Андрей Ватутин и Сергей Чернов (справа). Фото sports.ru


Аудиозаписи: Михаил Прохоров пытается дать взятку министру спорта и баскетбольно-мафиозному функционеру Сергею Чернову

Руководитель российской баскетбольной ассоциации Сергей Чернов не первый раз оказывается фигурантом спортивных скандалов. Вспомним, например, о его причастности к уголовному делу относительно причинения имущественного ущерба двум командам путем обмана, или о его близком знакомстве с человеком неоднозначной репутации Шабтаем Калмановичем — в частности, Чернов был последним человеком, который видел Калмановича перед убийством. Так что по большому счету российский баскетбол удивить не просто. Так потоки грязи и огульной критики в адрес друг друга из уст претендентов на пост президента РФБ Светланы Абросимовой и Юлии Аникеевой померкли через четыре дня после выборов.



Как сообщают «Известия» о вторник в Сети появилось два ролика из серии разговоров президента баскетбольного клуба ЦСКА Андрея Ватутина и почетного президента Российской федерации баскетбола Сергея Чернова. Суть диалогов проста — Ватутин просил Чернова изменить свою позицию и повлиять на ход предвыборных раскладов на прошлой неделе.

Как известно, в пятницу прошла отчетно-выборная конференция РФБ. Победу одержала Юлия Аникеева, которой и помогал в выборной кампании Сергей Чернов. Андрей Ватутин, пожалуй, единственный тяжеловес в российском баскетболе, кто открыто поддержал проигравшего в пятницу кандидата Светлану Абросимову, которая по некоторым данным является любовницей пиарщика и журналиста Владимира Соловьева. А за несколько дней до этого пытался убедить Сергея Чернова сменить команду.

Как только скандальная запись попала в мировую паутину, российский баскетбол вновь оказался в Сети. В опубликованных разговорах появилась фигура Михаила Прохорова (на фото), который готов был обеспечить почетную и финансово выгодную пенсию Чернову в случае помощи в выборах команде Светланы Абросимовой. Стоит напомнить, что публично Прохоров никак не комментировал предвыборную борьбу кандидатов и не высказывал заинтересованность в борьбе за власть российского баскетбола.

Речь заходила и про министра спорта Виталия Мутко. Правда, кого из кандидатов в президенты РФБ он поддерживал, в споре выявлено не было. Каждая из сторон считала, что министр спорта на их стороне.

Также была брошена тень и на руководителя администрации президента Сергея Иванова (на фото), который руководит Единой лигой ВТБ. Впрочем, и Чернов, и Ватутин в разговорах друг с другом так и не разобрались, кого в итоге поддерживает Иванов. Казалось, что голос, похожий на голос Ватутина, пытается перекупить голос, похожий на голос Сергея Чернова. Причем на всех записях голос последнего звучит четче. Что пусть и косвенно, но говорит про авторство записей.

Впрочем, практически сразу Ватутин и Чернов подтвердили подлинность записей. В предыдущем диктофонном скандале все заинтересованные лица до последнего сомневались в подлинности записей и даже устраивали показательные экспертизы, затягивая время. В итоге ту историю замяли. Сейчас вопрос формулировок. Одна сторона подтверждает, что разговор о покупке лояльности имел место быть. А другая говорит про обычный диалог двух членов исполкома РФБ.

Президент ЦСКА Андрей Ватутин при этом посчитал запись разговоров низкой, отметив, что «это подлый и постановочный ход». В своем обращении армейский президент сделал упор на предыдущие скандальные истории, которые принято связывать с Сергеем Черновым и не скрывал, что пытался переманить почетного президента РФБ в другой лагерь в разгар предвыборной гонки. Опустив при этом финансовый интерес. Свое выступление Андрей Ватутин распространил через пресс-службу баскетбольного клуба.

«В минувшую пятницу проведена постановочная конференция и сейчас опубликована постановочная и провокационная запись. Красивые фразы г-на Чернова из серии «Я свою позицию не меняю», «Я людей не предаю» ориентированы на диктофон и будущее опубликование. Не знал, что Чернов записывает свои беседы, больше с ним разговаривать не буду, пускай эта история останется на его совести. Опубликованная запись — лучшая характеристика ему и его методам работы».

Реакции баскетбольной общественности на скандал пока нет. И также пока нет ясности, кто будет в этой истории определять уровень легальности действия сторон.

****

Часть 1. "то есть финансы - это твое слово?"


chernov012013

Чернов: - Я так понял, что если я там буду и там буду, СБИ меня нигде не видит, я так понимаю?

Ватутин: - Да.

Чернов: - Нигде не видит?

Ватутин: - Если в одной ситуации вы поможете, то нет.

Чернов: - То есть, если я помогаю вам, то я.

[Третий голос: Я остаюсь (шепотом)]

Ватутин: - Я не гарантирую это. Я это не гарантирую, но что, что я буду просить, это могу сказать.

Чернов: - Ну, хорошо. То, что вы ответили «нет», это тоже без гарантий.

Ватутин: - Я могу отвечать только за то, о чем мы говорили.

Чернов: - Нет, а где гарантии, если говорили, что все это закончится, и с кого я буду спрашивать и как это будет осуществляться?

Ватутин: - Я не понял ничего...

Чернов: - О каких гарантиях ты мне говорил? О моей пенсии и финансах? Как эти финансы будут проявляться?

Ватутин: - Это мое слово, я вам обещаю.

Чернов: - То есть, финансы — это твое слово?

Ватутин: - Да.

Чернов: - А количество?

Ватутин: - Это не по телефону надо обсуждать.

Чернов: - Нет, ты просто представь, что мне сейчас все нужно взвесить, взорвать и как после взорванного моста убегать. Понимаешь, нет? Ну а как ты считаешь эту ситуацию взорвать и красиво себя вести?

Ватутин: - Я по телефону не хочу это обсуждать и все... Я думаю, что в ваших силах ее развернуть, а что там будут говорить и как все будет выглядеть — это второй вопрос. То, о чем мы говорили, действительно.

Чернов: - Все равно конкретика нужна...

Ватутин: - Не по телефону же.

Чернов: - Хорошо, не по телефону, так не по телефону. Ну, давай думать, хорошо?

Ватутин: - Когда?

Чернов: - Завтра, наверное.

Ватутин: - Успеем?

[Неизвестный вклинивается в разговор и шепчет «Сегодня»]

Чернов: - Сегодня давай.

Ватутин: - Я думаю, что успеем. Вы можете всех этих приезжающих товарищей собрать там в четверг или пятницу.

Чернов: - Нет, я не буду их собирать. В пятницу они будут там, что в четверг то. Как я их соберу в четверг-то? Это нереально.

Ватутин: - Завтра тогда во сколько, чего?

Чернов: - Утром давай.

Ватутин: - Во сколько?

Чернов: - Во сколько...

Ватутин: - В 12?


Чернов: - Ну, давай в 11, наверное. Не ну давай в 12, ладно, давай.

Ватутин: - Надо там же, где надо... Все, договорились.

Чернов: - Да, давай.



Часть 2. «Все уже встали раком и сами не поймут, кто за кого»

chernov022013


Ватутин: Викторыч, нам с вами сегодня в 9 часов вечера надо будет подъехать к человеку, о котором мы говорили. 

Чернов: Сегодня я не знаю как, все уже.

Ватутин: Другого варианта нет. 

Чернов: У меня сегодня в 7 по дому как бы дела. А завтра что? Что, а откуда я знал, что сегодня…? Я тебе сказал, что...

Ватутин: Ну только что я говорил. Я же говорю, отказывать не надо. Как-то отменяйте.

Чернов: Я попробую, а что за разговор-то такой? 

Ватутин: О том, о чем мы говорили.

Чернов: О чем? О чем? Как я должен поменять все что ли?

Ватутин: В том числе, об этом... И чтобы у вас были, эти самые, дополнительные гарантии... (неразборчиво).

Чернов: Сейчас, я давай подумаю, потому что у меня там связано с родными же, я, понимаешь, в чем дело... Давай, сейчас, я тебе сейчас перезвоню.

[перерыв в записи]

Чернов: Вот уже где-то под вечер сел, сейчас вот все прикинул... Не смогу я сейчас уже ничего развернуть. В пятницу, в принципе, то же самое. Еще раз: и хочется, и колется, и уже никак не получится.

Ватутин: Скажите об этом Мише [речь идет о Михаиле Прохорове], чего...

Чернов: А что Миша-то должен...

Ватутин: Значит, гости, неудобно...

Чернов: А что гости? Что я буду ездить просто так? Ты знаешь же меня, я не привык так ездить. Сейчас я приеду там, и что я буду Мише говорить? О чем? ...(неразборчиво) Ну подожди, когда же начался разговор, Миши не было, ты же мне говорил, я тебе это говорю.

Ватутин: Да вы же без меня две недели назад, знаешь, затеяли эту канитель всю.

Чернов: Подожди, подожди, подожди. Что значит «без тебя»? Ты мне эти претензии хочешь предъявить? Ну, зачем, Андрей?

Ватутин: Я не претензии... Мы из-за чего поругались-то? Вы забыли? Вы им позвонили: "Значит, Аникееву на и.о." И все вы со мной ничего..

Чернов: Я тебе позвонил, когда Леня [Леонид Европейцев со 2 по 12 июля 2013 года исполнял обязанности президента РФБ] лег в больницу, правильно?

Ватутин: Вы до того все решили, везде Аникееву начали пихать. Уже до того!

Чернов: Да причем тут Аникеева? Вообще в этой ситуации?

Ватутин: Ты говоришь, что ситуация, она, черно-белая. Вы поставили на Аникееву, меня как бы не спросив. Вот и все.

Чернов: Подожди, минуточку. Я тебе перед исполкомом звонил, не помнишь? Ты за границей был, после этого ты тут же уехал.

Ватутин: Какая разница? Мы с вами согласовали снятие, а потом договорились обсудить, что делать дальше, чего вы не сделали. Ну, так же было, согласитесь.

Чернов: Было или не было — сейчас другой вопрос. Я уже съезжать не буду. Как бы не было мне плохо. И там будет плохо, и здесь будет плохо, ну вот я такой человек. Не успею я все развернуть. Никак. 

Ватутин: Да хоть помогите вектор развернуть...

Чернов: А в чем я помогу? Осталось-то два дня, в чем я помогу? 

Ватутин: Скажите хотя бы, какие регионы за них, чтобы понимать...

Чернов: А мы сами не знаем, какие. Даже Мутко (на фото) осталось звонить. Все уже встали раком и сами не поймут, кто за кого. А ты мне сейчас говоришь «Давай разворачивай», как будто я теперь знаю все эти регионы.
 
Ватутин: Так, а что вам стоит взять и по новой обзвонить все регионы и попросить поддержать министра? 

Чернов: Мы с [заместителем министра спорта Павлом] Колобковым поругались, и он сказал, чтобы мы в регионы не звонили. Я поэтому никому и не звоню.

Ватутин: Да я поменяю эту позицию!

Чернов: Что, с Мутко поменяешь?

Ватутин: Да. Это не проблема.

[третий голос что-то шепчет, ничего, кроме слова «сейчас», не слышно]

Чернов: Если у вас такие отношения... Я вчера у него был сейчас... Как бы был, не попал, но разговаривал с этим, как его, Колобковым. Одна позиция, теперь вы говорите это. То они на нас льют вминистерстве, что и я забегаю...

Ватутин: Смотрите, какое предложение. Оно простое, оно ничего не стоит. Сегодня вечером мы с вами зайдем, а значит завтра, если мы сегодня хорошо поговорим, позиция Мутко в этом смысле поменяется. У вас будут все основания обзвонить регионы и сказать, что надо поддержать министра. Все. 

Чернов: Ты же знаешь, что если я начал, я человек слова, то его не буду менять. Ты же это знаешь, Андрей. 

Ватутин: Министр...

Чернов: Да причем тут министр? Я же тебя знаю, Юлю знаю, я всех вас знаю. Министр тут не причем. Для меня министр — это министр, а для меня люди важны. И ты, и Юля. Понимаешь? Не могу я с вами так говорить и так говорить. Понимаешь, я блефовать не умею.
Часть 3. «Викторыч, такие вещи раньше хавали на раз-два»
 
Ватутин: Ты знаешь, это не блеф.

Чернов: А что же?

Ватутин: Надо поддержать позицию министра.

Чернов: А позицию [главы администрации президента РФ Сергея] Иванова я как, не буду поддерживать? Юля говорит, что Иванов…

Ватутин: (перебивает) Позиция Иванова – за Абросимову. Чтобы вы понимали.

Чернов: (тянет) Я-то не знаю, какая она. Вот в чем дело. Мне одна сторона говорит, что это вот так, другая – что это вот так. И что я буду скакать из одной лодки в другую?

Ватутин: Давайте так. Я серьезно говорю. Нет-нет, да-да, но к Мише [Прохорову] надо сходить в любом случае. Ну вот честно.

Чернов: А что я к Мише буду ходить за объяснениями?

Ватутин: Если человек позвал на встречу, надо на нее сходить.

Чернов: Нет, он меня не позвал. Ты от его имени говорил… Я когда ему звонил три раза за год, говорил: «Миша, верни хоть мою (неразборчиво)

Ватутин: Вот, не место сейчас.

Чернов: Он даже все телефоны отключил.

Ватутин: Викторыч, вы себя зароете в яму. Вот клянусь. Ну, совсем.

Чернов: Ну, зарою.

Ватутин: Сейчас сходить на эту встречу ни к чему не обязывает.

Чернов: Ну, сегодня я не могу идти на эту встречу.

Ватутин: Ну, не бывает такого (резко).

Чернов: Ты же не знаешь моей жизненной ситуации.

Ватутин: Не бывает такого, чтобы на час не пойти на встречу. Невозможно такое.

Чернов: Я сегодня не могу. Я тебе, вспомни, сказал, когда еще ты о завтра просил. Я сказал: я не могу сегодня. Так было дело? Потом ты мне второй раз позвонил. Так было дело или не так было дело?

Ватутин: Викторыч, это делов на полчаса.

Чернов: Андрюх, ну никак я сегодня не выберусь. Очень сложная сегодня ситуация. Очень сложная. И очень серьезный день. Понимаешь, очень серьезный.

Ватутин: Ну, что машину послать за вами?

Чернов: Ну, причем тут машина сейчас? Ну, причем тут машина? Говорю тебе, что не могу. Ну, не могу сегодня. Я тебе изначально сказал. Ну, чего ты начинаешь?

Ватутин: Викторыч, такие вещи раньше хавали на раз-два.

Чернов: Наверное, я стал старый. Мне на пенсию пора. Согласен с тобой. Уже на окончательную.

Ватутин: Я просто не понимаю, что такого может быть, чтобы не подъехать на полчаса поговорить.

Чернов: Ну, что я тебе должен объяснять, что у меня может быть. Серьезный вариант, я тебе еще раз объясняю. Завтра позвоню, давай.

Ватутин: … да завтра поздно уже будет.

Чернов: Ну поздно, значит, поздно. Что теперь я отвечу? Сегодня я никак. Я не лукавлю. У меня серьезное сегодня дело.

Ватутин: Викторыч, очень скоро будете вспоминать. Клянусь вам. Знаю, как она развернется. Вот просто знай, как она развернется. И выйдет, что скажешь: «Извини, Андрей, не послушал».

Чернов: Ну, наверное, так. А что сегодня-то? Мы с тобой на завтра договорились.

Ватутин: Да не мы с тобой (резко). Он пригласил вас со мной.

Чернов: Ну, я сегодня, наверное-то, не могу. Я тебе объяснил. Что случится за одну ночь?

Ватутин: Завтра, вы в любое время можете?

Чернов: Андрюх, бессмысленный будет разговор. Я тебе серьезно говорю. Не умею предавать. Вот какой мой принцип.

Ватутин: А вы можете хотя бы сказать, какие регионы вы обзвонили? Чтобы я понимал.

Чернов: Я ничего, честно тебе говорю, не обзванивал. Отвечаю тебе за это. Вот я лично ничего не обзванивал.

Ватутин: Если мне сами регионы говорят, что звонил Чернов и все.

Чернов: Какие тебе могли регионы говорить? Что за чушь? Ну какие? Ты хотя бы мне один регион назови.

Ватутин: Что я буду людей называть?

Чернов: Потому что так получается. Ты говоришь, что я звонил. Я говорю, что не звонил. 

Ватутин: Ну, у вас же есть понимание, какие регионы…

Чернов: Какое понимание? Если мне звонят регионы и говорят, что из министерства им говорят голосовать за Абросимову. Не федерация звонит, а регионы звонят.

Ватутин: Ну, и что в этой ситуации делать?

Чернов: Идти на конференцию.

Ватутин: Все пойдут, дальше-то что?

Чернов: Что дальше? (усмехается). Сегодня даже звонили из Новосибирска. Говорили, что [главный тренер женской сборной РФ по басктболу Борис]Соколовский, что конференция, что Абросимова. Они каких-то собирали что-то. Ну откуда я знаю, что там происходит?

Ватутин: То, что с этой стороны происходит, я понимаю. Я спрашиваю, что с той происходит.

Чернов: А с той идет организация конференции. Сидят над бумагами и не знают: сегодня одни делегаты приедут, завтра – другие делегаты. А почему они меняются – мы сами не знаем.

Ватутин: А кто вести будет?

Чернов: Откуда я знаю, кто будет вести. А ты кого предлагаешь?

Ватутин: [президента Московской федерации баскетбола Виктора] Двуреченских.

Чернов: Пусть собрание его предлагает. Вот такие дела.

Ватутин: Я правильно вас понял: если завтра он назначит время, вы никуда не поедете?

Чернов: Андрюх, вот я тебе честно говорю, не поеду. Все, я решение принял, потому что ты знаешь: мне тяжело. Ничего не хочу в жизни. Все, давай закончим.

Ватутин: Ну, флаг вам в руки.