В первой статье (https://aftershock.news/?q=node/1033924) данной серии были даны основные термины и определения с некоторыми разъяснениями моего частного мнения по их природе. Во второй были поименно определены главные субъекты экономических отношений (https://aftershock.news/?q=node/1034038).

Но, почему и как внутри одного вида homo sapiens формируются и «жертвы», и «паразиты»?

Власть и общество

Все начинается с зоосоциальных рефлексов каждого человека. Любой социум от двух и более человек под действием этих рефлексов становится системой с социальной иерархией. Причина - отличия людей друг от друга. И самые большие отличия двух человек не биологические, а на уровне структур мозга. Отличия в структурах мозга двух любых людей могут превышать межвидовые отличия. Так известны случаи отличий площадей поверхностей отдельных полей у разных людей в 40 раз. Но эти отличия определяют потенциал, а обстоятельства определяют возможность его реализации. Так «неправильная» расовая принадлежность или классовое происхождение могут обнулить потенциал.

Социальная иерархия может носить кратковременный или долговременный характер. И в любой группе всегда есть «лидер» и «ведомый». Распределение ролей в других группах или иных обстоятельствах может отличаться вплоть до прямо противоположного. Кто какую позицию займет не предопределено, а является результатом сложного взаимодействия особенностей мозговых структур людей и обстоятельств.

В больших группах существуют две крайние позиции: «глава» и «изгой», которые кто-​то обязательно занимает. И эти две позиции отличаются тем, что глава имеет право принимать решения, важные для всего социума, т.е. за других людей, а изгой лишен этого права полностью даже в отношении любых частей того же социума. Это два крайних состояния понятия «власть». Но между ними есть оттенки, которыми обладают другие члены социума.

Люди часто не понимают, что постоянно наделяют кого-​либо властью, т.е. правом принимать решения за них. Когда садятся в самолет или приходят к врачу, передают власть пилоту или врачу над своими жизнями и здоровьем. Когда нанимаются на работу, передают власть над результатами своего труда работодателю. Часто выбор субъекта наделения властью бывает крайне неудачен. Так поляки передали И. Сусанину власть над выбором маршрута своего движения, и он использовал ее для достижения своей потребности сокращения количества врагов своей Родины.

Но получить право и взять его — две большие разницы. Вот здесь и нужен потенциал и потребность. Мне известны люди, которые имеют все задатки руководителей, но игнорируют их не из-за лени, а потому, что у них есть другие потребности и они не считают власть благом для себя.

Важно то, что всегда есть тот, кто берет на себя право и ответственность принимать решения за всех членов социума, пусть это даже и группа случайно собравшихся людей, и всегда есть те, кто на время или насовсем передает им такое право. Неважно даже, как происходила передача права (добровольно, под действием насилия или обманом). Важно то, что социум всегда рефлекторно выстраивается в иерархию. Это действует древний зоосоциальный рефлекс, превратившийся в потребность каждого человека встроиться в доступный в конкретный момент социум и выжить.

Отсюда, кстати, и такая мощная потребность в соцсетях. Они являются самыми доступными эквивалентами реальных социумов, где есть надежда приобрести не соответствующий твоей собственной самооценке повышенный статус в виртуальной иерерхии.

Это стало критичной проблемой по мере роста индивидуализма у молодежи, и снижения ее способности встроиться и жить в реальном социуме. Вот и ломится она в соцсети. Эта неспособность удовлетворить потребность естественным путем просто прет в глаза, когда группа молодых встречается «а-ля потусить», и каждый в ней торчит в своем гаджете. Встреча реальной потребности и искусственного блага, что называется на лицо.

Базовая модель всех социумов, закрепленная на уровне безусловных рефлексов – семья. Маленький человек, родившийся в семье, в ней и проходит обучение поведения в социуме. Чем больше членов семьи с сопоставимым статусом, т.е. детей, тем выше уровень социальных навыков совместной деятельности. Преимущественным приоритетом социальной жизни в семье является сотрудничество. Некоторая конкуренция детей в семье присутствует, но в нормальных семьях носит вспомогательный характер. Поэтому в семьях с одним ребёнком, что все чаще случается, особенно в городах, вырастают дети с повышенным уровнем индивидуализма и многократно больше детей с расстройствами аутистического спектра, как крайней формы деградации социальных навыков.

Детские группы вне семьи (во дворе, школе, секции  и т.п.) носят другое преимущественное направление формирования социальных навыков. Т.к. это группы неродственного состава, то сотрудничество становится вспомогательной задачей, а в качестве основной становится конкуренция. Это еще одна из причин, почему дети в малочисленных семьях существенно больше склонны к индивидуализму. Любой ребёнок тянется к общению с другими детьми, и, если у него нет такого общения в семье, то он попадает в условия конкурентной среды, которая не способствует формированию социальных навыков сотрудничества.

В обоих случаях зеркалируется поведение субъектов окружающей среды, только в первом чаще - сотрудничество, во втором - конкуренция.

Навыки сотрудничества крайне важны для формирования еще одного социального навыка – ответственности. Сотрудничество людей без их ответственности друг перед другом в социуме принципиально невозможно.

Я с 90-х, а сейчас все чаще слышу от многих, что главная черта современного мира – потеря ответственности. Наблюдаемая лично многократно стратегия современных молодых менагеров - занять позицию директивного руководителя, т.е. готовить и выпускать распоряжения, и полностью отказываться от ответственности за их выполнение. А для реализации задачи использовать то, что называется «административный ресурс». В этом случае менагер нагибает и подставляет как своего руководителя, так и исполнителей, уходя в сторону, и заставляя их сотрудничать напрямую и отвечать вместо него в ходе исполнения задачи. Достаточно вспомнить медведевское правительство, не исполнившего ни одного указа президента, и подставлявшего его постоянно.

И это не потому, что он или она – дебилы. Просто у них нет навыка сотрудничества. Зато хорошо развиты навыки конкурентного построения иерархий в неродственной среде: навык самоподчинения сильному и директивный навык общения с формальными подчинёнными.

Люди в своём большинстве и так не склонны брать на себя чрезмерную ответственность, особенно, за неродственных субъектов, а сейчас у многих из них исчезает сама возможность, навык принятия на себя любой ответственности. И это огромная проблема для современных государств, т.к. на нее накладывается еще и вал идеологии «общечеловеческих ценностей гражданского общества», т.е. общества космополитных граждан мира с исключительно индивидуалистическим мировоззрением. К этому надо добавить широкое распространение программ MBA, построенных на идеологии создания унифицированных клерков - карьеристов. С моей личной точки зрения выпускники программ MBA полностью профнепригодны  для  любой реальной управленческой деятельности, не говоря уж об эффективной и нацеленной на результат.

Эта массовая потеря навыков сотрудничества и ответственности ведёт к деградации власти, ее неспособности брать ответственность. В условиях кризиса — это катастрофа социума. Ярким примером последствий такой деградации являются США и Европа, где процессы начались существенно раньше, чем в других частях мира.

Семейные отношения строятся по принципу вассалитета, где все члены семьи отдают право принятия решений за весь социум главе семьи (обычно отцу, но в последнее время все чаще матери) и делают необходимое для реализации эти решений. За это глава берет на себя ответственность за их выживание и условия жизни, т.е. обеспечивает удовлетворение их потребностей из полученных членами семьи благ путём организации социально справедливого распределения.

Термин «социально справедливое распределение» для меня лично означает, что

сверхпотребление любым членом социума возможно, только в случае, когда удовлетворены все базовые потребности всех членов социума, и оно не создает угрозы для существования социума в дальнейшем.

Прошу не путать с паразитарной идеей «безусловного дохода», которая принципиально не способна обеспечить эти условия.

Феномен власти и иерархии отношений в семье возник как результат победы данной стратегии выживания видов, и ее закрепления на уровне безусловного, т. е. геномно наследуемого рефлекса. И главное в этом феномене даже не иерархия, а то, что она всегда нацелена на общую для всех без исключения членов социума цель – его выживание. Поэтому в относительно малочисленных народах так сильны семейно-​клановые связи.

Этот механизм формирования аналогичных иерархий встречается достаточно часто и в социумах с неродственными членами. И цель фактически та же самая – выживание социума, который объединён такой иерархией.

Ими являются все формы социумов, где члены связаны узами вассалитета по отношению к лидеру, как главе эквивалента семьи. Это феодальные структуры, кланы, мафии и все сложившиеся национально ориентированные властные группировки современных государств.

На бытовом уровне официальные государственные управленческие структуры часто воспринимают как реальную власть. Однако, власть и управление – это разные понятия. Власть принимает решения. Управление планирует их реализацию, организует, обеспечивает исполнение и контроль. Власть определяет политику социума. Управление организует её реализацию.

Часто люди власти возглавляют управленческие структуры в целях более эффективной реализации ими же принятых решений, и при этом принимают на себя ответственность не только за эти принятые решения, но и за их реализацию. Но это не есть гут. Примером служит судьба СССР, когда с приходом С. Хрущева слияние властных и управленческих функций в одних и тех же структурах стало одной из причин его исторически быстрого развала.

Любой социум становится гораздо более устойчивым и жизнеспособным, когда власть реализует объединяющую всех членов социума идею. Но беда, если идею дискредитирует сама власть.

Отношения сюзерен - вассал строятся на единстве целей, ответственности друг перед другом и сотрудничестве. Но такие отношения не могут быть безразмерными и охватить значительное число людей. Поэтому членам этой иерархии по мере подъёма к власти приходится создавать свои подобные иерархии. Но принцип «вассал моего вассала, не мой вассал» действует неукоснительно. Вассалы второго и следующего порядков уже не имеют прямых отношений с верхом властной иерархии и все менее знают и разделяют их цели. А могут не знать также причины принятия тех или иных решений, которые им кажутся необоснованными.

Так начинает разрываться цепь информированности и вовлеченности в цели властной группировки. А когда цепочка удлиняется до критического пути, происходит разрыв связи властной группировки с исполнителями, т.е. производителями благ, необходимых для достижения целей, и теряется эффективный контроль над иерархией. Верхние эшелоны власти попадают в изоляцию промежуточными уровнями. Это создаёт предпосылки для возникновения новых групп, которые могут иметь свои цели, в том числе и в части перехвата власти. История знает немереное количество подобных событий.

Однако, при таком каскадировании иерархий, каждый уровень получает свою часть делегированного сверху права выступать с частью полномочий от имени власти, что для нижних этажей иерархии воспринимается как власть в целом, т.к. вышестоящую группа от них далека и изолирована промежуточными уровнями.

Если люди власти пришли к ней с отсутствием социальных установок грести под себя блага, то они, при получении права управлять благами социума не привержены безудержному личному накопительству. Им для решения их задач в рамках принятой ими самими ответственности доступны практически все ресурсы социума. Для таких людей важнее реализация свей потребности во власти, а не в ее атрибутах. Социальные установки формируются в детском возрасте практически без волевого воздействия путем наблюдения за поведением ближайшего окружения и его эмоциональной окраски. Но это правило действует, когда на вершину власти поднимаются быстро.

Если движение длительное, то таких обычно отсеивает система промежуточных иерархий, где властные функции выглядят существенно менее значимыми по сравнению с благами, которые они дают. Тем более, что люди на промежуточных уровнях принимают полномочия сверху, а вот лично взятой ответственности перед низами не имеют. Как часто говорят, между ними и социумом отсутствует соглашение на власть, пусть даже неявное.

Продолжение статьи посвящено связи социальных понятий и тех, которые большинством воспринимаются как чисто экономические.

Власть, собственность и труд

Кроме иерархий государственной власти и управления существует ещё одна группа иерархий, которая формально не входит в систему иерархий властных функций, но в действительности таковой является. Это владельцы собственности, которая используется для получения ими результатов от применения чужого труда, и подчинённые им иерархии. Владельцами могут быть: получатели рентных платежей, производственные, финансовые, некоммерческие, культовые, благотворительные и другие негосударственные организации.

Власть и собственность – это неразрывные понятия. Они не могут существовать друг без друга ни в одной общественно-​политической формации. В любом государстве во владении людей может находиться только то, что разрешено каждому из них государством. «Владеть» означает принимать решения в отношении объекта владения. В этом смысле институт государства является собственностью власти и подчинённых им иерархий. В тоже время владельцы собственности являются такими же властями в пределах своей собственности, как и власти государства в целом.

Собственность – это не физический объект, а исключительное право на принятие решений на действия с конкретным произведенным благом.

Поскольку право на исключительные решения в отношении собственности присваивается частным лицам, а не всему социуму, то формируется институт частной собственности.

Все отличие общественных формаций в целевом назначении власти и ее подчиненных иерархий и собственности, в той степени их паразитарности, которую это целевое назначение порождает.

Это же касается и акционерных обществ и других коллективных системах управления и производства, в которых властные полномочия переданы совещательному органу, в котором в тот или иной момент фактическая власть принадлежит властной группировке. Фактически любое государство является акционерным обществом властных группировок, борющихся за право принятия решений. СССР развалился потому, что к власти пришли группировки, для которых личное обогащение стало превалировать над интересами социума, что они прекрасно и продемонстрировали.

Владелец собственности может принять решение об использовании своей собственности для производства новых благ, если есть у него такая потребность. Он же принимает решение об их распределении, пока они находятся в его собственности. Отношения владельцев собственности с социумом в этом случае называются производственными отношениями.

Труд также является собственностью человека, который его совершает, но право на результаты (все или частично) труда в условиях производственных отношений передается другим лицам, когда этот труд совершается с использованием чужой собственности. Отношения труда и владельца собственности лишь часть производственных отношений. Это связано с тем, что труд труду рознь. И не в смысле деления на умственный, физический и эмоциональный или различных уровней когнитивной, моторной и аффективной деятельности, а в смысле определения труда как целесообразной деятельности человека.

В отношении огромного количества труда целесообразность вызывает сильное сомнение. Труд огромной прослойки менагеров, офисного планктона, деятелей креативного сектора, значительной части интеллигенции, «специалистов» в образовании, медицине и многих других людей по большей части не приносит благ человечеству, а является способом потребления произведенных другими благ. Что уж говорить о современной сфере финансов. Она стала одним из основных факторов формирования катастрофического сценария структурного кризиса человечества, этаким катализатором разрушения института собственности и схлопывания современных производственных отношений. А ведь все эти сферы деятельности являются огромным пластом накладных расходов, оплачиваемых человечеством за счет производительного труда, создающего блага для удовлетворения реальных потребностей человечества.

Здесь не канает мудрость типа: «если звезды зажигают, значит это кому-​то нужно». Не канает по той простой причине, что мы говорим о воспроизведении динамики биологической системы «жертвы-​паразиты» в масштабах всего человечества. А эта динамика такова, что вымирание жертв достигает величины, когда для паразитов исчезает кормовая база, и они вымирают столь же эффективно. Но в нашем случае речь идет не о разных биологических видах, а об одном виде homo sapiens, и это может обернуться прекращением его существования.

Власть и элиты

Получая право принятия решений от имени всего социума, власть создает иерархические структуры принятия политических решений на вложенных уровнях и управления их реализацией. Так формируются элиты, т.е. группы людей, находящиеся на промежуточной позиции иерархии, и имеющие полномочия на принятия решений от имени власти. Естественно, и сама власть является политической элитой социума. Но все группы на промежуточных уровнях иерархий, обладая в отношении более нижних уровней иерархий внешними атрибутами власти, ею не являются.

Более того, очень часто, их цели не совпадают с целями власти просто потому, что эти иерархии не знают об их целевом назначении в силу эффекта изоляции. Поэтому они либо ведут свою политику так, как они моделируют (представляют себе) цели власти, либо ведут свою собственную политику, часто не совпадающую с целями власти. Т.е. применима народная мудрость: «Думают о ней в силу своей испорченности».

Примеров у нас перед глазами в России сколько угодно. С 2000 г. кризис власти заставил правившую властную группировку передать В. Путину право принятия решений в рамках разваливавшейся властной иерархии. В. Путин в течение достаточно короткого времени создал свою властную иерархию, в которой членов предыдущей постепенно выводят из системы принятия решений по многим направлениям: международной, национальной и региональной политики, военного строительства и силовых структур, производственной и социальной политики. Изменяя позицию России в системе разделения труда и в мировых международных отношениях, новая властная группа приближается к моменту перехвата права на принятия решений в части финансовой политики. Однако, с момента передачи прав принятия решений В. Путин включился в систему вассальных отношений прежней властной группировки, которые предусматривают защиту ее членов. Нарушение этого принципа вассальных отношений чревато внутренним кризисом власти. Т.к. если она станет подсудной, то перестанет выполнять властные функции, а займется защитой от возможных последствий принятых решений. Только структурный кризис может заставить кардинально поменять всю структуру власти. Сама постановка вопроса о последствиях для бывших членов верхних эшелонов власти, при наличии у них в руках значительных ресурсов может спровоцировать такой кризис, что крайне нежелательно сейчас, но неизбежно поскольку такой кризис глобального масштаба уже на марше.

Огромная часть элит и населения продолжают жить в системе отношений, мало изменившихся с 2000 г., т.к. элиты на промежуточных уровнях иерархии сформировались тогда и не склонны реализовывать решения, приводящие к отказу от выполнения их собственных целей, которые они тогда себе ставили.

Постоянно с помощью социальных технологий делаются попытки создания новых лидеров и элитных групп хотя бы для части активного населения, чтобы перехватить власть. Хоть эти попытки инспирируются зачастую извне страны, но мощную поддержку им оказывают внутренние элиты.

Элитные группы всех уровней направляют своих представителей в органы государственного управления: избираемые должности, законодательные органы, органы исполнительной власти, экономические и социальные структуры. Часто члены элитных групп сами являются такими представителями, чтобы иметь необходимый уровень государственной защиты. Выпадение из иерархии властных функций чревата не просто потерей доступа к благам, но и потерей неподсудности.

Для выполнения властных функций в интересах социума власть аккумулирует часть произведённых социумом благ на реализацию политических решений. Часть - напрямую через систему налогов, а часть через посредничество промежуточных слои иерархии. Когда власть принимает решения о направлении этих налогов для создания социальных и других необходимых социуму благ (больниц, дорог, учреждений образования, силовых структур и т.п.) она ожидает, что соответствующие потребности членов социума удовлетворены и социум не деградирует. Деградация социума для власти означает деградацию её самой.

Для своих властных функций элиты используют доступ к благам в рамках иерархий властных полномочий. Кроме того, промежуточные уровни иерархии имеют и свою систему налогов, которая тоже кем-​то распределяется ниже.

А есть еще параллельная система управления исполнением решений власти, которая тоже получает часть прав на принятие технических решений по реализации политики, и через которую выделяемые блага (часто называемые ресурсами) распределяются.

Эффективный контроль этих потоков, ещё возможный на верхних уровнях, внизу уже теряется. И является источником для формирования новых или укрепления существующих элитных групп, которые, имея доступ к ресурсам, и избавленные от необходимости соблюдать цели и соглашения верхних эшелонов власти, начинают вести свою политику, часто противоположную. При этом прикрываясь зачастую ответственностью высших эшелонов власти. Это называется приватизацией властных (государственных) функций.

Это размывание власти более-​менее преодолимо в рамках отдельных родовых общин, племён или клановых структур, но в совершенно разношёрстных по родовому составу государствах, размывание усилилось и идет непрерывно за счёт того, достаточно сильные и информативные родовые связи уже не действовали в масштабах таких государств.

Именно возникновение таких сложных и разнородных социумов началось примерно за 4,5 тысяч лет до н.э. вместе с возникновением земледельческих обществ. Первые севшие на землю общины получили достаточно избыточных благ для создания государственных структур, которые кроме того, что защищали, занялись и получением дополнительных доходов за счёт порабощения других неродственных социумов. А поскольку отбор благ шёл через государственные иерархии, то возникло быстрое расслоение по механизму участия в распределении благ на классы. Власть встала на развилку выбора. Хочется неограниченно повышать свое благосостояние, но если не обеспечивать выживание и развитие социума, то можно не только лишиться этого благосостояния, но и жизни.

Исполнение властных функций в земледельческом обществе с поглощением неродственных социумов привело к возникновению государств, классов и первых «законных» механизмов отъёма части благ в пользу тех, кто эти функции выполнял. Откровенный грабеж надо было легитимировать и появились своды законов и инструменты их выполнения. А чтобы дезавуировать порождение власти социумом, что постоянно ставило вопрос ответственности перед ним, очень пригодились религии. Поэтому уже в кодексе законов Хаммурапи было объявлено божественное происхождение власти, и началось быстрое развитие церковных структур. Позднее нашли более простой способ отвязки власти от породившего социума - «демократические» выборы с сильнейшими идеологическими институтами.

Одновременно стали формироваться элитные группы, которые, используя право от имени власти решать те или иные вопросы, стали использовать их для личного обогащения. На уровне государственной политики возник новый инструмент движения к власти – обмен благ на власть.

Ярким примером являются действия Ивана Калиты, когда, используя право на сбор «налогов» от имени Золотой Орды, он занялся не только покупкой земель и услуг по их захвату, но и приобретением статуса религиозного центра, создавая условия для распространения власти элит Московского княжества на окружающие территории и социумы.

Перепроизводство элит и их борьба за доступ к благам ведёт к периодическим кризисам, основным механизмом разрешения которых без уничтожения внутренних элитных групп является захватническая война. Это ведет к укрупнению государств, новому росту элит и изысканию ими все новых способов изъятия в свою пользу произведённых другими благ. Что со временем приводит к коренному пересмотру общественно-​политических формаций, но не влияет на базовую сущность и целевое назначение применяемых методов и инструментов. А это в свою очередь ведёт к тому, что произведённые блага все с большим ускорением сосредотачиваются в их руках.

 

Так в демократической Европе действует так называемое «абсолютное право на землю», которое означает, что вся земля Европы является собственностью примерно 600 семейств, а той же королеве Великобритании принадлежит 1/6 часть суши Земли. Все «владельцы» более низких уровней на самом деле являются лишь долгосрочными арендаторами земель, сделавших предоплату за право управления ею.

Социалистические государства Европы, и Россия прежде всего, сильно подгадили, когда разрушили это право. Однако, в бывших странах социализма Восточной Европы восстановление абсолютных прав идет быстрыми темпами. А вот Россия не включена в это движение за возврат основного блага в цепкие руки элит. Новые властные элиты сильно против. Лучше пусть будет во владении государства. Однако, есть заинтересованные группы, которые поддерживают движение царебожники. Членам движения царебожников в России на сакральную часть монархии наплевать. Их реальной целью получение абсолютного права на владение землями России по праву наследования от своих феодальных предков через восстановление монархии.

И англичанка гадит не из любви к этому высокому искусству, а по причине желания наследовать абсолютное право на всю территорию России, как наследие по родственной линии.

Источник: aftershock.news

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж