В период очередного наступления карательных сил в Донецк, летом 2014 года, двумя русскими людьми – ветераном «Альфы» Сергеем Поляковым и иеромонахом Макарием – был доставлен список мироточивой иконы «Умягчение злых сердец», она же «Семистрельная».

Полковник Поляков – бывший заместитель начальника Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России, в прошлом – командир Хабаровской «Альфы». Ныне он является вице-президентом Международной Ассоциации «Альфа».

Многие помнят, как эту знаменитую икону Богородицы в марте 2014-го, накануне решающего референдума, мы привозили в Крым, в Севастополь и Симферополь.

После того как Крым бескровно вернулся в состав России, мы вновь привезли икону на полуостров. На совместной молитве крымчане благодарили Богоматерь за избавление от кровопролития и коричневой чумы. И тогда же в Евпатории мы посетили детей и родителей — беженцев из Луганска, Славянска, Донецка.

И вот детки-беженцы попросили, чтобы Матерь Божия посетила Донецк и помогла их родителям, родному дому, чтобы прекратились бомбежки и боевые действия. У людей появилось чувство, что если этот образ Богоматери привезут в Донецк — все события кардинальным образом изменятся.
Приближалась очень важная для Донецка дата — 8 сентября — это День освобождения Донбасса от немецко-фашистских оккупантов в 1943 году. Вспоминая эту дату, беженцы возлагали надежду на Матерь Божию, что Она и сегодня защитит их родной дом от новых фашистов.

Тогда мы посоветовались со схиархимандритом Илием, он три раза молился и благословил в эту миссию взять еще и икону Михаила Архангела. Поездка предстояла крайне опасная, чтобы не рисковать оригиналом чудотворного образа «Умягчение злых сердец», мы взяли с собой список. Позже, уже в Донецке, на глазах изумленных ополченцев, этот список иконы сам замироточил.

Поездка проходила с 5 по 13 августа, по приглашению руководства ДНР и по благословению правящего архиерея Донецкой и Мариупольской епархии митрополита Иллариона, а также схиархимандрита Илия (Ноздрина). Мы везли не оружие, а великую православную святыню — чтобы духовно поддержать страждущих жителей осажденного Донецка. И прихватили несколько пачек газеты «Спецназ России», которая разошлась влет. Люди читали… как глоток свежего воздуха!

В те дни события предельно обострились, украинской армией были захвачены Красный Луч и Дмитровка, проход был заблокирован.
Прилетели в Ростов-на-Дону. В 2 часа ночи выехали в сторону границы. В районе Красного Луча перед нами внезапно прошла колонна украинских танков, но потом нам все же удалось проскочить. Следом за нами возвращалась группа прикрытия из восьми бойцов, они отставали от нас на полчаса и попали в засаду. Двое погибли, двое получили ранения, остальные живы. Потом им несколько дней пришлось выбираться к своим, выходя из окружения.

В Донецк мы прибыли 7 августа в районе двенадцати часов дня. Переговорили с премьером Александром Бородаем, нам выделили машину и охрану. Изначально мы хотели закончить нашу поездку 8-го, но стало ясно, что уезжать сейчас никак нельзя — начинался генеральный штурм Донецка, в воскресенье украинские войска планировали парад в поверженном и разоренном Донецке.

Так мы попали в самую гущу событий. Но Матерь Божия ничего им не позволила. Были массированные минометно-артиллерийские удары по городу, попытка прорыва. Поступила оперативная информация, что сорок диверсантов проникли на окраины Донецка. Но у них ничего не получилось.
…Город опустел, на улицах людей почти не видно. Но как только разнеслась весть, что из Москвы привезли икону Царицы Небесной, стал собираться крестный ход. Вначале человек 50-60, потом 200-300. Народ оживал на глазах. Но особенно всех поразило, когда наш список с иконы «Умягчение злых сердец» уже на второй день пребывания в Донецке сам замироточил.

И тогда во время крестного хода стали говорить: «Матерь Божия прибыла — теперь все изменится». И нашей задачей было духовно поддержать людей, правительство, сотрудников силовых структур. Они подходили к святыням, отец Макарий помазывал всех миром. Мы служили молебны, каждый день выезжали с иконой на кольцевую дорогу. Побывали и в штабе, в часовне Александра Невского впервые была совершена литургия.
Мы были в нескольких силовых структурах, включая помещение бывшей донецкой «Альфы», среди их руководителей и бойцов много людей верующих и даже воцерковленных. Общались с казаками.

Ситуация в те дни была очень напряженная. Как я уже отметил, «ленточка» перехвачена, когда мы сможем уехать — этого никто не знал. Поговорив со Стрелковым и Ходаковским, я понял, что в ближайшие дни решается — быть или не быть! Потому что реально силы хунты превосходят в вооружении. А тут у ополченцев на некоторых блок-постах — один автомат и два магазина… А через два километра против них артиллерия и танки…
Мы приехали в тот период, когда наблюдался переход от ополчения, состоявшего из разрозненных отрядов, к более упорядоченной военной структуре, которую уже можно было называть армией. В ее основе, если говорить о Донецке, три подразделения: защитники Славянска и окрестных городов, бригада «Восток» и «Оплот».

Кстати, выбирались мы из Донецка в ночное время, через Снежное. В какой-то момент пришла информация, что по ходу нашего движения идут танки противника. Мы приготовились к бою. И молились, конечно. Но, к счастью, все обошлось.

Говоря о Новороссии, хочу особо отметить вот что: впервые, пожалуй, за многие десятилетия удалось преодолеть раскол на белых и красных — тот раскол, который искусственно и вполне умышленно подогревается среди патриотической общественности.

В Новороссии бок о бок сражаются и представители левых взглядов, и те, кого можно назвать русскими патриотами, монархистами. Никаких принципиальных разногласий между ними не существует. Скажем, социалисты вполне себе воюют под красными стягами с ликом Христа, а традиционалисты с уважением говорят о том лучшем, что было в советский период. В этом направлении и нужно идти, собирая, а не разъединяя.

Источник: https://vk.com/specnazalpha

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен