Если История повторяется,
значит, пора менять спираль
 
12 декабря 2013 года президент выступил с очередным, на этот раз юбилейным Посланием Федеральному Собранию, а в четверг, 19 декабря, провел уже привычную для россиян пресс-конференцию. И хотя некоторые общественные деятели и комментаторы обнаружили в содержании и того и другого действа признаки «левого поворота», по всем признакам социально-экономический курс, осуществляемый в России, остается прежним. Правда, сейчас он маскируется идеями, давно высказываемыми теоретиками и практиками левопатриотического толка.
Так, в выступлениях президента не было ни слова о социальной справедливости, о необходимости решать проблемы имущественного расслоения и преодоления вопиющей бедности в богатой стране. Брошенные села, с трудом выживающие моногорода, закрытые школы, уничтоженные больницы, разоренные заводы, рушащиеся шахты, горящие дома престарелых, социальные противоречия, обостряющие отношения между людьми, в том числе межнациональные, – вот что волнует сейчас наше общество и что настоятельно требует перемен. Никакие фрагментарные, даже самые правильные меры и предложения сами по себе не смогут вывести страну и народ на качественно новый уровень жизни с действенной системой социальной защиты, мощной несырьевой экономикой и антикризисной стратегией. Но обо всем по порядку.
 
Закон под персону, разрушивший экономику страны
Свое Послание Федеральному Собранию В.В. Путин начал с поздравления присутствующих с 20-летием Конституции Российской Федерации.
«Конституция, – заявил президент, – соединила два базовых приоритета – высочайший статус прав, свобод граждан и сильное государство, подчеркнув их взаимную обязанность: уважать и защищать друг друга. Убежден, конституционный каркас должен быть стабильным, и прежде всего это касается второй главы Конституции, которая определяет права и свободы человека и гражданина. Эти положения Основного закона незыблемы».
Однако по известным причинам Владимир Владимирович ничего не сказал о том, что именно этот Основной закон, созданный под тогдашнего хозяина Кремля Б.Н. Ельцина, в первую очередь зафиксировал право собственности частной и предельно ограничил сферу ее государственной и коллективной форм, заставил всех жить по либеральному принципу: «больше рынка – меньше государства». Тем самым были созданы условия для разрушения посредством преступной приватизации всей системы общественного производства и общественной жизни.
Однако, продав более двух третей предприятий в частные руки, либералы так и не смогли добиться повышения эффективности нашей экономики. Производительность труда как была до приватизации в 2,5–3 раза ниже, чем в развитых странах, так и осталась на том же уровне и даже снизилась. Ликвидирован целый ряд важнейших для национальной безопасности страны отраслей, в том числе и в ВПК. Фактически уничтожена существовавшая в советское время система социальной защиты населения.
Сейчас идет дискуссия между чиновниками и экспертами, что переживает наша экономика – стагнацию или рецессию. Так, за 2012 год рост ВВП составил 3,2%, за 7 месяцев текущего года – только 1,4% против 4,5% за аналогичный период прошлый года. Прогнозы Минэкономразвития о росте ВВП в целом за 2013 год на 2,4% не имеют под собой никаких оснований, так как в лучшем случае рост составит 1,2%. Большинство независимых экспертов склоняются к тому, что рост ВВП замедляется и может уйти в минус.
Поражает, что в такой тревожной ситуации правительство только и делает, что латает дыры в экономике, совершенно не занимаясь поиском глубинных, системных причин резкого падения ВВП (и это при сверхвысоких ценах на нефть).
Факты свидетельствуют, что целенаправленная ликвидация собственного промышленного и сельскохозяйственного производства привела к стремительному заполнению внутреннего рынка импортными товарами. В частности, по группе потребительских товаров с 2000 по 2012 год импорт увеличился: мяса и молока более чем в 3 раза, овощей в 5 раз, алкогольных и безалкогольных напитков в 5 раз, обуви в 15 раз, лекарств более чем в 8 раз. Импорт промышленных товаров за этот же период увеличился: авиационной техники в 7 раз, морских и речных судов в 4,5 раза, аппаратуры телефонной связи в 17 раз, вычислительных машин в 23 раза, двигателей внутреннего сгорания в 20 раз, продуктов органической химии в 47 раз, цемента в 21 раз, экскаваторов в 9 раз, телевизоров в 12 раз, автомобилей легковых в 10 раз и т.д. Увеличился и импорт многих видов услуг: транспортных в 5 раз, строительных в 13 раз, связи в 7 раз, финансовых в 48 раз.
Со вступлением в ВТО еще более закрепились тенденции «завоевания российского рынка» другими странами, существенно осложнились условия экономического балансирования. И это при том, что Россия является, как уже говорилось, одной из самых богатых стран мира по наличию природно-сырьевых ресурсов, развитию человеческого потенциала и пока еще не утраченных традиций в организации промышленного и сельскохозяйственного производства.
К сожалению, страна наша оказалась полем свободного и ничем не ограниченного экспериментирования для любой правящей силы, а рутинные выборы превратились в жестокую схватку антагонистических классовых сил. Такой остроты и напряженности не наблюдается в избирательном процессе государств, где вопрос о типе государственного устройства давно решен и социальная модель стабильна. Там результаты выборов влияют в основном только на распределение финансов по бюджетным статьям.
За 20 последних лет наш экономический потенциал сократился более чем на 10 трлн долл. Россия, по существу, стала работать на мировых валютных спекулянтов. Только за последние десять лет отечественные активы обесценились более чем в 3 раза. К 2012 году их доля в мировом объеме ВВП по обменному курсу оценивалась в 1,5–2,1%, то есть была в 6 раз меньше прежней доли РСФСР в мировых объемах ВВП начала 90-х годов. Таких антирекордов не знала вся послевоенная история цивилизованного мира.
Несколько слов о социальных последствиях ельцинской Конституции, а это один из главных показателей ее ущербности. В нашей стране зарплата в 8 раз ниже, чем в Европе (пенсии – в 13 раз). Всего лишь четверть ВВП расходуется на оплату труда, тогда как в развитых странах эта норма превышает 60% (в Китае – 56%). Считается, что реальные доходы меньше 60% от средней зарплаты в стране проживания – это один из признаков бедности. В Евросоюзе за этой чертой прозябает 16,9% населения, или 85 млн человек. В России для определения порога бедности использовался так называемый прожиточный минимум, включающий набор минимально необходимых продуктов питания, непродовольственных товаров и услуг. В прошлом году прожиточный минимум в среднем по стране составил 6369 рублей. За этим порогом унизительной нищеты прозябали 18,1 млн граждан, или 12,8%. Если использовать еврометодику в расчетах, то черта бедности по доходам составит 14215 рублей, то есть в два с лишним раза больше официального прожиточного минимума. И тогда бедными по европейским меркам у нас окажутся более 60 млн россиян, а это почти половина коренного населения страны.
При невыразимой бедности широких слоев населения в «Эрэфии» один из самых высоких уровней прибылей, зашкаливающих за 50% ВВП (в США – 44%, в Швейцарии – 40%). В результате бедные в России с каждым годом становятся еще беднее, а богатые – богаче. Баснословно высокого уровня достигают расходы на содержание органов государственного управления. Они поглощают 20% российского ВВП (13,3% – в Китае и 10,2% – в Швейцарии). Растущие масштабы социальных контрастов неизбежно порождают взрывоопасную ситуацию в обществе. При таких раскладах «петь осанну» ельцинской Конституции более чем неуместно.
Так, Конституция 1993 года хотя и декларирует, что «каждый имеет право на жизнь», но не содержит гарантий, обеспечивающих это право. В результате десятки тысяч людей погибают в различного рода криминальных разборках, бытовых ссорах и войнах, развязанных на автомобильных дорогах. Вместе с тем она не помешала установить, вопреки общественному мнению, мораторий на смертную казнь даже в качестве исключительной меры наказания «за особо тяжкие преступления против жизни».
Еще пример. В советском Основном законе (1977 г.) прямо говорилось: «Граждане СССР имеют право на труд, то есть на получение гарантированной работы с оплатой труда в соответствии с его количеством и качеством не ниже установленного государством минимального размера, включая право на выбор профессии, рода занятий и работы в соответствии с призванием, способностями, профессиональной подготовкой, образованием и с учетом общественных потребностей».
В действующей Конституции подобное право прописано витиевато и двусмысленно: «Труд свободен. Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию». Как говорится, «свободен – и что тебе еще надо?». Государство же в лице правительства или собственник средств производства может «свободно» ликвидировать твое рабочее место. Не случайно за годы либерал-реформирования было уничтожено 70 тысяч производств. «Эффективные собственники» порой «пускают под нож» целые заводы и фабрики, сплавляют ценное оборудование в металлолом, а работников со всеми их правами и способностями выбрасывают на улицу.
На руинах предприятий остались, к примеру, более 10 миллионов рабочих и инженеров перерабатывающей промышленности. Раньше внедрением достижений научно-технического прогресса в стране были заняты 3 миллиона специалистов, сегодня их осталось около 900 тысяч. Ученые, инженеры, рабочие в своем большинстве «свободно выбрали» род деятельности – отправились или на Запад, или в чиновники, или в «челночную» торговлю. Процесс разрушения экономики, ликвидации рабочих мест продолжается. Правительство намеренно пускает с молотка еще 1400 крупнейших предприятий.
Как видим, под прикрытием ельцинской Конституции в РФ завершается деиндустриализация, деквалификация и деинтеллектуализация еще недавно ведущей мировой державы. Но об всем этом в тексте Послания и на состоявшейся позже пресс-конференции не было сказано ни слова. Недомолвки и нестыковки с реальной действительностью встречались в них на каждом шагу. Поэтому В.В. Путин вынужденно констатировал: «…Жизнь не стоит на месте, и конституционный процесс нельзя рассматривать как окончательно завершенный, мертвый. Точечные коррективы… глав Основного закона, идущие от правоприменительной практики, от самой жизни, конечно, возможны, а порой – необходимы».
Тем более что история не раз доказывала: главное в конституционном устройстве любого государства и в вопросах гарантий прав и свобод – не декларирование последних, а неотвратимая ответственность любого, кто на них посягнет.
 
Нужен план, а не «протокол о намерениях»
Послание президента Федеральному Собранию, многие идеи которого были продублированы на последующей пресс-конференции, на мой взгляд, не содержит ничего такого, что нельзя было решить за истекшее двадцатилетие совместными усилиями законодательной и исполнительной ветвей власти. При одном только условии: у этой власти должны находиться не алчущие денег и богатства бюрократы, а патриоты своей Родины, желающие и умеющие много и эффективно работать на благо своей страны, а не отдельных социальных групп и корпоративных объединений и живущие по принципу, неоднократно осмеянному либералами: «Раньше думай о Родине, а потом о себе!»
Скажем, разве есть что-то сверхординарное в таких, к примеру, нашедших место в Послании президента пожеланиях:
-        о земской реформе («сегодня объем ответственности и ресурсы муниципалитетов не сбалансированы» – об этом, как мы знаем, говорилось и писалось тысячи раз);
-        об общественном контроле («все закономерности, ключевые государственные решения, стратегические планы должны проходить гражданское, так называемое нулевое, чтение», а зачем тогда, спрашивается, ликвидировали народный контроль?);
-        о межнациональном мире («межэтническое напряжение провоцируют не представители каких-то народов, а люди, лишенные культуры, уважения к традициям, как к своим, так и чужим, это своего рода «аморальный интернационал»);
-        о необходимости ощущения кардинальных изменений в положении людей (реформы зачастую «делаются так, что вызывают негативную реакцию в обществе»);
-        об ответственности чиновников («Уже в течение ближайших двух лет на программный принцип должны перейти бюджеты всех уровней. Это не значит механического переписывания всего, это значит закрепление персональной ответственности каждого управленца за достижение результатов»);
-        о страховой медицине («базовый вопрос – это реальный переход к страховому принципу в здравоохранении… Задача в том, чтобы работал именно страховой принцип»);
-        о школах («Уже давно дано поручение начиная со следующего учебного года предусмотреть в выпускном классе итоговое сочинение» – отметим, что идея правильная, но как совместить ежа и ужа, то есть выпускное сочинение и ЕГЭ, на внедрение которого затрачены миллиарды рублей?);
-        о новых профстандартах («под их требования перенастроить всю систему профобразования («успешно», кстати, разрушенную.И.Б.)… профориентации»);
-        о жилье («Хочу напомнить, – отметил В.В. Путин, – что один из лучших показателей рождаемости в нашей стране зафиксирован в конце 80-х годов и тогда же был достигнут пик жилищного строительства. Сегодня жилищная политика вновь должна стать одним из решающих факторов демографии»);
-        о контроле за трудовой миграцией («Мы не можем порвать наши особые связи с бывшими республиками Советского Союза, но и порядок нужно наводить») и т.д. и т.д.
Даже это простое перечисление поднятых в Послании и на пресс-конференции 19 декабря проблем дает основание утверждать, что многие из них настойчиво ставилась экспертами, не зараженными либеральным фундаментализмом. Однако «воз и ныне там». В этой связи кратко коснусь наиболее важных, с моей точки зрения, вопросов, нашедших свое отражение в Послании Федеральному Собранию и в последующих выступлениях президента.
 
Депопуляция населения России как социально-исторический факт
Выступая с Посланием В.В. Путин заявил, что за январь – октябрь 2013 года в России зафиксирован естественный прирост населения (рождаемость превысила смертность на 160 тыс. человек, а эта цифра находится в пределах статистической погрешности. И.Б.), которого не наблюдалось с 1991 года. Тем самым президент косвенно признал, что демографическая катастрофа в России – это результат либерального реформирования. Здесь следует отметить, что разрушать нашу страну начали именно с демографического ослабления русских – главных творцов нашей цивилизации, как об этом заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, выступая на XVIIВсемирном русском народном соборе 1 октября 2013 года.
Думается, настало время признать депопуляцию населения России как социально-исторический факт, который должен учитываться в качестве поправочного коэффициента во всех проектах реформ и стратегических ориентирах. Отныне с этим фактом придется соотносить жизнь своей семьи, своего народа, государства каждому россиянину. Депопуляция на языке демографии означает недовоспроизводство населения за счет низкой рождаемости, или высокой смертности, или совокупности того и другого. К этому надо добавить миграцию из страны.
За последнее десятилетие убыль населения составила около 6 млн человек. Примерно 2,5 млн компенсировано миграцией в Россию из бывших республик СССР. При сохранении нынешних тенденций рождаемости, смертности и миграции численность нашего населения в 2015 году составит 131 млн человек, к 2021 году 123 млн (в 1990 году было почти 150 млн). Скорость убыли с годами не остается постоянной, она нарастает. Сегодня она составляет 0,5% в год, к 2020 году 1,2%, в 2030-х годах – 2,2% в год.
Как свидетельствуют данные последней переписи населения, по соотношению «смертность – рождаемость» вымирают преимущественно исконно русские территории. Главной причиной сокращения титульной нации остается низкая рождаемость и высокая смертность. В то же время некоторые другие нации демонстрируют заметный прирост. Лидируют армяне – 1,1 млн (в 1989 г. было 530 тыс.), а также чеченцы, количество которых выросло на 523 тыс. и составляет 1,4 млн, стало больше башкир, аварцев, кабардинцев. Отрицательный прирост у проживающих в РФ украинцев, татар, белорусов, немцев, евреев.
Нельзя не обратить внимания и на следующее обстоятельство. В советское время, несмотря на страшные жертвы, понесенные нами в Великую Отечественную войну, число русских за 30 лет (1923–1953 гг.) выросло на 29,7 млн человек, или увеличивалось примерно на один миллион в год. В результате же «реформирования» за 20 последних лет русских стало почти на 18 млн человек меньше.
Безжалостная статистика требует выбора: либо мы продолжим вымирать и к концу столетия опустимся до 50 и менее миллионов человек, что несовместимо с удержанием 1/7 части мировой суши, либо мы должны уже к 2035 году добиться, чтобы 70 процентов семей в России были трех-четырехдетными.
Необходимо в этой связи решительно прекратить уничтожение сельских поселений, разработать и активно внедрять программу развития малых городов и опустошенных районов России. Следует делать ставку на усадебно-ландшафтное строительство, а не на разрушительную мегаполисную урбанизацию, свойственную государствам третьего мира. К сожалению, проблемы рационального размещения производительных сил, включая и отечественные трудовые ресурсы, а также оптимизации территориальной заселенности руководством страны даже не ставятся. Нет научно-обоснованных ответов на такие, к примеру, вопросы: что в современном российском обществе понимается под термином «градостроительство»?; кто в настоящее время участвует в градостроительном процессе, как готовятся кадры для архитектурной и градостроительной деятельности?; какова законодательная и нормативно-правовая база для осуществления процесса строительства доступного жилья для горожан и селян?; каковы прогнозы развития нашей страны, в частности ее восточных территорий, при сложившейся ситуации?
В этом отношении положение дел, особенно в восточных районах страны, заметно ухудшается. Продолжающийся стремительный отток населения из Сибири, Якутии и Дальнего Востока окончательно превращает эти регионы в колониальные провинции. Всё это осложняется и изменяющимися геополитическими условиями, в которых находятся эти территории, всё более тяготеющие к странам Азиатско-Тихоокеанского региона.
Следовательно, поддержание достаточных темпов экономического роста потребует более интенсивного использования имеющихся людских ресурсов и перехода к новой модели роста, к новой экономической доктрине.
 
Экономика была и должна оставаться «главной политикой государства»
В Послании президента, пожалуй, впервые так много внимания было уделено проблемам оживления нашей экономики. В чем В.В. Путин видит выход из сложившейся ситуации? В форсированном росте производительности труда на основе использования новых (?) факторов развития: высокого качества профессионального образования и гибкого рынка труда, благоприятного инвестиционного климата и современных технологий. Президент говорит о поддержке несырьевого экспорта (она связывается с сокращением административных барьеров на пути получения разрешения на экспорт), о налоговых каникулах и запуске национального рейтинга состояния инвестиционного климата в регионах, о сокращении «бизнес-проверок», о борьбе с офшорной юрисдикцией (см. глубокую по содержанию статью  председателя Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова д.э.н. В.Ю. Катасонова «Офшоровый капкан», «Советская Россия» от 17 декабря 2013 г.), об избавлении нашей кредитно-финансовый системы от «отмывочных контор», о ликвидации зон «управленческого уюта» для руководителей компаний, находящихся под контролем государства, о льготном режиме для Сибири и Дальнего Востока и т.д.
Как всё это расценивать? Думается, только как желание сохранить статус-кво. Главная беда России состоит в том, что ее экономикой по-прежнему руководят гайдаровцы, ведя ее к стагнации и окончательному развалу. Наверное не случайно министр экономического развития А. Улюкаев (патентованный либерал) был вынужден не так давно заявить, что страна до 2030 года будет развиваться по худшему сценарию. Уже только одно это откровение свидетельствует о том, что ни о какой смене модели развития кремлевские сидельцы и слышать не хотят.
Вместе с тем становится всё более очевидным, что уход от неолиберальной социально-экономической парадигмы стал архиважной необходимостью для России. В основу новой экономической доктрины следует, на наш взгляд, положить рекомендации, выработанные учеными, свободными от рыночного фундаментализма и высказывающими множество дельных предложений в ходе дискуссий о различных аспектах антикризисной стратегии для России.
По моему мнению, новая экономическая доктрина должна представлять собой систему официальных, научно обоснованных государственных положений о конфигурации российской экономики на перспективу, ее ключевых показателях и условиях их достижения. Такими показателями могут быть: производство важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции (всего в натуральном выражении и на душу населения); численность населения (млн человек) и его возрастная структура; ожидаемая продолжительность жизни (число лет); среднегодовая численность занятых в экономике; среднемесячная заработная плата (в текущих ценах); потребление продуктов питания (на душу населения в год); обеспеченность населения медицинскими услугами и отечественными лекарственными препаратами; численность студентов (на 1000 человек населения); наличие у населения предметов длительного пользования (на 100 семей, шт.); обеспеченность россиян жильем (кв. мна человека); среднегодовая добыча золота и его запасы в государственной казне (на конец года, млн тройских унций); внешнеторговое сальдо России и др.
Экономическую доктрину предлагается рассмотреть в комитетах и на пленарных заседаниях Государственной Думы и принять в форме Федерального закона.
Для ее реализации возникнет необходимость:
- признать, что западное жизнеустройство не является саморегулирующейся экономической системой, способной к бесконечному процветанию (этот вывод был сделан еще Дж.М. Кейнсом, и он многократно подтвержден всем ходом исторического развития);
- вернуть государство в экономику и восстановить ее управляемость на научной плановой основе;
- обеспечить национальную безопасность страны по всем ее общепризнанным параметрам;
- рассмотреть способность экономики к расширенному воспроизводству интенсивного типа, осуществляемому на основе неоиндустриализации и предполагающему использование Бюджета развития;
- осуществлять эффективную региональную политику, направленную на выравнивание уровней развития регионов и качества жизни населения;
- реинтегрировать постсоветское пространство, создав условия для возрождения «Большой России».
Возникает вполне правомерный вопрос: в каких главных направлениях назрело переосмысление экономической идеологии и политики? Одна из наиболее острых проблем – роль государства в национальном хозяйстве. В российских СМИ широко растиражирована мифологема: государство должно уйти из экономики или, по меньшей мере, свести к минимуму свое участие в ней. К примеру, один из бывших советников президента не так давно пытался на лукавых цифрах убедить общественность, что при низкой доле государственного бюджета в ВВП экономика растет успешнее. И это в то время, когда мировая статистика неопровержимо показывает рост этой доли на протяжении всего минувшего века с 10–20 до 50 и более процентов.
Бесспорно, современное государство, тем более социальное, каким Россия объявлена по Конституции, призвано представлять и обеспечивать интересы всего населения, а не быть комитетом по заведованию делами наиболее состоятельной и влиятельной его части. Но это предполагает не только справедливое и эффективное демократическое устройство общества, подконтрольность ему государственной бюрократии, но и значительную роль государства в перераспределении ВВП.
Доля бюджетных расходов в ВВП на традиционные функции государства – оборону, правопорядок, управление – сохраняется в большинстве развитых стран на протяжении десятилетий практически на неизменном уровне, тогда как доля затрат на новые функции, прежде всего социальное обеспечение, образование, здравоохранение, науку и культуру, неуклонно возрастает. Объясняется это тем, что только во власти государства противодействовать стихии нарастающего социального расслоения, гарантировать справедливый доступ людей к упомянутым выше общественным благам, способствовать тем самым общественному спокойствию. Отсюда и рост доли соответствующих бюджетных расходов в ВВП.
Если говорить о современной России, то речь в первую очередь должна идти окоренной модернизации и обеспечении самодостаточности нашей экономики на основе решения трех взаимосвязанных задач: неоиндустриализации, неокооперации сельского хозяйства и духовно- культурного обновления общества.
Собственно говоря, здесь нет ничего нового, сверхнеобычного. Начиная с «Великой промышленной революции», индустриализация всегда считалась единственной дорогой к успеху любой страны, а промышленность – ее «золотым дном». Примерно с конца XVвека и до окончания Второй мировой войны в умах громадного большинства экономистов и государственных деятелей царил настоящий культ обрабатывающей промышленности, в полной мере усвоенный пришедшими к власти большевиками. Обсуждалась не польза индустрии, а то, как лучше ее развивать.
Практически любую отсталость можно преодолеть. И сейчас нам надо пройти новый этап индустриального развития, а не поддаваться либеральным поучениям о необходимости тотальной конкуренции. Почему мы обязаны внутри страны конкурировать со всем миром? Надо наконец разорвать порочный круг и волевым путем резко снизить внутренние цены на энергоносителис тем, чтобы создать условия для возрождения реального сектора экономики.
Понятно, что для того, чтобы достичь результата (любого), необходим план, рассчитанный, по словам В.И. Ленина, «надолго и на длительную перспективу» (об этом автор этой статьи говорил и писал не единожды). Но не меньше плана необходим образ результата, образ будущего. Можно ли жить, не зная, какой будет экономика через пять, десять, двадцать лет? Пока государство в лице своих руководителей не высказалось о своем будущем, выраженном в конкретных показателях, никаких планов построить будет невозможно.
Совершенно очевидно, что в одночасье такого рода перемены не происходят. Россия еще долго будет сильно уступать другим странам в своей конкурентоспособности на мировом рынке из-за неэффективности государственной системы управления и коррумпированности чиновничества. Недостаточно расплывчатых и двусмысленных высказываний на этот счет. Пора сформулировать четкую концепцию мобилизационного проектирования и, разумеется, последовательно проводить ее в жизнь.
Оздоровление всего организма страны и ее экономики следует начинать с изменений в общественном устройстве и выработки достойной идеологии дальнейшего развития. При этом необходимо иметь в виду, что источники большинства российских проблем находятся не где-то за океаном (хотя и там тоже, поскольку стараниями отечественных либералов страна была насильно «вписана» в антиисторию), а внутри нас самих, прежде всего во власти. Именно сверху в России была создана обстановка безнравственности, бесчестья и социальной несправедливости. Эта болезнь, возможно, потребует глубокого и серьезного лечения, что не исключает медикаментозного, а при необходимости и хирургического вмешательства.
В Послании президента 2013 года подняты и многие другие вопросы, в частности о плате за проживание студентов в общежитиях, достигшей неподъемных размеров, о русском ЕГЭ для иностранцев, о моногородах (в советское время в них производилось до 40% промышленной продукции) и т.д. Но наиболее важными, на мой взгляд, являются те разделы документа, которые касаются отношения России к идее сверхдержавности.
 
Чем защитится Россия?
«Ни у кого не должно быть иллюзий относительно возможности добиться военного превосходства над Россией, – заявил президент. – Мы этого никогда не допустим. Россия ответит на все эти вызовы – и политические, и технологические. Весь необходимый потенциал у нас для этого есть».
Напомню, что в начале декабря 2013 года на правительственном часе в Госдуме выступил вице-премьер российского правительства Д.О. Рогозин. Он рассказал депутатам, какими должны быть в России ОПК и армия, и вынужден был признать, что за предыдущие годы оборонный комплекс страны (впрочем, как и вся наша экономика.И.Б.) был лишен «диалога с наукой», производственная база деградировала, а ученые работали в стол. В результате в ОПК ощущается нехватка фундаментальных знаний, нужен, по словам Рогозина, «генеральный конструктор уровня Королева», «системно мыслящий человек, способный создать новую отрасль в оборонной промышленности».
Оценивая выступление вице-премьера, депутаты отметили, что внешние угрозы для России со стороны США, стремящихся к глобальному доминированию, нарастают. Американцы реализуют концепцию мгновенного удара и глобальной ПРО, которая предусматривает быстрый разгром противника практически в любой точке земного шара. Они делают ставку на завоевание господства в воздухе и космосе путем проведения в самом начале войны массированных воздушно-космических операций с нанесением ударов по стратегическим и жизненно важным объектам.
 
Чем ответит Россия «на все вызовы – и политические, и технологические»?
Здесь уместно отметить, что, готовя «наш боевой ответ», следует избавляться от шапкозакидательских настроений. Специалисты указывают на серьезные просчеты в организации обороны, на нехватку в наших Вооруженных силах средств борьбы с высокоточными крылатыми ракетами, гиперзвуковыми летательными аппаратами и другими современными средствами воздушно-космического нападения.
Особую тревогу вызывает захват западными фирмами контрольных и блокирующих пакетов акций предприятий оборонного комплекса, который, как говорилось в Госдуме, фактически стал сиротой при живых родителях – государстве и армии.
Между тем появляется все больше признаков того, что очередной системный кризис мирового империализма приближается к военной фазе. Завершается переоснащение армии США оружием пятого и шестого технологического уровня. НАТО формирует ударные группы быстрого реагирования. Количество производимых ракет и боеприпасов уже превысило все нормы мирного времени. К 2020 году США будут иметь свыше 100 тыс. крылатых ракет. Недавно американские ВМС запустили первый беспилотник с борта подводной лодки. Сейчас мало кто сомневается в том, что правящие круги Запада полным ходом ведут подготовку к большой войне за сохранение своей власти и осуществление нового передела мира, в том числе и за счет обескровливания России.
Представляется, что реальная, а не на словах новая индустриализация страны, о которой говорилось выше, и модернизация ее промышленности и ВПК станут возможными только при соблюдении следующих базовых условий.
Первое.Наличие политической воли и стратегического мышления у руководства страны.
Второе.Блокировка интересов олигархических групп, которые удовлетворяются однобоким сырьевым развитием, приносящим им наибольший и быстрый доход.
Третье. Выведение стратегических оборонных предприятий из-под иностранной юрисдикции.
Четвертое.Национализация частных предприятий, отказывающихся выполнять гособоронзаказ, с тем чтобы маховик частного интереса не сметал всё на своем пути.
Пятое.Использование золотовалютных резервов и средств резервного фонда для инвестирования отечественной промышленности.
Но есть еще очень важный вопрос: кто будет принимать решения и их исполнять? Очевидно, что не те люди, которые выстроили порочную тупиковую экономическую систему в России, прикрываясь при этом рыночной фразеологией.
Заканчивая выступление перед Федеральным Собранием и другими многочисленными слушателями, президент отметил: «Всё, что заявлено, должно исполняться без всяких оговорок, ссылок и ведомственных толкований. В этом главная, самая весомая задача власти... Если решение принято, оно должно быть реализовано. Считаю такой подход концентрированным выражением ответственности и предлагаю сделать его девизом наступающего года, девизом для всех: для власти, для общества, для граждан».
Всё правильно. Но вот незадача – к кому обращены эти слова? К плутократам? Так они плевать хотели на любые призывы. В классической экономической теории, как известно, рассматриваются два типа собственника:  государственный, который в современной России неэффективен, поскольку крайне забюрократизирован, и частный, стремящийся к эффективности, поскольку боится потерять деньги. У нас выпестован третий вид: юридически частный собственник. Он не способен управлять эффективно, поскольку он получил собственность незаконно, поэтому и пытается быстрее выжать из активов всё, что можно. Ведет себя такой собственник не как нормальный хозяин, а как расхититель национального богатства.
Что касается чиновников разного уровня, то их ответственность в основном подпитывается только одним – возможной перспективой оттаскивания от кормушки. Сами же наши рулевые (по крайней мере, большая их часть) продолжают находиться в интеллектуальной и духовной зависимости от чужеземных регентов, у них сформировано колониальное сознание, вера в диктатуру офшорного меньшинства над народным большинством. К примеру, по данным аналитиков швейцарского банка Credit Suisse,110 российских семей контролируют 35 процентов национального богатства страны. Однако эта суррогатная элита от рождения лишена действительной власти в стране, поскольку она находится вне сословного ядра национального общественного организма, не имеет никакого перспективного проекта, живет в условиях антиистории и растекается по географическим горизонтам – Куршевелям, Майоркам, Ниццам, Мальдивам. Стране потребна другая элита, которая была бы способна возвратиться в историю, обращенную в будущее.
 
Игорь Михайлович БРАТИЩЕВ,
доктор экономических наук,
 профессор
Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен