В Германии (LAMBERT Academic Publishing) вышла в свет книга проф. Евгения Вертлиба «Россия в мировой геополитике»
 
 
В своей новой книге Евгений Вертлиб (президент Международного института стратегических оценок и управления конфликтами (МИСОУК, Франция) убедительно представил геополитические силовые линии ведущих мировых держав США, Китая, Германии, Великобритании, Франции в фокусе российской геостратегии внешней политики и глобальной национальной безопасности. Автором констатируется, что война Запада против России практически перманентна; а как таковая названием «холодная война» (1946-1991) - лишь антикоммунистический её этап, нацеленный на захват Евразийского стратегического плацдарма, завершившийся пресловутой «перестройкой» (Горби-2), что на деле было только перенацеливанием военно-организационного оружия  для последующих Сирийско-Майданных агрессий.
 
В эпоху преимущественно бескровного противоборства превалирует "экономика знаний". Перенос акцента на военно-информационный аспект конфронтации характеризует нынешний шестой технологический уклад, в отличие от прошлых времён - доминации парадигмы модерна. Традиционное классическое оружие (хотя всё ещё важно знать толщину брони  - физически уязвимые места противника) - уже не результирующий фактор победы. К тому же, у России иссякает нефтедолларовый профицит - потому всё непосильнее гонка обычных вооружений. Участком победного прорыва назначена NBIC-конвергенция (схождение неживой - Nano и живой - Bio материи на молекулярном уровне с матрицей информационных технологий - Info по моделям работы мозга - Cogno. NBIC-конвергенция выводит мир на создание "боевой молекулы", которая обесценивает стратегические ядерные потенциалы и сводит к нулю эффективность стратегического сдерживания за счет военно-индустриальной мощи. "Боевая молекула" блокирует поведение. И право применения ядерного оружия не переходит в возможность это сделать... Чем дальше Россия отстоит от такого тотально-панацейного решения вопроса о суверенном существовании державы - тем слабее её позиция в мировом геополитическом раскдаде.
 
События на Украине приговорили Россию внутренне патриотически консолидироваться и мобилизоваться. Почила в бозе внешнеполитическая либерал-смердяковская доктрина "спасительности" опоры на Запад. Антиимперский реванш под лозунгом "инновационного развития" (А.Чубайс-Д.Медведев) геостратегически не состоялся - Россия не превратилась во "второй фронт" противоборства США с Китаем за мировое лидерство. Но следует России помнить, что невозможность задушить её  удавкой сублимируется в надежду удавить объятиями...Русскому национальному возрождению в выборе опор жизненно потребно "Испытывать духов: от Бога ли они"...Хочется верить, что на волне органичного воссоединения с Крымом, состоится единение всего русского народа под знаменем патриотизма и подлинного народовластия - и уж, как минимум, отменится расконсолидирующая нацию дискриминационная антирусская 282-я статья УК РФ. Иначе Россия останется без полноценной геополитики, а лишь с частично разрешенной Западом - при условии добровольного "шестерения" перед ним.
Книга наверняка полезна для стратегов, аналитиков, политиков, дипломатов и политологов.
 
Рецензия на книгу:
 

Геннадий Муриков

Несколько мыслей о геополитике.

(По поводу некоторых последних публикаций.

Термин «геополитика» с относительно недавних времён прочно вошёл в нашу жизнь и употребляется повсеместно кстати и некстати. Сам этот термин, как известно, был введён в оборот английским исследователем Г. Маккиндером более ста лет тому назад и означал по сути  прикладное использование географического фактора в политических целях. Прежде  всего основатель геополитики подразделил государства на континентальные и островные со всеми вытекающими отсюда последствиями. Само собой разумеется, что островное государство (под ним тогда подразумевалась Великобритания) не может строить свою внешнюю политику так, как любое государство, находящееся на континенте (т.е. в Евразии).  Мы не будем углубляться в детальное рассмотрение теории Маккиндера, тем более, что с появлением атомного оружия и межконтинентальных ракет она заметно устарела. Важен лишь сам факт политического мышления с учётом географического фактора. Это и сейчас необычайно важно.  Особенно для современной России, которая в результате «перестройки» оказалась окружённой многочисленными новоявленными географическими «соседями», отношения с которыми приходится выстраивать по- новому, сообразуясь при этом с внешним фактором «дальнего зарубежья», который никуда не исчез.

Две книги, о которых мы, в основном, поговорим, С.Б. Лаврова «В каком мире мы ж ивём? Размышления геополитика» (СПб, 2001 г. ) и Е. А.  Вертлиба «Россия в мировой геополитике»  (LAPLambertAcademicPublishing, 2014 г.) как раз посвящены этим интересным вопросам. Мы считаем важным сделать здесь одно необходимое примечание: все дальнейшие темы будут рассмотрены только с одной точки зрения – геополитических интересов России. Критерий так называемых «общечеловеческих ценностей», как и прочие идеологемы современного истэблишмента, мы оставляем на усмотрение их приверженцев.

 В своё время один из видных английских политиков (кажется, лорд Пальмерстон)  сказал, что у Англии нет ни друзей, ни противников, а есть только её интересы. Не худо бы этой мысли придерживаться и современным политикам, разумеется, не только в Англии. Мир стал бы намного прочнее, потому что значительная часть международных конфликтов возникала и возникает именно от непонимания интересов конфликтующих сторон, а только из-за конспирологических или иных амбиций, о которых народам  никто ничего не сообщает. Об этом мы ещё поговорим.

Когда мы ведём речь о геополитических интересах России, то подразумеваем, прежде всего, интересы русского народа. Что же касается современной текущей политической деятельности нашего правительства,  то, на мой взгляд, хорошо сказал о ней Збигнев Бжезинский: «Чтобы стать военным противником США в мировом масштабе, у России должна быть определённая миссия, глобальная стратегия, возможно, идеологическая  причина.  Но мне кажется, что ничего такого у неё нет».  Эта цитата из интервью «честного Збига» ( так называл его президент США Никсон) одной из арабских газет настолько популярна, что циркулирует по всем статьям и книгам, потому что совершенно справедлива.  «Честный Збиг», помощник и советник почти всех президентов США больше чем за полвека, одержимый своей исконной польской ненавистью к России, говорит всегда, не лукавя и не лицемеря, называет вещи своими именами  и прямо: «Будущий миропорядок будет построен на обломках России, за счёт России и против России». Этот его афоризм тоже вошёл в мировой список геополитических афоризмов.   Как тут ни кричи о «правах человека», ясно одно: это права не русского человека. В вопросе о «правах» честный Збиг всегда прав ( прошу прощения за каламбур) – в грядущем мире по прогнозам мирового финансового капитала для России нет места. Во  почему и следует задуматься об этом «светлом будущем» с точки зрения русского народа, что мы и поставили целью настоящей статьи.

Один из видных современных геополитиков С. Хантингтон ещё в 80-х – 90-х годах писал, что «столькновение цивилизаций станет доминирующим фактором мировой политики. Линия разлома между цивилизациями – это и есть линия будущих фронтов». Это положение стало настолько самоочевидным, что воспринимается как аксиома.  В самом деле: Запад и исламские государства, Рос сия и Средняя Азия, Индия и Пакистан, даже у нас на «ближнем фронте» – Грузия и Абхазия, Азербайджан и Армения… Везде налицо столкновение цивилизаций, разлом культур, превращающихся во фронты.

Так-то оно вроде бы и так. Но как всякое суждение общего характера тезис С. Хантингтона, возможно, и неполон. Речь скорее может идти не о «линиях разлома», а о «силовых линиях». Кто сильнее, тот и может влиять на разлом. А кто из ведущих геополитических держав подыгрывает той или иной стороне, то и результаты будут соответствующими. США на Ближнем Востоке везде противодействуют исламскому влиянию, а при развале Югославии стали выступать за «могучую Албанию». Более слабую цивилизацию можно взорвать изнутри, используя накопившиеся противоречия. Отчасти так и было сделано с так называемым государством «СССР».

И всё же Хантингтон, как и Бжезинский, прав – но только в одном: так выглядят линии разлома с точки зрения англо-американской цивилизации. С точки зрения России они смотрятся несколько иначе.

Конечно, основной геополитический вопрос со времен Маккиндера несколько изменился,  точнее сказать, принял более общий характер. Мы уже говорим не о противостоянии островной и материковой цивилизаций, а попросту о том, кто будет управлять миром. (Знатокам литературы хорошо известен роман Дж. Оруэлла «1984 год», в котором описывается геополитическое противостояние новых государств  – Остазии, Евразии и Океании. Легко догадаться, что под этими названиями подразумевается). С этой точки зрения невероятно глупыми  выглядят суждения о так называемом «многополярном» современном мире, получившие хождение со времени приснопамятного «Горби». Для того чтобы вращаться, волчок, даже такой большой, как планета Земля, должен иметь только два полюса. Не больше и  не меньше. «Многополярность» – это бессмысленное кувыркание, чреватое самыми тяжёлыми последствиями. На деле было несколько попыток построить мировую ось. При Гитлере : Германия – Япония, после войны США – СССР ( но уже не началах сотрудничества, а на началах противостояния). Но так скреплялась мировая цивилизация.

Сейчас ясно, что образовалась новая ось: США – Китай. Россия вроде бы выпала из осевого оборота. А мы ещё должны учесть, что в Китае  живёт в пять раз больше населения, чем в США, а в самих штатах  около 30 миллионов этнических китайцев, которые отнюдь не спешат ассимилироваться, очень любят свою родину и не стремятся принимать «общечеловеческие ценности». Нам становится ясно, откуда и куда дует ветер, но для нас главное, каково именно на этой новообразующейся  оси место России, пойдёт ли она вразнос или сохранит своё достойное существование.

Между прочим, и то, и другое противостояние, оба варианта мировой оси соответствуют рассуждениям Маккиндера, если их понимать в широком смысле. Америка – это тоже остров своего рода, хотя и крупный. Её цивилизация – островная, с  присущей такого рода «островным культурам» внутренней сектантской сущностью. Сектантская Англия породила сектантскую Америку – необычайный конгломерат  самых удивительных и подчас изуверских (моромоны) сект, которые плодились под масонским знаменем всех отцов-основателей США. Потом это пламя перекинулось во Францию вместе с знаменитым Лафайетом. ( Об этих факторах умалчивают оба упомянутых автора, поскольку их не интересуют религиозно-философские вопросы).

Теперь мы переходим к не менее интересной проблеме: каково же место России на этой геополитической «великой шахматной доске» (воспользуемся крылатым выражением того же З. Бжезинского)? На него оба автора рассматриваемых нами книг, как ни странно, дают схожий ответ. Я говорю «как ни странно» потому, что жизненные позиции и судьбы этих авторов кардинально противоположны. С. Лавров в прошлом – видный коммунистический функционер, секретарь парткома Ленинградского университета, а Е. Вертлиб – эмигрант, ныне проживающий в Германии. Тем не менее, оба автора – убеждённые «евразийцы» и на поставленные нами выше вопрос отвечают почти одинаково так: Россия, будучи евразийским государством, призвана быть центром притяжения цивилизаций Востока и Запада. Более того, она, будучи «многонациональным» государством на деле уже и является таковым центром.

 Всё это внешне выглядит весьма красиво и даже отчасти убедительно, но вот беда:  оба автора говорят о России как о некоем географическом пространстве, а вот судьба РУССКОГО НАРОДА их как бы и не занимает вовсе.  Вместо этого вновь и вновь муссируется советский миф о «многонациональности», «интернационализме» и т.п.  Между тем, в России русских по крови более 80%, причём 90% населения живёт именно в европейской части государства.  Скажем, во Франции французов в процентном соотношении гораздо меньше, и, тем не менее, Францию никто не называет многонациональным государством.  Понятие «многонациональности» стало каким-то штампом, который сигнализирует унизительность, по принципу: вот весь сброд тут и сосредоточился. А сколько во Франции арабов? А сколько в Германии турок?  Об этом запрещено узнавать по самому принципу табуирования понятия «национальность».  Суть дела чрезвычайно проста: усилиями таких знатоков национального вопроса, как Ленин и Сталин, великая империя была нарезана как докторская колбаса  на десятки разного рода «союзных», «автономных» республик, национальных округов, областей и даже районов, сугубо по национальному признаку. А критерий для этого был прост: если нет народа, а есть племена, мы создадим народ из племени, а государство из народа. Блестящий и яркий пример: территория проживания казаков в Средне- Сибирской области с центром в городе Верный после  «расказачивания» была объявлена якобы национальной территорией кочующих там племён под общим названием Казакская Автономная Социалистическая Советская Республика  «Казакстан». Но по смыслу очевидно, что это место обитания казаков, поэтому уже в 1936 году было придумано новое название Казахстан.  Таким образом, русский народ как бы растворился в интернациональном пространстве и стал гостем у себя дома, а «хозяевами» стали «интернациональные»  домовладельцы.

Такого явления нет нигде в мире. Хотел бы я посмотреть на карту США, где красовались бы «негритянская», «пуэрто-риканская», «китайская» республики. Или на Францию с «арабской» республикой, которой , может быть, пришлось бы отдать треть современной Франции. Да и турецкая автономия в Германии весьма интересна . При этом у всех них было бы конституцией закреплено право на «самоопределение вплоть до отделения».  С помощью такого манёвра  появилась «многонациональная» сначала советская, а теперь «демократическая» Россия, где все «народы» равны, не говоря уже о том, что часть из этих «народов» просто выдумана для  того, чтобы усилить «многонациональность» и пропагандировать «интернационализм», на фоне которого русский народ оказывается словно бы и несуществующим (своего рода питательная среда, на которой размножают в микробиологии разного рода болезнетворные  бактерии в специальных чашках Петри). Тот, кто осмеливается заявить о существовании русского народа как единого целого, некоторыми представителями этих «бактерий» сразу объявляется фашистом и, что ещё страшнее, антисемитом с «имперскими амбициями».  После этого на такого рода деятеля окончательно ставят крест, как на могиле, –  это уже «живой труп» (если пока ещё живой).

Пожалуй, уместно будет сказать несколько слов о «евразийцах», чтобы яснее представить себе истоки этого идейного течения. При разговоре о евразийстве, как бы оно ни выглядело привлекательным в трудах некоторых историков прошлого и современности, этнографов, политологов, никогда нельзя забывать, чем оно являлось по существу, т.е. в момент его зарождения. Евразийство возникло и развивалось параллельно со «сменовеховством» и не может быть рассмотрено в отрыве от последнего, потому что суть обоих этих идейных течений в одном –  в попытке более или менее «культурными» и «научными» аргументами как бы «оправдать» советскую власть и найти ей историческое «извинение». Налицо был раскол первой русской эмиграции и понятия «Белого Дела».

Я не говорю, что такого рода оправдание совершенно невозможно, и сам не раз писал о том, что так называемый «марксизм-ленинизм» – это своего рода  новое религиозное учение со своими «церковью», «святынями», «священным писанием», «богословием» и др..   А в основе своей оно являет собой секуляризированный иудаизм, и в этом смысле очень близко к либеральным вероучениям кальвинистского толка. Они тоже отличаются особой либеральной «принципиальностью», «нетерпимостью» и т.д. –особенно на современном этапе. Стоит только сказать что-то «не либеральное»,– заклюют, как куры червяка. Эти «вероучения»  – не что иное, как разновидности международного большевизма/меньшевизма, а потому они и склонны к «интернационализму», «евразийности» и, если угодно, к «афроамериканизму» ( последнее уже зреет: Барак Обама).

Вот почему многие евразийцы первого призыва, которые решились всё-таки вернуться на родину, иногда «заслужив» прощение шпионской  преступной работой на НКВД (С. Эфрон), немедленно были расстреляны (П.П. Сувчинский, Д.П. Святополк-Мирский и др.). Точно такая же участь постигла и «возвращенцев» из течения «Смены вех» (Н.В. Устрялов и некоторые его сторонники). Иудейско-кальвинистская жестокость коммунистической веры не могла терпеть никаких «уклонистов», тем более, что и в самой партии таковые появились  (правый уклон Н.И. Бухарина), а это вдвойне усугубляло опасность – ведь все они были русскими людьми, а настоящие «интернационалисты» таковыми быть не могут по определению: это либо евреи, либо полукровки, либо нацмены. Особенно трогательна судьба Д.П. Святополк-Мирского. Выдающийся публицист и литературовед, автор всемирно известной истории русской литературы… Но сын начальника корпуса жандармов и министра иностранных дел при Николае II, – он как ребёнок наивно рассчитывал на милость Сталина! Такое простодушие сегодня даже трудно себе вообразить.

Но, конечно, большая часть представителей этих течений благоразумно решила продолжать свою научную и проповедническую деятельность, оставаясь за рубежом, – так сказать, для грядущих поколений. Как раз сейчас этот опыт и пригодился, тем более что вопрос о советской власти утратил актуальность.

Однако опыт показал, что русские эмигранты первой и второй волны, и даже те из них, кто так или иначе вступил в контакт с фашизмом и национал-социализмом (А. Амфитеатров, Мережковские, П. Краснов, П. Лещенко и многие другие) повели себя более достойно, осуществляя за рубежом высокую «миссию русской эмиграции», т.е. неся миру «свет невечерний».

 После всего этого, казалось бы, евразийство должно было исчезнуть, однако уже гораздо позже, в 1960-е – 70-е годы оно вновь воскресло в трудах Л.Н. Гумилёва. Этот замечательный русский историк, много сделавший для познания тайн хазарского каганата, введший в научный оборот термин «пассионарности», т.е. своеобразного энергетического импульса, время от времени овладевающего народами в разные эпохи, был, однако, убеждён, что монголо-татарское нашествие пошло «на пользу» России. В результате будто бы образовался русско-татарский «симбиоз»,  а никакого «ига» вообще и не было.  Эту явно сомнительную идею подхватили постперестроечные «евразийцы», которые по сути оставались теми же самыми большевиками-интернационалистами.

Невольно удивляешься тому, на какие только ухищрения не идут некоторые учёные, чтобы вновь и вновь «доказывать» излюбленный ими лозунг «интернационализма» и «братской семьи народов»,  которую будто бы являл СССР, а ныне – РФ.   Конечно же, главный «евразиец» – это сам товарищ Сталин. Не случайно же главный партийный идеолог Н.И. Бухарин  в кулуарных разговорах любовно-иронически называл его «наш Чингиз хан». Об этом написал в своих воспоминаниях Троцкий. Но мы настаиваем, что Россия далеко не «евразийское» лоскутное одеяло с постояльцами в виде «братских народов», а прежде всего именно русское государство – точнее сказать – государство русских людей – и никак иначе она возродиться не может. Русский человек – это тот, кто служит во благо своей страны, а не тот, кто, как подголосок «малого народа», живя здесь,  делает всё, чтобы вредить ей изнутри. Немного перефразируем мысль Л.Н. Гумилёва: является ли «симбиозом» сожительство здорового организма с глистами, которые питаются его соками? Покойный учёный нам ответить не сможет. Вся надежда на читателей. К сожалению, эта простая мысль авторам обеих книг осталась совершенно чуждой, и нигде в текстах она даже не упоминается, хотя бы в качестве предмета для полемики. Очень печально, что погоня за «евразийством» на деле приводит к полному равнодушию к интересам русского народа. А ведь мы уже говорили, что самое важное в геополитике и в политике вообще – это не те или иные отвлечённые концепции, а именно интересы народа как единого целого.

                               ***

Теперь самое время обсудить отдельные геополитические аспекты  деятельности современного российского руководства, что поможет яснее представить себе определённые цели и задачи, стоящие перед Россией. Мы уже говорили, что в центре внимания должны стоять, прежде всего, интересы русского народа. Россия – это не «мозаичное единство народов», как считает С.Б. Лавров ( стр. 95) и не «многородная нация», как полагал его предшественник евразиец Н.С. Трубецкой. Россия – это русское государство, и никак иначе не может рассматриваться.

Мы не будем касаться тех исторических событий, которые привели нашу страну к её теперешнему состоянию. Посмотрим только, какую оценку дают ему авторы рассматриваемых книг. Этот вопрос наиболее серьёзно ставит Е. Вертлиб, справедливо замечая, что в России огромно влияние «придворной челяди», чьи интересы находятся «за бугром», поэтому «безотлагателные госрешения отодвигаются в долгий ящик, обессмысливаются вносимыми «поправками», гасятся в зародыше неисполнительно-саботажной номенклатурой. Власть загнана в тупик: будучи не в силах освободиться от олигархо-коррумпированной госкорпоративной «семейственности» – не рубить же ей сук, на котором сидит,  и сама является криминал-образующей схемой – ей потребно позиционировать себя «демократической» – чтоб в случае форс-мажорных обстоятельств НАТО-вцы пособили бы спасти «коллег» от гнева народа, доведённого до отчаяния. Поэтому только скорейшее возвращение подлинного народовластия – гарантия кардинальных перемен вне революционных потрясений» ( стр. 126-127).

Всё вроде бы и так, но вот беда – кому это из властей нужно «подлинное народовластие», чтобы стремиться активно его утвердить? Как раз оно-то и не нужно. Путин как бы делает определённые шаги в сторону национальных интересов, часто говорит о патриотизме, упразднил некоторые национальные автономии, вернул на политическую арену Сергея Бабурина, одного из значительных русских патриотов…  Но с другой стороны – сам он ставленник «семьи» и недавно почившего в бозе Березовского. О преступлениях ельцинского режима и лично Ельцина говорить запрещено законодательно. А ведь в других странах президентов за расстрелы демонстраций подвергают уголовным наказаниям, не стесняясь. Тут есть над чем подумать.

Кто он, Путин? Президент или «генеральный менеджер бизнес-сообщества госкорпорации РФ»? (Стр. 128) Таким вопросом задаётся Е. Вертлиб и отвечает так: «Главное дело для россиян – чтоб Россия оставалась Русским государством. А так – "царю виднее, как устраивать отношения  с поляками, финнами  и прочими"» (Стр. 141).  И всё-таки вопросы остаются. У нынешней оппозиции нет никакой программы и цели (в отличие от большевиков ленинского разлива).  Кроме одной  – Путина в отставку! Это и есть как бы сосредоточие зла.  Но кто же сам Путин?  Компрадор, который стремится, прикрываясь патриотической демагогией,  «сдать» потихоньку страну мировой финансовой олигархии  – или ? – умелый и осторожный политик-радетель русских интересов, хитро и ловко  лавирующий среди опасных рифов?  Отвечают по-разному, но мне кажется, что именно такого «имиджа» он и добивается, чтобы не потерять «электорат» и «рейтинг» ни с той , ни с другой стороны, эквилибрист, который обещает всем и всё, но понемногу разыгрывает свою, ему одному известную игру. Он – чекист, и в мировом заговоре спецслужб, наверняка, не на последнем месте – а это тоже своего рода «великая шахматная доска», но играют там в тёмную. Ведь и «Горби» продвигал Андропов, а вовсе не западные банкиры.

Может быть, политика Путина и есть выражение той двойственности, которая имеется в современном общественном сознании России, когда хочется   «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». При такой позиции задумываться о провиденциальных целях и задачах довольно-таки затруднительно. Легче плыть по течению: авось, кривая вывезет. Поддерживать statusquoтоже ведь неплохая задача. То, что Россия ещё существует– само по себе является серьёзным достижением в геополитической игре на текущий момент.

Е. Вертлиб ясно видит сложность ситуации, справедливо сравнивая наше положение с временами смуты ХVII века (аналогично тому, как об этом я писал пару лет назад). Вот что пишет автор рассматриваемой книги:  «Народ с помощью подачек и новейших манипулятивных сознанием пиар- .технологий преобразуется в спинно-мозговое жующее быдло. Прикормленная оппозиция – протестно позирует, позиционируя себя по привычке защитниками народа. Государство вырождается в госкорпоративную частную лавочку, обслуживающую правящий олигархат, для кого президент и премьер РФ – лишь высшие "адекватные менеджеры" на службе у политико-финансовых групп» ( Стр. 165).

Именно так, например, считает известный олигарх О. Дерипаска: «Президент России – это своего рода топ-менеджер, управляющий всей страной». (Стр. 169). Да ведь и правда,– Путин не раз выручал этого миллиардера из сложных положений в его финансовой биографии. И не только его. Видимо, симпатии обоюдны. Но финансовые отношения не главное в геополитике.

Есть один момент, который хочется выделить вслед за автором книги: неоднократно и сам президент, и люди из его близкого окружения подчёркивали, что во внешней политике Россия всегда будет на стороне исламских государств. На стороне против кого? Очевидно: против Израиля и США. Это не вызывает сомнений со времени советской эпохи, во всяком случае после арабо-израильской войны 1967 года. Но зададимся вопросом – а как дело обстоит внутри страны? И оказывается, что забота об исламских образованиях тоже у нашего правительства не на последнем месте: кормим Чечню и Дагестан, поддерживаем миграцию из Средней Азии, лучшие приоритеты Татарстану и Путин неизменно получает там более 90%  голосов при почти поголовной явке избирателей. Ясно, если что, станут татары и чеченцы за нынешнюю власть с кинжалами и автоматами, как латыши и китайцы за Ленина в далёкую гражданскую войну… Конечно, это шутка, но резать русских будут, как режут и сейчас выходцы из Средней Азии, о которых речь впереди. А что же русский народ?  Увы и ах!  «Преимущественно русских и сажают по пресловутой статье УК "За разжигание национальной ненависти". Политкорректность –  идеологически правильная. (Комар носа не подточит). Установка: бей своих, чтобы чужие боялись!» ( стр. 143), – уныло констатирует Е. Вертлиб. Кажется, эта статья исключительно против русских придумана. А главное  –   как это всё по-советски, «по-евразийски». Может, тут и зарыта собака? Ведь мусульманство, как и коммунизм, глубокими корнями уходит в иудейскую веру, да, пожалуй, без неё и не может быть понято. Специалисты по истории религии прекрасно это знают. Поистине, милые бранятся, только тешатся.

Особое внимание в книге Е. Вертлиба уделено внешней политике США не с точки зрения дипломатии, а как проявлению экспансионистских устремлений этого государства.

«Евразийская геостратегия США осуществляется примерно в такой технологической последовательности (…): ставка на этно-национализм, организованную этническую преступность и коррупцию, сепаратистские мусульманские движения; создание и финансирование американскими спецслужбами Армий освобождения (Косово и Белуджистан); создание зоны этно-национальных и этно-конфессиональных конфликтов; создание в мировом информационном пространстве образа врага демократии; "братская американская помощь" правильно ориентированным преступным группировкам  путём размещения американских военных баз; создание квази- государств марионеточной демократии; осуществление контроля за конкурентами и энергетическими ресурсами и коммуникациями» (Стр. 129 -130).

От себя добавим, что создание зон нестабильности (на Ближнем Востоке, в Африке, у нас в «ближнем зарубежье») неизменно вызывает недоверие к местным валютам и тем самым автоматически повышается экономический статус доллара, позволяя печатать этот зелёный символ мировой демократии в неограниченном количестве, не опасаясь никакой инфляции, так как доверие к этой по-настоящему стабильной валюте в нестабильном мире естественным образом растёт. Таким образом укрепляется «открытая банковская диктатура» (Стр. 70). О том, кто за этой диктатурой стоит, и говорить нет смысла – насколько это общеизвестно. Не мы придумали ростовщичество и «жизнь в кредит», под залог. См. «Ветхий завет».

Е. Вертлиб также подробно рассматривает возможные геополитические мероприятия России в отношении отдельных стран Запада: Германии, Великобритании, Франции.  Особо останавливаться на этих страницах книги мы не будем, чтобы не снижать интерес предполагаемого читателя. Отметим только одну досадную ошибку-оговорку.  По Мюнхенскому договору 1938 года  Польша получила не Силезию, составляющую треть её территории, как ошибочно утверждает автор (Стр.86), а только так называемую «Тешинскую Силезию» – небольшую часть Чехословакии. А немецкую Силезию подарил ей Сталин после Второй мировой войны, чтобы компенсировать новой, социалистической Польше «утрату» захваченных российских территорий в 1921 году. Таким образом, восточная граница Польши по мирным послевоенным договорам была установлена примерно по «линии Керзона», как предлагалось ещё в 1920 году и было осуществлено в 1939 году. Восточная граница Польши 1939 года никогда никем не оспаривалась, так что бессмысленно говорить о некой оккупации польских территорий. Мы могли бы поставить вопрос о возврате Силезии под государственное управление Германии, но этот вопрос может и должен поставить только немецкий народ. Проблема польских границ очень интересна в размышлениях о европейской геополитике, но в книге Е. Вертлиба она, к сожалению, даже не затронута. Может быть, это тема для его дальнейших исследований.

Геополитические интересы России на Востоке охватывают, главным  образом два региона: Среднюю Азию и Китай. У Л.Н. Гумилёва Средняя Азия называется «Туран» и считается союзницей арийской расы, которая обозначается общим словом Иран. Может быть, когда-то это было и так, но теперь «Туран» вышел из общемировой геополитической игры. Но если теперь отношения со среднеазиатскими «ханскими» республиками – Казахстаном, Узбекистаном,   Киргизией и Таджикистаном – продолжают складываться по принципу взаимоотношений Древней Руси с Великой Степью ещё тысячелетней давности (с учётом перемещения этих отношений на Зауралье), то вопрос о Китае значительно сложнее.

У сегодняшней России  нет ни сил, ни возможностей, ни желания вступить на путь сколько-нибудь возможного «сдерживания» Китая. По населению Россия – всего одна десятая часть этого государства, а по населению восточно-сибирских и дальневосточных территорий – всего лишь 1-2 %. Только дружественные отношения с этим могущественным южным соседом могут обеспечить геополитическое равновесие не только на Дальнем Востоке, но и в мире вообще.  

Е. Вертлиб совершенно справедливо подчёркивает, что существует реальная опасность того, что США в своём геополитическом раскладе могут попытаться столкнуть Россию и Китай, используя первую как некое вспомогательное орудие  и для этого оказывая ей даже определённую материальную помощь.  Такая ситуация для нашего государства была бы просто смертельной. Роль марионетки в руках глобалистов для Россия – не что иное, как самоубийство. Мы говорим о русской России, о России как русском государстве и русской империи, понимающей и осознающей свою роль в термоядерном мире.

Только прочное взаимодействие с Китаем может способствовать сохранению русского государства. Собственно говоря, в текущих дипломатических коллизиях эти страны не имеют противоречий. Резких конфликтов с Китаем у России  в настоящий момент нет и не может быть. Времена Даманского отошли в прошлое. Вдобавок заметим, что, наверное, так и надо сегодня рассматривать «евразийство». Не по линии слияния с монголами и другими «степняками» в ожидании нового Батыя или Чингиз-хана в качестве «спасителя», а как путь добрососедства и дружеских контактов с китайским государством и народом.

И, наконец, как говорится lastbutnotleast, следует остановиться на ещё одном важном аспекте геополитики. На роли международного права. Здесь, как на авторитет, сошлёмся на мнение известного немецкого философа и теоретика права К. Шмитта, который выдвинул, на наш взгляд,  справедливый тезис о приоритете права, а не силы, в том числе и в международных отношениях. Даже само понятие государства он определял как сугубо правовое, а не являющееся продуктом «классовой борьбы». Обратный взгляд на вещи лишил бы понятия справедливости, долга, чести, достоинства всякого внутреннего смысла, что, собственно, сегодня отчасти и происходит. Новое одичание не за горами. Всюду царствует критерий «политической целесообразности». Когда надо – толерантность, а когда не надо – сапогом по морде.

Рассмотрим применение тезиса К. Шмитта о правосознании к одному из самых животрепещущих современных геополитических конфликтов – к ситуации на Украине. Сначала некоторые факты истории. Понятие Украины появилось в русских летописях примерно ХIII – ХIV веков, обозначая окраинные русские земли, в основном Галицко-Волынского княжества и Переяславщины; использовался термин «русская украйна», потому что в то время эти территории отошли под власть Польско-Литовского государства. В основном это были территории днепровского правобережья, население которых сохраняло православную веру. Впоследствии геополитическая ситуация изменилась, и все эти земли в ХVII – ХVIII веках вернулись в состав Российской империи. Никто не сомневался, что население этих областей является русским. Отсюда и термин Малороссия и малороссы – люди, находившиеся долгое время под чуждой России властью, но, наконец, освобождённые. Об этом много писал наш великий Н.В. Гоголь: нет такой силы, которая пересилила бы русскую силу. А ведь это написано о «хохлах», – пардон, – украинцах.

Ситуация вновь изменилась в 1917 году, когда самообразовавшаяся Верховная Рада провозгласила независимость Украины в пределах того же самого правобережья Днепра. Это и есть действительно исконные украинские земли. В ходе советско-польской войны 1920-21 гг. часть из них была вновь оккупирована новообразованным Польским государством и оставалась под его юрисдикцией до событий осени 1939 года. Однако советское правительство, не признавая украинскую Раду 1917-18 гг. сформировало из разрозненных областей на территории Новороссии  свою, якобы «Украинскую советскую республику» с центром в городе Харькове и сумела упразднить Раду  и разогнать её сторонников. Многие детали этих событий замечательно отражены в романе М.Булгакова «Белая гвардия».  Тем не менее, значительная часть западной Украины по русско-польскому договору 1921 г. отошла к Польше. Но, чтобы не уронить «честь и достоинство» советской власти к новообразованной «советской Украине» было приписано одиннадцать южнорусских областей (губерний) из территории Новороссии с русским населением, а в 1954 году Украине был передан Крым – исконная территория России, вопреки нормам не только международного, но и внутрисоветского  права. Совершенно очевидно, что ленинско-сталинская и хрущёвская картография не имеют ничего общего с действительной историей.  В интересах тех же самых украинцев, равно как и русских, живущих на южных территориях Российского государства, необходимо ликвидировать эти географические и геополитические несообразности. Об этом совершенно справедливо пишет Е. Вертлиб, констатируя, что Украина, видимо, распадётся на три части (стр. 110).  Эти части очевидны: правобережье («западенцы»), юго-восток, то есть Новороссия, и Крым. Этот процесс сам собой происходит в настоящее время, и он естественен, как естественно отстаиваются взболтанные вместе, но несоединимые жидкости вроде воды и масла. Этот вопрос должны решить народы указанных территорий в процессе свободного самовыражения, но мы категорически против присоединения к России  каких-либо территорий так называемой «незалежной Украины». Её составные части, искусственно объединённые в одно целое коммунистическими властями, должны развиваться самостоятельно, аналогично тому, как самостоятельно развиваются республики бывшей Югославии.

В заключение заметим, что усилиями многих учёных вопросы геополитики сегодня вышли в разряд самых приоритетных. Это закономерно, потому что сейчас идёт с полным размахом новый передел мира. Россия должна в нём участвовать не как объект для манипуляций других игроков, а как самостоятельный и важный субъект этого процесса.

5 марта 2014 года                                         Санкт-Петербург