Партия премьер-министра Индии «Бхаратия джаната парти» (БДП) и её союзники впервые имеют подавляющее преимущество в низшей палате парламента, то есть могут провести любое нужное им решение. Президентом страны с 2017 года является Рам Натх Ковинд, соратник Нарендры Моди и человек, лояльный партии. Это означает, что законопроект об отмене автономии Кашмира гарантированно пройдёт.

За отмену особого статуса Кашмира БДП выступала с 1951 года. Когда-то эти призывы звучали тише, когда-то – громче, но перед последними общенациональными выборами в апреле этот пункт был ясно обозначен в партийной программе. Сейчас БДП имеет возможность выполнить обещание – и она его выполняет.

Особый статус, которым Джамму и Кашмир пользуется со времени своего вхождения в состав Индии в 1947 году, предполагает множество привилегий. Есть квоты на поступление кашмирцев в кашмирские вузы, на принятие кашмирцев на работу в кашмирскую администрацию, действуют ограничения на покупку земли людьми, не живущими в штате. Кашмир пользуется в Индии широчайшей автономией, подобной которой не имеет ни один другой штат.

При этом Кашмир – единственный штат в Индии, где мусульмане составляют большинство населения. С 1989 года там идёт так называемая кашмирская интифада – вялотекущее восстание, которое поддерживается морально (а как считают индийские спецслужбы, не только морально, но и деньгами, и оружием) со стороны Пакистана. Индия вот уже на протяжении тридцати лет пытается подавить это восстание – и не может этого сделать, как считает Нью-Дели, в связи с неэффективной системой управления Кашмиром. С точки зрения большей части простых индийцев, она не просто неэффективна, она вообще преступна, потому что Индия засыпает Кашмир деньгами и заливает кровью своих солдат – и всё безрезультатно. При нынешней системе этот мятеж не прекратится.

Соответственно, было принято давно уже назревшее решение о том, чтобы лишить Кашмир статуса штата и разделить его на две союзные территории: Джамму и Кашмир с сохранением законодательного собрания и Ладакх – без него. Сама идея раздела Кашмира тоже вызревала уже минимум лет тридцать. Её инициаторами являются преимущественно жители Ладакха – в большинстве своём буддисты и индуисты, недовольные тем, что находятся под властью кашмирского правительства, где большинство составляют мусульмане.

Фото: Amit Dave/Reuters

По официальной версии, которую озвучивает индийское МВД, это попытка создать более эффективную систему, которая поможет подавить сепаратистские тенденции, навести в Кашмире порядок, дать ему толчок к экономическому развитию. После этого Джамму и Кашмир, возможно, получит статус штата обратно. С точки зрения правительства Моди, Кашмир должен жить по тем же законам, что и остальная Индия, чтобы ни у кого не возникало вопросов на тему того, что он действительно принадлежит Индии.

Правительство жёстко нацелено на интеграцию Кашмира в состав Индии и готово к обострению ситуации. Одно это решение не прекратит одномоментно беспорядки в Кашмире, впереди многие годы упорного труда и большие жертвы, и индийцы это понимают. «Мне нечего вам предложить, кроме крови, тяжёлого труда, пота и слёз», мог бы повторить Моди вслед за Черчиллем – и, как и Черчилля, его поддерживают широкие массы, готовые одобрить любое жёсткое решение. Уже помещены под домашний арест многие кашмирские политики, которые не абсолютно лояльны Индии, в регион переброшено около восьми тысяч военнослужащих, власти готовятся к массовым протестам.

Как ни странно, этот шаг Индии, хотя он на первый взгляд ведёт к эскалации, может вполне привести в конечном счёте к разрядке ситуации в Кашмире. Эта ситуация давно находится в подвешенном состоянии и в нынешних условиях практически нерешаема. При этом и Индия, и Пакистан, и Китай, который тоже занимает в Кашмире определённую территорию, понимают, что статус-кво никак не изменить. Военным путём ни одна из сторон не может захватить Кашмир, и мирным путём объединить его никто тоже не может.

Самым лучшим решением было бы превратить линию контроля и линию фактического контроля в Кашмире в постоянную границу. Это очень сложно сделать, пока формально существует штат Джамму и Кашмир – наследник бывшего княжества, часть которого формально считается оккупированной. Но в том случае, если всё это будет радикально пересмотрено, нынешние действия могут стать первым шагом, который сдвинет лавину и приведёт к череде решений, которые, в свою очередь, позволят решить кашмирский вопрос.

Алексей Куприянов
к.и.н., научный сотрудник ИМЭМО РАН

Источник: https://vz.ru

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен