Новость о том, что лидер "Исламского государства" * Абу Бакр аль-Багдади якобы признал поражение ИГ и призвал соратников бежать из Мосула, сначала взорвала интернет, но потом незаметно сошла на "нет". Показательно, что американский военный портал military.com, который освещает иракскую тему, на сей счет не проронил ни слова.

Между тем бригадный генерал США Рик Урибе, который хоть и похвалил иракскую армию за освобождение восточного Мосула, признал, что битва за западную часть города будет длительной, гораздо дольше, чем планировалось. Из-за плотной застройки здесь не получится активно применять тяжелую артиллерию, танки и авиацию. Кроме того, следует учитывать и другие факторы.

Во-первых, в Мосуле проживают семьи примерно половины всех бывших кадровых офицеров армии Саддама Хусейна, а также самая большая община политических противников сегодняшнего проамериканского официального Багдада. То есть "Исламское государство" не испытывает нехватки в людских ресурсов.

Во-вторых, одноименная провинция производит больше зерна и мяса, чем любая другая область страны. Следовательно, боевики будут обеспечены продовольствием, что не скажешь о простых горожанах, которым запрещено покидать свои дома.

В-третьих, из-за ошибок американского командования, которое разрабатывало операцию по освобождению города, в Мосуле начался голод, который может вообще сорвать окончательный разгром ИГИЛ.

Как пишет военный журналист Рияд Мухаммед, колумнист таких изданий, как The New York Times, The Fiscal Times, The International Herald Tribune, The Boston Globe, The Los Angeles Times, и The Huffington Post, американцы пытаются оправдать медленный темп военной операцией заботой о мирных людях. Мол, иракская армия прилагает все усилия, чтобы избежать разрушения инфраструктуры. "Однако под яркой картинкой - прячется жуткая реальность, - констатирует Рияд Мухаммед. - Долгожданная битва за Мосул опиралась на неработающую стратегию".

Другими словами, американцы понадеялись на свое могущество и подготовленную ими "золотую дивизию", но недооценили отряды ИГИЛ, посчитав, что основные силы боевиков разгромлены. И в самом деле, начальный расклад предполагал быструю победу коалиции. Видимо, на это и рассчитывало население, уставшее от лихолетья.

По оценке Хишам Аль-Хашими, члена иракского национального совета безопасности, который ссылается на своих осведомителей в Мосуле, на начало штурма "Исламское государство" имело в городе 5500 боевиков, по сути новобранцев, за спиной которых был всего год подготовки в лагерях.

Против них выступила 35-ти тысячная иракская армия, в том числе 18 тысяч гвардейцев так называемой элитной "золотой дивизии". Кроме того, в боях активно участвуют 15 тысяч полицейских. Им оказывают поддержку ориентировочно 10 тысяч солдат НАТО. Если прибавить многочисленное шиитское ополчение и курдское военизированное формирование Пешмерга, то общее соотношение обороняющих боевиков к атакующим освободителям составило 1:20.

Имея неоспоримое преимущество в живой силе и технике, генерал-лейтенант Абдель Амир Аль-Лами, командующий всеми иракскими силами, участвующими в освобождении Мосула, и американский генерал Шон Макфарланд, который возглавил коалицию, разработали специальный план быстрого захвата мегаполиса. Согласно ему, атака началась с востока, - то есть там, где можно использовать танки и авиацию. Считалось, что боевики, неся тяжелые потери и осознавая, что сопротивление бессмысленно, должны были бежать через оставленные коридоры безопасности. То есть аналогично российско-сирийской операции по освобождению Аллепо. Таким образом, планировалось сохранить мегаполис.

Но из-за того, что штурм не заладился с самого начала, сопротивление стало нарастать. В город пришли свежие силы исламистов. Так, была создана снайперская группа из 120 наиболее метких стрелков. Их огонь буквально выкашивает ряды атакующих иракских солдат. Не менее успешно стали действовать так называемые летучие минометные роты. Кроме того, иракская разведка насчитала, по крайней мере, 150 "живых бомб" и сообщила о 700 местных жителях, готовых взорвать себя.

Вскоре на самых опасных участках был замечен отряд бывшего командира ОМОН МВД Таджикистана полковника Гулмурода Халимова. Этот, по сути, спецназ состоит по некоторым оценкам из 400 человек. Вмести с ним в Мосул пришли еще пять крупных формирований общей численностью в две тысячи боевиков.

Достаточно хорошо проявили себя и местные отряды. По мнению Хишам Аль-Хашими, они имеют армейскую структуру, основу которой составляют батальоны по образцу армии Саддама Хусейна. Исламистами также была создана бронетанковая бригада из числа бывших кадровых танкистов, которые воюют на трофейных иракских и сирийских танках.

После того, как в начале декабря 2016 года только в одном бою за госпиталь было убито или тяжело ранено около 100 иракских солдат, стало ясно, что прежний план не работает.

Премьер-министр Ирака Хайдер Аль-Абади и тогдашний американский министр обороны Эш Картер распорядились пересмотреть стратегию штурма. "Тактика ИГИЛ с использованием тоннелей, подрыва зданий и поджога бензина в траншеях (после захвата их штурмовыми группами - ред.), дистанционной детонации мин и фугасов, снайперов, смертников, заминированных автомобилей - все это крайне усложнило освободительную операцию", - констатирует Рияд Мухаммед.

Стало ясно, что из 100-тысячной группировки коалиции в реальности воевать могут только 18 тысяч солдат "золотой дивизии", которым противостоят порядка 8 тысяч мотивированных и хорошо обученных боевиков. Это означает, что штурм начался по аморальному приказу из Вашингтона исключительно из-за внутренних предвыборных игр американцев.

Ужас заключается в том, что буквально накануне операции, да и в первые дни боевых действий правительство Ирака пообещало жителям Мосула быстрое освобождение и поэтому попросило их остаться дома. Никто из принимающих тогда решений американских военных и багдадских политиков не думал о судьбе мирных людей, разбрасывая миллионы листовок с призывом не покидать город. Главная причина "заботы властей" крылась в экономии денег, поскольку ни Вашингтон, ни Багдад не планировал расходы по устройству и содержанию более миллиона человек в случае массового бегства из города.

Мало того, что жители Мосула стали заложниками продовольственной блокады и живым щитом боевиков ИГИЛ, так они еще гибли от мин, стремясь покинуть страшное место. 25 февраля 2017 года журналисты были свидетелями подрыва сразу 50 человек недалеко от города.

И вот Всемирная Продовольственная программа ООН выразила крайнюю обеспокоенность состоянием многих семей в западной части города, где сейчас находятся 750 тысяч жителей. "Нет еды, нет чистой воды, нет газа для отопления, нет лекарств", - говорится в опубликованном 27 февраля 2017 года сообщении гуманитарной организации.

Судя по всему, надвигается самая чудовищная гуманитарная катастрофа последнего времени. Если же горожане, несмотря на все преграды, хлынут из города, то вмести с ними уйдут и боевики, сохранив свои силы и изрядно потрепав "золотую дивизию". Тогда отряды ИГИЛ могут появиться в любом городе Сирии или Ирака, даже в Багдаде. В этом случае заявление Абу Бакр аль-Багдади может означать приказ на перегруппировку.

* "Исламское государство" (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и ее деятельность в России запрещена.

Источник: svpressa.ru

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен