Znak.com посчитал, сколько трупов вывозят всего лишь из одной ковидной больницы Екатеринбурга

https://img.znak.com/886814.jpg
За сутки из больницы в морг перевезли пять тел умерших. Фото Иван Маслов / Znak.com

В понедельник, 20 июля, к моргу городской больницы № 24 Екатеринбурга, перепрофилированной под лечение больных с COVID-19 и внебольничной пневмонией, приехал авторефрижератор для перевозки трупов. Журналисты предположили, что он понадобился, так как морг медучреждения переполнен, но в оперштабе официально сообщили, что транспорт подогнали на случай жары. Когда информация о рефрижераторе появилась в СМИ, спецмашина уехала с территории больницы. Корреспондент Znak.com провел 17 часов у входа в морг ГКБ № 24 и за это время увидел пять каталок с телами умерших и девять катафалков, подъезжавших к дверям морга. При этом в среднем в Свердловской области за время пандемии (с 18 апреля) от коронавируса (официально) ежедневно умирают два человека, всего именно от инфекции умерли 210 пациентов. Сколько всего скончалось пациентов с положительным диагнозом COVID-19 — неизвестно. Подробности — в нашем репортаже.

«Я, ***, долго на работу в этом костюме ходить буду?»

ЦГКБ № 24 переделали в госпиталь для лечения пациентов с коронавирусом и внебольничной пневмонией в начале апреля, когда у одного из пациентов больницы с пневмонией обнаружили COVID-19. Сейчас пациенты лежат в стационаре в большом пятиэтажном здании из желтого кирпича — в терапевтическом корпусе ГКБ. Из-за жары в палатах открыты окна — у кого-то нараспашку, у кого-то на проветривание. Оттуда, из всех окон всех пяти этажей, даже с расстояния 40 метров слышится сухой кашель. Он заглушает гул низколетящих самолетов и звуки с одной из производственных площадок Вторчермета.

Больные редко походят к окнам, чаще на улицу смотрят врачи. Пациенты показываются только тогда, когда к зданию корпуса больницы приходят их родные. Обычно это происходит вечером, после пяти часов. Друг с другом они связываются по телефону. Из разговоров можно понять, что в палатах лежат и старики, и молодые люди. «Сыночка, ты самый лучший, ты поправишься», — надрывно проговаривала в трубку пожилая женщина, отходя от корпуса. 

Иногда родственники и знакомые приходят к пациентам не с пустыми руками. Официально передачки принимают только с 18:00 до 19:00, к тому же многое в палаты передавать нельзя — например, горячую домашнюю еду. Поэтому чаще всего пакеты передают по воздуху. Сначала пациент сбрасывает веревку, к которой привязывают передачку. Затем пациент затаскивает груз внутрь больницы. Если в палате не отвечают или если она находится в неудобном месте, веревку просят сбросить из соседней палаты. 

Родственники приносят больным передачки, несмотря на пандемию и запрет
Родственники приносят больным передачки, несмотря на пандемию и запрет

В пакетах из дома родные передают заболевшим горячую еду, постельное белье и туалетную бумагу. «Не знаю, зачем бумага, — попросил. Может, ее нет, а может, она не такая приятная», — объяснил мужчина, у которого в больнице лежит отец. По его словам, несколько недель назад вся его семья переболела COVID-19, в том числе и он сам. Сейчас мужчине гораздо лучше, тесты на инфекцию показали отрицательный результат. А вот отцу его по-прежнему нездоровится. «Тесты у него уже не показывают коронавирус. А температура держится под 39 градусов. Не знаю, что с ним. Врачи говорят, или продуло от окна, или еще что-то», — сказал мужчина.

Система передач «родной — больной» работает и в обратную сторону, несмотря на опасность передать коронавирус. Несколько раз пациенты спускали или кидали родственникам пакеты из палат. Несмотря на то, что свертки всего несколько секунд назад были в «красной зоне», их, как правило, подбирали голыми руками. Маска при этом была опущена под подбородок — посетители спускали ее, чтобы было проще говорить по телефону.

Медработники, как правило, снисходительно относились к неофициальной передаче вещей в больницу и из нее. Только один медик за день, одетая в защитный экран, маску и «противочумной» костюм, решила вмешаться в процесс. Произошло это, когда пенсионер передавал по веревке на четвертый этаж посылку своему пожилому приятелю. Неожиданно для всех женщина высунулась из окна второго этажа и схватила мешок. 

«Это что такое? Почему нормально не передаете?» — спросила она. Старик, пытавшийся отправить вещи другу, уверял, что в пакете нет ничего запрещенного — только домашняя еда. В ответ медик кричала, что это небезопасно. «Я, ***, долго на работу в этом костюме ходить буду?» — негодовала она. Впрочем, проверив посылку, она остыла и разрешила затянуть пакет в палату выше. 

Пять смертей

Из того же терапевтического корпуса время от времени вывозили умерших: троих — вечером 20 июля, еще по одному — утром и днем 21 июля. 

Каталку с телом, закрытым в черный мешок, везли два медика. Судя по цветам защитных костюмов, люди, назначенные на перевозку, постоянно менялись. Путь занимал минуты две — морг находится напротив дверей терапевтического отделения. Приемка тел в патологоанатомическое отделение скрыта — двери морга находятся в «тупичке». 

Каталки у входа в морг
Каталки у входа в морг

Не у всех умерших в больнице в графе «причины смерти» стоит COVID-19. Как рассказала Znak.com родственница одной из умерших пациенток (она попросила не называть ее имя), в графе «причина смерти» ее родственницы Любови значится диагноз «внебольничная пневмония». «Ее привезли сюда в предыдущее воскресенье, 12 июля, с высокой температурой. А уже в среду, 15 числа, она скончалась», — сказала женщина.

По ее словам, тело родственницы сразу же отвезли из больницы на Радищева, 16 (там находится «Служба городских кладбищ», ЕМУП «Комбинат специализированного обслуживания» и несколько других похоронных контор — прим. Znak.com). Оттуда же и позвонили с известием о смерти женщины. «Как мне сказали похоронщики, на Радищева ее привезли, потому что в морге больницы мест нет. У них все переполнено!» — сказала родственница умершей. 

Забирать тело с Радищева она не стала — согласилась, чтобы Любовь кремировали в спецздании на Сибирском тракте.

Катафалки за сутки приехали к моргу девять раз
Катафалки за сутки приехали к моргу девять раз

Женщина пришла в больницу, чтобы забрать ценные вещи родственницы — два телефона, два золотых кольца и золотой браслет. Завскладом не сразу смогла найти их. «Ивановой вещи я не наблюдала. Может, забрали? Потому что знаете, сколько тут сейчас умирает!» — кричала она из подвала терапевтического корпуса, где и находится склад (фамилия пациентки изменена). 

Спустя некоторое время вещи умершей женщины все же нашлись. В пакете также были инсулиновые шприцы и иглы для них. 

На вопрос о том, сколько всего пациентов ГКБ № 24 умерли за последние двое суток от любых причин, в региональном оперативном штабе по COVID-19 ответили следующее: «Оперативный штаб ведет и публикует сводку летальных исходов, основной причиной которых признан коронавирус. Сводка публикуется ежедневно». В пресс-службе горздрава Екатеринбурга также сообщили, что не ведут суточную статистику о количестве смертей по каждой больнице. 

«Сначала увезли в 27-ю больницу, потому что морги здесь забиты» 

К дверям морга также время от времени подъезжали катафалки. За сутки с небольшим, с 17:00 до 22:00 20 июля и с 09:00 до 19:00 21 июля, корреспонденту Znak.com удалось насчитать девять таких машин. Из них два автомобиля не забирали трупы, а выгружали их в траурный зал «Военно-мемориальной компании», который располагается в том же здании морга. Там же находится офис ритуальной фирмы.

21 июля в траурном зале прошли два прощания. На каждое из них приехали около двух десятков человек, не все из них были в масках, несмотря на близость коронавирусной больницы.

Участники первой траурной церемонии рассказали Znak.com, что их родственник на прошлой неделе умер именно в 24-й городской больнице. Но его тело, по словам родственников, сразу же отвезли «в морг больницы № 27» (возможно, имелась в виду ЦГКБ № 1 на Декабристов, 27 — прим. Znak.com). Оттуда утром 21 июля тело перевезли обратно в 24-ю больницу, в траурный зал. 

«Они перевезли тело, потому что у них все здесь забито. Здесь же десятки смертей были. Прощание организовали тут, потому что другие залы заняты. Мы выбрали крематорий, но во всех трех крематориях все забито», — заверил мужчина.

Ни похоронщики, ни медработники не соглашались говорить с корреспондентом Znak.com о количестве умерших. Сотрудники ритуальной фирмы обходили вопросы, говоря, что устроить прощание и похоронить пациента можно будет за два дня. Медики в целом не желали вступать в диалог не по делу, они трудились без перерыва. Утром некоторые из них принимали груз — большие и маленькие картонные коробки из фургонов. Днем часть медперсонала перетаскивала из корпуса в корпус желтые пакеты. Еще часть медиков переводили пациентов с места на место, выдавали документы. И все это — в плотном защитном костюме.

Источник: znak.com

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж