На днях Александр Сладков проводил эфир на радио, в ходе которого обсуждал с собеседниками упрощение и огрубление технологий, применяемых западом для смены неугодных режимов под видом революций. У меня не было возможности послушать, о чем говорят в студии, и когда меня подключили к эфиру, я, видимо, сказал что-то не совсем в контексте разговора, и завершить мысль у меня не получилось.

Цветные революции: как и зачем? Часть 2

Что я хотел сказать? Если проанализировать мотиваторы, которые будят в людях потребность что-то менять в среде обитания, то грубо их можно подразделить на два подвида: жажду справедливости и жажду более качественной с материальной точки зрения жизни. Причём эти две жажды, в принципе, в конечном итоге для большинства имеют одну основу, потому что справедливость большинство понимает как справедливое распределение благ, а не как абстрактное чувство.

В зависимости от исторического опыта и особенностей ментальности общества жажда справедливости может быть сильным фактором, а может не играть большой роли. На примере Венесуэлы, как раз, можно наглядно увидеть, как эти два фактора противопоставлены друг другу и представлены примерно в равной пропорции: одни дорабатывают ресурс справедливости, другие бьют прямо по желанию перемен к лучшему и неспособности власти их обеспечить.

Какие бы приемы ни применялись, чтобы они сработали - они должны наложиться на запрос. А в широкой своей массе люди просто хотят лучше жить, и поэтому общий посыл технологий должен соответствовать этому запросу - иначе это не получит широкого отклика. Конечно, когда речь идёт об открытом вторжении под видом поиска химического оружия, как в истории с Ираком, - то здесь мы наблюдаем другой подход, но все равно это в общем контексте распространения демократии по земле и прочих бла-бла-благ. Но Грузия и Украина отличные примеры того, как территории ставятся под контроль при помощи заимствованного у советских классиков лозунга: вы будете жить лучше, вы будете жить веселее.

Мне можно и нужно возражать, но как я не раз уже писал - даже в нашей ситуации на какой-то момент антимайданные и антифашистские настроения в активной среде уступили место желанию "до основанья, а затем..." И в постсоветское время, если подумать, победила не та тонко чувствующая интеллигенция, которой не давали говорить в советское время, и которая немало потрудилась на ниве дискредитации Советского Союза, а победили те, кто хотел жить лучше других, жить лучше, чем они жили раньше, и готовы были ради этого убивать, осуществлять насилие, ограбление собственных сограждан, постепенно снова формируя в среде ограбленных исторический запрос на справедливость.

То есть, упрощается жизнь общества, формируется сознание потребительства - и технологии закономерно тоже упрощаются. Пообещай им то, что они хотят - и они твои. Но пообещай качественно, приложи для этого усилия, потрать, не жадничая, денег - и получишь результат. Общество сейчас поляризуется : одни хотят справедливости, другие не усложняют - просто хотят лучшей участи, - а третьи хотят сохранить то, что имеют.

Все-таки наше сознание здорово изменилось. Да, и сейчас остались те, кто знает, что не хлебом единым жив человек, но согласитесь - общественные приоритеты сегодня очень просты. Сложное сознание советского общества, с высоким уровнем образования и высокой идеологизированностью было продуктом не просто наличия идеологии - оно было продуктом других книжек и фильмов, других показательных примеров, когда не ради частного - а ради общего. Это было время другой воспитательной системы, прежде всего. И да, этому способствовала изоляция от западной цивилизации. И поэтому: "нас так ДОЛГО учили любить твои запретные плоды". Долго. Технологии применялись сложные, направленные не просто на то, чтобы возбудить сознание - а полностью его изменить. И им это во многом удалось.

Но чтобы закончить на позитивной ноте, скажу, что не все потеряно. Есть дух народа, заключенный в его истории, культуре, традициях, есть вера, которая выстояла даже в самые непростые времена, есть наше наследие. Важно только включить в себе все датчики распознавания, всю способность думать, всю трезвость, чтобы уметь различать, когда в нас говорит наше Я, а когда с нашим Я играют извне, чтобы, апеллируя к нашим естественным запросам, подвигнуть нас на самоуничтожение.

Ремарка от «СЕ»:
Формулируя кратко: цветные революции, в отличие от дворцовых переворотов, имеют ту же технологию, что и направленный взрыв – внутри, как и в паровом котле, должно быть большое давление. А вот как это давление будут увеличивать, дрова в огонь подкидывать и куда его направлять, зависит уже от искусства пиротехников и политтехнологов.

 

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен