Американские официальные лица могут изрядно посинеть, если задержат дыхание в ожидании свержения режима на фоне уличных протестов. Даже если "улица" победит иранский режим, нет никаких оснований полагать, что новое иранское правительство откажется от военного ядерного проекта

Теперь, когда Соединенные Штаты "разобрались" с Северной Кореей, настало время вернуться к вопросу об американской политике в отношении Ирана. На вопрос о том, чего именно хочет Вашингтон и как он намерен этого добиться, еще предстоит ответить, пишет Амитай Этциони в статье для американского издания The National Interest.

То, что США в настоящий момент "разобралась" с Северной Кореей, не означает, что КНДР больше не представляет ядерной угрозы. Вашингтон и Пхеньян создали определенный дипломатический образ, который они будут эксплуатировать в течение многих месяцев. И северокорейский лидер Ким Чен Ын, и президент США Дональд Трамп продолжат утверждать, что сингапурское соглашение - это крупное внешнеполитическое достижение. Также они продолжат делать небольшие уступки друг другу, чтобы убедить всех в том, что они находятся на пути к полной денуклеаризации Корейского полуострова. Для северокорейского лидера трудно придумать лучший способ защиты своей ядерной программы, чем постоянно твердить о том, что он планирует ее демонтировать. Трамп, в свою очередь, продолжит зарабатывать политические очки, указывая на возможность мирного разрешения северокорейского кризиса, пока всем не станет ясно, что КНДР вовсе не собирается отказываться от своего арсенала. Такая дипломатическая игра будет продолжаться довольно долго, что, в свою очередь, позволит Вашингтону на некоторое время отвлечься от северокорейской проблемы, чтобы сосредоточить свое внимание на Иране.

К сожалению, в Белом доме вновь витает идея о том, что необходимо сместить существующий иранский режим, а не изменить его поведение. Советник по национальной безопасности Джон Болтон еще до того, как занял нынешнюю должность, заявил, что целью США "должна стать смена режима в Иране". До того, как Майк Помпео занял должность государственного секретаря США, он заявил, что "Конгресс должен предпринять меры для того, чтобы изменить поведение Ирана и, в конечном счете, иранский режим".

Такие призывы могут подорвать переговоры с Ираном, которые могли бы привести к изменению его поведения, поскольку США требуют отстранить от власти партию, с которой Вашингтон должен вести переговоры. Одна из причин того, что сирийский конфликт длится так много лет, заключается в упрямой позиции США, согласно которой предварительным условием для переговоров должно послужить отстранение президента Сирии Башара Асада от власти.

Есть два варианта, которые США рассматривают для изменения режима в Иране. Первый вариант - это военное вторжение. Так было в Афганистане и Ираке. Однако учитывая огромные человеческие и экономические издержки, а также разрушительные последствия подобного вторжения, от военного сценария следует отказаться. Действительно, иранский режим гораздо сложнее сместить, чем режим бывшего президента Ирака Саддама Хусейна или режим талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ) в Афганистане.

Второй вариант - это поддержка оппозиционных общественных групп внутри Ирана. Иран состоит из большого числа этнических групп, некоторые из которых испытывают весьма негативные чувства к существующему режиму. Сюда можно отнести курдов. Сообщается о том, что ЦРУ пытается связаться с лидерами этих групп, чтобы активизировать их протестную деятельность.

Именно уличные протесты привели к свержению правительства в Тунисе и Египте. Однако Иран намного эффективнее контролирует своих граждан. Его успех основан на разрешении некоторых возражений против государственной политики и предоставлении реформаторам определенной власти для проведения небольших реформ. В Иране также эффективно работает тайная полиция. Тем, кто хочет сделать ставку на иранской народ, придется долго ждать.

Более того, нельзя полагаться на то, что смена режима приведет к желаемому изменению поведения Ирана. Общественные группы, которые могли бы свергнуть правящий режим, являются патриотами своей страны, которые ненавидят США больше, чем нынешнее иранское руководство. Если эти силы придут к власти, они обязательно поддержат развитие ядерной программы. Не стоит забывать, что именно иранские реформаторы запустили ядерную программу.

С другой стороны, нынешний режим показал, что он очень заинтересован в переговорах о денуклеаризации на фоне военной угрозы. В середине 2003 года США продемонстрировали свою военную мощь, уничтожив иракскую армию всего за несколько недель. Иран не мог добиться аналогичного результата в течение восьми лет.

В мае 2003 года Иран направил правительству США предложение о начале диалога касательно иранской ядерной программы. Некоторые эксперты заявили, что у США появилась возможность заключить "великую сделку". Но администрация экс-президента США Джорджа Буша отвергла это предложение, поскольку Вашингтон стремился к смене режима.

Короче говоря, американские официальные лица могут изрядно посинеть, если задержат дыхание в ожидании свержения режима на фоне уличных протестов. Даже если "улица" победит иранский режим, нет никаких оснований полагать, что новое иранское правительство откажется от военного ядерного проекта. В отношении Ирана могла бы сработать комбинация военного и дипломатического давления, конечно, если американская администрация в первую очередь заинтересована в изменении поведения режима, а не в его свержении.

Источник: REGNUM

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен