Обучающиеся по обмену рассказали о том, что на самом деле происходит в Китае и какие меры безопасности принимают власти

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

В первых числах февраля в Россию стали массово возвращаться студенты, учившиеся по обмену в Китае. Из-за вспышки коронавируса правительство РФ приняло решение эвакуировать наших граждан из города Ухань в ночь на 5 февраля, однако переживать за свое здоровье стали во всех точках Китая. «Известия» поговорили с российскими студентами, которые совсем недавно вернулись домой, и с теми, кто продолжает наблюдать за тем, как медийная паника вместе с вирусом охватывает Поднебесную.

Погода взлетная

— 27 января закрывать границы с Китаем начали Монголия, Казахстан и Киргизия, и я задумался, что надо быстрее покупать билеты, — рассказал «Известиям» студент Северо-Западного политехнического университета в Сиане Андрей Кожиев.

Но улететь в Россию оказалось не так просто. Купив билеты на 5 февраля за 2 тыс. юаней (почти 18 тыс. рублей) — цены на ближайшие даты были вдвое дороже, — молодой человек вскоре узнал, что уже 31 января Россия закрыла границу, а полеты отменили. Впрочем, его рейс остался, но был перенесен на 2 февраля. Уже в аэропорту, где все помещения сотрудники ежечасно поливали антисептическими средствами, Андрей узнал о новой задержке рейса: сначала на 2,5 часа, а потом — еще на 40 минут.

На этом злоключения не кончились. Сначала возникла заминка из-за недопуска на рейс граждан стран СНГ (им разрешили лететь из Китая только напрямую в свои государства). Затем, когда пассажиры уже расселились по местам, командир воздушного судна объявил: китайская сторона заподозрила, что у кого-то на борту есть насморк. На выяснение всех обстоятельств ушло еще некоторое время.

Через семь часов полета лайнер приземлился в Екатеринбурге. Там пассажиров проверили с помощью тепловизора и, убедившись, что никто не болен, отпустили в Москву. В столице, по словам Андрея, особой проверки уже не было.

Студентка Шанхайского университета Анна Щербань, напротив, вернулась 4 февраля в Китай. Международный аэропорт Пудун встретил ее непривычной малочисленностью пассажиров и обилием людей в спецодежде и масках. С каждого прибывшего собрали заявления о том, что человек не посещал Ухань и не контактировал с его жителями.

На входе в метро у Анны еще раз проверили температуру, и она направилась к себе в практически пустом вагоне. Супермаркеты во второй негласной столице Китая, по свидетельству девушки, работают в штатном режиме и продуктов достаточно. Единственная сложность — найти в продаже маски. Тем не менее никакого ощущения отчаяния или паники в Шанхае Анна не заметила. И даже засекла из окна бодрого мужчину лет 60, как ни в чем не бывало устроившего утреннюю пробежку по городу без маски.

— Официально праздники продлили для многих компаний еще на неделю, у нас каникулы до конца февраля, но жизнь сейчас начнет возвращаться потихоньку, — сказала «Известиям» Анна Щербань.

Новогодняя аптека и «Доширак»

Студентка программы двойного диплома МГИМО совместно с Университетом мирового бизнеса и экономики в Пекине Полина Деманова вначале даже не думала лететь из Китая в Россию. Вернувшись 19 января из путешествия по стране обратно в Пекин, Полина и ее друзья не догадывались, что ситуация с распространением заболевания настолько ухудшится, и планировали остаться в Китае до завершения учебного года.

Но с каждым днем в местном мессенджере WeChat стало появляться всё больше сообщений о росте числа заболевших. Участились и тревожные расспросы от знакомых из других стран. В 20-х числах января руководство университета, выяснив, кто из студентов остался в Пекине, приступило к выдаче масок. На входе в общежитие всем стали измерять температуру, а вскоре пропускную систему ужесточили — в вузе остался только один центральный вход.

Находиться на территории кампуса было абсолютно безопасно, отметила студентка в беседе с «Известиями». Но выйти за его пределы стало непросто: для этого каждый раз учащемуся требовалось направить администрации официальное заявление. Из-за страха подцепить вирус им пришлось изменить рацион: не рискуя употреблять рыбу и мясо, студенты перешли на овощи и «Доширак». Доставка еды также внушала опасения, хотя правительство Китая и усилило контроль над курьерами, обязав их постоянно измерять температуру.

— Мы так жили неделю, но была возможность хотя бы выйти в супермаркет, сейчас, как говорят, всё стало гораздо хуже, — поделилась информацией с «Известиями» Полина Деманова. — В целом было неприятное чувство — в Китае Новый год, а мерцают огоньками только аптека и продуктовые магазины.

26 января девушка вернулась в Москву. При этом некоторые из ее знакомых по-прежнему остаются в университете — и не только потому, что границы с их странами закрыты.

— Студентка другого университета приехала учиться в Китай из Йемена, сейчас она не может вернуться домой из-за военных действий на территории ее страны, — рассказала «Известиям» девушка.

Вирус без прописки

Еще один российский студент, находящийся сейчас в Пекине, признался «Известиям», что подумывает о возвращении домой, пока ситуация с вирусом не стабилизируется.

— Власти Китая неохотно информируют своих граждан о ситуации, больше я узнаю по сообщениям из Москвы, — заявил «Известиям» Максим, добавив, что единственные указания от руководства вуза — носить маски, регулярно мыть руки и воздерживаться от уличных прогулок.

Местные жители скупают рис, хирургические маски и предметы личной гигиены, отметил также Максим. Хотя признал: в Пекине как таковой паники нет, но видеть опустевшие улицы психологически тяжело.

Преподаватель Михаил Демиденко, живущий в Китае последние 11 лет, сейчас находится в городе Санья — на юге китайского острова Хайнань. В этой части страны особой вирусной тревоги нет, но меры предосторожности, по его свидетельству, строго соблюдаются. Все жители ходят в масках, автобусное сообщение сокращено. При этом есть ощущение, что нация сплотилась, каждый способен оказать любую помощь, а правительство показывает максимальный уровень готовности к вирусам.

— Но уровень паники в СМИ преувеличен до невозможного, а ведь это даже не Эбола, — заметил «Известиям» молодой человек.

Впрочем, главная проблема, по его словам, — вызванный коронавирусом рост синофобии.

— Многим стоило бы объяснить, что данный вирус — не вина китайцев, это заболевание без национальности, — подчеркнул в беседе с «Известиями» молодой человек.

Но осознание этого факта доступно далеко не всем: по мере расползания смертельного вируса по планете, отгораживаться от Китая и вводить новые ограничительные меры продолжает всё большее количество стран.

Источник: Известия

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж