Эксперты рассудили, какую пользу получили простые граждане от создания союза

Вице-президент ГК TeleTrade Дмитрий Дригайло, финансовый аналитик компании Мария Сальникова и аналитик Wall Street Invest Partners Уалихан Кайсаров представили свой взгляд на то, в какой степени и с каким знаком ЕАЭС оказывает влияние на экономики стран-участниц.

По признанию самих спикеров, имеющих, соответственно, белорусское, украинское и казахстанское гражданства, сейчас не самый легкий момент для того, чтобы говорить о каких-то позитивных тенденциях, связанных с ЕАЭС, учитывая влияние санкций и ослабления рубля на экономики и валюты других союзников.

Г-н Дригайло отметил, например, сохраняющуюся корреляцию между российским рублем и белорусским рублем. До объявления последней наиболее жесткой порции санкций курс рубля к доллару составлял 1,94, сейчас пара торгуется на уровне 2,04.

По мнению г-жи Сальниковой, эффект давления на валюты стран ЕАЭС еще не исчерпан и в нейтральном, наиболее вероятном, сценарии она видит коридор для тенге в этом году на уровне 328−338 за доллар.

В то же время Дмитрий Дригайло считает, что влияние политических проблем на экономическое объединение является, конечно, очень важным, но не определяющим. Эксперт, основываясь на аналитике компании, полагает, например, что политические изменения в Армении слабо повлияют на формат ее участия в ЕАЭС. Это произойдет вне зависимости от того, что в политической программе партии организатора последних протестов Николы Пашиняна есть критические замечания по поводу ЕАЭС и выгодности членства в нем для Армении. По его мнению, "эсхатологическое мировосприятие" в отношении ЕАЭС в результате политических изменений в той или иной стране, в том числе в Казахстане, является преувеличением.

"Про ЕАЭС пока невозможно говорить однозначно"

В свою очередь г-н Кайсаров считает, что в оценках экспертов и журналистов по поводу ЕАЭС не должно преобладать личностное начало, необходимо стремиться к объективности. Речь о настолько сложном явлении, что пока невозможно сказать, является ли оно ненужным или совершенно необходимым. И у сторонников, и у противников ЕАЭС есть своя правда. Спикер привел довольно длинный перечень стимулов, которые теоретически должны появляться для экономик в результате функционирования экономического союза. Это снижение трансграничных издержек при поставках оборудования и сырья, повышение конкурентоспособности на международных рынках, рост зарплат и внутреннего спроса… Но почти все из этого списка остается скорее гипотетическими возможностями.

В то же время на вопрос о том, что дало членство в ЕАЭС простым людям, спикеры, за исключением влияния на самые большие компании из энергетического сектора, привели в качестве наиболее показательного примера лишь продвижение казахстанской халвы на российском рынке. Была отмечена также свобода передвижения, которая, правда, существовала в отношениях Казахстана и России и до создания ЕАЭС. По мнению г-на Кайсарова, при оценке необходимости ЕАЭС для Казахстана нужно учитывать большой процент "иноэтничного населения и в том числе проживание в стране 4 миллионов русских".

Зато на другой чаше весов приведенные им расчеты о динамике ВВП стран, очищенной от влияния девальваций. В долларовом эквиваленте экономика России сократилась с момента введения первых санкций на 44,8%, Казахстана - на 42,9%, Беларуси - на 34,8%, Кыргызстана за 2 года - на 9%, а Армении - на 5%. Кыргызская и армянская экономики пострадали в меньшей степени из-за их небольшого размера и ограниченного воздействия внешних шоков. С другой стороны, каких-либо аналитических выкладок, насколько велики в этом спаде санкционная и "евразийская" части, приведено не было. Близость показателей России и Казахстана может означать, что все происходящее может быть в значительной степени следствием ухудшения макроэкономических условий в результате снижения цен на нефть и неуспешности предпринимаемых в странах институциональных реформ, связанных со снижением сырьевой зависимости.

Эксперт Wall Street Invest Partners отметил также, что интерес к партнерству в ЕАЭС проявили уже более 50 стран, чего бы не было, если бы речь шла целиком о каких-то интеграционных миражах.

Скептики и оптимисты

Мария Сальникова построила свое выступление на данных различных индексов, рассчитываемых Всемирным банком, в том числе экономической свободы, трудовой свободы и свободы инвестиций, где Казахстан достаточно явно прогрессирует в последние годы, чему не мешает членство в ЕАЭС.

Каких-либо серьезных аргументов в пользу того, что союз стимулирует институциональное развитие стран, однако, также приведено не было. Крупные социологические исследования, проведенные Центром интеграционных исследований ЕАБР, находящиеся в открытом доступе, показывают некоторый спад поддержки ЕАЭС в каждой из стран. При этом, как ни удивительно, согласно этим исследованиям, Россия не является самой проевразийской страной, в наибольшей степени объединение поддерживается в Кыргызстане, затем следуют Казахстан, Россия, Беларусь и наиболее "ЕАЭС-скептичная" Армения.

По мнению аналитика, спад популярности ЕАЭС носит временный характер и сейчас наступает момент, когда у граждан объединения есть потенциал для внутреннего развития и использования дополнительных возможностей для роста их бизнесов.

В целом, однако аналитики сами не производили впечатления людей, уверенных в очень быстром изменении отношения к ЕАЭС и ускорении интеграционных процессов в нынешней геополитической ситуации.

Источник: kapital.kz

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен