Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин и фотокор Виктор Гусейнов решили выяснить, страшен для нас Китай, как его рисуют, и можем ли мы, русские и китайцы, друг друга понять.

Нужен ли России «китайский путь»? Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Им хотелось понять, так ли страшен для нас Китай, как его рисуют, и можем ли мы, русские и китайцы, друг друга понять.

Начали экспедицию Володя и Виктор, конечно, в китайском визовом центре.

ПЕРВАЯ ВСТРЕЧА С КИТАЕМ

Кто помнит нашу чудовищную прошлогоднюю экспедицию на электричках из Москвы до Владивостока?

Кто помнит нас, бродяг, пропитанных беляшным маслом, 33 дня блуждавших по Руси?

Кто помнит, как мы ползли по ее полустанкам, описывая нервным хохотом русскую жизнь?

- Я говорил, что всем плевать? - поинтересовался Гусейнов.

- Не говорил.

- Всем плевать. Репортажи живут пару дней.

Витя смотрел на жабу в китайском ресторане. Жаба хладнокровно таращилась на Гусейнова. Это был жестокий поединок. Витя готовился ее съесть…

- Но зачем мы попали сюда, в другой мир? Надо же объяснить, - вдыхаю я сквозь марлевую маску, всматриваясь в желтый туман Харбина.

Минус 30. Смог. Дышать тяжело…

- А если написать честно, - изрек Витя. - Стало скучно. Сидят умные люди в уютных фейсбучиках и рассуждают. Бесконечно. Обо всем. Миллионами. Увидят новость - пост. Столкнутся с дворником - десять. А мы, бродяги, соскучились по настоящему миру… (жует что-то омерзительное). Давай напишем так: «отправились в российское будущее». Ведь народ в русских электричках нам только и шептал - Китай, Китай, Китай. Россия ж девица эксцентрическая. Ее к Китаю тянет, она ему завидует, боится, а потом как загремит вдруг на кухне сковородками, заорет: «Почему мы живем не как они, не по уму?!»

В электричках люди стонали: мол, вырубают китайцы тайгу, допивают Байкал, скупают земли, заводы, а мы, ленивые русские, беспомощны перед «желтой угрозой». Мол, теряем Дальний Восток. И ругался народ русский, не замечая, что одет Китаем и им же обут. Что почти все, что сделано из пластика и металла, сварганено им.

- И страдала бы Поднебесная от русского недопонимания, - говорил Гусейнов, - если бы не мы с Володькой. Мы ж люди понятливые… Вот по обычаю не вовремя (в середине лютой в Северном Китае зимы) мы и отправились в путь. Так и начнем. Записал?

- Записал.

Кстати, читатель, если дальнейшие события покажутся тебе идиотскими, не торопитесь с выводами - это мы еще не рассказали, как въехали в Китай…

Вот так, у вокзального столба во Владивостоке, на котором обозначено грандиозное расстояние до Москвы, спецкоры «КП» Владимир Ворсобин (он машет рукой слева) и Виктор Гусейнов (с фотокамерой справа) завершили свою экспедицию «На электричках через всю стра Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вот так, у вокзального столба во Владивостоке, на котором обозначено грандиозное расстояние до Москвы, спецкоры «КП» Владимир Ворсобин (он машет рукой слева) и Виктор Гусейнов (с фотокамерой справа) завершили свою экспедицию «На электричках через всю страФото: Виктор ГУСЕЙНОВ

КАК МЫ ВИЗУ ПОЛУЧАЛИ

Фотографическая будка китайского визового центра в Москве, получив 300 рублей, подмигнула иероглифами и затихла.

Витя зря вывихнул руку об аппарат - он был мертв.

- С одной стороны, я не знаю, что должно произойти, чтобы китайцы отказали вам в визе, - заговорил сотрудник визового центра, разглядывая фотоаппарат и лицо Гусейнова. - Надо быть матерым уголовником, священником или журналистом. А вы, я вижу…

- Не гневи бога, сын мой! - нахмурился заросший бородой Гусейнов.

Мы готовились к Китаю по-европейски тщательно и трусливо. Это напоминало сцену советского фильма, где злодеи, склонившись над картой СССР, размышляют, как проникнуть в логово коммунистов.

Если назовемся журналистами, к нам прикрепят сопровождающего, - предрекал я, припоминая поездки по Северной Корее, Туркмении и колониям Мордовии. - Всучат какого-нибудь улыбчивого товарища Ли, который заставит пить рисовую водку с суровыми ударниками социалистического труда. И расцветет тогда перед нами Китай липовым цветом…

Витя думал незатейливо. Что его посадят.

(Родная редакция предлагала в утешение: вас запомнят антикоммунистами).

К счастью китайские визовые правила оказались страшно либеральными: выписка с банковского счета - и велкам. Повеяло хорошим капитализмом: «Деньги есть? Плевать, кто ты».

Вот и из нашей банковской выписки следовало, что мы типичные московские безработные - то есть обес­печенные бездельники.

Но визовому сотруднику мы все равно не нравились.

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

- Может, все-таки напишете заявления, что вы журналисты? - не унимался он. - У вас в паспортах спец-визы для прессы из других стран. Китайцы обязательно заметят. А так пустая формальность - заявление на имя китайского консула, что ничего о Китае вы не напишите. И вас обязательно пустят.

Дает образец заявления.

Хороший парень, думаю. Нам бы только границу пересечь…

Пишу покаянную бумагу…

И говорю себе: стоп!

Начинать экспедицию с «обещаю не заниматься профессиональной деятельностью…».

- Вот ведь коммунистические штучки, - отодвигаю от себя бумагу.

- Да, минус карме! - соглашается Гусейнов, а сам тихонько шипит: - Приступ принципиальности, да?! Поздравляю. Съездили в Китай!

И, пнув китайскую фотобудку, мы уходим из ненужного офиса.

И через неделю… получаем визы.

Игрушечный паровоз на российском берегу Амура в Благовещенске пока стоит на запасном экономическом пути. А вот на другом берегу, в городе Хэйхэ, уже смотрят на окрестности с высокого колеса обозрения. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Игрушечный паровоз на российском берегу Амура в Благовещенске пока стоит на запасном экономическом пути. А вот на другом берегу, в городе Хэйхэ, уже смотрят на окрестности с высокого колеса обозрения.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Вот и китайцам на нас плевать, - кивнул Гусейнов. - Еще обиднее…

- Странно, у них все под контролем, - задумались мы. - Но «таможня» почему-то дала добро...

Как Россия и Китай стали разными цивилизациями.

ДВА ПОЛЮСА - ЧЕРЕЗ РЕКУ

Полупустой «Боинг» тащил нас из Москвы в Благовещенск. Иначе переходить границу глупо.

Там, на берегах Амура, лицом к лицу стоят две цивилизации - российский Благовещенск и китайский Хэйхэ.

Благовещенск расположен на левом берегу Амура, при впадении в него реки Зеи. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Благовещенск расположен на левом берегу Амура, при впадении в него реки Зеи.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Bот ты вроде готов к антиправительственному шоку, который здесь сшибает новичков. Но черт побери… Не зря вид этих городов в интернет-блогах залит ядом.

Пока Гусейнов ищет слова (это всегда долго), сразу предупрежу читателя: в интернете принято издеваться над несчастным Благовещенском, причем с обидным перебором.

Я даже позвонил своему знакомому главреду радио «Говорит Москва» Сергею Доренко, который как-то в эфире сказал:

«Благовещенск - это место ржавчины, пахнущее кошачьей мочой… А напротив есть Хэйхэ. Они сидят в своих жалких бетонных конурках, благовещенцы, но подходят к окошку, и если расковырять окошко от грязи, то видно Хэйхэ. И так счастливо становится».

Доренко, конечно, был тут же официально проклят Приамурьем.

- Что передать городу и мэру? - спрашиваю Сергея перед отлетом, надеясь на примирение.

- Передайте привет, - говорит. - Восхищение и сочувствие.

Многие вывески Благовещенска дублированы на китайском. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Многие вывески Благовещенска дублированы на китайском.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И вот мы в гробовом молчании смотрим на китайский берег, который аппетитно проплывал под крылом самолета мимо нас…

Еще в 80-х Хэйхэ был деревушкой с глинобитными домами. Это знание углубляет боль. Китайцы над русским берегом архитектурно издевались - небоскребы, огни современного города и, как вишенка на торте, набережная, парк и колесо обозрения. Казалось, китайцы выстроили эту витрину даже не столько для украшения фасада Китая, сколько чтобы позлить нас… Потому что на нашем берегу…

- Протестую! - протестует Гусейнов. - Прекратить уныние, либерализм и «доренковщину»! С той стороны, согласен, наблюдается небольшой мегаполис, зато с этой - вижу уютный чистенький приамурский городок…

Вид на набережную. Там за рекой раскинулся китайский Хэйхэ с небоскребами и колесом обозрения. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вид на набережную. Там за рекой раскинулся китайский Хэйхэ с небоскребами и колесом обозрения.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

30 ЛЕТ НАЗАД МЫ НАД НИМИ СМЕЯЛИСЬ

- Со ср… дорогами, - взорвался местный водитель, до того молчавший за рулем (его лицо с самого аэропорта наливалось яростной кровью, и я все ждал начала дебоша). - Городок у нас уютный… Может быть. Но когда поедете в Китай, охренеете! Как они дороги строят! Я помню, как 30 лет назад ездил туда за копеечными магнитофонами, которые они в своих лачугах, прямо на земляном полу клепали. Они тогда тележками на деревянных колесах грузы таскали, мы все над ними смеялись… Сейчас дворцов понастроили, автобаны бетонные. А мы вот положили дорогу к прошлогоднему приезду Путина.

- Какую?

- Эту, - кивает на лобовое стекло.

- Она новая?!

Дорога была по-русски нормальной - то есть машину все время трясло и лишь иногда потряхивало.

Уличная подсветка в цветах российского флага. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Уличная подсветка в цветах российского флага.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Я в прошлом дорожный инженер и знаю: вместо пяти сантиметров асфальта здесь от силы два, - говорит. - Москва выделила деньги, но через пару лет дороги снова не станет. И так во всем - производства почти не осталось. Через нас газопровод идет, вроде как для нас спасение - а местных мужиков на стройку не берут. Только разнорабочими, да и то без оформления, чтобы с зарплатой обмануть… В Китае бы расстреляли за такое вcех к чертовой матери, там о стране думают, а у нас все только деньги по карманам распихивают…

- Ну-у-у, понеслась знакомая песня электричек, - прошептал Гусейнов. - Сейчас начнется крик о китайской угрозе...

- А лет через двадцать кто сюда придет?! Кто?! Разве не знаете? - срывается водитель.

- Неужели страшные кита-а-айцы?! - в ужасе закричали мы.

- Москвичам только поржать. Припомните мои слова…

На набережной Благовещенска стоит памятник бронекатеру амурской флотилии. В 1945-м подобный военный корабль высадил десант на китайский берег, начав его освобождение от Японии. Теперь тот берег, на зависть Благовещенску, сияет огнями небоскребов. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На набережной Благовещенска стоит памятник бронекатеру амурской флотилии. В 1945-м подобный военный корабль высадил десант на китайский берег, начав его освобождение от Японии. Теперь тот берег, на зависть Благовещенску, сияет огнями небоскребов.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

У КАЖДОГО СВОЯ ДОРОГА?

Нас успокоила местный градоначальник Валентина Калита. Она отпаивала нас в мэрии чаем и приговаривала:

- Сами китайцы говорят: «Ваша набережная лучше». Не надо нам смотреть на Китай. У них есть федеральная программа по развитию их севера, поэтому и направляются государственные деньги в такие города, как Хэйхэ. Да и потом русскому не нужно повторять китайца. У каждого свой богатейший опыт и история. У каждого своя дорога.

Владимир Ворсобин и мэр Благовещенска Валентина Калита. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Владимир Ворсобин и мэр Благовещенска Валентина Калита.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Да, о дорогах… - встрепенулся я.

- А вы знаете, что дорога от Хэйхэ до Харбина - бетонка, на которую может сесть бомбардировщик? - проворчал в углу один из чиновников и тяжело вздохнул.

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

Могучий Амур разделяет российский город и его китайского соседа - Хэйхэ, население которого - в несколько раз больше двухсоттысячного Благовещенска. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Могучий Амур разделяет российский город и его китайского соседа - Хэйхэ, население которого - в несколько раз больше двухсоттысячного Благовещенска.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ЧУВСТВО ГРАНИЦ

Благовещенск и Хэйхэ выглядят так, словно жил себе жил советский пенсионер, обветшал по-стариковски, а перед его окнами вдруг - бах! - особняк молодого миллионера. С иллюминацией, садом, парком развлечений. И вроде улыбается сосед благодушно, в гости зовет. Дескать, расслабься, сосед, - каждому свое.

А Благовещенск молчит. Терпит. Тут жилплощадь не разменяешь - не съедешь. Пригвождена парочка к Амуру навсегда…

В текст влезает Гусейнов:

- Мы еще не переправились на китайский берег, а уже оплакиваем русский?! Уже сыплем пепел, да?! Вот он, почерк интеллигенции: только почуяв заграницу и толком еще ни в чем не разобравшись, уже хулишь Родину. Может, на том берегу одни декорации? Благовещенцы же ворчат: Хэйхэ - потемкинская деревня. Застроили китайцы небоскребами берег, чтобы пыль в глаза русским пустить, а за ними - лачуги! Что там, Володь, мы не знаем, зато здесь все наше и настоящее…

Памятник основателю города генерал-губернатору Восточной Сибири Муравьёву-Амурскому. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Памятник основателю города генерал-губернатору Восточной Сибири Муравьёву-Амурскому.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Да, Витя, да… (Отбираю у Гусейнова компьютер.)

Все время забываю о чувствах верующих…

Ладно. Патриотично так патриотично. На нашей стороне неплохо. Ювелирные на каждом шагу (китайцы любят наше золото), кондитерские (китайцы любят нашу «Аленку»), много продуктовых магазинов (китайцы обожают наши молоко и сметану).

И главное - чувствуется тонкое, непонятное чужакам равновесие.

На каждом углу торгуют юанями, весь город заточен на Китай, но азиатское лицо на улицах - редкость.

- В 80-е годы мы знали, что после девяти вечера нельзя выходить на берег, - объясняет нам мэр Калита. - И хотя сейчас нет колючей проволоки, мы чувствуем границу. Мы не позволяем китайцам доминировать, они не позволяют нам. Наши города побратимы, но даже этот договор мы подписали на нейтральной территории - посреди Амура на кораблике. Древний принцип - никакой уступки соседу, даже символической.

Источник: https://www.kp.ru

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен