Международную православную ассамблею предлагают реформировать

православие, межпарламентская ассамблея православия, мап, валерий алексеев, сергей гаврилов, депутат, дума рф, московский патриархат, константинополь, фанар, патриарх варфоломей, раскол, украина, автокефалия, пцу, грузия, скандал, политика, оппозиция

В МАП считают, что выступления оппозиции в Тбилиси заранее подготовила зарубежная «закулиса». Фото Reuters

В середине октября в Афинах запланировано проведение секретариата Межпарламентской ассамблеи православия (МАП). Это та самая организация, очередная конференция которой была сорвана в Грузии в минувшем июне. «НГР» стало известно, что в МАП обозначились разногласия. С критикой руководства организации и дейс твий российской делегации выступил президент Международного общественного фонда единства православных народов и советник МАП Валерий АЛЕКСЕЕВ.

– Валерий Аркадьевич, депутатам из разных стран есть что обсудить на ближайшем заседании секретариата МАП?

– Думаю, в Афинах, где находится штаб‑квартира МАП, соберутся представители парламентов 10–12 стран, то есть можно полагать, что будет присутствовать достаточный кворум, чтобы обсудить насущные проблемы организации, которую, несомненно, в настоящее время поразил глубокий кризис. Говорю это с болью, потому что стоял у истоков создания МАП 26 лет назад. Кризис вызревал давно, но первые серьезные трещины на теле МАП стали появляться накануне и в контексте так называемого Критского всеправославного собора в 2016 году. Затем напряжение внутри МАП стало нарастать в связи с расхождением позиций России и Греции, а также их ближайших союзников, скажем, Кипра, Румынии, по украинскому вопросу. Ну и наконец, кризис проявил себя в виде сорванной ежегодной XXVI конференции МАП в июне этого года в Тбилиси (Грузия). Я полагал бы важным, чтобы на заседании в Афинах на повестку были бы поставлены вопросы не только поверхностного, дежурного обсуждения организационно‑технических причин срыва конференции в Тбилиси, но и пошли бы дальше, попытались бы коснуться глубинных содержательных основ серьезного кризиса, поразившего МАП. К сожалению, греческая сторона, возглавляющая секретариат МАП, не горит желанием начать такой серьезный разговор, и боюсь, повестка заседания, которую формируют опять‑таки наши греческие партнеры, не даст возможности приступить к обсуждению и решению насущных проблем.

– Как МАП затронул раскол между РПЦ и Константинополем?

– Самым серьезным образом, хотя видимую суть этого разлада пытаются, что называется, «замести под ковер» наши греческие партнеры. Дело в том, что МАП создавалась изначально под сильнейшим влиянием Фанара (места резиденции Константинопольских патриархов в Стамбуле. – «НГР»), собственно говоря, инициативная встреча, которая положила начало созданию Европейской межпарламентской ассамблеи православия (так на первых порах называлась эта организация, пока в конце 90‑х годов в нее не вошли парламентарии из Африки, Америки, Австралии, Азии), была созвана под эгидой Константинопольского патриархата в Ормилии, на севере Греции, в монастыре именно этой церковной юрисдикции, и все последующие годы Фанар крепко держал руку на пульсе этого политического движения. Не счесть наших встреч с патриархом Варфоломеем по делам МАП. Поэтому, когда наметилась первая серьезная трещина на теле МАП, то она касалась резко возросших претензий Фанара на безусловное и непререкаемое главенство во всем православном мире. Не все православные церкви с этим согласились. Эти амбиции Константинополя исторически существуют, им много веков, но наиболее резко они возросли именно при патриархе Варфоломее. Конечно, эти настроения прямо или косвенно стали проецироваться на международные, политические, межгосударственные отношения. Официальные Афины, государственное руководство и истеблишмент Греции всегда на стороне Константинопольского патриархата, даже иногда в ущерб собственной Элладской церкви, которая, впрочем, идет в фарватере Фанара. Таков геополитический расклад, в котором с момента своего создания оказалась МАП. Все это, правда, руководством МАП не выносилось на поверхность общественного внимания, для многих непосвященных депутатов из разных стран эти вещи так и остались неосознанными, да и менялись депутаты часто, учитывая, что недолог век парламентария – от выборов до новых выборов. При этом политическая линия греческих депутатов, несмотря на их тоже частую сменяемость, оставалась на зависть стабильной и неизменной – политическая поддержка Фанару ими всегда обеспечивалась.

Российская делегация в МАП сумела кое‑чего добиться. С 1994 года президентом МАП, правда, с не очень большими полномочиями, всегда был российский депутат. Это было результатом не только договоренностей с греческими партнерами, но и роли России, Русской церкви на мировой арене, наибольшего взноса России в казну МАП, а также постоянных усилий в работе с другими парламентскими делегациями. Именно с момента подготовки и проведения Критского собора в 2016 году, в котором не приняли участия Русская, Болгарская, Грузинская и Антиохийская церкви, резко стал меняться и климат в МАП. В греческом общественном мнении стали упорно циркулировать слухи, что в провале Критского церковного собора повинна исключительно Москва.

– Какую позицию МАП заняла в конфликте Константинополя и Москвы?

– Наибольшей остроты осложнения в МАП достигли в результате односторонних и неканонических действий патриарха Варфоломея по вопросу предоставления украинским церковным раскольникам так называемой автокефалии. 2018 год стал переломным в отношениях между российской делегацией и греческими представителями в МАП. Стало окончательно ясно, что греки не станут критиковать действия Константинополя и не дадут принять МАП какую‑либо серьезную резолюцию, осуждающую политику Киева по церковному вопросу. XXV конференция МАП в июне 2018 года в Афинах стала кульминационной точкой расхождения позиций. И произошло это из‑за Украины. Под давлением греческих партнеров на форуме не собирались рассматривать острейшее политическое противостояние на Украине по церковному вопросу. К сожалению, избранный на этой конференции новый президент МАП – депутат российской Государственной думы Сергей Гаврилов по неопытности или в силу еще каких‑то причин не сумел принципиально поставить вопрос перед греческими партнерами о необходимости вынести вопрос о положении православных верующих на Украине на рассмотрение всей конференции, где можно было бы попытаться найти поддержку. Говорю это потому, что знаю хорошо всех участников организации. Но по своему положению я не принадлежу к российской делегации и могу только как советник ассамблеи, как международный эксперт давать советы руководству и членам МАП.

– Что произошло в Тбилиси в июне? Вы же оставались в Грузии после того, как спешно уехал глава российской делегации Сергей Гаврилов?

– Накануне конференции в Тбилиси появились некоторые тревожные факты, но как международный советник МАП я не мог не лететь в Тбилиси. Мне стало известно, что на форум приглашались от имени руководства МАП, а это приглашения, которые рассылаются от имени президента и генерального секретаря МАП, весьма характерные персоны. Так, среди главных приглашенных числился митрополит Галльский Эммануил Адамакис, который вместе с Порошенко легализовал и институировал от имени патриарха Варфоломея так называемую украинскую автокефалию. Мне стало известно, что в Грузинском патриархате, который критически относится к затее Фанара насчет «украинской автокефалии», приглашение Эммануила в Тбилиси стало весьма настораживающим фактом. Во всяком случае, несмотря на его положение в Константинопольском патриархате, Грузинский патриарх Илия II не собирался его принять. Это о многом говорило. Стало понятно, что в Грузинском патриархате что‑то знают больше о предстоящих событиях. Грузинский патриарх вообще не появился вечером 19 июня в президентском дворце в Тбилиси на торжественном открытии форума, хотя там были представители высших грузинских властей во главе с председателем парламента, присутствовали члены правительства, иностранные послы, иерархи из других церквей. Накануне форума стало также известно, что на конференцию в Тбилиси приглашались одиозные депутаты к тому времени уже, по сути, распущенной Верховной рады Украины, известные своей враждебностью к России и ярые сторонники автокефалии. Было понятно, что это другая, ударная часть готовящейся провокации. Поступали сведения, что грузинская оппозиция по команде Саакашвили из Киева в мобилизационном порядке призвала все верные ей массмедиа прибыть в парламент Грузии утром 20 июня, где должна была работать конференция МАП. Ну а дальше уже все известно: об изгнании толпой митингующих Гаврилова не только с конференции, но вообще из Грузии.

– Как вы оцениваете действия российской делегации в этой ситуации?

– Действия делегации зависели от решений ее главы, одновременно президента МАП, что, несомненно, не помогало принять единственно верное решение в этой сложной ситуации. Пост главы национальной делегации и президента международной организации, несомненно, должен быть разделен. Слишком у них разные функции. Как президент МАП, на мой взгляд, Гаврилов должен был, еще находясь в здании парламента утром 20 июня, сразу же заявить публично перед прессой протест грузинскому государственному руководству за необеспечение порядка и невыполнение своих обязательств по созданию безопасного и нормального режима работы международной организации. Он должен был на этом официально закрыть конференцию и покинуть парламент Грузии с гордо поднятой головой, а не тянуть ее участников под давлением греческих партнеров зачем‑то в гостиницу, где проживали делегаты, чтобы уже ближе к вечеру под улюлюканье разгоряченной толпы спешно покинуть Грузию. Продолжить конференцию в отеле после изгнания из парламента – это была идея греческих партнеров, которая мне сразу показалась очень сомнительной, что я тут же попытался донести до руководства МАП, но меня не услышали. Как глава российской делегации Гаврилов должен был немедленно публично, во всеуслышание, еще в парламенте Грузии, увидев антироссийскую направленность, заявить руководству секретариата МАП о необходимости защиты российской делегации, чтобы оно экстренно связалось с грузинским руководством и потребовало бы принятия любых мер для прекращения всего этого антироссийского шабаша.

Мне пришлось оставаться в Тбилиси до запланированного ранее дня завершения конференции, потому что надо было заниматься делами и заботами участников сорванного форума, растерявшихся без руководства МАП. Тбилиси покинул и генеральный секретарь МАП, а в столице Грузии оставались десятки участников конференции, которые не могли экстренно покинуть Тбилиси, просто не было в те дни авиарейсов, чтобы им вылететь в свои страны, не было возможности срочно поменять авиабилеты такому количеству людей. К тому же на следующий день должны были прилететь докладчики конференции и партнеры МАП из Евросоюза, Европарламента, депутаты из других стран, их надо было встретить, отменить их приезд было невозможно.

– Есть ли у России шансы вернуть себе влияние в МАП?

– Думаю, есть, хотя и не без труда. Прежде всего необходимо пересмотреть в целом деятельность организации за последние годы, выработать новые критерии оценки руководства МАП. Необходимо больше прав делегировать комитетам и комиссиям МАП, переработать устав и регламент ассамблеи, которые были приняты 25 лет назад и не пересматривались с тех пор. России следует выдвинуть ряд важных предложений, чтобы вернуть себе инициативу в принятии принципиальных решений. Президент МАП не должен плестись в хвосте секретариата. Конечно, российской делегации в МАП следует также критически проанализировать свое участие в Тбилисской конференции, в целом в работе ассамблеи за последние годы, подумать, может быть, над кадровым укреплением и делегации, и лидерства в МАП. Разумеется, следует активизировать работу с национальными делегациями разных стран в МАП, особенно с теми, с кем нас связывают исторические корни – с Белоруссией, Казахстаном, Молдовой, Сербией, Словакией и др.

17-14-2_t.jpg
Сергей Гаврилов (в центре) и Валерий Алексеев
(первый справа) по-разному видят роль российской
делегации в Межпарламентской ассамблее православия.
Фото с сайта www.eiao.org

***

 

«НГР» обратились к председателю комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений, президенту Генеральной ассамблеи Межпарламентской ассамблеи православия (МАП) Сергею ГАВРИЛОВУ с просьбой прокомментировать критические замечания в его адрес.

– Сергей Анатольевич, как вы относитесь к предложениям разделить посты главы российской делегации в МАП и президента этой организации?

– Введение отдельного поста руководителя российской делегации было признано нецелесообразным, потому что у нас очень небольшая делегация и почти все члены делегации являются председателями профильных комиссий МАП. На сегодняшний день депутат Госдумы Алексей Чепа прекрасно справляется с координирующей ролью в случае отсутствия отдельных членов делегации. Конечно, недоброжелатели и христианофобы хотят расколоть МАП или дискредитировать ее, но наша светская организация при поддержке всех глав православных церквей настроена на углубление гуманитарного сотрудничества, продолжение миротворческой работы и правозащитной деятельности, особенно в области культуры, образования, борьбы за мир.

– Вас критикуют за решение не покинуть сразу Грузию, а пытаться продолжить конференцию в отеле. Насколько справедливы эти упреки?

– К проведению Генеральной ассамблеи МАП была приурочена тщательно законспирированная попытка государственного переворота под антироссийскими лозунгами с целью захвата власти, и, как выяснилось, присутствие там иностранных делегаций и СМИ послужило большему международному резонансу. Напомню, что накануне состоялся вполне мирный прием в президентском дворце в Тбилиси с участием светской и духовной элиты Грузии, на котором были высказаны мысли о необходимости диалога, миротворчества и защиты прав человека, в том числе в Украине. На следующий день в зале заседаний парламента случилась провокация, и во время перерыва зал был захвачен радикалами, которые выкрикивали антироссийские и антипарламентские лозунги. В тот момент не был понятен масштаб радикальных действий, и мы полагали, что грузинское государство обеспечит необходимую безопасность. В этих условиях было принято коллективное решение поддержать российскую делегацию, не оставаться в этом зале, а радикалы требовали прекращения заседания именно с участием российской делегации, и вернуться в отель для завершения второй части заседания Генассамблеи. Под защитой полиции делегаты вернулись в отель и после перерыва завершили заседание. Генеральная ассамблея состоялась, я это подчеркиваю. Были приняты основные решения, отчеты. Ввиду того что радикалы вывели на улицы тысячи протестующих, мы пришли к коллективному решению закончить заседание.

Было принято заявление Генассамблеи МАП с осуждением действий как радикалов, так и власти Грузии, которая не способна была обеспечить безопасность. Мы это связываем со слабостью институтов власти Грузии и вмешательством внешних заокеанских сил, которые раскручивали механизм захвата власти.

Характерно, что после заявлений президента России, председателей Госдумы и Совета Федерации, МИДа о поддержке наших действий и позиции МАП, требовании обеспечения безопасности, осуждении действий официального Тбилиси, который выступил с антироссийскими лозунгами, пытаясь перехватить протест оппозиции, практически одномоментно участники грузинского переворота, радикальные силы в Украине и некоторые российские блогеры выступили с требованием сменить руководство МАП. Я должен сказать, что в МАП нет доминирования ни одной из сторон, нет тоталитаризма, все решения принимаются коллективно в духе православия.

После завершения заседания Генассамблеи МАП российской делегацией было получено согласованное с руководством страны пожелание покинуть страну в связи с ростом угрозы безопасности наших делегатов. Поэтому делегация России после завершения заседания вместе с представителями других делегаций покинула страну. К сожалению, отсутствие полноценного дипломатического представительства в Грузии не позволило нам получить необходимые дипломатические инструменты для обеспечения условий работы нашей делегации.

– Как вы относитесь к упрекам в излишнем пиетете по отношению к патриарху Варфоломею?

– В преддверии Генеральной ассамблеи состоялись встречи членов МАП со многими предстоятелями поместных церквей – и в Дамаске с патриархом Антиохийским и всего Востока Иоанном, и в Иерусалиме с патриархом Феофилом, в Египте с патриархом Александрийским Феодором. Накануне принятия решения о поддержке украинских раскольников была встреча коллектива депутатов – членов МАП с патриархом Варфоломеем, в рамках которой мы использовали последнюю возможность убедить его вовремя остановить углубление раскола, остановить признание раскольников и введение репрессий. Я упомянул в этой связи слова одного из предшественников константинопольской кафедры, Иоанна Златоуста, о том, что «нет греха страшнее раскола», и о том, что в условиях военного положения признание законности деятельности раскольников приведет к расширению репрессий в отношении канонической церкви. Однако этот шанс был сознательно упущен руководством Константинопольской церкви, и, я думаю, последствия будут, в том числе и для них, самые неблагополучные.

– Возможно ли существование МАП после раскола РПЦ и Константинополя?

– Позиция МАП в отличие от других организаций состоит в том, что мы выступаем за сохранение нашего единого культурного православного гуманитарного пространства стран православной традиции, и наши действия носят правозащитный и миротворческий характер. Самое важное – не устраивать внутренних расколов, не провоцировать радикализм, потому что в этом состоит очевидная цель наших внешних оппонентов, которые далеки от идеалов православия, которые хотели бы изолировать Россию и расколоть организацию. Примером тому служат внешние вмешательства в наши дела, развязывание репрессий против делегатов МАП, в частности депутата Сейма Литвы Ирины Розовой, наших коллег из Болгарии и т.д. Мы видим, как на свободно избранных депутатов оказывается явное давление правоохранительных органов. Наша задача в этой непростой ситуации –  укрепить нашу гуманитарную компоненту, миротворческие усилия, взаимодействие с Российским фондом мира, бороться против раскола Европы, выступать за укрепление мира.

Источник: http://www.ng.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен