Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая. Им хотелось понять, так ли страшен для нас Китай, как его рисуют, и можем ли мы, русские и китайцы, друг друга понять.

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ТЕНЬ ГЕНЕРАЛ-ГУБЕРНАТОРА

А как, скажите, жителям русского Благовещенска не смотреть по ту сторону Амура - на Китай? Вот стоит, например, на нашей набережной памятник Муравьеву-Амурскому, великому русскому генерал-губернатору. Глядит генерал гордо на берег китайский, где в небольшой деревушке Айгун в 1858 году он подписал знаменитый договор, по которому все современное Приамурье отошло России.

Китайцы генерала запомнили хорошо. В Айгуне они учредили в честь него странный музей, куда не пускают… русских (в следующих сериях нашего путешествия читайте, как мы его штурмовали). И каждый новый председатель КНР, как говорят, по традиции обязан побывать на этой печальной экспозиции.

Там и 1900 год, когда царские власти, напуганные Боксерским восстанием, депортировали из Благовещенска тысячи иностранцев, заставляя их плыть через Амур. Многие китайцы не умели плавать и шли на дно.

Не забыто и обострение советско-китайских отношений в 70-х, когда берега Амура ощетинились оборонительными укреплениями.

Но где ян, там, слава богу, - инь. Сотни советских воинов, прошедших Великую Отечественную, переправились в 1945-м через Амур, чтобы погибнуть в борьбе за китайскую независимость. И с 90-х годов, когда через открывшуюся границу хлынули китайские «панасониксы», города притерлись друг к другу. Общий бизнес. Разборки. Обманы, союзы, поножовщины, свадьбы, цистерны выпитой «по-братски» водки…

И даже официальные попытки сторон сблизиться выглядят мило...

В память о жизни в "лихих девяностых" возле городского рынка стоит памятник "челноку". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В память о жизни в "лихих девяностых" возле городского рынка стоит памятник "челноку".Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

«ЧИСТОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО»

Съездил, например, местный губернатор в Хэйхэ и расчувствовался так, что велел устроить посреди Амура хоккейный матч между городами. Играли детская и взрослая команды. Русская молодежь разгромила китайскую. Взрослая команда поначалу тоже увлеклась, набросав в ворота Хэйхэ четыре шайбы. Но почуяли русские - теряют китайцы лицо, не к добру это. Пришлось губернатору менять вратаря на менее принципиального, чтобы Россия проиграла...

В 1994 году в Благовещенске торжественно открыли монумент независимости России. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В 1994 году в Благовещенске торжественно открыли монумент независимости России.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И свято уверовав в принцип «ни нашим ни вашим», ох, как тяжело переживал Благовещенск передачу Китаю части амурских островов Тарабаров и Большой Уссурийский! Как скрежетали на кухнях зубы русские!

И сейчас переживает Благовещенск.

Хотя, казалось, радоваться бы ему. Узнали в Москве об архитектурном постыдстве и выделили 8 миллиардов рублей на контрстроительство набережной - «не хуже, чем в Хэйхэ».

А в городе опять зубоскальство и сарказм. Потому что денег на набережную… не хватило. В Китае, шептались в блогах, за такие деньги три набережные строят, а у нас…

Говорят, на реконструкцию благовещенской набережной Москва выделила 8 миллиардов рублей, но средств закончить начатое по проекту всё же не хватило. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Говорят, на реконструкцию благовещенской набережной Москва выделила 8 миллиардов рублей, но средств закончить начатое по проекту всё же не хватило.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Теперь сквозь замороженную стройку можно понаблюдать за жизнью китайского города Хэйхэ на другом берегу Амура. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Теперь сквозь замороженную стройку можно понаблюдать за жизнью китайского города Хэйхэ на другом берегу Амура.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Благовещенцы не понимают: почему Москва продает Китаю электроэнергию за полрубля, а нам за четыре? - размышляет знакомый на фоне залитого иллюминацией китайского берега. - Это даже не обидно. Это же, сука, чистое предательство!

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая

У КАЖДОГО ЧИНОВНИКА - СВЕЧНОЙ ЗАВОДИК

- Уверена, что Россия за электричество что-то от Китая получит, - краснеет мэр Благовещенска Валентина Калита, когда я осторожно подкрался к этой теме. - Может, не материально, может, политически…

Городской глава Благовещенска Валентина Калита во время разговора с журналистами "КП". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Городской глава Благовещенска Валентина Калита во время разговора с журналистами "КП".Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Как говорил глава сицилийской мафии: политик не должен быть бизнесменом, - усмехается бывший мэр Благовещенска Александр Колядин. - Наша беда в том, что почти каждый чиновник владеет своим свечным заводиком. И продажа электричества Китаю за полцены - похоже, тоже чей-то свечной заводик.

Александр Михайлович руководил Благовещенском 9 лет и для своей должности чудесно сохранился. Следующий после него мэр, например, до сих пор сидит…

- Вы намекаете, что Китай дает взятки нашим чиновникам? - спрашиваю.

- Конечно. Так китайцы ломают нашу систему. Это здесь все понимают…

Китайские гости приехали за безделушками в один из магазинов Благовещенска. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Китайские гости приехали за безделушками в один из магазинов Благовещенска.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Их компартия в курсе?

- Она смотрит сквозь пальцы. Как и у нас смотрят на шалости наших…

Но когда экс-мэр заговорил, что и «витринный» вид Хэйхэ - часть программы по ползучей финансовой интервенции в Россию, не выдерживаю.

- Подождите! - лезу я в спор. - Кремль инвестиции ищет по всему миру, а когда находит - народ кричит: «Караул, интервенция!»?

Бывший мэр Благовещенска Александр Калядин руководил городом целых девять лет. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Бывший мэр Благовещенска Александр Калядин руководил городом целых девять лет.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Когда я руководил Благовещенском, в городе появилась строительная фирма некоего Вани, - говорит Колядин. - Он за четыре года возвел пять стоквартирных домов - скорость для наших строителей немыслимая. И деньги Ваня получал очень интересно - ему выписывали кредиты китайские банки, но юани никогда не пересекали границу. Деньги он брал у соотечественников, которые торгуют на благовещенском рынке. Они получали команду - и скидывались…

- Какую команду?!

- Китай - централизованное государство, и все они, даже за границей, находятся под контролем. В каждом городе к китайскому землячеству закреплен негласный администратор.

- Смотрящий по городу?

- Можно и так сказать. Однажды китайцев стали выжимать с нашего рынка. И этот администратор вызывает меня, мэра, в Китай. Я ему - фиг тебе, дорогой. Сам приезжай. Приехал. И быстро все разрулил. Китайцы - одно целое. И права нынешний мэр Калита, с ними надо быть всегда настороже. Они очень изворотливы. С ними надо дружить, но быть внимательным к каждому их шагу. Они мастера многоходовок.

На набережной Благовещенска - памятник генерал-губернатору Муравьеву-Амурскому, который полтора века назад присоединил эти земли к России. А через заборчик, через реку Амур - вот они, кажется, руку протяни - уже небоскребы китайского Хэйхэ. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На набережной Благовещенска - памятник генерал-губернатору Муравьеву-Амурскому, который полтора века назад присоединил эти земли к России. А через заборчик, через реку Амур - вот они, кажется, руку протяни - уже небоскребы китайского Хэйхэ.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

ВЕРТУХАЛЬ ВЛАСТИ

И все-таки Колядин уважает Поднебесную. Жалеет, что не удалось ему осуществить заветную мечту - управлять по-китайски.

- Я пытался внедрить их опыт, - рассказывает он. - Cпециально ездил за Амур, брал c собой руководителей агропредприятий, чтобы показать, как китайцы выращивают свинину. Стоит комплекс на 10 тысяч голов. Вокруг деревушки. Крестьяне сажают кукурузу, шелушат ее вручную и сдают на комбинат. Вручную очень выгодно - собирается 70% урожая, а наши машинами собирают лишь 30 - 40%. Мы решили сделать то же самое под Благовещенском (мрачнеет). Посадили у села Марково кукурузу… И не получилось.

- Вот видите, - пожимаю плечами. - Вручную... Мы что - азиаты какие?

- В этом заблуждении и есть главная проблема! - застонал бывший мэр. - Не от русской лени наш человек получает 10 - 15 тысяч. Как ему платят, так он и работает. Если бы русский человек точно знал, что за собранный центнер он получит деньги, что его не кинут, не обманут, он бы работал не хуже китайца! Голыми руками! Но в российских традициях - недоплатить, недодать, объегорить! (Раскаляясь.) В Китае, думаете, все такие трудолюбивые, что рвутся на работу? Хрен там! Тоже пытаются свалынить. Но, во-первых, там за обман - суровое наказание. А во-вторых…

Днем в городе не очень людно. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Днем в городе не очень людно.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Из слов экс-мэра выходило, что Москва обескровила провинцию, оставив копейки - земельный налог и продажу муниципального имущества. Ровно то, от чего, как ни бейся, а доходы в местную казну не увеличишь. И забрав все стимулы к развитию, центр бросает подачку - дотации.

Возведение снежных скульптур в Благовещенске. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Возведение снежных скульптур в Благовещенске.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Принцип такой: будешь улыбаться и делать то, что скажу, - дам городу деньги, - говорит он. - Будешь спорить - не дам. Так и выстроилась наша вертухаль власти.

- Как вы сказали?!

- Вертухаль (экс-мэр Благовещенска смотрит с вызовом). А как еще назвать систему, где на местах сидят «попугаи», исполняющие приказы? Где, если начинаешь думать самостоятельно, моментально оказываешься вне системы. Что исключает саму возможность развития регионов. В Китае на местах оставляют до 70% денег. И если чиновник видит, что какая-нибудь отрасль развивается и будет нести золотые яйца, он снижает налог или даже отменит его! Иначе нет результата, с работы выгонят, а остаться без нее в Китае страшно.

Население Благовещенска - 240 тысяч человек. В соседнем Хэйхэ проживает в разы больше. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Население Благовещенска - 240 тысяч человек. В соседнем Хэйхэ проживает в разы больше.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На прощание попросил у экс-мэра контакты знакомых на той стороне…

- Они все сменились, - вздохнул он. - Там лет пять проработал чиновник: если плохо - увольняют, очень плохо - сажают, а если хорошо - на повышение. Так они не обрастают, как у нас, связями.

А теперь переходят границу - в Китай.

ПРОВОДЫ В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

Провожали нас благовещенцы в Китай с непонятными нам сомнениями.

- Рассчитываете понять китайцев? - улыбались они. - Ну-ну…

И только мэр Благовещенска Валентина Калита учила Гусейнова (заметил: Витя вызывает у женщин жалость и покровительство), как выжить в Китае.

Журналист "КП" Владимир Ворсобин и мэр Благовещенска Валентина Калита. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Журналист "КП" Владимир Ворсобин и мэр Благовещенска Валентина Калита.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Я всегда считаю, сколько блюд на столе, - говорила она.

- Зачем?! - изумился Гусейнов. - Пусть будут два, но от всего китайского сердца…

- Восемь блюд должно быть, - покачала головой мэр. - Еще правило: только после того как внесут восьмое блюдо, ты можешь приступить к еде. Но только после главы стола. Если принесут пельмени, значит, обед заканчивается... И ох, много еще таких тонкостей.

- Есть шанс понять китайцев? - спрашиваю мэра на прощание.

- До конца понять - нет, - покачала головой Калита. - Даже не пытайтесь. Думаете, у них нет проблем? Есть! Но они никогда о них не скажут. То, что происходит в Китае, вы никогда не узнаете. Вы увидите ровно столько, сколько вам позволят. И все! Это страна, у которой вековые традиции закрытости, не зря они жили за Великой Китайской стеной. Генетику никто не отменял.

Благовещенск и Хэйхэ в 1980 году и в наши дни. ФОТО minvr.ru

Благовещенск и Хэйхэ в 1980 году и в наши дни. ФОТО minvr.ru

УКРАИНА И ЗДЕСЬ НАСОЛИЛА

Гусейнов прошел границу с российской стороны легко.

А я черт-те как.

- Молоко! - волочился за мной маленький китаец, чуть не падая на колени. - Спа-си-ба! Спа-си-ба (вместо «пожалуйста»).

- Молоко! - тянула ко мне руки золотозубая красавица с лицом, нарисованным чем-то жутким.

- Молоко! - муравьями бежали ко мне со всех щелей таможни китайцы, волоча за собой тюки и коробки.

Это было что-то вроде бейсбола, где задача - добежать до базы.

- Не-не! - уворачивался я от гигантских молочных упаковок, которые я, видимо, в китайских мечтах обязан переправить за Амур.

- «Не-не»?! - зло передразнила золотозубая и прошептала что-то магическое вслед.

Сработало.

- Пройдемте! - вдруг сказал российский пограничник, брезгливо листая мой паспорт. - Будем разбираться…

- Тебя ждать? - высунулся из двери как назло беспроблемный Гусейнов.

- Не надейся, - огрызаюсь.

- Он еще в Пакистане был с подозрительными целями, там у него в паспорте виза есть! - весело орет прямо из Китая эта сволочь…

Заводят в комнату.

Оказалось, дело не в Пакистане. В Украине. Ее штампы в паспорте выводили меня наконец на чистую воду…

- Указание пришло - проверять таких, как вы, - сказал офицер и раскрыл блокнотик.

Я крякнул.

- Ну а теперь, - сказал он ласково, - рассказывайте.

- Что рассказывать?

- Все.

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая. Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

Журналисты «Комсомолки» Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов решились на отчаянное путешествие - по пограничным городам России и Китая.Фото: Дмитрий ПОЛУХИН

«И ТУТ СААКАШВИЛИ МНЕ ГОВОРИТ...»

Вышел из кабинета я облегченный и светлый, как с исповеди.

Говорить никому не нужную правду так приятно!

О романтическом майдане, о северном донецком ветре, о хитрой Одессе, расчетливом Харькове, и - куда, черт побери, катится русский мир...

На словах «и тут Миша Саакашвили мне вдруг говорит…» офицер выставил меня из комнаты.

- В Китае на границе ждите проблем, - проворчал он. - Сообщать о вас я не буду, но такие паспорта там тоже не любят.

У замерзшего Амура два автобуса - один для китайцев, другой для русских.

Первый веселый, забитый молоком так, что чуть стекла не лопаются.

- Сумку застегни, болван! - с материнской теплотой кричит билетерша. - Эй, скажи там Васе, да-да, тому идиотику, ага… А то, как вчера, все у него посыплется, жалко его…

«Вася» кивает, как китайский болванчик: «Па-си-ба, тетя Маша!» - и бежит в свой галдящий муравейник.

Русский автобус тихий и малолюдный. Мы - люди с Запада, а потому молчим, глядя в разные стороны. После падения рубля русские челноки здесь почти перевелись - Китай стал слишком дорог.

Минуты ожидания на пограничном пункте. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Минуты ожидания на пограничном пункте.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Автобус-грабитель за 1700 рублей везет 200 метров по какой-то понтонной времянке (летом между великими государствами ходит маленький ржавый паром) и останавливается у китайской таможни. Мы в Хэйхэ.

- Вот гады! - прошептал Гусейнов.

- Подожди, - оборачиваюсь и прощально смотрю на российский берег.

Нужно задержаться в России. Вспомнить одну психиатрическую историю - как русские и китайцы пограничный мост через Амур строили.

Китай построил свою часть общего моста быстро. А русские даже не начинали. Фото: eao.ru

Китай построил свою часть общего моста быстро. А русские даже не начинали. Фото: eao.ru

РАСПИЛЕННЫЙ МОСТ

Обыкновенная для этих мест история.

В 2013 году Президент России и председатель КНР договорились построить у поселка Нижнеленинское железнодорожный мост через Амур. Все в духе российско-китайской дружбы (а проще говоря - чтоб удобнее гнать лес и уголь вагонами из Амурской и Еврейской областей в Китай).

Через полгода после подписания договора китайская сторона начала работу и быстро ее исполнила. Половина моста обрывалась ровно посередине Амура.

На российской территории - тишина. Как писала пресса: «Словно Россия не решалась приступать к строительству». Лишь после угрозы межгосударственного скандала, зубоскальства в соцсетях (с фотографиями «распиленного» моста) и крепкого «кремлевского пинка» в июне 2016 года стройка затеплилась, и вроде мост обещают сдать к 2019-му.

Вид на набережную Благовещенска с китайской стороны. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вид на набережную Благовещенска с китайской стороны.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Но самое интересное - причина «нерешительности» оказалась не только в бюрократии и разгильдяйстве… Пошли слухи чуть ли не о саботаже.

Ведущий эксперт по Китаю Российской академии наук Виктор Ларин, например, объяснил все «синдромом китайской угрозы», которая, мол, страшит российскую элиту. «Хотя Кремль одобрил строительство моста, - писал Ларин, - люди пониже рангом в российском правительстве тормозят этот проект, чиновники из финансовых ведомств в Москве жалуются на дороговизну, а военные спрашивают: «Зачем строить мост, по которому смогут пройти китайские танки?»

Правда, другие эксперты военную версию отвергают, дескать, при опасности взорвать мост можно в три секунды, а причина долгостроя банальная - хозяйственная неразбериха.

ТРЕВОЖНАЯ КНОПКА

Ну, вот мы и в Китае.

Вить, давай…

- Гады! - выдохнул Гусейнов при виде таможенного терминала. Китай беспощадно травмировал Витю.

На китайской стороне границы сразу появляются хорошие ровные дороги. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На китайской стороне границы сразу появляются хорошие ровные дороги.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Мы присвистнули.

После приграничного сарайчика в Благовещенске это, да, впечатляло.

«Домодедово»? «Шереметьево»? Хэйхэ. Обычный пункт пропуска китайского приграничного городка.

Вспоминая о предупреждении русских пограничников, протягиваю паспорт прекрасной китаянке.

Листает. Сканирует. Приятно обыскивает глазами…

И быстро нажимает какую-то тревожную кнопку.

«Ну, вот и все!» - думаю…

«Добро пожаловать в Китай! - вдруг сказал динамик. Внутри что-то, разумеется, зашипело, треснуло, и он продолжил: - Счастиливаго вам палета!»

Источник: https://www.kp.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен