Первый вице-премьер правительства РФ Игорь Шувалов продолжает демонстрировать недюжинную активность в области возврата денег из оффшорных юрисдикций в российские банки. Накануне вечером, выступая на форуме Сбербанка "Россия 2013", он предложил банковскому сообществу выработать комплекс мер, способных облегчить перевод оффшорных денег в Россию. В качестве одной из таких мер он предложил амнистию капиталов, несмотря на то, что первый опыт оказался неудачным.

При этом, он покритиковал борьбу с коррупцией в России: назвал неразумными действия по ограничению чиновников в иностранных активах и имуществе и отметил "перегибы" в антикоррупционной кампании, которая "уже становится опасной для нас".

Самый обеспеченный член правительства Игорь Шувалов, чей семейный бюджет в минувшем году, судя по его официальной декларации о доходах, пополнился почти на полмиллиарда рублей, стал в последнее время одним из наиболее активных участников обсуждения антиоффшорной борьбы. После того, как его супруга была названа в числе обладателей весьма крупных оффшорных активов на Британских Виргинских островах, появилась информация о том, что он начал активно переводить свои средства в Россию. При этом, выяснилось, что в России нет столь же удобных финансовых инструментов, как слепой траст, которым он владел ранее. Вследствие этого прискорбного открытия, Шувалов тут же предложил внести ряд необходимых изменений в законодательство, и предложение об амнистии капиталов, видимо, стало одним из них.

Следует напомнить, что в первый раз об амнистии капиталов Владимир Путин заявил в 2005 году. На тот момент сумма вывезенных активов из страны приближалась к $300 млрд, фактически же единственными условиями, которые называл президент, были уплата 13%-ного налога с возвращенной суммы и размещение этих денег в российских банках. Окно возможностей было намечено на 2006 год, однако воспользоваться этим захотели немногие. В бюджет страны попало лишь несколько сотен миллионов долларов, или примерно полпроцента от предполагаемых средств.

Вообще, амнистия капиталов – достаточно часто используемый инструмент возвращения денег в страну. В качестве успешной амнистии капиталов можно назвать опыт Италии в 2001 году, когда лишь за два месяца в страну вернулось около $61 млрд. Условием амнистии предусматривалась единовременная выплата 2,5% от задекларированной суммы или приобретение акций итальянских компаний на 12% от возвращенной суммы. При этом, было объявлено о резком ужесточении налогового законодательства после амнистии. В Ирландии в 1988 году в результате амнистии было возвращено $1,5 млрд или 2,5% ВВП страны.

Михаил Саакашвили, президент Грузии|Фото:focus.uaОдной из наиболее неудачных подобных амнистий можно назвать амнистию капиталов в Грузии в 2005 году. Несмотря на то, что Михаил Саакашвили предложил бизнесменам уплачивать лишь 1% от задекларированного имущества и обещал уничтожение всей прежней налоговой документации, доходы государства составили лишь $35 тыс., которые уплатили 8 грузинских бизнесменов.

Амнистия капиталов в России могла бы быть полезной, но не сама по себе, как самоцель, а как элемент большого плана по реорганизации финансовых и политических институтов в стране. Однако, не стоит думать, что нашим структурам западные юрисдикции спокойно позволят вывезти миллиарды долларов, ведь это уже фактически иностранные деньги иностранных предпринимателей. В значительной мере, это вопрос политический и экономический и то, как его будет решать Россия, покажет, способна ли она обрести свой суверенитет. Об этом Накануне.RU рассказал депутат Госдумы Евгений Федоров.

Вопрос: Что Вы думаете по поводу заявлений Шувалова, в какой форме механизм финансовой амнистии мог бы быть реализован?

евгений федоров депутат госдумы|Фото:Евгений Федоров: Я считаю, что без механизма амнистии здесь не обойтись, но проблема не в том, чтобы просто амнистировать капиталы, которые ушли за рубеж, проблема состоит в том, чтобы создать в России статус национального капитала, которого нет. Нет институтов, которые бы позволили в России функционировать национальному капиталу. Ведь в оффшоры идут не для того, чтобы от налогов уйти, потому что, как правило, собственник находится в оффшоре, а фирма, которая платит налоги, находится в России. Они уходят туда за статусом – юридическим, организационным. В России таких статусов нет. Президент же неслучайно в послании сказал, что госкомпании 90% сделок совершают в иностранной юрисдикции, потому что в России невозможно этого сделать и создание вот этого статуса национального бизнеса – это вопрос суверенитета, то есть, политический вопрос. Его нет не потому что глупые чиновники в министерствах сидят и не знают, что такое частная собственность и статус частной собственности, а потому что это запрещено в России с 1991 года – запрещено иметь национальный капитал. Чтобы решить проблему национального капитала, нужно решить проблему национально-освободительного движения, в том числе, решить проблему, которую президент поднял с прокуратурой - вот этих 664 штабов, которые управляют процессами в России, пишут законы для России, и многие-многие другие. Все это обозначено в послании президента. Это политический вопрос.

Вопрос: На Ваш взгляд, курс на национализацию элит, который Путин обозначил в послании Федеральному Собранию в прошлом году, начался?

послание президента путина|Фото:

Евгений Федоров: Путин обозначил изменение типа экономики на инновационный восемь лет назад. С этого момента мы не продвинулись ни на полшага к этому направлению. При этом, он каждый год это повторял, настаивал, проводил многократные совещания с бизнесом, в посланиях это упоминал, даже в последнем послании он это упомянул. Только ничего не происходит. Это вопрос точно такого же характера. Для того, чтобы вы перевели капиталы с Британских Виргинских островов в Россию, вы должны понимать, что вам придется отнять эти капиталы у кого-то, у кого они находятся в юрисдикции, то есть реально отнять у англичан и американцев. Но они что – слабые ребята? У них авианосцев целая куча, с какой стати они отдадут эти деньги вам? Этого не произойдет никогда, пока у вас не будет силы для того, чтобы решить эту проблему. Почему мы и говорим, что это вопрос внутриполитический, для него должны быть сформированы политические инструменты и институты. Должна быть массовая поддержка этого вопроса. Путин должен приложить достаточно сил, чтобы это решить, потому что реально он в этом вопросе будет вступать в конфликт. Посмотрите, например, что от нас требуют на всех поездках за границу европейцы и американцы. Они требуют увеличить выкуп доллара и евро. Вот, например, МВФ прислал свои рекомендации, где требует в несколько раз увеличить бюджетные отчисления средств в США и Европу по бюджетным правилам. То есть тренд сохраняется на вывод капиталов из России, на усиление поддержки иностранных экономик за счет российских ресурсов. Этот тренд надо преодолевать, но это политический процесс, который вот так вот "на халяву" не получится.

Вопрос: Тот же Шувалов затронул еще тему борьбы с коррупцией, отметив, что тут начались перегибы и сказал, что "мы вывели эту проблему на такой уровень, который уже для нас опасен". Что Вы на это скажете?

Евгений Федоров: Я, во-первых, не считаю, что началась борьба с коррупцией, в плане системы. Началась борьба с коррупционерами, тут я полностью согласен. Коррупционеры стали за счет деятельности правоохранительной системы, которая, кстати, необязательно кристально честная, между нами говоря, массово преследоваться. Это правда. Но борьба с коррупцией – это изменение типа политического, экономического, стратегического управления страной, то есть изменение принципов – появление национального бизнеса, получение прав на национальную юрисдикцию. Ясно же, что если коррупционера прижимают, то он тут же мгновенно улетает в свое гнездо в Лондоне и получает там политическое убежище. Нужно так сформировать систему, чтобы у него не было там гнезда, и много чего еще сделать. С точки зрения системной борьбы с коррупцией, нам только предстоит решать эти проблемы. Борьба с коррупционерами – это хорошее дело, но оно не меняет систему. Просто на их место приходят новые коррупционеры.

Вопрос: А как Вы оцените действия самого Шувалова, который в последние недели проявляет просто гиперактивность в этой области? Почему он один за всех отдувается, неужели он единственный чиновник с такими проблемами, или просто, что называется, на свету оказался?

Игорь Шувалов, первый вице-премьер правительства РФ, форум Россия 2013|Фото: therussiaforum.com

Евгений Федоров: Во-первых, Шувалов занимает соответствующую должность – он первый зампред правительства и отвечает за экономику страны. Во-вторых, не забывайте, что Шувалов – единственный из членов правительства Российской Федерации, упомянутый в билле имени Магнитского в первой его части, в национальном законе Соединенных Штатов Америки, и это тоже некий момент, связанный с давлением на него. Фактически официально билль Магнитского принимался в связи с заявлением Шувалова.

Вопрос: Возвращаясь к амнистии, было вчера сказано, что первая амнистия прошла не очень удачно, не удалось собрать много денег. А существуют вообще какие-то официальные данные о результатах той амнистии?

Евгений Федоров: Тогда собрали около 200-300 млн руб. Вопрос-то состоит в другом – а для чего проводить амнистию? Если проводить амнистию, чтобы собрать денег, пополнить бюджет на очередные 300 млн – это одна задача, и я считаю, что она абсолютно неактуальна, она контрпродуктивна. Она создает иллюзию, что через амнистию можно уходить от проблем с налогами. А если рассматривать амнистию, как часть формирования национального бизнеса, национальных элит, национальных капиталов, то она должна быть интегрирована в большой план. А такого плана пока еще нет, кроме как обозначенного поручения Путина план сформировать. Но плана-то нет. Говорить же об амнистии без плана – вообще бессмысленно для этих целей.

Вопрос: Когда готовили прошлую амнистию, называли цифры в районе $300 млрд вывезенных из страны. По последним оценкам, за 20 с лишним лет "новой России" из страны утекло около 1,5 трлн... 

|Фото: Дмитрий Пленкин www.itogi.ru

Евгений Федоров: На мой взгляд, нужно вообще избавиться от мысли, что это наши деньги. Это не наши деньги. Это деньги, которые находятся в иностранной юрисдикции, поэтому они – иностранные деньги, которые связаны с Россией в плане их происхождения. Но это иностранные деньги, ими владеют иностранные предприниматели. Если вы посмотрите список Форбс крупнейших предпринимателей из России – их 101 человек, они совершенно конкретны – Дерипаска, Алекперов и другие – они все иностранные предприниматели. Да, у них российское происхождение, у многих российское гражданство, но статус иностранного предпринимателя это никак не меняет. Поэтому, иностранные предприниматели хранят деньги там, где сами и находятся – это естественная ситуация. А происхождение денег – Россия, это правда. Я думаю, что надо идти не по пути возврата, возврат может быть элементом плана, но самое главное – сформировать в России институты и инструменты, то, что обозначается, например, как Международный финансовый центр. Под разными вещами это президентом, в принципе, обозначено, только никто никак этого не делает, так же как инновационную экономику не делают, так и Международный финансовый центр не делают. Как сделать – это все известно, это прошли многие страны – это азбука экономики и политики. Проблема в том, что для того, чтобы это сделать, нужно иметь силы, политические силы и политические инструменты, совершить внутреннюю революцию. А к ней Россия еще не готова.

Сергей Табаринцев-Романов

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен