В честь прошедшей 104-ой годовщины Синхайской революции, я решил написать серию статей о ключевых персонажах, создавших предпосылки для этой революции. В этом посте я объеденил публикуемые мной ранее пять частей в один текст, чтобы удобнее было на него ссылаться и читать.
 


Ч.1. Введение

В этой статье я хотел бы разобрать двух на мой взгляд самых отрицательных персонажей недавней китайской истории. Вообще, касательно роли личности в истории, не стоит преувеличивать значение этих двух персонажей, они являлись порождением своей эпохи и своего класса, так что их поведение в какой-то степени было предопределенно, но именно в какой-то степени, в тех поступках, которые они совершили есть их личная ответственность. Речь пойдет о регентше Цы Си, которую ненавидят как на материковом Китае, так и на гоминдановском Тайване, возлагая на нее ответственность за падение династии Цин и последующую гражданскую войну. А второй персонаж, менее обсуждаемый китайцами, но на мой взгляд несущий гораздо большую ответственность – генерал и неудавшийся император Юань Шикай.

Вначале небольшая вводная. Ко второй половине 19 века, цинский Китай из когда-то крупной и могущественной державы превратился в самоизолировавшуюся, культурно и технически отсталую, аграрную феодальную державу, где вся власть принадлежала выродившейся маньчжурской аристократии. Маньчжуры, это кочевой народ из северо-востока современного Китая. В 17 веке они захватили минский Китай и основали свою династию Цин. При этом, являясь оккупантами, во власть они пускали только своих маньчжур, а ханьцы были отстранены от власти.  Однако, так-как кочевники маньчжуры культурно находились ниже оккупированных ими ханьцев, то вполне ожидаемо они быстро были культурно ассимилированы ханьским большинством, поэтому уже к 18-19 веку единственное их отличие от ханьцев состояло в том, что у них была власть, а у более культурных и богатых ханьцев – нет.

Власть родовой маньчжурской аристократии опиралась на аграрную экономику и на труд крестьян. Китай был полностью деревенской страной и даже крупные города, по сути были большими деревнями. В то время как промышленная революция из Европы пришла в Азию и в Японии уже начинались реформы Мейдзи, превратившие Японию в самую развитую страну Дальнего Востока, Китай продолжал быть отсталой феодальной империей. При этом численность населения продолжала расти, города разрастались и ханьские бизнесмены, без всякой поддержки со стороны государства, развивали ремесла, начинали внедрять технологические новинки и хотели большей открытости Китая. Власть, в середине 19 века начала делать маленькие шаги в сторону ознакомления с внешним миром, в рамках «Движения Самоусиления» китайская интеллигенция ознакомилась с иностранными языками и западными науками, но этого было явно недостаточно.

Однако правящая манчжурская аристократия, для сохранения своей власти была объективно заинтересована в сохранении технологической и культурной отсталости Китая. Немногие современные производства либо принадлежали правительству, либо иностранцам. Так что подрастающая ханськая буржуазия была антиманчжурской и антиинностранной, то есть националистической.

В середине 19 века произошла серия унизительных для Китая «Опиумных Войн», которые продемонстрировали отсталость и слабость Китая во всей полноте и укрепили ненависть китайского народа к иностранцам и к ретроградскому правительству.

Во второй половине 19 века вспыхнула целая серия антиманьчжурских восстаний – Восстание тайпинов, восстание нанцзюаней, восстание в провинции Юннань, восстание дунганцев. Все они были подавлены, но они стоили Китаю десятков миллионов жизней. Очевидно, что надо было что-то менять и власть из рук маньчжурской аристократии должны была быть плавно передана ханьской буржуазии, а иначе произошла бы катастрофа (и она в итоге произошла). Но тут мы как раз наталкиваемся на роль личности в истории.

Итак, этот цикл будет посвящен двум зловещим персонажам китайской истории, из-за которых Китай скатился в хаос тридцатилетней гражданской войны и последующей кровавой ускоренной индустриализации.
 

Ч.2 Цыси - задушенные реформы
 

Цыси
 
Цыси (慈禧太后-Cixi Taihou родилась в 1835 году в семье китайского мандарина. В 1852 году в возрасте 17 лет она прошла конкурс наложниц и вошла в Запретный Город в статусе наложницы императора 5-ого (самого низшего) ранга. Благодаря своим личным качествам и умелым интригам она постепенно росла в ранге, подружилась с бесплодной императрицей, и императрица дала ей шанс стать матерью наследника. В 1856 году Цыси родила мальчика, наречённого Цзайчунь. Многие историки считают, что на самом деле ребёнок был рождён молодой служанкой Чуин, убитой сразу после родов. Статус матери наследника престола усилил влияние Цыси при дворе. Постепенно император передавал ей всё больше и больше полномочий, благодаря чему она стала фактически правительницей Китая.

Император Ичжу, правивший под девизом «Сяньфэн», умер в 1861 году. Первый обнародованный указ объявлял Цзайчуня, сына императора Сяньфэна, наследником трона под девизом «Тунчжи» (Совместное правление). Второй указ даровал звания «вдовствующей императрицы» Цыси и Цыань. Регентшами по праву стали вдовствующая императрица Цыань и Цыси.

Политическая власть в равной степени принадлежала обеим женщинам, однако императрица, не интересовавшаяся политикой, передала бразды правления наложнице. 8 апреля 1881 г. Цыань скончалась от пищевого отравления. Смерть регентши приписывают Цыси, поскольку стало известно, что за несколько часов до смерти она послала Цыань лепёшки из отварного риса. Причиной убийства мог послужить якобы случай, когда Цыань, неожиданно войдя в покои Цыси, обнаружила новорождённого ребенка (при том что Цыси несколько месяцев не появлялась на людях из-за неведомой болезни).

После смерти Цыань вдовствующая императрица Цыси стала единоличной правительницей-регентом.

По идее, по достижении наследником 17-летнего возраста, регентство Цыси должно было быть окончено, но наследник вел распутный образ жизни, а в 1874 году он заболел оспой и его организм ослабленный венерическими заболеваниями не выдержал и через 2 недели наследник умер.

После его смерти Цыси настояла на том, чтобы выбор наследника пал на 4-летнего Цзайтяня, сына князя Чуня и Ваньчжэнь — родной сестры Цыси. Таким образом она скрепляла свой род с императорским. 25 февраля 1875 Цзайтянь был объявлен императором под именем Гуансюй, девиз правления — (Славная преемственность).


Гуансюй
 
В 1886 г. императору исполнилось 19 лет. Цыси объявила, что теперь Гуансюй свободен от политической опеки и удалилась в свой Летний императорский дворец. Однако она продолжала зорко следить за дворцовыми делами, требовала, чтобы обо всём ей докладывали верные слуги, контролировала действия императора. Ни один документ не мог быть утверждён без её согласия.

В марте 1889 г. Цыси самолично выбрала супругу для императора. Ею стала молодая Лунь-Юй, дочь генерала Гуй Сяня, родного брата регентши. Тем самым ещё больше усилилось влияние её клана при дворце. Хотя сам император был против этого брака, он любил свою наложницу Чжэнь Фей (珍妃), к своей законной же жене он не испытывал никаких чувств. Из-за этого навязанного брака император затаил злобу на Цыси и это послужило дополнительной причиной их будущего противостояния.


Чжэнь Фэй

Молодой император, не имевший реальной власти, тяготился своим положением, к тому же он отчетливо понимал отсталость Китая и опасность этой отсталости для будущего страны. К моменту, когда он начал реформы в 1898 году, Китай уже успел проиграть войну с Францией, Германией и Японией. Надо было что-то срочно предпринимать, но реальная власть была в руках маньчжурского клана Цыси, и для них удержание власти было дороже чем судьба страны и народа.

В конце 19 века на сцене появляется яркий мыслитель Кан Ювэй, человек, который, по-хорошему, заслуживает отдельной статьи. Конфуцианский мыслитель-националист, страстно желающий модернизации Китая и боящийся исчезновения китайской расы. После оккупации Германией Цзяо-чжоу (провинция Шаньдун), на волне всенародного патриотического возмущения, он стал писать свои дерзкие меморандумы императору с требованиями провести реформы. Его имя быстро стало популярным среди китайской интеллигенции. Он учредил «Союз Защиты Государства» (保国会-baoguohui который объединил реформаторски-настроенных представителей китайской интеллигенции по всей стране. Что интересно, в своих меморандумах Кан Ювэй ставил императору в пример Петра 1, как образец императора-реформатора.


Кан Ювэй

Молодой император неожиданно для всех поддержал Кан Ювэя, встретился с ним и постепенно начал проводить в жизнь реформы, несмотря на противодействие клана Цыси. Император приблизил к себе Кан Ювэя и его команду сторонников реформ. Они были назначены на разные ответственные должности. Параллельно были отстранены видные консерваторы. Против них было начато расследование. В результате в столице стали образовываться многочисленные группы сторонников преобразований.

 А лагерь консерваторов сопротивлялся отчаянно! Все меморандумы ходили месяцами по канцеляриям прежде чем попасть в руки императору, любое предложение Кан Ювэя наталкивалось на встречное требование дополнительно все оформить в виде очередного официального доклада и так далее. Мало того, фактическое исполнение серии указов императора, вошедших в историю под названием «Сто дней реформ» открыто саботировалось лагерем консерваторов. Император же был связан по рукам и ногам контролем со стороны Цыси.

5 сентября император подписал официальный указ, согласно которому люди из команды Кан Ювэя - Тань Сытун, Ян Жуй, Лю Гуанди и Линь Сюй объявлялись «специально прикомандированными к особе императора сановниками, участвующими в проведении новой политики» в ранге сановников четвёртой степени. Таким образом сформировался своеобразный «внутренний кабинет», через который проходили все меморандумы, поступавшие во дворец от столичных и провинциальных учреждений и отдельных сановников, и чиновников. Кан Ювэй оставался в тени, но направлял деятельность своих учеников и единомышленников.

Увольнение и разжалование высших сановников из приказа церемоний повергло консерваторов в состояние полного смятения: никто не ожидал от безвольного и слабого императора такой решительности и смелости. Все противники преобразований поняли, что в любой миг их может постичь та же участь. Стал быстро назревать дворцовый переворот.

Глава фракции консерваторов – высший сановник Жунлу, который, по слухам, стал любовником Цыси еще даже до того, как она стала наложницей в Запретном Городе, и потом поднятый ей до высших постов, зачастил в армейские части, где открыто агитировал офицеров устроить бунт против законного императора.


Жунлу

Параллельно с готовящимся переворотом консерваторов, реформаторы тоже стали готовить свой переворот. Император Гуансюй совместно с Кан Ювэем понимали, что без устранения Цыси все реформы обречены. Чтобы избавиться от неё нужно было привлечь на свою сторону армию. И тут на сцену выходит Юань Шикай.

Юань Шикай родился в семье потомственных военных в провинции Хэнань в 1859 году во время Тайпинского восстания, уже тогда его родители внесли существенный вклад в подавление народного восстания, организовав неприступный укрепрайон. Поступив на службу в армию он был откомандирован в Корею, хорошо себя проявил в войне с Японией и вернулся в столицу.

Император и реформаторы решили сделать ставку на Юань Шикая, потому что он служил в Корее, был знаком с иностранными обычаями, неоднократно высказывался в поддержку армейских реформ. Он сам командовал армией обученной и вооруженной по иностранному образцу. Реформаторы решили, что он «свой».


Юань Шикай

И вот на этом моменте мне хотелось бы обсудить роль личности и поступка в истории. Император встретился с Юань Шикаем и открылся ему. У Юань Шикая был свой, ничем не ограниченный выбор как поступить. Он мог открыто отказаться от предложения Императора Гуансюя и сохранить разговор в тайне. Мог согласиться, и может быть, войти в историю как спаситель Китая, правая рука «китайского Мэйдзи» ну или в худшем случае погибший герой, пытавшийся спасти страну. Он же поступил по-своему. На словах он согласился с Гуансюем, и заявил, что «расправится с Жунлу также легко как с собакой». Однако потом, на собрании реформаторов, уже получив указание расправиться с Жунлу, перебросить армию в Пекин и арестовать Цыси, он тут же побежал с докладом к Жунлу и выдал все планы заговорщиков.

На следующий день дворцовая стража арестовала Императора и его личную охрану. Шесть виднейших представителей реформаторов были казнены без суда и следствия. Кан Ювэю и Лян Цичао чудом удалось сбежать в Японию. Гуансюй до конца своих дней был помещен под домашний арест на остров Иньтай в пределах Запретного Города. Цыси больше никогда не упускала его из виду. Евнухи, прислуживающие императору, заменялись каждый день, из опасения, что кто-либо из них начнёт питать симпатии к узнику. Она запретила любимой наложнице императора Чжэнь Фэй посещать его остров. Сама Цыси требовала, чтобы император совершал перед ней челобитные. Гуансюй выходил редко, только во время традиционных молитв. Все начатые ими реформы были свернуты.


Гуансюй

Китай потерял свой шанс к мирному преобразованию в буржуазное, капиталистическое государство подобное Японии. Я не сторонник альтернативной истории, но если пофантазировать, то может-быть, если бы не предательство Юань Шикая, Китай бы стал чем-то вроде Японии – индустриальная держава, с и поныне здравствующим императором. Вряд ли при этом Китай избежал бы войны с империалистической Японией, но в любом случае 20 век вышел бы гораздо менее кровавым для китайцев.

Но на этом зловещая роль Цыси и Юань Шикая не заканчивается. Но об этом в следующей части
 

Ч.3 Цыси – бесславный конец
 

Ихэтуани
 
Через два года после задушенных «Ста дней реформ» в 1900 году вспыхнуло «Восстание Ихэтуаней». В идеологии этого восстания выразилась ненависть китайцев к иностранным колонизаторам и к маньчжурам. Спасая свою шкуру Цыси как-бы поддержала восстание и перенаправила гнев ихэтуаней на иностранцев. За головы иностранцев были назначены награды. Толпа принялась убивать иностранцев и китайских-христиан (в том числе православных). Началась осада посольского квартала в Пекине. А Цыси объявила войну восьми иностранным государствам – Англии, России, Франции, Японии, Германии, Автро-Венгии и Италии. Данные страны воспользовались этим чтобы дополнительно ограбить Китай и сформировали «Альянс восьми государств», армии которого напали на Китай.

Российская, американская, британская и японская армии взяли Пекин. В ночь на 13 августа коалиционные войска подошли к Пекину. Цыси, хотя накануне говорила, что скорей умрёт, нежели покинет столицу, спешно начала собираться. Император Гуансюй мог представлять опасность для императрицы в случае, если он попадёт в руки иностранцев. Было решено взять его с собой. Цыси решила направиться на запад, в город Тайюань, откуда при необходимости можно было попасть в Сиань, куда доступ для захватчиков был осложнён природными условиями. Цыси распорядилась выехать в закрытых паланкинах, переодевшись в простую одежду. Она остригла ногти, волосы были связаны в пучок.


Войска Альянса в Пекине

Во время сборов любимая наложница Гуансюя умоляла оставить его в Пекине. По приказу Цыси наложницу Чжэнь Фэй сбросили в колодец недалеко от дворца Спокойствия и Долголетия.

Пока кортеж императрицы был в пути, её сановник Ли Хунчжан выступал от её лица на переговорах с Альянсом восьми держав. На этот раз она обернулась против ихэтуаней и согласилась на кабальные условия Альянса по выплате огромной контрибуции, концессиям и ограничению суверенитета оформленные в т.н. «Заключительное Соглашение». Императорский двор вернулся в Пекин только в 1902 году.

В 1908 году Цыси скончалась от старости в возрасте 72 года. За день до смерти она приказала тайно отравить Гуансюя, чтобы он не пережил её. Так, даже перед самой своей смертью она успела отправить на тот свет еще одно человеческое существо. Новым и последним цинским императором стал 2-х летний Пу И, а регентом стал его отец Князь Чунь.

Как отмечают историки, императрица Цыси была абсолютно аморальным существом с аномальной жестокостью и невероятной жаждой власти. Она не раздумывая убивала любого, кто посягал на её власть. В ходе своего правления она отличалась гедонизмом, любила вкусно поесть, каждый обед перед ней на стол выкладывали по сотне блюд, от каждого она отведывала по кусочку. Императрица любила китайскую оперу, цветы, собак, лодочные прогулки, кальян и европейские сигареты. Перед смертью, как сообщается она призналась, что «не принесла стране никакой пользы». Что-ж, довольно точное наблюдение.

При этом я думаю важно отметить что Цыси, несмотря на все свои отрицательные свойства, была представителем класса маньчжурской аристократии, и она всего лишь выражала интересы своего класса. У Юань Шикая был выбор между реформаторами и консерваторами, и он выбрал более сильную группировку, наплевав на будущее страны. Он совершил поступок. Цыси же не совершала никаких поступков, которые выходили бы за рамки предопределенного правящим классом сценария. Поэтому, по моему мнению, персональная ответственность Юань Шикая выше чем Цыси.

Но роль Юань Шикая на этом не заканчивается. История дала ему второй шанс начать реформы и вытащить Китай из средневековья, но он наплевал и на этот шанс и вошел в историю как авантюрист-реакционер, своими эгоистичными, действиями, направленными на захват еще большей власти, лишь вверг страну в хаос и ужас тридцатилетней гражданской войны. Об этом в следующей части.
 

Ч.4 Юань Шикай – стремительный взлет
 
 
У Юань Шикая после того как он предал Гуансюя дела пошли в гору. Он в 1901 году получает пост наместника провинции Чжили и командующего Бэйянской армией (одной из двух новых армий страны, вооружённых и обученных по немецкому образцу). Последующие назначения вдовствующей императрицей Цыси на высшие посты лишь укрепляли позиции Юань Шикая как вершителя судеб Китая.

Юань Шикай играл активную роль в политических реформах династии Цин, включая создание Министерства просвещения и Министерства полиции. Он защищал юридическое равенство между китайцами и маньчжурами, несмотря на якобы существующие расовые различия между ними. Опасаясь усиления Юань Шикая, императрица перед своей смертью в 1908 году приказала казнить зарвавшегося генерала, однако будущий диктатор, оставив все посты регенту малолетнего императора Пу И, вернулся в родную провинцию.


Синхайская революция в Шанхае

В 1911 году грянуло Учанское восстание, с которого и началась Синхайская революция. Части армии в Учане перешли на сторону восставших, китайские чиновники отказались бороться с бунтарями. Перепуганное маньчжурское правительство вновь призвало Юань Шикая, ему были даны чрезвычайные полномочия, пост премьер-министра и титул «хоу первого ранга» (一等候). Однако получив в свои руки всю власть, Юань Шикай не спешил с решительным разгромом восставших, он периодически наступал, периодически останавливался и вел переговоры.

Создалась ситуация военного равновесия, очень выгодного для Юань Шикая. Он переехал в Пекин чтобы приступит ь к выполнению обязанностей премьер-министра. У регентов, маньчжурской аристократии и малолетнего императора было полное политическое бессилие. Юань Шикай же сосредоточил в своих руках всю реальную власть. Иностранные державы тоже ставили на него, как на гаранта своих интересов. Ему были предоставлены неограниченные займы. Обретя власть для подавления революции Юань Шикай стал тайно вести переговоры с восставшими, чтобы обрести позиции и среди них.

Парадоксально, но в тот период он устраивал почти всех. Для восставших он был прежде всего китаец, они видели возможность сделать его временным президентом для начала проведения реформ и отстранения маньчжурцев от власти. Для цинского двора он был гарантией что восставшие не казнят их и что они даже сохранят свое имущество. Для иностранцев он был гарантией что их инвестиции в Китай не сгорят в огне гражданской войны.

Сам Юань Шикай конечно же прежде всего был одержим жаждой абсолютной власти. Ведя переговоры с революционерами о должности президента, он параллельно зондировал Британское посольство на тему признают ли его как императора.

Республиканское движение на Юге тем временем стремительно нарастало. Юань Шикай начал переговоры между монархическим Севером и республиканским Югом. От его лица выступал Тан Шаои, он настаивал на конституционной монархии с сохранением номинальной власти маньчжурской династии. В поддержку этого высказались также и западные державы. Республиканский Юг же выступал за президентскую республику с Юань Шикаем в роли президента. Пока же временным президентом восставших был Сунь Ятсен.


Сунь Ятсен

Видя решимость восставших Юань Шикай решает пожертвовать маньчжурской династией, он убеждает вдовствующую императрицу подписать отречение, и она от имени малолетнего императора Пу И издает эдикты об отречении, в которых говорится что император передает всю власть народу. Существование 267 летней цинской династии завершилось.

Важной особенностью эдиктов было требование передать власть Юань Шикаю, чтобы укрепит позиции Севера в новой республике. Сунь Ятсен снял с себя обязанности временного президента и передал их Юань Шикаю. Так ценой взаимных уступок, Сунь Ятсен и Юань Шикая смогли избежать гражданской войны Севера и Юга с последующим вмешательством иностранных держав, но позже в своем стремлении к авторитарной власти, Юань Шикай похоронил это достижение и Китай таки свалился в бездну гражданской войны.


Передача временного президенства Юань Шикаю

Тем не менее, вернемся к парламентскому периоду Китая. После назначения Юань Шикая президентом, образовался также парламент, где суньятсеновский Гоминдан набрал 269 из 596 мест. Остальные партии были объединены Юань Шикаем в единую коалицию, чтобы блокировать попытки Гоминдана сформировать свое правительство, которое могло бы как-то ограничить власть Юань Шикая.

Однако Юань Шикая не интересовали парламентские методы борьбы. Он стремительно наращивал мощь бейянской военной группировки. Перебрасывал войска в Шанхай и Нанкин. Чтобы обойти парламент лично взял займ у иностранных держав на перевооружение армии. Не брезговал он и террористическими методами по уничтожению отдельных оппонентов.


Бейяньская армия

На фоне политической борьбы росло противоречие между Севером и Югом. Пока на Севере наращивалась военная мощь, на Юге царил дух революционной свободы. Тайные общества вели пропаганду, убивались «плохие» чиновники, вспыхивали крестьянские восстания.

После убийства республиканского кандидата в премьер-министры, Сунь Ятсен решил разорвать отношения с Юань Шикаем и устроил «вторую революцию», но Юань Шикай был хорошо подготовлен, он оперативно снял с постов представителей Юга, мобилизовал свои части. «Вторая революция» не получила широкой поддержки и была подавлена правительственными войсками. Это стало официальным концом Синхайской революции.
Юань Шикай обрел абсолютную власть, но этого ему было мало, он захотел стать императором и на этом погорел, но об этом в заключительной части
 

Ч.5 Падение Юань Шикая – Заключение

Подавив «вторую революцию» Юань Шикай стал резко усиливать свою власть. 6 октября 1913 г. были проведены выборы президента. В соперничестве с Ли Юаньхуном Юань Шикай, используя все формы давления на депутатов и их подкупа, добился своего избрания. Через месяц он распускает Гоминдан и отбирает мандаты у депутатов. В мае он отменят республиканскую конституцию 1912 года и вводит новую, которая сосредотачивает в его руках всю власть. Однако этого ему было мало. Юань Шикай захотел стать императором. В декабре, облаченный в императорские одежды он совершает торжественное жертвоприношение в храме Неба. Он возрождает прежние звания и чины, а также систему экзаменов для набора чиновников и прочую монархическую атрибутику.


Монеты с Юань Шикаем

Честолюбивым планам Юань Шикая помешала японская интервенция. Началась Первая Мировая Война. Китай объявил о своем нейтралитете, в надежде что европейские державы будут слишком заняты войной друг-с-другом, однако Япония объявила войну Германии и пользуясь этим как предлогом высадилась в Шандуне, чтобы захватить германские владения. Затем Япония предъявила «31 требование» китайскому правительству, куда входили отдача части территории, контрибуция, концессии и прочие унизительные требования. Новость об этом подняла волну патриотического негодования в Китае. Юань Шикай понимал настроения общества, однако он решил, что японцы могут помочь ему с монархическими планами, а внутрикитайская ситуация у него под контролем. Он принял «31 требование» и жестко просчитался.

И опять мы возвращаемся к роли личности и поступка. Тема, которую я уже затрагивал в предыдущих частях. Когда Юань Шикай предал Гуансюя, он совершил поступок лишивший Китай более чем 10 лет, когда вместо реформ, Китай продолжал гнить в феодальном строе. Это был полностью его осознанный выбор.

И вот теперь, История дала Юань Шикаю шанс реабилитироваться хотя бы как патриоту и офицеру, не принять японских унизительных требований, наплевать на монархические замыслы ценой потери суверенитета и возглавить национально-освободительную борьбу. Но он выбрал трусливое предательство. Пользуясь знаменитым выражением Черчилля: «он выбрал позор чтобы избежать войны и в итоге получил и позор, и войну».

Как оказалось, китайская бюрократия, на которую рассчитывал Юань Шикай и чьи интересы он выражал, очень прохладно отнеслась к его монархическим замыслам. Бюрократам республиканская форма правления казалась более выгодной для карьерного роста. Поэтому Юань Шикаевский парламентский блок вдруг резко встал к нему в оппозицию. Против Юань Шикая вновь восстали южные революционеры, во главе с Сунь Ятсеном, и широкие народные массы, возмущенные предательством национальных интересов и прогибанием перед Японией.

Даже западные державы прохладно отнеслись к позиции Юань Шикая, который теперь рассматривался как «японский ставленник» и в октябре 1915 г. державы направили правительству Юань Шикая заявление, в котором советовали «...временно отложить изменение формы правления во избежание возможных беспорядков».


Зоны влияния милитаристов

На Юге вспыхнуло восстание в армии. Начавшись в провинции Юннань, объявившей о своей независимости, к нему затем подключились и прочие южные провинции. Посланные Юань Шикаем войска, проигрывали южанам, не из-за слабости, но из-за нежелания генералов воевать. Даже ближайшие соратники отвернулись от Юань Шикая. А потом он сам неожиданно умер от уремии в 1916 году.
Возглавляемая им Бейянская военная группировка распалась на несколько групп, возглавляемых милитаристами. Крупнейшими из них были Анхойская и Чжилийская. По всей стране, только недавно отказавшейся от централизованной формы правления, возобладали центробежные силы. Фактически страна распалась на множество частей, где каждой частью правил свой милитарист, опиравшийся целиком на штыки своей, преданной лично ему армии. Осложнилось все японской оккупацией, которая как нож в масло вошла в дезорганизованную страну.

Началась кровавая гражданская война и интервенция продолжавшиеся 33 года, вплоть до образования КНР в 1949 году.

Как мы видим, Китай «обязан» всем этим ужасом Юань Шикаю, чей авантюризм и узколобый эгоизм, помноженный на чудовищную жажду абсолютной власти, привели к катастрофе. Немалая здесь доля и не менее властной и узколобой «императрицы» Цыси, которая искусственно сдерживала развитие Китая всё время своего правления, в угоду правящей маньчжурской элите. Но главным виновником всего, я, все-таки, считаю Юань Шикая, который дважды предал свою страну, и вместо того чтобы войти в историю как герой, он вошел как дважды предатель, диктатор, тиран, узурпатор, интриган и одержимый жаждой власти подонок.

История этих двух монстров китайской истории, я считаю, является важным уроком не только для китайцев, но и для всех нас. И если люди и должны учить историю, то не для механического запоминания фактов, а для осмысления и извлечения моральных уроков.
 

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен