На фото: Дмитрий Медведев
На фото: Дмитрий Медведев (Фото: Алексей Никольский/пресс-служба президента РФ/ТАСС)
 
Материал комментируют:
 

Россия мечется по украинскому вопросу, то угрожая не признать нового президента, то заявляя о готовности к диалогу с ним. Подобная позиция не делает чести Кремлю и ставит под сомнение успешное разрешение кризиса у наших границ в обозримой перспективе.

Очередным спикером по теме стал Дмитрий Медведев. В интервью болгарской газете «Труд» он назвал избирательную кампанию на Украине «грязной» и «жесткой». «Наблюдая за ней, мы в России пока не понимаем, с кем на Украине можно разговаривать», — признался глава правительства.

Говоря о будущем президенте «незалежной», Медведев сомневается в безупречности его победы. «Важно, будет ли эта победа честной, будут ли эти выборы легитимными, без фальсификаций», — пояснил он своё беспокойство.

Премьер напомнил, что Украина закрыла избирательные участки в России, лишив три миллиона украинцев, работающих в нашей стране, возможности проголосовать. Кроме того, Порошенко подписал указ о запрете допуска российских наблюдателей в самой Украине.

Однако вывод Медведева из всего сказанного удивил. «В любом случае, мы будем уважать выбор наших соседей, выбор украинцев. И будем открыты к диалогу с новым руководством, если оно будет в нем заинтересовано», — пообещал он.

Получается, Москва готова иметь дело даже с президентом, победившим в ходе фальсифицированных выборов? Странная позиция.

Читайте также
Кремль бросил на подъем своих  рейтингов "угрозу Запада" Кремль бросил на подъем своих рейтингов «угрозу Запада» Россияне чувствуют, что страна теряет управляемость

Впрочем, в 2014 году Кремль тоже с жаром доказывал, что режим Порошенко нелегитимен, так как он пришел к власти в результате госпереворота. Однако, вместо демонстративного непризнания последовал диалог с новым президентом, завершившийся провальными минскими соглашениями.

Тогда это позволило Порошенко выиграть время: заручиться политической поддержкой Запада, фактически создать и укрепить армию, получить томос, а главное развить национальный миф украинства, ставший основой для дальнейшей антироссийской линии Киева.

Теперь Москва готовится наступить на те же грабли…

Но даже если будет избран новый президент — например Тимошенко, антироссийский курс Украины без сомнения сохранится и даже может стать более изощренным. Вместо нереальной попытки переформатировать всю Украину Москве стоит заняться защитой русского, пророссийского населения. Начать можно с признания ДНР и ЛНР.

Вообще, Медведев, оппонирующий Порошенко, напоминает разговор премьера с зеркалом. Оба политика отличаются необязательностью, легкомысленными обещаниями, говорят то, во что сами готовы верить. Так, Порошенко поклялся не отдавать Крым и Донбасс при том, Киев уже всё отдал. Ну, а про Медведева и так все знают…

К тому же аргументация Медведева в заочном споре с киевской властью звучит неубедительно. Выставлять в качестве претензии недостаточную демократичность избирательного процесса может кто угодно, но только не российские власти. Ведь у себя дома Кремль политическую поляну просто «зачистил», не оставив ничего живого.

Консервация старого, инфильтрованного либералами, политического класса привела к тому, что российская государственная машина в некоторых случаях ведет себя так, как будто жители Донбасса нам чужие: преследует ополченцев, выдает на расправу граждан Украины, вставших на сторону народных республик и т. п.

Политолог Александр Асафов удивлен словам российского премьера.

— В случае предстоящих на Украине выборов признавать его победителя президентом нельзя. Дмитрий Анатольевич здесь очень не прав. Потому что очевидно, что избирательная кампания идёт имитационная. Медведев и сам говорит об этом: фальсификации и проч.

Очевидно, что по результатам выборов Порошенко закрепится в президентском кресле. Это будет «витринная» легитимность. Чтобы он как законный президент мог бы общаться с западными лидерами и просить у них деньги.

Войдя в новый срок и сохранив свой политический фундамент, Порошенко продолжит делать всё то же самое, что и делал. Он и сейчас уже заявляет, что будет возвращать Крым. Так что если потом ему поступит такая команда из Вашингтона, то он действительно предпримет такие попытки.

В каком именно виде это будет, сказать пока сложно. Но очевидно, что Украина как инструмент давления на Россию американцам нужна. Причем, именно в ныне существующей конфигурации. Так что признавать это как выбор граждан Украины и продолжать общаться с этими госоподами на высшем уровне нельзя.

Они ведут с нами войну, в которой мы не участвуем, ну и пусть ведут её дальше.

«СП»: — Но может быть Медведев исходит из того, что Порошенко всё-таки не выиграет выборы? И тогда Россия начнет всё заново…

— Мне очевидно, что Порошенко победит. Выиграет во втором туре «в тяжелейшей борьбе» со спойлером Зеленским.

Хотя теоретически что-то может случится. Американцы могут передумать в последний момент. Тогда Порошенко введет военное положение и выборы сдвинет. Или Тимошенко сможет найти какой-нибудь убойный компромат о том, что Порошенко воровал американскую помощь. Тогда появляются другие варианты. Но в текущей конфигурации других вариантов нет.

«СП»: — Не было ли ошибкой признание легитимности президентства Порошенко в 2014 году?

— Оценивать признание Порошенко может объективный исторический процесс. Те опасения, которые были связаны с внешним давлением, реализовались несколько иначе. Думаю, они были бы в любом случае. Даже, если бы мы его не признали и даже если бы ситуация на линии фронта сложилась бы так, что территория народных республик сейчас была бы значительно больше. И проект Новороссия состоялся бы.

По мнению политолога Константина Калачёва, ссылка Медведева на недостаточную демократичность украинской политической системы не добавляет веса его словам.

— Медведев заявил, что легитимность выборов на Украине под вопросом, потому что избирательная кампания проходит с нарушениями общепринятый демократических норм и что она носит «жесткий» харакер и она «грязная».

Но кампания бывает «жесткой» тогда, когда есть реальная конкуренция. И «грязной» она бывает в условиях высокой конкуренции. Самая «чистая» избирательная кампания — это когда в ней участвует один кандидат.

«СП»: — Как в России?

— У нас выборы носят референдумный характер. Хотя и у нас тому же Грудинину досталось «по самое не хочу», по полной программе…

«СП»: — Так как же можно охарактеризовать избирательную систему Украины с политехнологической точки зрения, абстрагируясь от самой этой страны и нашего, российского, с ней конфликта?

— Надо понимать, что для Медведева выборы — это инструмент консервации существующего порядка вещей. А для кого-то это инструмент перемен. Это разные подходы. Нельзя сравнивать круглое и тёплое, зелёное и мокрое. Одни выборы служат для легимитизации существующей власти, другие для того, чтобы народ как источник власти мог власть поменять. Кому что нравится.

У меня нет никаких претензий к выборам президента Украины, где есть реальная интрига и где неизвестно, кто победит. Именно поэтому там приходится использовать весь набор политтехнологических приемов, весь известный инструментарий — вести «тотальную кампанию». Да, наверное, и на Украине тоже не обойдётся без применения административного ресурса. Но чья бы корова мычала…

Источник: https://svpressa.ru