Спецкоры "КП" из гущи армянской революции: "Нам надоела нищета!" - кричат барышни из мерседесов

На улицах Еревана празднуют отставку Саргсяна.

На улицах Еревана празднуют отставку Саргсяна. Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

Наши журналисты Дмитрий Стешин и Сергей Медведев окунулись в странности протестов по-еревански

КАК НЕЗАГРАНИЦА

В Армению мы въехали как в Пензенскую область – по внутренним российским паспортам. Такие порядки завелись совсем недавно – в феврале этого года. Единственное, детей до 14 лет придется везти по загранпаспорту, а больше - никаких ограничений. На кассе в дьюти-фри аэропорта над нами посмеялись, увидев посадочные талоны, мол, Армения – та же Россия, "таможенный союз", "единое экономическое", льгот по налогам на товары нет. Эта манифестация и огорчила и успокоила одновременно – к своим едем, там все и купим.

Ереванский аэропорт "Звартноц", один из самых красивых на постоветском пространстве, все-таки привели в порядок. Один из журналистов "КП" выбирался через него в Россию в августе 2008 года, когда Грузия перебросила свою военную авиацию в гражданский аэропорт Тбилиси, а потом закрыла небо. "Звартноц" показался тогда пыльным и грязным, каким-то запущенным, но за десять лет что-то неуловимо поменялось в Армении.

Дудки! Революционные пластмассовые фанфары мы услышали еще в зале получения багажа. Время от времени, через аэропорт проскакивали машины набитые «восставшим народом», с флагами Армении во все заднее стекло. Люди откровенно веселились, как бывает всегда на первых этапах смены власти. Но для журналистов "Комсомолки" это была восьмая по счету "цветная" революция, и они твердо знали – чем ярче карнавал, тем гуще потом бывает кровь на асфальте очередного Майдана или Тахрира.

Уличные протесты в Ереване хорошо организованы Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

Уличные протесты в Ереване хорошо организованыФото: Сергей МЕДВЕДЕВ

УГАР ИДЕАЛИЗМА И КАВКАЗСКИЕ ПОНТЫ

Дурной тон начинать репортаж с болтовни таксистов, но Арам, вцепившийся в наши сумки, сразу же заявил, что сам ходит митинговать каждый день:

- А как не ходить? Надоела эта власть, надоела нищета, – приговаривал таксист, тыкая брелком сигнализации в лобовое стекло неплохого "мерседеса". Белого, разумеется.

- Вот, батарейку нужно менять, опять копеечка…

- Горе какое, - завистливо заметил один из журналистов КП, ездящий на 20-летней "японке", но Арам не понял иронии. И возле гостиницы торжественно заявил, что тысяча рублей – это он имел ввиду с каждого журналиста. Но быстро спохватился, сообразив, что в данный момент и конкретно с нами, подрывает имидж Армении в российских СМИ. Угар революционного идеализма пока еще действовал.

 

Участники уличных протестов: "Надоела эта власть, надоела нищета Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

Участники уличных протестов: "Надоела эта власть, надоела нищета. Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

КАРТИНКА ДЛЯ НОВОСТЕЙ

На Ереванском "Тахрире" в полдень было пустовато. Точнее, раз в полчаса шумными волнами сюда накатывали революционные толпы молодежи – ровными шеренгами шагали ереванские юноши с модными прическами в кедах без носков. Перед каждой такой колонной шагали телеоператоры – писали красивые картинки - в основном для Европы и Америки. Протестующие и даже едущие мимо гудящие автомобили притормаживали, чтобы создать для журналистов все условия.

Перед фотокором "КП" колонна людей и улица машин просто встали как вкопанные. Попозировали. И … исчезли в переулках. Люди "делали картинку" совершенно сознательно!

 

Старая "Волга" с трудом справляется с грузом протестующей армянской молодёжи. И всё же автомобиль пока едет своим ходом. Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

Старая "Волга" с трудом справляется с грузом протестующей армянской молодёжи. И всё же автомобиль пока едет своим ходом. Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ.

ОСКОЛКИ СОВЕТСКОЙ "ДРУЖБЫ НАРОДОВ"

Против ожиданий, у правительственных зданий не было ни мешков с песком, ни бронетехники, ни колючей проволоки. Никто в эти строгие громады этажей не входил и не выходил. Да и на главной площади Еревана было пустовато. Но люди говорили с нами охотно, предлагали записать их телефоны, мало ли, вдруг понадобится помощь. Спрашивали – из каких городов мы понаехали в Москву, и тут же припоминали родню из Калининграда и Питера. На обломках СССР все-таки что-то выросло, и плоды оказались съедобные. Не мертвую, отравленную землю оставила в Армении великая Советская империя, и мы пока невозбранно вкушали плоды этой "дружбы народов".

Ереванский Майдан Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

Ереванский Майдан. Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

Самвел Саркисян приехал в Ереван несколько дней назад из Москвы. Он специалист-отделочник пищеблоков и кухонь в ресторанах и кафе:

- Приехал встать за спинами наших детей, которые хотят расплести эту тридцатилетнюю паутину власти.

- Вы не боитесь испортить отношения с Россией?

- Нет! – почти кричит Самвел, и от горячности своей, с трудом подбирает слова. - Лучше они будут! Только лучше! Отношения!

СРАВНЕНИЯ С МАЙДАНОМ ЗДЕСЬ НЕ ЛЮБЯТ

Парень с девушкой, завернутые в один армянский флаг, сидят на парапете фонтана, и болтают ногами в изумительно-прозрачной и ледяной воде. Кавалер говорит, что ему нравится лидер протестов Никола Пашинян:

- Непростой мужик. Вот с виду, как из гор приехал, тракторист. Но английский у него просто блестящий – я слышал, как он говорил с американскими журналистами.

А еще, как нам рассказали коллеги, лидер армянского Майдана страшно не любит аналогий с Майданом украинским. Стоит его про это спросить, и он выходит из себя, ругается, и тут же требует "следующий вопрос".

Возле нас тормозят белые джип и очередной Мерседес, из всех их открытых окон и люков торчат "валькирии армянской революции", ухоженные инстаграммные барышни с пластикой губ и ботоксом. Они кричат, что им "надоела нищета"!

Какой-то во всем этом был, извините, диссонанс.

К вечеру народ снова собрался помайданить Фото: Сергей МЕДВЕДЕВ

К вечеру народ снова собрался помайданитьФото: Сергей МЕДВЕДЕВ

МОЛЧАНИЕ ВЛАСТЕЙ

Власти Армении пока никак не реагируют на происходящее, возможно, они поняли, какой стратегический просчет уже допустили – дали откусить палец. Но Революция уже вцепилась в руку сильно выше локтя и урча, переваривает то, что успела ухватить.

Один корреспондентов КП грустно замечает: Еще дня три на раскачку, и могут начать занимать правительственные здания и кабинеты – это называется "легитимность по-факту". Но, власть пока ничего не сказала в ответ и в этом молчании есть что-то зловещее. Так видится из Еревана, по крайней мере.




Спецкоры "КП" - о последних событиях в Армении: Если кто и станет премьером, то точно не Пашинян

Наши корреспонденты Дмитрий Стешин и Сергей Медведев рассказывают, как в Ереване протестующие делают революцию, - от дорогой аппаратуры до "шапочек из фольги" [видео]

ДМИТРИЙ СТЕШИН
СЕРГЕЙ МЕДВЕДЕВ

Пустота дневного ереванского "майдана" оказалась обманчивой – большинство протестующих были просто на работе. Это важная деталь, если сравнивать Ереван с Киевом. В Киеве были деньги содержать полтора месяца несколько тысяч бездельников на площади Свободы, в Ереване – нет. Но, главная деталь присутствовала: это так называемая "сцена". Киевская майданная сцена быстро стала основным центром движения – с нее проклинали, на ней просили прощения "у народа" встав на колени.

Со сцены проводили быстрые и суетливые голосования по вопросам государственной важности, причем не утруждаясь особо подсчетом поднятых рук, и не проверяя исполнение этих решений. Наконец, мимо сцены носили гробы с "небесной сотней", а шизофреник со справкой и будущий государственный деятель Украины некто Парубий – клялся за все отомстить. Спустя четыре года выяснилось, что мстить Парубий мог только самому себе – когда выплыла правда о своих же, "майдановских" снайперах, стрелявших в спину бегущим на штурм правительственного квартала. Но кого это сейчас волнует?

В Ереване тоже появилась своя "сцена" из металлоконструкций, с управляемыми софитами, огромными телеэкранами и целой батареей колонок с "атомным" звуком.

Стоит такое удовольствие недешево, но звукотехник, на вопрос – "кто ставил аппарат?", ответил уклончиво:

- Люди ставили. Для людей.

Люди собрались в десятитысячную толпу часам к семи вечера, когда солнце перестало жечь беспощадно. Кстати, кто-то подумал и об этом, снабдив ереванский Майдан "шапочками из фольги". Реальными, вырубленными из картона шапками с фольгированной поверхностью. Она, должно быть, хорошо отражает солнечные лучи. Вот только рождает странные и нелицеприятные ассоциации с массовыми психозами начала 90-х годов, "заряженной" у телевизоров водой, сеансами Чумака и Кашпировского и прочим безумием типа общества "узники психушек за Ельцина". Шапочки из фольги появились ровно сутки назад, и если это контрпропагандистский ход правительства, то придумал его гений.

Часам к семи на площади собралось тысяч десять человек, и люди продолжали прибывать. Разные люди. Ветераны первой войны в Карабахе, интеллигенция, модная молодежь и совершенно деревенские мужички и барышни. Все ждали Николу Пашиняна. Ради него и собрались.

Он шел, и целовал-обнимал всех встречных. Через пару дней его будут нести на сцену на руках. Вблизи Никола был похож на совершенно "булгаковский" типаж – полковника Козыря. Который всю жизнь учил детишек, а потом вдруг понял, что любит воевать.

Главное, что сказал со сцены Никола Пашинян – он хочет пообщаться публично с и.о. премьер-министра Армении Кареном Карапетяном. Прессу на этот разговор допустят без ограничений. Мы перезвонили на всякий случай пресс-секретарю Пашиняна, и он подтвердил - вход для журналистов будет свободный. Зачем это нужно Пашиняну ( которого уже официально называют лидером армянской оппозиции)? Скорее всего, он попробует убедить республиканцев распустить свою партию, разбежаться или перейти на сторону оппозиции. Первого мая парламент будет избирать нового премьер-министра Армении. И можно сразу сказать с полной уверенностью – это будет не революционер Никол Пашинян. Вот только у парламента нет "улицы", а у Никола – есть. И даже не сомневайтесь – он использует ее на всю катушку, по полной программе.

Мы остывали после жаркого вечера на площади. Народ постепенно расходился, а журналисты КП сидели в каком-то уютном, совершенно московском или европейском кафе. Ниже по улице хлопнуло раз и два. "Охотничье ружье, звук глухой" - заметил один из журналистов КП и вскочил, взяв видеокамеру в руку.

- Сиди-сиди, - успокоил нас армянский коллега: - Это салют, так каждый вечер. Мы уже привыкли.

Источник: КП

 

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.

Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен