Элиты обеих республик традиционно продолжают сравнивать общественно-политическое и экономическое развитие Татарстана и Башкортостана, что становится уже некой национальной забавой. Новым поводом для внутриэлитных дискуссий стали значительно разнящиеся результаты общероссийского голосования за внесение поправок в конституцию в двух республиках.

В Башкирии поправки одобрили 88,7% избирателей, пришедших на участки, или 2,44 млн человек. Против внесения поправок в республике проголосовали 10,6% избирателей, или 292,7 тыс. человек. Явка на голосовании составила 90,8% (2,76 млн человек).

В Татарстане поправки одобрили 82,81% избирателей, пришедших на участок, или 1, 943 млн человек. Против внесения поправок в республике проголосовало 16,61% избирателей, или 389, 7 тыс. человек. Явка на голосовании составила 79,68% (2,348 млн человек).

Казалось бы, к чему тут дискуссии? В целом обе республики показали положительный результат. Однако пикантность момента кроется непосредственно в цифрах. Известно, что федеральный центр относится к двум крупным республикам Приволжского округа как к электорально значимым регионам и всегда ожидает от них «качества» голосования и явки. Однако на сей раз Татарстан несколько не оправдал этих ожиданий с его 79%-ной явкой и почти четырьмя сотнями тысяч голосов против, в то время как Башкортостан оказал максимальную электоральную поддержку федеральному центру и Владимиру Путину. Старая площадь не скрывала всю важность этого события для президента — недаром его пресс-секретарь Дмитрий Песков назвал итоги голосования «триумфальным референдумом о доверии Путину».

В целом подходы внутриполитического менеджмента Казанского кремля вызывают обеспокоенность федерального центра. Если раньше идеологические кульбиты Казани прощались Москвой за положительные результаты электоральной статистики, то с ухудшением ее качества претензии федерального центра к внутренней политике Казани будут только расти.

Устойчивые позиции этнонационалистов в идеологической сфере вызывают особые опасения. Показательной в этом плане является неспособность татарстанских властей прикрыть Институт истории им. Марджани — главный институт, обосновывающий «независимость» Татарстана. Беспокойство вызывают и подходы Казанского кремля к празднованию 100-летнего юбилея Татарстана через призму концепта суверенитета от Российской Федерации. В этой связи в качестве ключевого события в столетней истории республики выбрана дата 30 августа 1990 года — день принятия Декларации о государственном суверенитете Татарстана. В то время как «советскому» прошлому республики, скрепляющему единство исторической судьбы с Россией, уделяется факультативное внимание, в качестве гордости национальных страниц истории преподносятся «суверенные» 1990-е годы. Здесь мы можем наблюдать концептуальное различие празднования юбилеев с той же Башкирией, где в качестве основной цели празднования 100-летия образования республики было объявлено обеспечение дальнейшего поступательного развития региона и укрепление общегражданской российской нации, а местные пропагандисты акцентировали свое внимание на исторических датах, «скрепляющих» связь Башкирии с Россией, и подчеркивании общности исторической судьбы.

Эти вопросы, как уже говорилось, активно обсуждаются общественностью Башкирии и Татарстана, а Москва активно наблюдает за конкуренцией двух моделей республик — «суверенного Татарстана» и «модернового Башкортостана». Подобная ситуация, безусловно, сказывается на наличии определенной напряженности в отношениях двух республик. Контент-анализ средств массовой информации позволяет сделать вывод о том, что если Башкирия воспринимает конкуренцию с соседом как некое соцсоревнование в советском стиле, то для татарского этнократического режима это агрессивное и непримиримое соперничество. Связано это с тем, что выстраиваемый Радием Хабировым региональный политический режим является демонстрацией альтернативной модели успеха развития национальной республики без опоры на этнический национализм, суверенитетский дискурс и противопоставления себя федеральному центру.

Уфа наступает на пятки Казани в вопросах экономического развития, бюджетного лоббизма, а вопросах внутриполитического менеджмента уже превзошла соседа. Неприятным сюрпризом для правительства Татарстана стал недавний отказ Москвы в создании на территории республики особой экономический зоны «Алма» и одновременное добро Башкирии на создание особой экономической зоны «Алга». Отсюда и агрессивная риторика казанских СМИ по отношению к братскому Башкортостану, вплоть до аполитичной Каринэ Хабировой, жены башкирского главы. В течение последних 10 лет руководство Татарстана объясняло свое главенство над местной элитой фразой «хотите, чтобы как в Уфе?», но сегодня такие аргументы уже не выглядят серьезно — население и модерновая часть татарстанской элиты испытывает серьезный запрос на перемены. Испытывает недовольство и национальная интеллигенция, недовольная активизацией в преддверии переписи населения дискурса «северо-западных» башкир, который обязательно уменьшит численность населения татарского народа.

В отношении Татарстана мы можем наблюдать агонию коррупционного этнократического режима по модели режима «позднего» Муртазы Рахимова. Казанские этнократы теряют доверие со стороны жителей республики, а их роскошная и праздная жизнь все чаще становится предметом обсуждения не только в СМИ, но и простых обывателей. Войны татарских кланов и связанные с ними публикации компромата несистемной оппозиции выявили у семьи мэра Казани Ильсура Метшина имущества на 700 млн рублей, а также факты использования Рустамом Миннихановым для своих личных поездок частного самолета Falcon 8Х стоимостью 3 миллиарда рублей. В СМИ все чаще можно встретить информацию о бизнесе жены Рустама Нургалеевича, его братьев и племянников. Разбивается миф о народности «Татнефти», которая превратилась в кормовую базу узкой прослойки этнократов, а в элитах все чаще говорят о несправедливой приватизации сыновьями Минтимера Шаймиева большого куска татарстанского нефтехимического комплекса, сконцентрированного в холдинге «ТАИФ» и некогда являвшегося гордостью Советского Союза. Вместе с тем Радий Хабиров не имеет за собой шлейфа из темных истории по приватизации государственной собственности, и в целом он и члены его команды не утопают в праздной роскоши.

Сегодня перспективы этнократического режима в Татарстане туманны и мы наблюдаем первые «ласточки» закручивания «суверенитетской» вольницы — в этом году Москва прислала в Казань двух независимых от местных элит силовиков — нового начальника УФСБ Игоря Хвостикова и начальника Следственного управления Валерия Липского, перед которыми поставлены задачи не только распутывания коррупционных узлов местных баев, но и надзор за статистическими приписками экономических показателей.

Кстати, комичный случай с приписками произошел в сельском хозяйстве — за 10 лет в Татарстане на фоне падения поголовья средний надой от одной коровы вырос с 12,6 до 15,8 литра — на 25,4%. При этом в ряде районов, где поголовье скота уменьшилось больше всего, уцелевшие буренки стали и вовсе лучше доиться. Ранее также в публичную плоскость всплыл скандал в Елабужском районе, где из-за дутых цифр появилась новая «бумажная» порода коров, способная «давать» по 80 литров молока в сутки. [1] Есть основания полагать, что таких историй много и в других отраслях экономики республики.

Вышеописанное говорит о том, что Татарстан празднует свой вековой юбилей в интересное время — время развенчивания мифов о его дутых успехах и начала демонтажа этнократического режима.

Александр Полетаев, политолог

Источник: eadaily

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж