Принцип светскости во всех пяти центрально-азиатских республиках находится под серьезной угрозой. Ислам не просто возвращается в политику, он стремительно проникает во все структуры власти и даже берет на себя те функции, с которыми та не справляется. Таков один из ключевых выводов, к которым пришли участники «круглого стола» на тему «Центральная Азия: пространство «шелковой демократии», организованного на днях в Алматы представительством Фонда имени Фридриха Эберта в Казахстане.

Примечательно, что никто из участников обсуждения (а это ведущие политические аналитики Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана) так и не решился дать прогноз относительно того, какая судьба ждет Центральную Азию в результате столь активной реисламизации. Но судя по экспертным оценкам нынешней ситуации, перспективы светскости в регионе выглядят весьма туманно.
К примеру, государственной машине в Казахстане уже приходится сталкиваться с «религиозными препонами», а во многих вопросах даже уступать. Достаточно вспомнить астанинских чиновников, которые негласно перестали назначать друг другу встречи по пятницам во время жума-намаз, хотя еще вчера они же массово возмущались тем, что их подчиненные посещают мечети в рабочее время. Или возьмите другой пример – снятие перед недавним Курбан-айтом запрета на молельные комнаты в общественных местах, который так долго и мучительно продавливали власти. Из этой же серии — выходные дни по случаю религиозных праздников, не утихающие дебаты вокруг хиджабов, предоставление государственных грантов на подготовку будущих священнослужителей в университете «Нур-Мубарак» и в медресе-колледжах, участие официальных лиц в церемониях открытия культовых сооружений, что тоже не приветствуется в нормальных светских странах.
Столь противоречивые действия казахстанских властей эксперты расценивают неоднозначно. Одни усматривают в них «широкий жест» и не более того, другие – попытки найти компромисс, а третьи и вовсе считают их проявлением слабости перед возрастающим авторитетом ислама. Сами же власти называют это «контролем за религией»... Но как бы то ни было подобные шаги еще больше подрывают светские ценности.
Стоит заметить, что такая ситуация характерна для всех стран Центральной Азии. Причем светские устои Казахстана, по оценкам наблюдателей, подвержены риску даже в меньшей степени. Как констатируют эксперты Central Asian Policy Group в своей аналитической работе на тему «Ислам и политика», презентованной в рамках «круглого стола», в нашей стране доля тех, кто исполняет все ритуалы и соблюдает все нормы ислама на протяжении последних десятилетий, составляет всего 7-11 процентов от общего числа мусульман. Авторы объясняют это, прежде всего, тем, что в жизни казахов данная религия традиционно не была определяющим феноменом, хотя, несомненно, являлась немаловажной составной частью их идентичности. Отсюда и распространенный вывод, что ислам в Казахстане как политический фактор маргинален.
Впрочем, это не повод расслабляться и уж тем более использовать авторитет религии для имиджевых проектов власти. Современные динамичные процессы, причем не только те, что происходят в мусульманском мире, привели к ситуации, когда ряд стран, в которых политический ислам еще недавно был на периферии общественных интересов, столкнулся со стремительным его «возвращением»…
К тому же есть факты, которые просто нельзя игнорировать. Например, Казахстан лидирует в центрально-азиатском регионе по темпам строительства мечетей. Как отмечается в исследовании, за период независимости их количество увеличилось ни много ни мало в 37 раз (было 68, стало 2516)!... Во многом это результат возникшей больше десяти лет назад среди богатых граждан страны, в том числе чиновников, моды на возведение культовых сооружений в честь самих себя или покойных родственников (хотя в исламе запрещено называть мечети именами людей – это считается проявлением тщеславия). Впрочем, странным выглядит не само это увлечение, а то, как власти на местах вопреки всем принципам светскости всячески поддерживают и поощряют его, в том числе выдавая разрешения и выделяя под строительство мечетей лучшие земельные участки.
Одно дело село, аул, где население еще снисходительно относится к подобным инициативам, и совсем другое – город, где за каждый квадратный метр идет настоящая война. И когда местная администрация выделяет под очередную мечеть площадку в центральном, густонаселенном районе города, игнорируя жалобы граждан, вынужденных терпеть неудобства (пробки, столпотворение, шум), это может означать только одно: власти пошли на поводу у интересов мусульманской уммы. Ведь если разобраться, то особой необходимости в новых мечетях сегодня уже нет: большинство имеющихся чаще пустуют, оживая лишь по пятницам.
И еще одна интересная цифра, фигурирующая в исследовании, – это количество имамов. В Казахстане, по данным экспертов, насчитывается 3611 мусульманских служителей, то есть один на каждые пять тысяч человек. Для страны, где ислам становится важной частью традиционной культуры и усиливающимся фактором социального и политического дискурса, это, конечно, мало. Тем более в условиях, когда имамы в большинстве своем не блещут знаниями, а свою миссию видят лишь в проведении религиозных церемоний и ритуалов.
А потому вновь и вновь эксперты поднимают вопрос о необходимости повышения качества религиозного образования в стране. И понятно, что только запретом на получение соответствующих дипломов за рубежом эту проблему не решить. Тем более что многие наши граждане уже успели заразиться чуждыми религиозными взглядами.
«Хотя риски политизации ислама в Казахстане большинством экспертов признаются относительно невысокими, тем не менее, их не следует недооценивать. Как можно было видеть во время терактов 2016 года в Актобе и Алматы, небольшая группа радикалов или даже один человек способны стать вызовом для всей системы. Причем в большинстве своем эти радикалы — неофиты, их путь к религии был тернистым. А как показывает опыт различных мусульманских стран, религиозно мотивированные протесты неизбежны, если нет иных форм выражения своих взглядов…», – говорится в исследовании экспертов Central Asian Policy Group.
По их мнению, наиболее ярким примером влияния на транснацио­нальном уровне сегодня является идеология салафизма. Как известно, дебаты относительно введения запрета на нее в Казахстане ведутся постоянно, начиная с 2011 года, периодически усиливаясь на фоне терактов. Однако многие эксперты правомерно предлагают не спешить с использованием запретительных мер, поскольку такие меры могут иметь достаточно негативные последствия. Ведь число приверженцев данного течения уже в прошлом году, по данным ДУМК, достигла 16 тысяч и, по прогнозам специалистов, будет только расти..
Все это еще раз доказывает, что угроза нарушения гармонии светско-исламских отношений в Казахстане исходит не только от поведения религиозных радикалов, но и от непродуманных действий со стороны госорганов, которые в ответ на вызовы экстремистов могут бездумно противопоставить такие крайние меры, как непропорциональное усиление административного контроля и силового давления. Поэтому эксперты призывают власти искать другие, более рациональные и бескровные способы защиты государственных интересов.

Источник: https://camonitor.kz

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен