Технологии и инновации, которые компании откладывали, а вирус заставил внедрить

Boston Dynamics

В мае за соблюдением дистанции между гостями сингапурского парка в районе Бишан-Анг следил необычный патрульный. Это четвероногий робот Spot компании Boston Dynamics, оборудованный камерой и динамиком, из которого он лает на тех, кто не соблюдает правила. Spot испытывался и для доставки лекарств в одном из импровизированных госпиталей для больных новой коронавирусной инфекцией, а сейчас ему активно ищут новое применение в посткоронавирусных реалиях.

Новая коронавирусная инфекция COVID-19, которой с декабря 2019 г. заразилось уже почти 15 млн человек по всему миру (данные на 21 июля 2020 г.), не только вызвала хаос в экономиках и паралич социальной активности (из-за повсеместного карантина или, как в России, режима самоизоляции). Она стала катализатором технологических изменений, которые могут остаться с нами надолго и после создания лекарства или вакцины: роботы-собаки на страже общественного здоровья – только одна из примет нового времени, которые уже видны в самых разных областях человеческой жизни.

Работа на расстоянии

Пандемия и связанные с нею простой и закрытие организаций дорого обошлись мировой экономике с точки зрения трудовых ресурсов. Международная организация труда (МОТ) оценивает глобальные потери отработанного времени в I квартале года в 5,4%, а во II квартале – в 14% с пессимистическим прогнозом в еще минус 11,9% в IV квартале (базовый сценарий для IV квартала предполагает потерю 4,9% рабочих часов). Все это в пересчете дает миллионы потерянных рабочих мест с начала пандемии.

Часть этих рабочих мест, возможно, так и не удастся восстановить из-за закрытия бизнесов, другие вполне могут занять роботы. К 2030 г. автоматизация вытеснит со своих мест примерно треть всех работников в США, прогнозировали еще в 2017 г. эксперты McKinsey. Сейчас очевидно, что эта и, вероятно, следующие пандемии лишь ускорят этот процесс. И робот Spot – один из примеров. Среди его задач – сократить количество патрульных, ведь это снижает риск заражения, сообщало правительство Сингапура. «Опора на роботов становится еще более привлекательной: они не болеют», – говорит руководитель департамента мировой экономики НИУ ВШЭ Игорь Макаров.

Режим изоляции привел к временному закрытию не жизненно важных производств и офисов во многих странах, те сотрудники, которые могли, перешли на дистанционный режим работы. Но даже в развитых странах число тех, кто может полноценно работать дистанционно, – лишь около 27% всех занятых в экономике, оценивает МОТ. 

За два месяца пандемии «мы прошли два года глобальной цифровой трансформации», сказал CEO Microsoft Сатья Наделла на видеоконференции с инвесторами и аналитиками в начале мая. Например, в один из дней сервисом компании для онлайн-совещаний Teams, по его словам, одновременно пользовалось 200 млн человек. 

/Microsoft

Однажды хотя бы часть этих людей все же попытаются вернуться в офисы, пишут аналитики McKinsey в статье, посвященной работе после COVID-19. И помимо санитарной безопасности им захочется найти там новые, более гибкие практики – например, для совместной работы. Но есть компании, которые решили, что часть сотрудников могут и не возвращаться в офис и после пандемии: список таких компаний завели пользователи GitHub, в их числе Facebook и Twitter.

Для нормальной работы в новых условиях важно разобраться с тремя проблемами: дефицитом неформального общения, который действительно вызывает у сотрудников чувство изоляции, размыванием границ между рабочим и личным временем и переосмыслением самого подхода к управлению, отмечает профессор Университета Макгилл в Канаде Жан-Николя Рейт (цитата по theconversation.com). Только так, с его точки зрения, переход к новой рабочей реальности будет безболезненным.

Тяга к знаниям 

Пока многие взрослые работали из дома, дети и молодежь пытались оттуда же учиться. По данным ЮНЕСКО, к апрелю частичное или полное закрытие школ и университетов затронуло более 90% всех учащихся планеты. При этом около 13% студентов и вовсе не смогли нормально учиться после закрытия кампусов и общежитий, указывает Всемирный банк.

Резкий переход школьного обучения в онлайн вызвал немало трудностей: сбои, хакерские атаки, «зум-бомбинг», когда уроки намеренно срывали, и жалобы на низкое качество доступного образовательного контента. Дистанционное обучение не заменит традиционный формат и «после коронавируса» школьники обязательно вернутся в классы, говорил в апреле министр просвещения Сергей Кравцов. Прыжок школьного образования в онлайн оказался травматичным даже для стран, где инфраструктурные проблемы были не такими уж острыми: по оценкам американских экспертов, к осени 2020 г. школьники США, несмотря на все усилия учителей, в результате «пандемических» изменений потеряют эквивалент нескольких месяцев учебы в языковых компетенциях и математике. 

Ускорились ради образования

Более 90 000 учителей и свыше 2 млн учеников пользуются интерактивной тетрадью – онлайн-сервисом, который онлайн-школа Skyeng запустила спустя всего несколько недель после начала режима самоизоляции (цифры управляющий партнер школы Александр Ларьяновский приводил в интервью Rusbase в июне). Сервис позволяет учиться по официальным учебным материалам ГК «Просвещение» (это крупнейший издатель школьных учебников в России) для 5–11-го классов по математике, русскому языку, обществознанию и английскому языку. «Ни детям, ни родителям не нужно будет настраивать сервис и устанавливать дополнительные программы или расширения. Все выполненные школьниками задания проверяются автоматически, после чего учителю открываются данные с результатами», – рассказывал Ларьяновский в своем Facebook. 

Университетам повезло лишь чуть больше: к концу марта, когда большая часть российских вузов уже закрыли кампусы, 60% работали в штатном режиме, сумев наладить дистанционное обучение, 27% сообщали о сбоях и лишь 4% никак не смогли перейти в онлайн. Министр науки и высшего образования Валерий Фальков в интервью порталу бизнес-школы «Сколково» прямо назвал пандемию отправной точкой в переходе к «новому очному образованию», в котором будет больше онлайн-форматов.

Вопрос о «чистой» эффективности онлайн-образования, когда ему не мешают пранкеры и отсутствие ноутбуков, для большинства школьных и вузовских преподавателей пока открыт, но кое-какие попытки ответов на него уже есть. В самый разгар пандемии в апреле исследователи из России и США опубликовали в журнале Science Advances статью по «докоронавирусным» результатам, в которой заключили, что онлайн-курсы университетского уровня по естественно-научным дисциплинам обеспечивают успеваемость, сопоставимую с традиционным очным обучением, при существенно меньших расходах. За время пандемии ученые собрали новые данные и сейчас готовят следующую публикацию, передали они «Ведомости&» через пресс-службу Высшей школы экономики.

Пандемия коронавируса ускорила движение образования по пути цифровизации, но выявила не только новые возможности, но и проблемы, в том числе коммуникативные, решение которых зрело давно, говорит доцент факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова Екатерина Сивякова. Эти проблемы, говорит Сивякова, касаются как вертикальной коммуникации внутри самих образовательных структур (того, как запросы студентов и преподавателей учитывались администрацией в процессе цифровизации), так и горизонтального взаимодействия этих структур друг с другом, с государством и бизнесом.

«Последствия ухода в онлайн будут зависеть от того, в какой степени будет развиваться академическое сотрудничество между субъектами образовательного процесса – государственным регулятором, школами, вузами, организациями дополнительного образования, компаниями, работающими в сфере EdTech. Пандемия дает все возможности для перехода этого сотрудничества на качественно новый уровень», – говорит Сивякова, отмечая, что если эти возможности будут реализованы, а коммуникативные разрывы преодолены, то онлайн-будущее образования будет благоприятным для большинства участников процесса.

Только без рук

Пандемия коронавируса должна отучить человечество пожимать друг другу руки, поделился своим мнением в апреле один из самых влиятельных американских медиков – директор Национального института изучения аллергических и инфекционных заболеваний Энтони Фаучи. Паническая боязнь человеческих контактов, через которые передается вирус, привела к «бесконтактному буму» во всем – от доставки продуктов до крещения младенцев. 

KFC в июне открыла в Москве бесконтактный ресторан, который называет первым в мире: ресторан «узнает» посетителей с помощью биометрии, заказы можно сделать через диджитал-киоски, а расплатиться – бесконтактно (в том числе и с помощью той же биометрии). Wal-Mart еще в марте обеспечила бесконтакный режим работы магазинов. Американский Forbes даже назвал «бесконтактный» «новым стоп-словом ритейла, тем, что должно быть у каждого ритейлера, если он хочет выжить в трудные времена».

Интересно, что, хотя есть немало локальных опытов применения роботов-курьеров, которым не грозит коронавирус, в целом технология пока оказалась недостаточно зрелой, для того чтобы заменить человека ни на так называемой последней миле доставки (на складах Amazon давно работают роботы, но посылку под дверь, скорее всего, еще какое-то время будет ставить человек), ни в других критически важных областях. «Без скоординированных усилий ученых и инженеров роботы снова окажутся не готовы к следующему такому инциденту (т. е. пандемии. – «Ведомости&»)», – говорится в редакционной статье журнала Science Robotics.

Зато, так как одним из самых опасных мест в пандемию ожидаемо стали больницы, роботов там стали пытаться активно использовать как для доставки лекарств и питания (например, в Китае и уже упомянутом Сингапуре), так и для дезинфекции помещений. Датская компания UVD Robots поставила по всему миру сотни роботов, способных обрабатывать помещения ультрафиолетом, а ирландские робототехники научили этому своего робота Stevie, который создавался как компаньон для пожилых людей.

Выиграла и телемедицина, где отсутствует прямой контакт с врачом. В США, по оценкам McKinsey, доля потребителей телемедицинских услуг выросла с 11% в 2019 г. до 46% (это те, кто заменил отмененные из-за вируса визиты к врачам на удаленные консультации). В России интерес к этому направлению тоже вырос. Отголоски коронавируса в целом и страх перед походом в медицинское учреждение в частности останутся в общественном сознании надолго, полагает Александр Ориновский, директор по маркетингу «СберЗдоровье» (ранее DocDoc, входит в экосистему Сбербанка).

Еще одно привычное действие, во время пандемии ставшее причиной паники, – наличные платежи. Когда Всемирная организация здравоохранения объявила наличные деньги фактором риска в распространении инфекции, доля безналичных платежей по отношению к наличным резко выросла (там, где это возможно, – 1,7 млрд человек, или чуть больше 22% населения Земли, все еще не имеют доступа к банковским технологиям). 

16% россиян во время пандемии впервые попробовали бесконтактную оплату, а половина респондентов стали пользоваться картами с этой технологией чаще, писали «Ведомости» со ссылкой на опрос, проведенный платежной системой Mastercard. 43% опрошенных в России стали во время пандемии реже платить наличными, а 22% не пользуются ими совсем, предпочитая карты, при этом 36% используют для бесконтактной оплаты смартфоны.

Около 80% всех безналичных транзакций физических лиц совершается бесконтактно, говорил в интервью «Ведомостям» в июле президент Mastercard Europe Марк Барнетт.

В России такие транзакции росли прежде всего за счет тех, кто и так пользовался картами и бесконтактными технологиями (но их уже подавляющее большинство), говорит руководитель направления исследований Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики «Сколково-РЭШ» Егор Кривошея. 

«Ожидается, что в ближайшее время бум в сфере цифровых продуктов и услуг не затихнет: цифровые карты, подписки на услуги (онлайн-кинотеатры, развлечения, тренировки и образование), даже на те, которые раньше предпочитались в офлайн-формате, будут оставаться востребованными», – отмечает эксперт.

Пандемия данных 

Коронавирус, впервые выявленный в 2019 г. в китайском Ухане, сначала называли просто новым, потому что о нем ничего не было известно, а спустя полгода мировая наука тонет в данных. Журнал Science пишет: с января 2020 г. вышло более 23 000 научных статей о новом коронавирусе и их количество удваивается каждые 20 дней. Всего в базе CORD-19 (набор данных открытых исследований по COVID-19) более 130 000 статей. Переработать такое количество крайне важной информации не под силу ни одному даже самому упорному человеку, поэтому на помощь приходят технологии искусственного интеллекта: ученые уже пытаются научить машины «читать» статьи, т. е. выделять из них самую важную информацию, за них.

Специалисты по искусственному интеллекту давно столкнулись с невозможностью уследить за работами друг друга без помощи рекомендательных систем на основе этих же технологий искусственного интеллекта, рассказывает руководитель центра глубинного обучения и байесовских методов факультета компьютерных наук НИУ ВШЭ Дмитрий Ветров. «Абсолютно очевидно, что те же технологии, играющие роль своеобразного информационного фильтра или советника, скоро станут использоваться повсеместно в любой области науки, превратившись в такой же жизненно необходимый инструмент ученого, каким в свое время стали библиотеки, позже – компьютеры, а затем интернет», – говорит он.

Помимо чтения научных статей технологии искусственного интеллекта оказались полезными и в прогнозировании развития эпидемиологической ситуации: канадская компания BlueDot по выводам своего алгоритма, анализирующего в том числе данные по покупке авиабилетов, сообщила своим клиентам об опасной вспышке неизвестного заболевания в Китае почти на 10 дней раньше, чем Всемирная организация здравоохранения (31 декабря против 9 января, по данным Wired). «Можно ожидать, что в будущем риски, возникающие перед цивилизацией, страной, регионом, можно будет предсказывать в автоматическом режиме раньше, чем они станут понятны экспертам. Ключевым элементом и одновременно бутылочным горлышком тут будет сбор и обработка как можно большего объема информации», – говорит Ветров.

Именно такие массивы данных сейчас формируются всевозможными системами отслеживания контактов и сбора медицинской информации в самых разных странах. И если отставить в сторону вопросы о защите этих данных и права на частную жизнь, они могут стать кладезем для обучения алгоритмов новым трюкам. Правда, некоторые страны предпочитают не открывать этот черный ящик: Норвегия уже заявила, что уничтожит весь массив данных, собранных национальным приложением для отслеживания контактов.

Нагрузка на фундамент

Пандемия коронавируса стала испытанием не только для людей, но и для инфраструктуры. Аналитики Deloitte в записке про влияние COVID-19 на телекоммуникационную отрасль пишут в первую очередь про колоссальную нагрузку на ее инфраструктуру. 

Пандемия наверняка изменит и облик глобального промышленного производства и торговли. Макаров из НИУ ВШЭ объясняет, что цепочки добавленной стоимости в мировой экономике имели тенденцию к локализации и до пандемии. «Набирал ход решоринг – возврат производств из развивающегося мира в развитый. Происходило это в связи с ростом зарплат в ведущих развивающихся странах, в первую очередь Китае, и с развитием роботизации и автоматизации: роботы в развитом мире стали дешевле, чем рабочая сила в развивающемся. Политики в США и Европе всячески поддерживали возврат производств в битве за создание рабочих мест для своего электората», – говорит эксперт. Коронавирус, по его словам, только усилит эту тенденцию: перебои из-за ограничительных мер сделают трансграничные поставки слишком опасными.

Источник: vedomosti.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж