К 30-летнему юбилею СНГ организация подходит во все более эфемерном статусе, а на пространствах бывших союзных республик, похоже, начинается главная схватка — по изгнанию русского языка.

казахский национализм (2021) | Фото: Накануне.RU

В конце минувшей недели президент Владимир Путин внес в Госдуму на ратификацию договор о сотрудничестве между Россией и Казахстаном в военно-технической сфере, договор был заключен еще в октябре прошлого года. В принципе, это все довольно-таки рутинная и обыкновенная работа, не стоило бы и вспоминать, если бы не одно "но". Прямо в данный момент в том же Казахстане продолжается работа по "дерусификации", наиболее оголтелые местные представители национального движения и даже отдельные политические лидеры требуют от властей заменить все (!) русские названия городов и населенных пунктов на казахские. В ближайшее время, кстати, планируется завершить переход с кириллицы на латиницу, о чем было заявлено еще в 2017-2018 гг.

Моя-твоя не понимает!

Итогом всей кропотливой должен стать полный перевод системы образования на национальный казахский язык, даром что многие считают эту затею не только очень проблемной с точки зрения осуществления, но и прямо вредной. Для самих жителей Казахстана в первую очередь.

Представьте себе на минуту, что и как должны будут читать в документах те же операторы РЛС или зенитных комплексов "Триумф", которые в рамках военного договора стоят на боевом дежурстве в Казахстане, если буквально следовать исполнению закона о казахском языке? Да еще и переданном латиницей!

И так везде и всюду – от медицины и образования с наукой до книгопечатания и общения, например, с чиновниками-акимами в администрациях. Даже исследования социологов свидетельствуют, что пока большинство граждан соседней республики и на работе, и дома используют все-таки русский язык, язык межнационального общения, и это ситуация, характерная для многих постсоветских стран.

Доходит до смешного: немецкие социологи из фонда Эберта, исследовавшие проблему в Казахстане по развитию казахского языка, общались с респондентами… на русском. Многим казахстанцам просто неудобно разговаривать на родном, а многие, например, из молодежи, и не знают его в достаточном объеме. И, например, с подачи тех же властей предпочитают учить если не казахский, то английский.

И возникает резонный вопрос – тогда зачем и кому это понадобилось?

Можно было бы списать это все на какие-то "заскоки" и популизм местных политиков, но не получается, программные действия заявляют очень высокопоставленные казахские чиновники. Скажем, министр образования республики Казахстан Асхат Аймагамбетов прямо называет отказ от русского языка в системе образования главным приоритетом ближайшего времени. От года до пятилетней и далее перспективы, а к 2023 году все школьные предметы должны преподаваться на казахском.

К слову, повсеместно возникают подобного рода коллизии в других странах, начиная от Молдавии, Армении и заканчивая даже дружественной Белоруссией, где также время от времени появляются деятели, что-то такое предлагающие. При том, что в Минске, скажем, в обязательном порядке все вывески на учреждениях давно продублированы на двух языках, и это – также политика, сознательная политика руководства страны. Наверное, даже не стоит поминать Украину, в которой движение к "незалежности" как раз и начиналось с нападок на "проклятое советское прошлое", "угнетение" и вылилось в итоге в то, что сегодня имеем. Большая часть страны, напомним, по-прежнему – русскоязычные, а практически все национальные лидеры и олигархи как говорили, так и говорят на русском языке. Ругаются в Верховной Раде на действия Москвы и то по-русски!

Почему мы сегодня именно акцентируем внимание на Казахстане? Взгляните на карту и все поймете: во-первых, это наиболее большое и развитое государство в бывшей советской Средней Азии, и уже поэтому происходящее там не может не волновать России в целом и дипломатов в Москве в частности. Во-вторых, исторически так сложилось, что в СНГ "привел" всю Среднюю Азию (Узбекистан, Таджикистан, Туркмению, Киргизию и т.д.) экс-лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев, вынужденный реагировать на волюнтаристскую ликвидацию СССР в декабре 1991 года в Вискулях. Об этом не стоило бы забывать точно, что именно Назарбаев предложил и осуществил путь хоть какой-то интеграции среднеазиатских республик в новое СНГ, и точно не стоит забывать, что при ликвидации Союза лидеров республик попросту "забыли" спросить их коллеги из России, Белоруссии и Украины.

Соседи без понимания

Накануне.RU поговорило с экспертами и просто знающими ситуацию в Казахстане изнутри людьми.

"Ситуация с русским языком и определенными гонениями даже на русскоязычное население в Казахстане точно не новая, это не сегодня возникло. Начиная с 90-х еще годов в Казахстане работали и продолжают работать разные фонды, НКО и прочие организации с финансированием "оттуда", обильным финансированием, мы это видели и видим до сих пор", — говорит доктор исторических наук Сергей Боталов.

Он обращает внимание, что традиционно ситуация в Казахстане "подогревалась" не только из внешних источников, но и изнутри.

"Всегда богатые "южные" кланы боролись против Назарбаева, в том числе и на волне казахского национализма. Вспомните, Назарбаев же неслучайно вынужден был перенести столицу из Алма-Аты в Астану, теперь ставшую Нур-Султаном. Это был и экономический, но еще в большей мере — политический проект. Процессы в Казахстане довольно напряженные и шли, и идут, я напомню, что сегодня в Челябинской области, скажем, довольно много успешных фермеров — этнических казахов — работают. А теперь подумайте, почему они уехали из Казахстана и осели в России?" — указывает Боталов.

"Нам в России прежде чем укорять кого-то за что-то, на себя бы не мешало посмотреть. В том числе и в вопросах развала СССР, допустим. Я напомню, что самым последовательным и главным противником этого выступал в тот момент руководитель союзной республики Казахстан Нурсултан Назарбаев, а инициатива развала и ликвидации исходила прежде всего из Москвы", — напоминает председатель набсовета Института демографии, миграции и регионального развития, член федсовета "Партии Дела" Юрий Крупнов. Собеседник называет ту тенденцию, как и сегодняшние некоторые тренды, "московским национализмом".

"У России, скажите, есть какой-то цивилизационный проект, который бы задавал планку нашим бывшим республикам-государствам? Куда им просто двигаться, с кем дружить, с кем строить отношения? И как строить? Есть, вроде, замечательный проект Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), но и сегодня в Москве даже находятся люди, критикующие это! Что мы хотим-то предложить и предлагаем своим соседям, какую интеграцию и на каких условиях?" — задается вопросом Крупнов.

С этим мнением о необходимости собственной глобальной повестки в Евразии для России согласен и Василий Колташов, руководитель Центра политэкономических исследований Института нового общества, предложивший для понимания происходящего термин "неомеркантилизм". При этом, как считает эксперт, у России на постсоветском пространстве нет и не было пока особых преимуществ перед претендентами на лидерство. Целый ряд региональных держав типа Ирана, Турции и других, что называется, имеют свой взгляд на это самое лидерство, разумеется, нельзя сбрасывать со счетов и интересы второй мировой супердержавы в лице Китая. И Колташов также заявляет, что проект ЕврАзЭС сегодня торпедируется (по крайней мере, можно наблюдать попытки!) как извне, так и в самой Москве отдельными силами.

Блог Павла Пряникова "Толкователь", кажется, весьма удачно связал процессы по отказу от русского языка на пространстве СНГ с "провалом в новое Средневековье". Вслед за языком межнационального общения уходит культура в широком смысле слова в новых государствах, деградирует и ликвидируется производство, закрываются чудом сохраненные научные учреждения и т.д. Самое настоящее Средневековье начинается, единственное, что, похоже, главы некоторых среднеазиатских республик все-таки в последнее время "очнулись" и запросили помощи России. В Узбекистане, например, намерены развивать сеть русскоязычных школ (попросили специалистов и учебники), то же самое, кстати, сегодня идет в Киргизии, несмотря на все госперевороты и другие коллизии. О Таджикистане и особенно Туркмении разговор отдельный, учитывая в первом случае стоящую 30 лет на границе с Афганистаном русскую 201 дивизию (сегодня официально – военная база), с Туркменией, как наиболее в СНГ закрытой страной, все сложнее. Но внешне все замечательно – президент Гурбангулы Бердымухамедов дарит Путину щенков и заодно немного просит денег и закупки туркменского газа российским "Газпромом" для дальнейшего экспорта.

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж