В этом очерке нет никакой конспирологии. Пастух, житель горного селе­ния и даже лётчик, который летит над горными кряжами, не могут предста­вить величественной картины горных цепей Альп, Кавказа, Скалистых гор. И только удалившись от них, увидишь горные цепи. Точно так же от нас ус­кользает общая картина того, что происходит на “великой шахматной доске геополитики”. Кто, с какой целью передвигает на ней фигуры.

Исповедь русского наемника о жизни, смерти и кровавой работе

"Мы слишком долго отступали…"
Академик РАН Сергей Глазьев о странностях современной гибридной войны, ее возможных последствиях и альтернативах

Победа в Великой Отечественной войне – героическое достижение всех народов СССР. Свой вклад в общее дело внесли и бойцы из Средней Азии. Узбеки, туркмены, таджики, киргизы и казахи, как и жители других уголков страны, храбро сражались против фашизма. Солдаты и офицеры воинских частей, сформированных в среднеазиатских республиках, совершили немало героических подвигов, забыть о которых невозможно.

Вора в законе Гаджи Бейлаганского подозревают в расстреле в 2013 году главаря крупнейшего мафиозного клана России Аслана Усояна.

Успехи Трампа напоминают успехи Наполеона и Гитлера на начальном этапе их военных кампаний. И они так же содержат в себе будущую финальную катастрофу

Итак, читатель, продолжим наши рассуждения о том, почему в России неловко быть русским. Тут нам не обойтись без экскурсов в историю – сначала в послереволюционную, а потом доберёмся и до царских времён. После Октября победители взяли в межнациональной политике курс на «коренизацию».

«Лучший правитель – тот, о котором народ знает лишь то, что он существует», – говорил китайский философ Лао-цзы. В Швейцарии, например, далеко не каждый житель знает имя действующего президента, который избирается на один год, да и состав федерального правительства население представляет себе не очень ясно. Однако, несмотря на это, а, может, и благодаря этому люди в Швейцарии живут весьма благополучно.

О возвращении русского исторического самосознания

Странно сказать, но в России русским во всеуслышание быть как-то неловко. Дома – пожалуйста, а вот на работе или в эфире не то чтобы нельзя – можно, но как-то не интеллигентно, что ли... Вы когда-нибудь слышали, чтобы у нас государственный муж заявил с трибуны: "Я – русский!"? Нет. Побаиваются.

Page 3 of 45

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен