Вероятно, на саммите НАТО в Брюсселе 11-12 июля будут обсуждаться, в основном, политические вопросы. В альянсе назревают разногласия по поводу договорённостей и роли государств в общей деятельности, часто мнения стран-участниц расходятся. Однако это не мешает НАТО работать над разрешением «российской проблемы» – отношения с Москвой ухудшаются по мере того, как Кремль балансирует на грани эскалации конфликта и дестабилизирует Альянс.

Отношения НАТО и России вряд ли улучшатся, особенно в свете недавних событий. Очень немногого удалось достичь 31 мая на заседании Совета Россия — НАТО (эта встреча прошла впервые с октября 2017 года) и 8 июня в ходе переговоров начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Валерия Герасимова и председателя Объединённого комитета начальников штабов США генерала Джозефа Данфорда. Одобрение плана НАТО «Четыре по 30», который направлен на повышение боеспособности и боеготовности сил блока, положительно сказалось на войсках НАТО в Европе, но усугубило противостояние с Москвой.

С 2014 года НАТО с особым вниманием относится к действиям России на востоке Европы, в частности, в странах Балтии и в Польше. Установленные в 2016 году в ходе варшавского саммита НАТО принципы (оборона, сдерживание и диалог) вновь должны стать определяющими.

Но одним укреплением восточного фланга НАТО не обойтись. Не удалось выработать единую позицию по защите интересов альянса в Арктике или в Чёрном море. Это вызывает опасения, так как Россия активизировалась в обоих регионах, о чём свидетельствуют провокационные манёвры, расстановка сил и регулярные военные учения.

Подпись к изображению: Новый фрегат «Адмирал Макаров» готовится войти в состав Краснознаменного Черноморского флота России

Арктика и Крайний Север

В Арктике и соседних районах Крайнего Севера Россия наряду с Китаем распространяет военное влияние и стремится навязать конкуренцию арктическим странам. В 2008 Москва определила основы политики в Арктике, а в российской морской доктрине от 2017 года Крайний Север признан территорией стратегической важности.

Российские военные с 2014 года обозначили своё присутствие в регионе: здесь размещена военная техника, вновь открываются базы на севере Сибири, на Новой Земле и на Земле Франца-Иосифа, проводятся учения, организовано патрулирование, субмарины несут дежурство. Это отражается на торговых маршрутах и сетях связи между Арктикой и Северной Атлантикой.

У НАТО, наоборот, нет стратегии в отношении Крайнего Севера. В стратегической концепции от 2010 года регион даже не упомянут, а обсуждение проблем Северной Атлантики не обязательно затрагивает вопросы, связанные с Крайним Севером. На это указывает и появление в феврале нового Командования объединёнными силами НАТО в Северной Атлантике, которое не уделяет особого внимания Арктике. Более того, часто остаётся без должного присмотра Фареро-Исландский рубеж (линия противолодочной обороны НАТО в Северной Атлантике между Гренландией, Исландией и Шотландией).

Чёрное море

После присоединения Крыма в 2014 году Россия превратила полуостров в хорошо защищённую крепость. Здесь появляются системы противовоздушной обороны, надводные корабли и ударная авиация. НАТО приходится считаться с тем фактом, что де-факто у участников Альянса Румынии и Болгарии есть общая водная граница с Россией.

Москва также рассчитывает на разногласия между странами НАТО, у которых есть выход к Чёрному морю. Главным образом, это Турция и Болгария. Обе страны ведут неоднозначную игру с Россией, и их недовольство мешает НАТО укрепить свои позиции на Чёрном море.

В октябре 2017 года в Румынии была сформирована новая многонациональная бригада НАТО численностью в 4 тысячи человек, которая призвана выполнять задачи на земле, воде и в воздухе. Это подразделение усилило присутствие НАТО в районе Чёрного моря, однако его нельзя назвать эффективным средством устрашения.

Рекомендации экспертов

У НАТО нет ясной единой стратегии в отношении Арктики или Чёрного моря, поэтому оба региона подвержены повышенному риску, так как Москва укрепляет военное присутствие. Ограничения связаны со свободой доступа и операций на спорных территориях в связи с тем, что Россия организовала противовоздушную оборону и воспрещение действий.

Следует учесть риск совершить просчёт или тактическую ошибку. Неосторожное действие может привести к катастрофическому обострению конфликта между Россией и НАТО.

Поэтому к брюссельскому саммиту Альянсу необходимо:

– Вынести на повестку дня обсуждение проблем Арктики и Чёрного моря, так как эти регионы рискуют стать ахиллесовой пятой Альянса. Следует добиться того, чтобы оба региона обрели такую же стратегическую важность, как и восточный фланг.

– Систематически применять основные принципы (оборона, сдерживание и диалог) к Крайнему Северу и Чёрному морю. Нельзя допустить, чтобы Москва ощущала своё военное превосходство в регионе и оспаривала доступ НАТО к этим территориям.

– Развить силы НАТО таким образом, чтобы обеспечить мобильность войск и боеготовность, в том числе организовать противолодочную, противовоздушную и береговую оборону, разведку, а также воздушное и водное патрулирование.

– Обновить морскую стратегию НАТО от 2011 года в соответствии с недавними изменениями, учесть риск просчёта.

– Создать специальные арктические силы в рамках Североатлантического совета НАТО или в качестве отдельной структуры. Вовлечь в обсуждение проблемы не входящие в НАТО Финляндию и Швецию, страны Евросоюза, а также Арктический совет и другие организации с множеством участников. Необходимо стремиться к отсутствию разногласий в регионе.

– Что касается Чёрного моря, для начала следует укрепить военно-морское присутствие в Румынии и уладить разногласия с Турцией и Болгарией.

Источник: MixedNews

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен