Тема, поднятая Кремлевским безБашенником и активно поддержанная коллегами, сводится к взаимоотношениям народа и власти и к тому, что в этой модели что-то давно идет не так, а потому подлежит замене.

Ситуация с коронакризисом высветила всю глубину противоречий этой застарелой проблемы, точно так же как и неспособность нынешних элит принять на себя ответственность и генерировать адекватные решения в интересах страны. С другой стороны, как замечает Иноземцев, безмолвствует и народ, позволяя элитам богатеть и решать свои проблемы за его счет.

Такой бессловесный подход населения к происходящему проистекает из российской традиции последнего столетия обращать гнев в дубину народной войны только против внешнего агрессора. Если кто не заметил, народ уже давно – примерно с 1917–го года - практически никак не участвует в политической жизни страны либо участвует декоративно. Такая ситуация бесконтрольности со стороны низов неизбежно приводит к деградации верхов и их неспособности разруливать по-настоящему острые вызовы даже в обстановке полной лояльности населения.

Спасти положение могла бы замена вышедших в тираж элит на новые, которых еще не столь глубоко коснулся процесс разложения и которые не потеряли способность адекватно воспринимать реалии. Зимняя попытка президента сменить правительство перед лицом неминуемого кризиса, возможно, была продиктована именно проектом обновления элит хотя бы в управленческом звене. Но пришедшие на смену медведевцам «январисты» Мишустина оказались явно не декабристами, символизирующими самопожертвование ради страны и народа. Выяснилось, что с антикризисным топ-менеджментом в государстве серьезные проблемы, которые усугубляются еще и пропастью между народом и властью.

Конечно, такая пропасть позволяет до определенных границ осуществлять управление конструкцией без оглядки на низы и даже без их подкормки. Но ситуация пошла развиваться уже по такому сценарию, когда рулевое управление заклинивает, а балласт, в виде которого воспринимался народ, неожиданно понадобился для срочной балансировки системы. При таком раскладе не остается иного выхода, кроме как оперативного ремонта социальной модели прямо по ходу новейшей российской драмы. Судя по всему, идет спешный подбор гаечных ключей, смазок и подходов к осуществлению таких срочных работ. Но вопрос еще в том, какая будет выбрана стратегия и какие механики примутся за регулировку. В том, что стране требуется не просто техобслуживание, но и полноценная капиталка с разборкой двигателя и трансмиссии, сомнений не вызывает.

Источник: Кремлёвский безБашенник

От редакции "СЕ":

Здесь нужно было бы отметить 2 фактора.

Первый. Это отмеченная автором пассивность и забитость россиян, у которых уже более 100 лет очень активно отбивали всякое желание протестовать, даже когда сверху режим проводил самые ужасные, очень тупые и вредные мероприятия.

Второй. Очень важный, но почему-то не отмеченный автором фактор – это растерянность и где-то даже мудрость активных людей (а активных в любой стране и обществе максимум 5%). На ошибках иногда все же стоит учиться.

В России в 1917-м были очень правильные и решительные протесты против неумелого правления Николая II. => Свергли => Получили …

В конце 80-х в Москве собирались МИЛЛИОННЫЕ митинги протестующих против этого уже недееспособного режима КПСС. => Свергли => Получили … Чубайсов и лихие 90-е.

Оказалось, что даже свержение этих ужасных ГУЛАГов и КГБ привело лишь к появлению Гуляй поля, банд всяких Махно и Березовских. Выяснилось (хотя, если бы серьезно подумали раньше, то и раньше бы увидели), что в этом репрессивном КГБ были и очень нужные составляющие, борющиеся с действительно опасными для страны и народа выродками. Т.е. КГБ нужно было СОХРАНЯТЬ, а удалять лишь антинародные отделы.

На Окраине этих уроков оказалось недостаточно. Майданутые провели еще два Майдана – две «революции достоинства». => Свергли => Получили … Только бардак и еще большую нищету.

И в России, в дополнение к собственному опыту, «достижения» майданутых не остались незамеченными.

Посему, проблемы в России видны, но продолжает стоять этот извечный вопрос: «Что делать, чтобы опять, в который раз, не вляпаться?»

Авторы, правильно отмечающие серьезные проблемы режима, об этом, главном, молчат.