О важности русской национальной идеологии речь у нас уже была, поэтому не буду повторять сказанное. Напомню лишь самое главное: без возрождения национальной идеологии возрождение народа невозможно.

Вот почему для организаторов геноцида русского народа было так важно увести русскую мысль куда угодно, лишь бы подальше от этой главной для неё задачи. И было, и остаётся важным. Вот почему все тупиковые пути для русской мысли должны быть ярко освещены и представлены в самом привлекательном виде, а единственно спасительный путь должен остаться вне поля общего зрения.

Пусть национально озабоченные русские читатели наслаждаются художествами наших писателей и поэтов, живописующих всё и вся. Пусть узнают из сочинений наших историков и публицистов всё больше подробностей о нашем прошлом и настоящем. Чем больше частностей в хаотическом их состоянии, тем меньше понимания - почему же мы оказались в своём нынешнем состоянии и как нам из него выбраться.

Тем-то и хороша для врагов русского народа наша национально-патриотическая литература, что она лишь имитирует работу русской национальной мысли. Работы много, а плодов её нет. Полезная информация налицо, а пользы от неё на грош. Или так мало, что никто не знает, что же нам делать, чтобы русское национальное движение перестало быть топтанием на одном месте и стало разумным движением к разумной цели.

Всё полезное, прочитываемое русскими читателями нашей национально-патриотической прессы за год, покрывается на следующий год новой полезной информацией из той же прессы. А затем то и другое покрывается всё новой и новой полезной информацией. И постепенно ранее прочитанное забывается или помнится всё более смутно. С годами старые журналы и газеты выбрасываются, и детям с внуками их содержание оказывается уже, как правило, недоступным. А то и не интересным. Старики уходят в свои сроки из жизни и уносят с собою свою затухающую память о когда-то прочитанном. КПД национально-патриотической прессы оказывается если не равным нулю, то достаточно к нему близким.

Вот что такое информация в хаотическом её состоянии. Она не организует людей в народ. И чем её больше, тем труднее в ней разобраться. Чем больше знаний, тем легче в них утонуть, если их не систематизировать на правильной основе.

Обилие несистематизированной информации это опасность для человечества ничуть не меньшая, чем торжество частной собственности или чем механическое смешение представителей разных народов. Или разрушение природной среды обитания человека. Это всё взаимосвязанные вещи.

Только знания, систематизированные на правильной основе, дают человеку и обществу силу. В противном случае обилие знаний обессиливает их. А правильная основа это как раз и есть национальная идеология, содержащая в себе главные мировоззренческие и социально-политические ориентиры. И, как следствие, соответствующие им нормы жизни.

Наличие развитой национальной идеологии позволяет народу оценивать обстоятельно всякую мысль и находить для неё своё место в общей системе знаний. Для важных идей - важное место, для менее важных - менее важное. Но тоже необходимое, если это правильная идея.

И ложные идеи в такой системе не забываются. Они находятся в разряде ложных идей, чья ложность раскрывается как можно понятнее и полнее. А если какие-то идеи имеют спорный характер, то в этот спорный разряд и попадают. И суть их спорности тоже раскрывается по возможности понятно и полно.

Когда каждая мысль находится на своём месте в общей системе идей, то она не забывается, потому что само её место намекает на её содержание. В разрозненном же виде (или, тем более, в смешении с ложными идеями) даже правильные мысли могут выглядеть сомнительно, а то и нелепо. Или просто исчезают из памяти.

Но правильная система знаний возможна лишь в том случае, если её создатели отличают более важные вопросы от менее важных и начинают с самого главного вопроса – о смысле человеческой жизни. А затем, ответив правильно на этот вопрос, переходят к следующему вопросу, логически связанному с первым. О правильном строе человеческой жизни и правильном строе общества. А затем - к более частным вопросам и ответам на них. Полнота и правильный порядок важных вопросов есть условие полноты и глубины ответов на них.

Систематизация знаний на правильной основе позволяет людям правильно ориентироваться в этом мире и быть не только в согласии друг с другом, но и разумно строить своё общее будущее. Отсутствие же системы знаний порождает бесконечные споры и разделения, делает людей бессильными и опускает их всё ниже в умственном и нравственном отношении.

Если бы русские авторы и, главное, их издатели осознали важность русской национальной идеологии и сделали её выработку главной своей задачей, то информация, сообщаемая на страницах национально-патриотической печати, не просто прочитывалась бы читателями, но обсуждалась ими как устно, так и на страницах всё той же печати. Обсуждалась с целью правильно её оценить и определить её место в системе созидаемой русской идеологии. В этом случае читатели превращались бы из пассивных потребителей информации в активных её оценщиков, распространителей и двигателей русской мысли.

Они делились бы своими мыслями с издателями национально-патриотической прессы, а те, в свою очередь, помогали бы им объединяться в местах их проживания с другими неравнодушными читателями. И таким образом разрозненные читатели превращались бы во всё более организованных творцов НОВОЙ русской национальной идеологии.

Новой не по существу, а по степени её развития сравнительно с прежней русской идеологией, оказавшейся не способной организовать русский народ и спасти его от растления наступавшим капитализмом. И, как следствие, от катастрофы 1917 года.

Остановлюсь на этой последней мысли, а затем вернусь к теме порочности современного типа чтения.

У нас принято либо хвалить русскую традиционную идеологию, либо её хулить. Но это две ложные крайности, от которых надо избавиться. Нужна взвешенная оценка нашей традиции, отделяющая её достоинства от её пороков.

Традиционная идеология была хороша тем, что давала всем её приверженцам руководящие идеи и нормы жизни, которые передавались устно из поколения в поколение и обеспечивали общее идейное и нравственное единство членов общества. Но это единство было далеко не полным и не совершенствовалось в истории, а ослаблялось по мере всё большей европеизации России.

Традиционная идеология не давала русскому народу ответа на вопросы, связанные с ростом нетрадиционного образа жизни в городах, который проникал, с развитием капитализма, всё больше в сельскую местность. Новые порядки, шедшие из города, разъедали традицию, и её представителям было непонятно, что происходит в нашей стране. Откуда эти новые порядки и как с ними бороться. И можно ли бороться с ними.

На эти вопросы не могли ответить не только неграмотные крестьяне, но и высокообразованные сторонники традиции, сознававшие зло капитализма, но не знавшие, каким образом  вооружить традицию и сделать её способной противостоять новому безбожному миру.

Старая традиционная идеология учила хранить опыт прежних поколений и руководствоваться им в своей жизни, но не учила думать о том, как совершенствовать традицию. Да и условий для её совершенствования, похоже, не было. Поэтому традиция оказалась бессильной перед лицом наступавшего капитализма.

И лишь после того, как сама история обнажила не только несовершенство старого мира, но и глубинное его зло, лишь после того, как безбожные враги старого мира осуществили свой социальный проект и выявили как его фундаментальные пороки, так и несомненные его достоинства, возникли условия для создания нового проекта общества. Более совершенного проекта, возвышающегося в интеллектуальном и нравственном отношении и над советским проектом, и над старой традицией.

 

А теперь вернусь к прерванной мысли о порочности современного типа чтения и завершу её таким выводом.

Печать должна быть не только просветителем, но и организатором русского народа. Просвещение без самоорганизации бессильно. Да и никакое это не просвещение, если авторы и читатели остаются в идейном хаосе и не сознают его препятствием для возрождения русского народа.

Чтение нецеленаправленное мало чем отличается от чтения детективов, т.е. от чтения-развлечения, которое ни к чему не обязывает читателей. Такое развлечение оставляет их умы в пассивном состоянии, лишь слегка и временно возбуждая их. А чтение, подчинённое задаче выработки спасительной идеологии, приводит умы в рабочее состояние. Только в таком рабочем состоянии они способны сдвинуть русское дело с мёртвой точки. И его делать, а не жаловаться друг другу на плохих врагов и на плохое правительство.

Сказанное не означает, что чтение-развлечение нам не нужно. Нет, оно тоже нужно. Оно может быть полезным, но лишь как добавление к основной умственной пище. Как сладкое в конце обеда.

И, тем более, нам нужны и писатели, и поэты, и историки, и публицисты. Нужна и политическая работа, и культурная, и всякая иная полезная для нации работа. Но при этом нельзя забывать о том, что вся эта полезная работа пойдёт прахом, если параллельно с ней не будет вырабатываться русская национальная идеология.

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен