Сегодня лишь старшее поколение украинцев помнит те времена, когда люди старались не болтать лишнего. Бдительное ухо милиции и госбезопасности могло оказаться где угодно: в заводской курилке, в очереди гастронома, в салоне трамвая, но, прежде всего, в телефонной трубке. Именно поэтому в нашем лексиконе появилось такое выражение, как «это не телефонный разговор», подразумевающий очень конфиденциальную информацию.

Но теперь старые времена словно возвращаются. Хотя официально «тоталитарный режим» проклят и запрещен и по всей стране старательно уничтожают, всё с ним связанное, его традиции как будто возрождаются в современной Украине. Со времени последнего Майдана прошло всего полтора года, а украинцы уже опасаются открыто выражать недовольство властью: если не «хунвейбины» какие-то в масках налетят и отмутузят, так материализуются «органы» и начнут шить сепаратизм с терроризмом!

Вот и стали украинцы говорить тише, оглядываясь по сторонам, сдерживая эмоции и «фильтруя базар». Однако теперь опасными могут стать и телефонные разговоры со своими знакомыми, близкими, родными, поскольку власти приняли решение, которое в итоге может привести к тотальному телефонному контролю общества. Благо, современные технологии могут дать «органам» такие возможности, о которых и мечтать не могли в советском КГБ…

Лет десять тому назад, когда тарифы на сотовую связь в Украине резко упали и она стала доступной для всех слоев населения, число счастливых владельцев «мобил» начало расти в геометрической прогрессии. К концу 2011 года уже 85% наших соотечественников были абонентами сотовой связи. В начале 2014 года мобильный телефон имели уже 43 миллиона украинцев, то есть практически все, кроме младенцев и парализованных стариков. Наша жизнь стремительно менялась на глазах, за несколько лет «мобильник» стал неотъемлемым приложением к каждому. И это давно уже наводило соответствующие органы на некоторые мысли.

Сама идея слежки за «объектом» через его мобильный телефон появилась очень давно – еще тогда, когда «мобильники» весили несколько килограммов и устанавливалась в служебных автомобилях. Так, например, советский КГБ внимательно «вёл» некоторых партийных бонз: с помощью радиоперехвата и пеленга можно было определять местонахождение «членовозов» и прослушивать разговоры их пассажиров. Точно так же в США следили за политиками, чиновниками и бизнесменами ФБР, ЦРУ и АНБ. Образ жизни в советском и капиталистическом мирах был, возможно, и разный, но службы безопасности работали одинаково.

Прослушке подвергались и телефонные разговоры простых смертных, причем началось это еще во времена Эдисона: слушать чужие разговоры (особенно сплетни и скандалы) было любимых занятием телефонисток. Возможно, именно они и подали в свое время эту идею криминальной и политической полиции.

Правда, с ростом телефонизации населения и переходом на автоматические телефонные станции, контролировать все разговоры было невозможно - для этого требовалось бы иметь целые армии «слухачей», работающих в три смены, поэтому ограничивались прослушкой двух типов. Полная велась за конкретными интересующими «органы» людьми и совмещалась со слежкой и сбором о них полного досье. Выборочную проводили наугад, вполуха слушая один из ста или тысячи разговоров бесчисленной толпы болтающих обывателей. Иногда, слыша характерные щелчки в трубке, наши родители догадывались, что это к их линии подключал свои наушники «товарищ лейтенант».

Если вдруг в чьем-то разговоре неосторожно выдавали криминальную информацию или рассказывали политический анекдот, инструкция требовала фиксации номеров для их дальнейшего, уже полного прослушивания. Таким вот способом можно было очень даже реально поймать на крючок воров, коррупционеров или диссидентов. А в США в эпоху маккартизма так искали «скрытых коммунистов»…

Появление цифровой сотовой связи ничуть не затруднило прослушивание телефонных разговоров. Как раз напротив, это позволило создать систему теперь уже полного, действительно тотального контроля за владельцами «мобильников» – и за их разговорами, и за их передвижением. Теперь «органам» не требовались ни сонные агенты в наушниках, ни ездящие по улицам машины-пеленгаторы, всё это заменили электроника и компьютеры. Сотовая сеть автоматически определяет местонахождение телефона, а специальные программы молниеносно переводят тысячи наших разговоров в текстовые файлы, в которых уже другие специальные программы ищут «крамольные» слова и фразы.

Дальше – больше. Появление навороченных многофункциональных смартфонов, со множеством гаджетов и программ, позволило их самих превратить в машины слежки за своими владельцами. Точно так же ими могут стать и планшетные компьютеры с функцией 3G или 4G.

Это осуществляется с помощью специальных программ сбора данных: одни из них проникают в смартфон как вирусы, другие сами предлагают установить себя в качестве невинных утилит, «помогающих улучшить наш сервис». Они способны на то, что не под силу никакой прослушке - собрать полное досье на пользователя смартфона. Его разговоры и СМС-переписки, полный журнал его звонков, маршруты его передвижения и наиболее часто посещаемые места, его любимые интернет-сайты, его покупки и банковские счета и многое-многое другое.

Единственным затруднением для такой тотальной слежки является анонимность абонентов мобильной связи. Например, спецслужба получает информацию, что по такому-то телефону зафиксирован разговор криминального характера или «призывы к свержению демократии». Но если неизвестно, чей именно это телефон, кто именно собирается набить кому-то морду или свергнуть Всенародно Избранного, то толку от такой информации будет немного. Придется напрягать сотрудников, проводить дополнительное расследование, искать. Найдут ли? А пока будут искать, глядишь, он и правда свергнет…

Поэтому США и Россия были одними из первых стран, в которых ввели систему регистрации абонентов мобильной связи, а сейчас вводят и систему, позволяющую определять владельцев планшетов и ноутбуков, выходящих в интернет через публичный Wi-Fi. В этих же странах впервые обязали операторов сотовой связи и интернета сотрудничать со спецслужбами, беспрепятственно позволяя тем устанавливать оборудование и программы.

Разумеется, что официально это поясняли благовидными предлогами борьбы с преступностью, терроризмом, наркотрафиком, экстремизмом, финансовым мошенничеством. Правда, система власти в США настолько запутанная, что даже после принятия «Патриотического акта» ряд штатов так и не ввели у себя обязательную регистрацию абонентов. Зато в России высочайшему указу никто перечитать не стал – правда, и выполняли его кое-как. Сначала сим-карты регистрировали без предъявления документов на Ивана Ивановича, потом на Горбушке можно было купить сим-карты, зарегистрированные на каких-то бомжей или покойников.

Словом, реальный серьезный криминалитет или террористы могли без труда приобрести нужное количество зарегистрированных на чужое имя «симок». А вот под колпаком у ФСБ оказались обыкновенные российские обыватели. На Лубянке это прекрасно знали, как знали и то, что затея борьбы с преступностью с помощью регистрации абонентов провалилась в таких криминальных странах, как Мексика и Колумбия. Но наследники Железного Феликса, так же как и американские наследники Гувера, промолчали. Видимо, их интересуют, в первую очередь, не наркокартели или ОПГ, а оппозиционно настроенные соотечественники.

Украина до последнего момента входила в число стран, где граждане могли анонимно болтать о чем угодно - и по телефону, и на публике. Но это постоянно не давало покоя сторонникам жесткого контроля и закручивания гаек. Уже в 2012 году Госслужба спецсвязи подала в парламент законопроект об обязательной регистрации абонентов сотовой связи. Тогда Верховная Рада сочла его излишне тоталитарным и отклонила. Второй раз попытка была сделана во время принятия печально известных «законов 16 января», в список которых был включена эта же норма. И тогда мало у кого возникали сомнения, что регистрация абонентов необходима «режиму» как важный элемент подавления оппозиции и общественного недовольства.

Майдан победил, «режим» свергли, а «законы 16 января» отменили и объявили преступными. Но вот прошло всего несколько месяцев, и Госслужба спецсвязи вновь идет со своей инициативой уже к новой власти. Теперь уже забыто, что запрет на телефонную анонимность, вместе с запретами носить балаклавы и ездить свадебными кортежами, был расценен как незаконное требование агонизирующего «режима». Теперь его уже упаковали в другую обертку и преподнесли как одну из шагов евроинтеграции страны.

«Украина - едва ли не последняя страна в мире, где нет идентификации людей по номеру телефона. Это имплементация европейского законодательства. Представители ЕС и США хотят, чтобы эта норма была быстрее внедрена», - заявил глава Госслужбы спецсвязи Виталий Кукса. Ну что ж, раз представители США хотят, то новая украинская власть не возражает! Тем более, что в охваченной кризисом, смутой и конфликтом стране дополнительный контроль за гражданами явно не помешает. Некоторые представители власти так прямо и говорят, что необходимо «выявлять скрытых сепаратистов».

Интересно, что одновременно с Киевом к регистрации абонентов мобильной связи решили перейти и в мятежной ЛНР. Наверное, там с помощью мобильных телефонов будут выявлять «скрытых укропов»…

Что ж, предложение об обязательной регистрации уже одобрено рядом инстанций и вполне может быть принято к концу нынешнего года. А так как аппаратура «выявления» была установлена и запущена СБУ еще во времена «преступного режима», то теперь задача бдительных защитников державности состоит в лишь в том, чтобы идентифицировать тех, кто у же наболтал по своим телефонам лишнего на 5-10 лет строгого режима. Ну, если, конечно, они не обзаведутся новыми телефонами с новыми «симками».

Повторимся: реальные бандиты и террористы, собирающиеся свергать демократическую власть, эту проблему легко обойдут, зарегистрировав нужное количество стартовых пактов на подставных лиц. Точно так же знают способы избежать слежки через телефон и активные борцы за свободу в странах с тоталитарным режимом. Например, они стараются вообще не пользоваться навороченными смартфонами, а приобретают несколько простых дешевых «мобилок», какими пользуется малоимущие пенсионеры - без камеры, без навигаторов, без каких-либо гаджетов, только для разговоров.

Они обязательно выключают и обесточивают (вынимают аккумулятор) телефон во время личных приватных бесед, чтобы телефон нельзя было использовать как «жучок». Кстати, при работе в режиме «жучка» телефоны быстро разряжаются и греются без видимых причин, на что может обратить внимание их владелец. Люди, желающие скрыть свое место нахождение, также выключают телефоны при передвижении. Те, кто заводит для конфиденциальных бесед второй, третий и т.д. телефон (не сим-карты, их менять бесполезно, так как слежение возможно за самим мобильным аппаратом), никогда не держат их включенными в одном месте. Выключили один, отошли на сотню метров, включили другой. Дело в том, что если рядом (в одной квартире, автомобиле, офисе) с уже «засветившимся» и взятым на активную прослушку телефоном фиксируется другой, его тоже будут «мониторить»…

А вот простым украинцам, далеким и от криминала, и от большой политики, чтобы случайно не оказаться в числе «скрытых сепаратистов» или «затаившихся укропов», теперь стоит быть просто гораздо осторожнее в своих телефонных разговорах.