных.

Тем не менее, Пакистан – это весьма крупное государство с населением свыше 200 миллионов человек, занимающее стратегическое положение на стыке нескольких субрегионов Азии. Пакистан интересен своим транспортным потенциалом, в развитие которого в настоящее время инвестирует Китай, прокладывая через Пакистан сухопутный маршрут к Индийскому океану. В 2000-е и 2010-е годы Пакистан демонстрировал неплохие темпы экономического развития, однако в последние годы экономика страны стагнирует. В последние полтора десятилетия Исламабад проявлял все больший интерес к делам Евразии. В силу своего географического положения, экономического, военного и демографического потенциала Пакистан играет весомую роль в поддержании и укреплении стабильности на евразийском пространстве.

Пакистан недавно занял 5 место в рейтинге военного влияния Центра политической информации. Удается ли Республике конвертировать военно-политическое влияние в экономическое? Действительно, республика за последние полвека достигла значительного успеха в развитии собственного военного потенциала. Прежде всего, это касается создания и усовершенствования ядерной триады. Свои военные успехи Исламабад делал ценой значительных экономических усилий, временами в условиях санкций со стороны международного сообщества. Это далеко не лучшим образом сказалось на экономическом состоянии страны. И сегодня Пакистан находится в состоянии перманентной мобилизации, конкурирует в военном плане с соседней Индией, которая в разы превосходит его по экономическому потенциалу. Необходимость поддержания "паритета" продолжает отвлекать значительные экономические ресурсы, которые не достаются "мирной" экономике. Почти половину экономики Пакистана по сегодняшний день составляет аграрный сектор, в стране высока безработица. Имея повышенные расходы на оборону, Пакистан часто прибегал к заимствованиям у МВФ и других кредиторов. Поэтому сегодня помимо финансирования экономики Исламабад вынужден расходовать значительную часть средств на обслуживание государственного долга. В таких условиях конвертация военно-политического потенциала в экономическое влияния сталкивается со значительными трудностями. Исходя из сказанного, Пакистан не настолько силен, чтобы стать лидером региона. Все пути так или иначе указывают на необходимость сближения с Пекином.

Не опасна ли для независимости страны так называемая "мягкая сила" Поднебесной? Одной из ключевых основ внешней политики Пакистана является сдерживание "враждебной Индии". Поскольку потенциал Индии всегда был существенно выше, Исламабад искал себе для этого влиятельных союзников. В годы "холодной войны" такую роль играли США, но тогда же началась "всепогодная дружба" Пакистана с Китаем. В сегодняшних реалиях Пекин стал ключевым военно-политическим союзником и экономическим партнером Исламабада. Особенно этот процесс интенсифицировался после начала реализации Китаем инициативы "Один пояс – один путь". Пекин начал реализовывать на территории Пакистана целую серию инфраструктурных проектов в рамках создания так называемого Китайско-пакистанского экономического коридора: создание предприятий, транспортных путей и хабов. Значительно возросло кредитование экономики Пакистана со стороны Китая. И, действительно, вследствие этого за последние годы определенно возросли риски превращения Пакистана в военно-политического и экономического сателлита Китая. Это связано в большей степени не с некой "экспансионистской политикой Китая", а, главным образом, с тем, что финансовое положение самого Пакистана не является устойчивым. Расширение кредитования со стороны Китая ведет к формированию долговой зависимости, что, в свою очередь, способствует тому, что Пекин может более активно диктовать свои условия. Между странами уже были трения по поводу невыполнения Пакистаном своих финансовых обязательств перед Пекином. Кроме того, среди широких слоев пакистанского общества также наблюдается латентное недовольство из-за растущей роли Китая в экономической и политической жизни страны. Вы уже упомянули еще одного сильного регионального актора, Индию. Есть ли предпосылки разрешения кашмирского конфликта, налаживания диалога с Нью-Дели и развития Пакистаном многостороннего сотрудничества? Кашмирский спор, начатый еще в 1940-е годы на заре создания Индии и Пакистана вряд ли может быть разрешен переговорным путем в обозримой перспективе. Дело в том, что для каждой из сторон это не просто спор о небольшом участке территории на окраине государства.

Для Индии это вопрос территориальной целостности страны и нежелания потакать религиозным экстремистам, от рук которых за несколько десятилетий погибли тысячи мирных индийских граждан и сотрудников силовых структур. Для Пакистана вопрос Кашмира имеет даже большую экзистенциальную ценность. Общественная идеология Пакистана базируется на идее мусульманской солидарности, ведь Пакистан и создавался как государство мусульман: именно религия является объединяющим началом для разных по языку и происхождению народов Пакистана: пенджабцев, синдхов, пуштунов, белуджей и других. Отказ от поддержки мусульман Кашмира будет сильнейшим ударом по самой идее пакистанской государственности. Кроме того, не стоит забывать, что Пакистан по территории значительно меньше Индии, поэтому, как говорится, "каждый участок земли на счету". Уступка территории Индии будет означать для жителей страны то, что огромный индийский монстр по кусочкам съедает их родную страну. И все ближе и ближе к столице. Тем не менее, несмотря на всю непримиримость и значимость Кашмира как для Пакистана, так и для Индии, ни та, ни другая сторона не хочет ввязываться в полномасштабную войну. Справедливо полагая, что исход войны между государствами, обладающими ядерным оружием, может быть абсолютно непредсказуемым. По сути, работает та же модель взаимоотношений, что работала между СССР и США в годы "холодной войны": стороны активно враждуют, ведут пропаганду друг против друга, совершают диверсии и устраивают мелкие конфликты.

Но, при этом воздерживаются от полномасштабной войны. Тем не менее, ни Пакистану, ни Индии, ни мировому сообществу в целом, включая страны ЕАЭС, нельзя расслабляться. Балансирование на грани войны – крайне опасная вещь: никто не знает, где и когда может случиться сбой, где закончится бравада и начнется реальная война с применением ядерного оружия. Поэтому, в интересах стран Центральной Азии и России – предпринимать максимальные усилия для снижения градуса напряженности между Индией и Пакистаном, укрепления доверия между сторонами и повышения предсказуемости их действий.

Часть 2

В первой части интервью ia-centr.ru обсудил с автором книги "США и Пакистан: развитие двусторонних отношений в конце XX – начале XXI веков (1989-2019 гг.)" и научным сотрудником Центра изучения Центральной Азии, Кавказа и Урало-Поволжья института востоковедения РАН Александром ВОРОБЬЕВЫМ внешнеполитические приоритеты Пакистана на глобальном и региональном уровнях.

Во второй части материала эксперт рассказал об интересах Пакистана в центральноазиатском регионе и возможных форматах сотрудничества страны с ЕАЭС. В феврале этого года начато строительство ЛЭП из Таджикистана в Пакистан. Ранее было подписано Соглашение о транзитных перевозках между Пакистаном, Казахстаном, Кыргызстаном и Китаем. Реализуется проект китайско-пакистанского экономического коридора. Какое еще влияние оказывает Пакистан на страны Центральной Азии? Влияние Пакистана на страны центральноазиатского региона на сегодняшний день весьма ограничено. Это обусловлено тем, что векторы экономического и политического взаимодействия Пакистана и государств Центральной Азии исторически были направлены в разные стороны и, в целом, по сей день таковыми остаются по инерции.

В странах Центральной Азии присутствует определенный уровень отчужденности от Исламабада, восприятия его как чужеродного элемента. Ситуация осложняется и тем, что власти стран Центральной Азии испытывают беспокойство по поводу активности талибов и других вооруженных групп на территории Афганистана. А возможности Межведомственной разведки Пакистана по влиянию на вооруженные группы в Афганистане достаточно хорошо известны и изучены. Тем не менее, жизнь не стоит на месте. Усиление торгово-экономических связей государств Центральной Азии с Пакистаном – это вопрос времени. Отдельные успешные экономические проекты, в частности, перечисленные Вами в вопросе, уже имеют место. Сотрудничество в сфере логистики, бизнеса, образования также постепенно развивается. Свою роль может сыграть то, что и государства Центральной Азии, и Пакистан, тесно сотрудничают с Китаем. Тем не менее, в обозримой перспективе взаимодействие стран Центральной Азии с Пакистаном будет оставаться ограниченным. Надо понимать, что сотрудничество с соседней Индией будет развиваться более активными темпами, но вряд ли достигнет таких же уровней как взаимодействие с Пекином.Пакистан – темная лошадка Южной Азии? Известно также применение "мягкой силы" Пакистана в отношении стран Центральной Азии. Это предоставление кредитов и обучение специалистов государств. Какую цель преследует Республика в этом регионе? Стратегия Исламабада в Центральной Азии основывается на нескольких соображениях. Помимо исламской солидарности и необходимости развивать сотрудничество с мусульманскими странами, свою роль также играют военно-стратегические соображения.

Для Пакистана Афганистан и Центральная Азия – это стратегический и дружественный тыл в противостоянии с Индией. Т.е., ввиду ограниченности размеров собственной территории и невозможности дальнейшего отступления, стратегическим тылом, как бы это странно не звучало, становятся соседние государства. В первую очередь, это, конечно же, касается Афганистана, с территории которого может вестись партизанская война. Что касается Центральной Азии, то здесь цель Исламабада – создание дружественного окружения. Исламабаду крайне не хотелось бы усиления влияния Индии в данном регионе, поскольку в этом случае Пакистан оказался бы в своеобразных тисках недружественного окружения и с фронта (со стороны Индии) и с тыла (Афганистан и Центральная Азия). Поэтому, Пакистан очень ревностно следит за активностью Нью-Дели в данном регионе и по мере возможности пытается этому что-то противопоставить. Другое дело, что возможности самого Пакистана не позволяют Исламабаду нарастить серьезно свое присутствие в Центральной Азии. Однако это компенсируется отчасти активностью в Центрально-Азиатском регионе дружественного Пакистану Китая.

Правительство Пакистана заинтересовано в режиме свободной торговли с ЕАЭС, в том числе преследуя цели многовекторности в выборе партнеров. Каковы перспективы сотрудничества Пакистана с ЕАЭС? У сотрудничества ЕАЭС с Пакистаном, определенно, есть перспективы. Ряд факторов способствуют этому. Среди них – стремление Исламабада усилить свое политико-экономическое влияние в Евразии и диверсифицировать круг своих внешнеполитических партнеров. Исламабаду было бы полезно перенаправить свои экспортные потоки в сторону государств ЕАЭС, расширив рынки сбыта. Однако для этого нужна значительная подготовительная работа, а ввиду малозначимости для Пакистана экономического сотрудничества на "северном" направлении, вряд ли власти страны будут серьезно вкладываться в это. То же самое можно сказать и о странах ЕАЭС: они не прилагает больших организационных и иных усилий к интенсификации отношений с Исламабадом. Тем не менее, точечное экономическое сотрудничество в отдельных секторах – аграрном, промышленном и военно-техническом – вполне возможно и желательно. Не стоит также забывать о ряде других факторов. Так, Пакистан очень тесно сотрудничает с Китаем и, зачастую, действует в фарватере внешней политики Пекина. А внешняя политика КНР, даже при уважении и учете интересов ЕАЭС, все же предполагает развитие собственной инициативы – "Один пояс – один путь". Поэтому, вероятнее всего, Пакистан будет более интенсивно развивать сотрудничество с Китаем в рамках данного проекта. Взаимодействие с ЕАЭС и отдельными государствами Союза в целом будет развиваться, но гораздо более умеренными темпами.

Источник: ia-centr.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж