Погромы и взрывы стали средством в борьбе элит и новом переделе собственности. Празднуем 4 ноября, скрестив пальцы.

4 ноября было введено в праздничный календарь, как замена коммунистическому 7-му. Но из-за

4 ноября было введено в праздничный календарь, как замена коммунистическому 7-му. Но из-за "Русских маршей" в этот день больше говорят не об объединении, а о национальном вопросе.

Россия в девятый раз отмечает День народного единства, и вновь основной вопрос: национальный. Убийство Егора Щербакова в Бирюлеве, последовавшие погромы, теракт в Волгограде, поджог мечети. Уже через 20 минут после теракта в твиттере и фейсбуке между соболезнованиями и сочувствиями пострадавшим появились радикальные призывы к запрету ислама, к введению визового режима со странами Средней Азии, к ограничению передвижения жителей Северного Кавказа по территории субъектов РФ, к свержению власти. Кремль не может сформулировать свой ответ, там проводят спецоперации по спасению президента. Зато оживились федеральные кланы: прикрываясь нацконфликтами, они накидываются на имущество друг друга. Подробности — только на «URA.Ru».

День народного единства появился в российском календаре в 2005 году, и каждый год к этой дате начинается дискуссия о национальном вопросе. С одной стороны, тему задают не прекращающиеся «Русские марши» — националистические мероприятия, на которых требуют особого внимания к титульной нации страны. С другой, за восемь лет никакой ясности в отношениях разных национальностей на территории одного государства не наступило.

Нынешнее 4 ноября проходит и вовсе в особой атмосфере, ранее не виданной. Президент больше не хочет отвечать за межнационациональные конфликты. Кремль фактически выключил из этой повестки Владимира Путина.

Погром в Бирюлеве — один из самых крупных межнациональных скандалов после беспорядков на Манежной площади в 2010 году. Но Владимир Путин прокомментировал скандальные события только спустя две недели на совещании по межнациональным отношениям в Уфе. Причем выступление президента сводилось к одной мысли: виноваты ленивые местные чиновники. Путин сообщил собравшимся, что такие конфликты происходят потому, что местные власти «часто предпочитают кабинетную работу» и граждане не могут «достучаться до соответствующих руководителей».

После митинга на Манежке, спровоцированного убийство футбольного фаната Егора Свиридова, Владимир Путин вел себя иначе: лично успокаивал агрессивное общество

«В Бирюлево, например, вы знаете, недовольство жителей накапливалось годами. Обращения были и в полицию, и в местную управу, и к руководству округа. Зачем нужна власть, если она не хочет знать ситуацию такую, какая она есть на местах, не принимает никаких мер и не слышит людей?», — спросил Владимир Путин.

Комментируя теракта в Волгограде, президент лишь констатировал, что террористы, осуществившие и организовавшие взрыв в рейсовом автобусе, использовали хорошо известные российским властям схемы. При этом не было сделано никаких публичных поручений силовикам и заявлений, что расследование берется под личный контроль президента.

Это абсолютно новый вариант поведения. Напомним, после теракта в московском метро в 2010 году премьер Владимир Путин обещал населению, что все организаторы теракта будут уничтожены. В этот же день он проводил совещание по вопросам безопасности на транспорте, где ставил задачи силовикам. То есть, публично брал всю ответственность на себя.

«На этот раз президента выключили из информационного поля, чтобы в сознании общества он не ассоциировался с негативом. Оправдываться и объясняться было поручено главе МВД Владимиру Колокольцеву» , - рассказывает наш собеседник из правоохранительных органов. Он же поясняет, что главный спикер был выбран абсолютно верно, потому что по социологическим замерам выяснилось, что большинство россиян обвиняют в терактах в них спецслужбы и правоохранительные органы. «Зачем же вмешивать сюда президента?» — спрашивает он. Так, по данным опроса ВЦИОМ, в 2011 году, 57% респондентов винили спецслужбы в том, что теракты не удалось предотвратить, каждый третий при этом сетовал на плохую работу МВД, а каждый второй обвинял правительство.

Теперь основной ньюсмейкер — министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Арест подозреваемого в убийстве, поднявшем на ноги Бирюлево, вызвал неоднозначную реакцию. Аудитория, ожидающая реальной реформы МВД, была разочарована и ответила иронично

Источники «URA.Ru» в Кремле настаивают, изначально вообще не предполагалось, что президент будет комментировать события в Бирюлеве. По словам нашего собеседника, в день погромов, в администрации президента оперативные совещания проходили в режиме нон-стоп, и на них было решено перевести конфликт в локальный формат. «Поэтому главным спикером определили мэра Москвы Сергея Собянина. Потом, чтобы успокоить общество, решили подключить к публичной поляне и министра МВД Владимира Колокольцева. Но Путин должен был оставаться вне этой повестки», — поясняет наш ньюсмейкер.

По его словам, концепцию пришлось менять из-за теракта в Волгограде. «Ситуация тогда была очень напряженной. Все надеялись, что тема с Бирюлево скоро закроется и забудется. И тут теракт в Волгограде. Мониторинговые службы в тот же день отследили, как в социальных сетях в сознании людей два события связались в одно. Президент обязан был обозначить свою позицию по Волгограду, а не сказать при этом про Бирюлёво было бы неправильным», — поясняет источник «URA.Ru».

В соцсетях и правда было неспокойно. Вот лишь некоторые, самые мягкие, цитаты: «@nikolaini Вот и теракт в России... Мне кажется Бирюлево и Волгоград связаны... Это просто месть...», «@robert Бирюлево, Волгоград, что дальше? Сочи?», «@Uprav_Dom После теракта в Волгограде я начинаю пересматривать свое отношения к событиям в Бирюлево! И думаю, это звенья одной цепи», «@NySky92 Сначала Бирюлево, теперь Волгоград. Мне кажется скоро начнется открытая война, не надо так» , «@северов Пока Путин занимается Пуськами и Навальным, в это время гибнут люди в терактах. Безопасность граждан на нуле!», «@direction_lera Боже, почему не могут запретить въезд кавказцев и азиатов», «@br0202 В России бардак, а Путина не видно. То погромы, то басаевские взрывы».

Регионы давно жаловались федеральному центру: у них мало полномочий. К последней учебе мэров в Москве федералы сделали подарок — теперь губернаторы и главы отвечают за межнациональное спокойствие

Решение проблемы оказалось стандартным: так федералы поступают последний год — всю ответственность перенесли на регионы. Хотя после беспорядков на Манежной площади Владимир Путин разруливал ситуацию в привычном для него ручном режиме. Премьер-министр ездил на могилу убитого болельщика Егора Свиридова, возлагал цветы, общался потом с болельщиками.

Новую стратегию относительно национальных конфликтов политологи называют страусиной — попыткой федеральной власти спрятать голову в песок. Президент Центра стратегических исследований «Россия — Исламский мир» Шамиль Султанов рассказал «URA.Ru», что главная проблема федерального центра заключается как раз в том, что у власти нет единой стратегии: " Мы вступаем сейчас в очередную фазу кризиса, когда усиливаются противоречия между различными кланами Кремля. И все эти расколы отражаются на всем социуме. А дальше возникает ситуация, когда при отсутствии единой национальной политики, экономические и политические группировки пытаются использовать это пустое поле в своих интересах«, — поясняет эксперт.

По его словам, за событиями в Бирюлёве следует искать экономические мотивы, в Москве возобновилась борьба за передел собственности: «Обыкновенное вытеснение лужковцев из бизнеса среднего уровня».

Политтехнолог, близкий к Кремлю на условиях анонимности рассказывает «URA.Ru», что последние два года национальная карта действительно стала разменной монетой во внутриэлитных спорах: «Это проблема. И президент это понимает. Но для того, чтобы этому противостоять, обществу нужно предлагать внятную национальную идеологию, чтобы не было почвы для эскалации межэтнических конфликтов. Федеральная целевая программа об укреплении единства нации на 7,5 миллиардов рублей, оказалась фикцией. Весомая часть предлагаемых там мер — это устаревшие сценарии по советскому образцу. В перечне мероприятий в рамках реализации этой программы значатся, например, проведение сбора руководителей молодежных проектов Юга России, поддержка издания журнала „Вестник Российской нации“, проведение фестиваля „Цыгане под небом России“, финансирование фильмов, прививающих гражданам России толерантность. Ну о какой толерантности можно сейчас говорить, когда люди уже ментально живут в разных странах и находятся в состоянии войны?» — рассказывает наш собеседник. Кроме того, по его словам, программа укрепления единства нации составлена таким образом, что вновь предполагает покупку лояльности соответствующих территориальных и социальных клановых элит.

В беседах с чиновниками в одной из республик Северного Кавказа корреспонденту «URA.Ru» также признаются, что не понимают курса Кремля: «Нет, ощущения, что мы одна страна. По сути, что нас связывает с центром, кроме федеральных дотаций и паспорта? Только конфликты. И наши жители чувствуют себя гражданами второго сорта в России. Мы ожидали, что президент жестко отреагирует на погромы в Бирюлево. Пообещает наказать хулиганов. Но он этого не сделал», — рассказывает ньюсмейкер.

«Кремль оказался недееспособен, дезориентирован и растерян. Налицо отсутствие идеологии государства как такого, из чего вытекает отсутствие смысла существования России, потеря ориентиров развития страны», — комментирует ситуацию в связи с последними событиями в Москве и Волгограде директор центра геополитических исследований Валерий Коровин.

По словам ньюсмейкера в белом доме, сейчас формируется новый пул экспертов и политологов из представителей разных конфессий, ученых, историков, которые должны разработать стратегию для сохранения целостности российского государства.

 
Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж