Один из наших прогнозов подтвердился (см. «Референдум в Курдистане и американский «Новый Ближний Восток»): курды опоздали с референдумом — проводить его следовало летом 2014-го, когда иракская армия бежала от ИГИЛ (террористическая группировка, запрещена в РФ — прим. EADaily ). Бросив на произвол судьбы Синджар, Махмур, Киркук и другие населенные курдами районы вне курдской автономии, которые пришлось брать под защиту Пешмерга. Второй прогноз оказался ошибочным (см. «Первый итог курдского референдума: победила Россия»): Багдад все же начал карательную операцию, а предательство всегда неожиданно.

Фото: aliexpress.com

«Лукоморья больше нет, от дубов простыл и след.
Дуб годится на паркет, — так ведь нет:
Выходили из избы здоровенные жлобы,
Порубили те дубы на гробы».
Владимир Высоцкий

Подразделения Пешмерга имеют два командования — Демократической партии Курдистана (ДПК) под руководством президента региона Масуда Барзани, и Патриотического союза Курдистана (ПСК) под руководством Павла Талабани, сына недавно скончавшегося лидера партии Джаляля Талабани. 80% подразделений Пешмерга в районе Киркука принадлежало к последним. 16 октября они без боя оставили город. По последним сообщениям, оставлены также многие другие «спорные районы» от Синджара (курдск. Шангал) на севере до Джалула (Джалавла) на юге.

Впрочем, говорить о «предательстве» одного только ПСК было бы сильным упрощением. Похоже, что приказ Павла Талабани на отвод своих подразделений стал удобным поводом для аналогичного приказа Масуда Барзани. Объяснение бегства численным превосходством иракских войск, состоящих в первую очередь из ополченцев Хашд аш-Шааби, и наличие у наступающих «огромного количества бронетехники» (которую никто не считал) — плохое оправдание.

Кто-то где-то заметил несколько «Абрамсов». Феерическая картина: добровольцы из Ирана (около половины шаабистов) под прикрытием американских танков наступают на позиции союзника США по «международной антитеррористической коалиции».

Достоверно только то, что подавляющая часть замеченной бронетехники это ржавые бронеавтомобили «Хамви» с «нашлепками» и «наварками» от местных умельцев. Но вот ведь пригодились в определенном смысле. Будем и дальше смеяться над шедеврами «Укроборонпрома»?

Впрочем, пять «Хамви» были сожжены в первой же стычке. Но не бойцами Пешмерга, а бойцами Рабочей партии Курдистана (РПК), которые успели добраться до Киркука. Возможно, это их обезглавленные трупы видел корреспондент агентства Rudaw в пикапе шаабистов. В стремлении задобрить Анкару правительство Барзани фактически объявило РПК вне закона на территории автономного региона, но те пришли на помощь. Как приходили и на помощь езидам Шангала, когда тех бросила не только иракская армия, но и Пешмерга.

Никакая структура не разлагается так быстро и основательно, как армия, выполняющая «административно-хозяйственные» функции. Здесь, увы, тоже прослеживаются возможные параллели с Украиной, причем, по обе стороны линии фронта. Контроль таможни, многочисленные внутренние КПП, «охрана бизнеса» в зоне ответственности, решающее слово при распределении бюджетов и «хлебных» должностей сделали свое дело. За несколько лет мирной жизни с перерывом на войну с ИГИЛ* (скажем прямо, не с решающим вкладом Курдистана в общую победу) командиры, да и рядовые пешмерга «нарастили жирок». Бегать голодными по горам и лесам больше никому не хочется. Все обустроили свой маленький уютный мирок, который им в час «Х» пообещали сохранить.

В общем, произошло всё то, о чем предупреждала молодая партия «Движение за перемены» («Горран»), что характерно, отколовшаяся от ПСК, но и принявшая много бывших членов ДПК. Партия до последнего отказывалась участвовать в референдуме о независимости, требуя сначала провести парламентские выборы (деятельность регионального парламента была приостановлена в октябре 2015 года ввиду отказа Масуда Барзани «из-за угрозы ИГИЛ» покинуть по истечении срока полномочий пост президента). Горран требовал преобразования Курдистана в парламентскую республику, резкого сокращения разбухшего чиновничьего аппарата, прекращения практики семейственности, требовал сначала создать действительно независимое от Багдада государство с самодостаточной экономикой.

Утром 17 октября депутат «Горран» Масуд Хайдар сообщил о ставших ему известными деталях соглашения, подписанного лидером ПСК Павлом Талабани и главой «Хашд аш-Шааби» Хади Амери. Среди пунктов: распределение районов спорной провинции Киркук между ПСК и Багдадом (15 и 25 соответственно), выплата Багдадом зарплат государственным служащим подконтрольных ПСК территорий Курдистана и зарплат бойцам Пешмерга ПСК по списку, который составит Талабани, а также открытие международного аэропорта Сулеймании.

Важнейшие пункты соглашения регламентируют передачу Багдаду всех стратегических объектов провинции Киркук, в первую очередь нефтяных месторождений. Но, надо полагать, что и оставшихся месторождений на «достойную жизнь достойным людям» хватит.

Последние пункты посвящены созданию нового региона на территориях провинций, подконтрольных ПСК — вся Сулеймания, вся Халабджа и часть Киркука. Срок не указан, но один из предыдущих пунктов свидетельствует, что это может произойти через шесть месяцев. Слово «автономия» в соглашении не упоминается.

Курдистана больше нет. По крайней мере, его уже нет на половине бывшего автономного региона и на двух третях территории, контролируемой курдским правительством на 16 октября.

Поступают свидетельства того, что и правительство Барзани ведет переговоры о «почетной капитуляции» своих двух провинций — Эрбиля и Дахука. Багдад умело консервирует раскол курдов на два клана.

Одно «но». Шаабисты наступают везде, где им не оказывают сопротивления, и уже заняли десятки населенных пунктов даже в провинции Сулеймания, что соглашением Талабани — Амери не предусмотрено. Где они решат остановиться или кто их остановит, большой вопрос.

И еще одна параллель с Украиной. Операция по разгрому Курдистана готовилась под убаюкивающие разговоры о готовности Багдада согласиться на создание конфедерации Ирака и Курдистана. Никакого отказа от результатов референдума от курдов даже не потребуется: конфедерация это союз суверенных государств, «часто переходный к независимости»!

Так, 9 октября член Совета политического руководства Иракского Курдистана Абдалла Варати сообщил газете Asharq Al-Awsat, что «третья сторона, представляющая одно из соседних государств», передала курдскому правительству предложение Багдада, «одобренное некоторыми политическими фракциями в парламенте и правительстве Ирака», о создании конфедерации.

При этом «третья сторона», предложившая «идею конфедерации», особенно и не скрывалась. Днем ранее Мустафа Озчелик, председатель лояльной Анкаре турецкой партии с крамольным названием «Партия свободы Курдистана» заявил, что референдум является законным выражением воли народа и «если Ирак признает Курдистан в качестве независимого государства, то это позволит создать конфедерацию».

Сам Варати немедленно дал ответ Багдаду в том смысле, что «Эрбиль может рассмотреть формирование конфедерации с Багдадом в случае признания центральными властями курдского государства по итогам плебисцита», читай: с Киркуком и другими спорными территориями. Казалось, начался привычный и такой приятный торг…

Но можно ли говорить о безоговорочной победе Багдада и его соседей, не приемлющих независимого Курдистана? Вряд ли.

Победа Багдада резко усилит и без того огромное влияние Тегерана в силовых ведомствах Ирака и несомненно усилит позиции проиранских элит, например, сторонников бывшего премьер-министра, ныне вице президента Нури аль-Малики, одного из главных виновников суннитского восстания. Что в свою очередь будет грозить ослаблением влияния Вашингтона. В таких условиях США, во-первых, не дадут добить курдов, а во-вторых, будут активнее разыгрывать карту «ИГИЛ без ИГИЛ» — «демократической суннитской автономии» на западе Ирака. Чем уже и занимаются.

Уничтожен Курдистан, но не курды, которые умерят амбиции, сделают выводы о причинах поражения и будут ждать следующего подходящего момента. Не побоимся сказать и так: почти уничтожен ИГИЛ, но не уничтожены сунниты, подавляющее большинство которых вынужденно присягнули террористической организации, но не участвовали в ее преступлениях, а составляли только ополчение в собственных городах и деревнях. «Эксцессы» (или скажем прямо: зверства) шаабистов в отношении рядовых бойцов-суннитов и мирного населения никак не способствовали любви последних к Багдаду.

6 октября авторитетный суннитский шейх Музахим аль-Хуэт, представляющий племена Найнавы (Мосул), сообщил о планах провести референдум о создании суннитской автономии в составе провинций Ниневия, Анбар, Салахаддин, Дияла и суннитских районов Багдада на правом берегу реки Тигр (свыше половины территории Ирака, так называемый «Суннитский треугольник», больше напоминающий двутавр). Несомненно, сунниты могут претендовать и на раздел Киркука. Раздел с курдами, поскольку шиитские провинции лежат много южнее. Шиитское большинство, точнее, Багдад ведет себя крайне самонадеянно, если считает, что сможет держать в повиновении две другие общины, насчитывающие вместе до 40% населения страны.

Тем более что о намерении добиваться автономии объявил и совет провинции… Басра, абсолютно шиитской и арабской. По словам заместителя главы провинциального совета Валида Кайтана, «благодаря экспорту нефти, морским портам, и другим ресурсам» взнос Басры составляет «более 80% общего бюджета» Ирака, а получает она крохи.

Одним словом, шиитское большинство крайне неоднородно как по вопросам внутренней политики, так и относительно выбора внешних союзников. Очень многие недовольны тем, что диктатура суннита Саддама Хуссейна сменяется диктатурой иранских аятолл, а некоторые уже осмеливаются критиковать шаабистов, командиры которых летом 2014 года, когда армия перестала существовать, спасли Багдад, а сегодня превратились в новых богачей. Все совпадения с Украиной случайны.

Ирак может потерять не только Курдистан, но и Джазиру (так, вероятно, будет называться суннитское государство), а Иран в этом случае потеряет как северный коридор в Сирию через Курдистан, так и южный через Джазиру. Турция, возможно, получит еще более покладистого Масуда Барзани, «президента» двух «провинций-огрызков» Курдистана. Или кого-то из его сыновей и племянников, занимающих сегодня должности главы правительства, главы Совбеза, командира Пешмерга ДПК и т. д. А может, получит сильнейшую радикализацию курдов и новую войну без линии фронта, да, до Эрбиля на юге, но и до Трабзона на севере и до Анкары, Стамбула, Антальи на западе.

«Спасибо» Багдаду от отморозков ИГИЛ, ждавших и дождавшихся раскола коалиции. Несколько месяцев передышки они, несомненно, получили. Считать эти месяцы следует даже с конца лета, когда Багдад, рапортуя об успехах в борьбе с террористами, не предпринимал никаких активных действий на иракском фронте, чтобы не помешать террористам перебросить максимум сил на сирийский фронт.

Тем не менее, сирийская армия, наступавшая в провинции Дейр-эз-Зор вниз по правому берегу Евфрата, смогла «оторваться» от проамериканских «Сирийских демократических сил» (СДС, SDF), наступавших по левому берегу, и, освободив Маядин, армия имеет хорошие шансы форсировать Евфрат и взять под контроль крупнейшие месторождения нефти на левом берегу.

Армия обескровлена почти семью годами войны, но и сирийские курды (Отряды народной самообороны, ОНС, YPG составляют ядро СДС) получили хороший повод задуматься о надежности «стратегического союзника» — США, назвавших нападение Багдада на Курдистан «недоразумением». Поэтому они не слишком рвутся в бой. Нет смысла проливать кровь за нефть, которая курдам все равно не достанется: слишком далеко курды ушли от своих территорий — Рожавы, полоски Западного, Сирийского Курдистана.

Не требуется большого ума, чтобы понять, что после разгрома ИГИЛ южные, арабские территории, контролируемые СДС от Ракки до Дейр-эз-Зора, станут козырем США в давлении как на Дамаск, так и на Багдад. Можно будет вести переговоры с Дамаском о «демократическом объединении двух Сирий». А можно будет создать суннитское квазигосударство на востоке Сирии и поднять суннитское восстание на западе Ирака, тоже с целью «объединения». Всё это при одном условии: если в руках этого квазигосударства окажутся нефтегазовые месторождения Дейр-эз-Зора.

Эти месторождения крайне важны для Дамаска. Над заявлением новой звезды мировой политики президента Франции Эммануэля Макрона о том, что «урегулирование в Сирии невозможно без России», можно было бы по-доброму посмеяться, но этот вершитель судеб Сирии в своей непосредственности высказывает и чуть более серьезные мысли. Например, о том, что Дамаску придется «задуматься» о том, с кем «дружить», если он хочет получить помощь Запада на восстановление.

Правда, президент Сирии Башар Асад ответил на это предложение еще в августе, когда заявил, что Сирия не просит, не ждет и не желает помощи от стран, развязавших войну против нее. Нефть Дейр-эз-Зора позволит Сирии гораздо быстрее восстановить экономику страны.

А сирийским курдам ничего не остается, как всерьез задуматься над предложением главы МИД Сирии Валида Муаллема, который еще 26 сентября сообщил, что Дамаск открыт для переговоров с курдами относительно их автономии, намекнув, правда, что для этого потребуются общие усилия в победе над ИГИЛ, читай: взаимодействие в провинции Дейр-эз-Зор.

11 октября (когда ситуация вокруг Иракского Курдистана уже стремительно накалялась) председатель комитета по международным отношениям кантона Джазира Федерации Северной Сирии (Рожавы) Абдулкарим Умар ответил на предложение сирийского министра. Курдский деятель назвал предложение Муаллема «запоздалым», но и «положительным», заявив, что курды также готовы к переговорам с Дамаском при международных гарантиях, и что важно, при посредничестве России.

В тот же день саудовская газета Sharq El-Ewset сообщила, что неделей ранее сопредседатель YPG Сипан Хамо посетил Россию. Курды обсудили в Москве три вопроса: операцию в Дейр-Эз-Зоре, угрозу самому западному курдскому кантону Африн со стороны Турции и политическое будущее Сирии, видимо, тот самый вопрос самоуправления Рожавы. Похоже, курды получили от Кремля определенные гарантии.

Сегодня же, повторим, стоит один вопрос: как долго будет сжиматься курдская «пружина», кто и где остановит иракские войска, остановит Хашд аш-Шааби. Найдутся ли те, кто сожжет еще пять «Хамви», и еще пять, и еще. Какая «форма самосохранения» сработает. Партия «Горран» обратилась с призывом распустить все обанкротившиеся органы власти автономного региона и создать Временный национальный совет.

Источник: https://eadaily.com

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен