Как живут крымчане, у которых почти нет электричества
 
Закрытие одного из магазинов в селе Строгановка Симферопольского района. В ночь на 22 ноября подача электроэнергии в Крым из Украины была прекращена из-за подрыва ЛЭП. Фото: Алексей Павлишак/ТАСС
Закрытие одного из магазинов в селе Строгановка Симферопольского района. В ночь на 22 ноября подача электроэнергии в Крым из Украины была прекращена из-за подрыва ЛЭП. Фото: Алексей Павлишак/ТАСС

Если поначалу ситуация казалась не такой уж страшной, то сегодня терпение людей медленно истощается, прорываясь то там, то здесь возмущенными вскриками: «Ну как же так? Нас уверяли, что все под контролем, что все предусмотрено... Почему нельзя было смоделировать отключение света еще год назад и что-то предпринять, ведь уже тогда было ясно, что украинская сторона не остановится ни перед чем?».

График подачи электричества, который мы собирались опубликовать в местной районной газете, в последний момент был снят руководством района. Без объяснения причин. Можно лишь предположить, что чиновники призадумались: как отреагирует население, увидев, что ему собираются включать свет дважды в сутки по часу — час ночью, час днем?

Резко похолодало на улице, что сразу снизило энтузиазм людей. Проживающие в многоквартирных домах и зависящие от центрального отопления принялись глухо роптать, что понятно — батареи холодные, не включить ни кондиционер, ни обогреватель. Сырой, пронизывающий ветер завывает за окнами, просачиваясь сквозь стеклопакеты.

Видеоблогер Аталой Шарий. Опрос: Крым. Теперь хотите вернуться?

Анна, операционная медсестра, г. Симферополь:

— Вчера делали операцию ребенку. Операция длилась почти шесть часов, все это время работал генератор, а мы обливались холодным потом: вдруг с техникой что-то случится, вдруг погаснет свет? На всякий случай держали под рукой мощные фонарики. Из операционной вышли полностью измученные, испытавшие небывалый стресс, с дрожащими от нервного перенапряжения руками. Слава Богу, все прошло успешно.

Андрей, рабочий, г. Керчь:

— У нас творится что-то невообразимое. Еще немного — и народ взбунтуется. Света за эти пять дней мы не видели ни одного часа. Воды тоже нет. Ездим к морю с ведрами — набираем морскую воду, чтобы хоть туалеты смыть и помыть руки. Не знаю, может, что-то и делается местными властями, но мы на себе этого не ощущаем. Единственное, что мне известно — наш мэр запретил в городе продажу алкоголя на весь период чрезвычайной ситуации.

Инна, санитарка психоневрологического диспансера:

— Очень страшно прошла ночь в нашем отделении. Больные и так неадекватные, не знаешь, чего от них ждать, а тут на них подействовала всеобщая нервозность и темнота. Нам привезли несколько генераторов, но подключили их почему-то в других отделениях, а наше — самое «тяжелое» — осталось без света, хотя генератор стоит. К начальству обращаться бесполезно — оно ночами здесь не дежурит. Всю ночь мы жгли керосиновые лампы, теперь все кашляем, надышались испарениями.

Игорь, мясник:

— У меня такие убытки!.. Протухло 150 килограммов мяса, холодильники не работают... Надо срочно купить собственный генератор, но цены на них поднялись, и нет нигде — все раскупили в первые два дня.

Юрий, строитель, мастер по ремонту:

— Наш заказчик в шоке: мы начали у него ремонт в ванной, все разворотили, а теперь ничего делать не можем — придется ему сидеть в разгроме. Звонит, ругается, а что мы можем сделать? Даже раствор без света не размешаешь... Пока не нормализуется ситуация — мы с напарником не заработаем ни копейки.

Екатерина, пенсионерка:

В нашем селе свет включают только ночью. Так распорядился глава сельсовета — у него бизнес, хлебопекарня, и чтобы к утру развезти по магазинам свежий хлеб, ночью должно поступать электричество. Я понимаю — без хлеба тоже нельзя, это важно. Но как же мы? Который день, как кроты, живем в потемках...

Вера, пенсионерка:

— У меня лежачая мама, очень старенькая. Ей часто нужна медицинская помощь. Сейчас, на нервной почве, ее состояние ухудшилось. Не можем вызвать «скорую» — связь не работает, телефоны не «ловят». Каждый раз бегаю через улицу к знакомым, у которых стоит стационарный телефон. Очень боюсь за маму.

Павел, молодой отец:

— Нашему ребенку нет еще двух месяцев. В квартире — холод, вскипятить воду и сварить кашу негде — газа нет. На время пришлось переселиться к родственникам, они живут в частном доме, топим печку, спасибо им, хотя пришлось, конечно, потесниться.

Тот час, на который вспыхивают лампочки, можно считать часом лишь с натяжкой: за эти 60 минут свет 7-8 раз то загорается, то гаснет. Разумеется, выходят из строя холодильники, стиральные машины и прочая бытовая техника.

Самое тяжелое — чувствовать свою отрезанность от мира. Ни новостей, ни скайпа, ни фейсбука... И по телефону удается дозвониться далеко не всегда. Что происходит вокруг? Что делается для изменения ситуации? Волнует ли кого-нибудь судьба крымчан? Новости передаются, как в каменном веке, «из уст в уста»:

— Вы слышали — Путин потребовал, чтобы население Крыма было обеспечено светом?

— Говорят — сейчас в Крым борт за бортом прибывают все новые генераторы.

— Первая нитка энергомоста ведется день и ночь, без выходных, только при шторме останавливают работы. Обещают сдать до 22 декабря.

— Муфтий Крыма осудил деятелей меджлиса, сказал, что мусульманская религия — против насилия...

— Аксенов снял министра энергетики...

— На селекторном совещании хвалили Феодосию — там руководство быстро отреагировало, свет в квартирах и домах, как и везде, дают на час-два в сути, зато котельные работают.

— К нам тоже привезли мощный генератор, к котельной — подъемным краном устанавливали.

— Да, мы почувствовали — батареи стали теплыми... Но все равно холодно.

— А хлеб, хлеб не подорожал?

— Нет, по старой цене продают, хлеба много, не волнуйтесь...

Все разговоры вращаются лишь вокруг одной темы. Ничего удивительного — отсутствие света означает прекращение привычной жизни, крах многих проектов, критическое положение для всех.

Только что пришла sms от классного руководителя дочери: «Уважаемые родители, с понедельника возобновляются занятия в школе. Будут вестись сокращенные уроки, домашние задания задаваться не будут».

Ну что ж... Хорошая новость. Ученье — свет...

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен