«Я бы хотел услышать от вас, что нам необходимо сделать, чтобы как можно быстрее заключить базовое соглашение между Белоруссией и ЕС». Эта фраза была произнесена 18 февраля премьер-министром Белоруссии Сергеем Румасом во время его встречи с еврокомиссаром по бюджету и кадровым ресурсам Гюнтером Эттингером. В тот же день Александр Лукашенко в очередной раз заявил, что его страна «всегда будет надежным партнером Европейского союза и рассчитывает, что такой подход в двусторонних отношениях будет взаимным».

Казалось бы, подобные заявления высших государственных чиновников Белоруссии уже перестали быть редкостью и звучат со стороны официального Минска с завидной частотой. Однако, как показывает практика, реальных результатов для белорусской стороны они все еще не приносят, даже несмотря на периодически возникающие противоречия с Москвой.

Сегодня в отношениях между Белоруссией и Евросоюзом есть несколько основных моментов, от урегулирования которых во многом зависит дальнейшее развитие событий. К ним стоит отнести проблему ограничений допуска белорусских товаров на европейский рынок, нерешенность вопроса о визовом соглашении и реадмиссии, отсутствие подписанных Приоритетов партнерства и, как следствие, невозможность согласовать Базовое соглашение о сотрудничестве. При этом по каждому из указанных направлений у сторон есть свои, порой диаметрально противоположные, цели.

Так, в отличие от Брюсселя, главной темой для Белоруссии в двусторонних переговорах всегда была и остается проблема торгово-экономического сотрудничества. При этом в Минске по-прежнему отрицают связь этой темы с вопросами политики. Белорусские власти неоднократно ставили в вину своим европейским партнерам создание серьезных препятствий на пути белорусской продукции на рынок ЕС. Сегодня, например, известно, что Евросоюз проводит протекционистскую политику по отношению к своему рынку сельскохозпродукции, используя для этого фитосанитарный стандарт и безопасность продуктов питания. На практике это приводит к тому, что белорусские производители годами не могут получить разрешение на экспорт своей продукции в ЕС, в то время как в Брюсселе предпочитают не обращать на это внимания. О сложившейся проблеме во время переговоров с еврокомиссаром по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнесом Ханом в июне 2018 года открыто заявил и Александр Лукашенко. Однако никакой реакции на его слова из Брюсселя так и не последовало, а решение данной проблемы так и осталось в рамках различного рода двусторонних встреч и экспертных консультаций.

Еще одним нерешенным вопросом является проблема упрощения визового режима и реадмиссии. После нескольких лет переговоров в 2018 году официально было заявлено, что они уже находятся на финальной стадии, но на практике оказалось, что стороны так и не смогли прийти к консенсусу по ряду ключевых вопросов. Минск по-прежнему считает предъявляемые ЕС требования слишком неподъёмными и в ряде случае необоснованными. Например, ЕС требует от Белоруссии, в отличие от остальных участниц инициативы «Восточное партнёрство», организовывать подачу документов исключительно через визовые центры, выдвигает дополнительное требование к безопасности белорусских дипломатических паспортов, а также выступает за сохранение механизма приостановки соглашения в случае очередного введения санкций и увеличение числа иностранных консулов в республике. При этом, как отметил глава белорусского МИДа Владимир Макей, «практика внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности Белоруссии говорит о том, что если мы видим, что какие-то проблемы являются действительно непреодолимым препятствием в той или иной ситуации, то белорусская сторона всегда выражала готовность к компромиссу». В Брюсселе же хоть и приветствуют некоторые шаги Минска в данном направлении (например, введение 30-дневного безвизового режима), сами идти навстречу Белоруссии не спешат. Поэтому, как считают эксперты, если сторонам и удастся договориться, то произойдет это не ранее 2020 года при условии общего улучшения двусторонних отношений в сфере политики.

Стоит отметить, что именно нерешенность политических вопросов является главной причиной неурегулированности оставшихся двух неразрывно связанных друг с другом проблем двустороннего сотрудничества — отсутствие подписанных Приоритетов партнерства и Базового соглашения. В первом случае необходимо напомнить, что Приоритеты на 2018−2020 годы, которые представляют собой своеобразную дорожную карту двусторонних отношений, стороны планировали подписать еще осенью 2017 года. Но тогда, как и сейчас, главным тормозом в этом направлении оказалась позиция Литвы, которая выступает категорически против соглашения из-за строящейся в Белоруссии атомной электростанции (БелАЭС). По мнению Вильнюса, Минск должен принять на себя все обязательства относительно атомной безопасности, которые распространяются на членов Евратома, не будучи при этом ни его членом, ни ЕС. Такая позиция литовской стороны убеждает наблюдателей в том, что даже в случае уступок со стороны Белоруссии Литва не успокоится и выдвинет новые требования, поскольку руководство этой страны поставило перед собой политическую задачу любыми способами не допустить запуска БелАЭС.

Именно поэтому, понимая тупиковость переговоров с Вильнюсом, белорусские переговорщики и стали искать поддержки среди стран, которые могут повлиять на литовскую позицию. Речь в данном случае идет о Польше, где в феврале побывала белорусская делегация во главе с председателем Совета Республики Михаилом Мясниковичем. Как стало известно, в Варшаве обсуждался вопрос сотрудничества стран в сфере энергетики и было предложено возобновить деятельность рабочей группы в данной отрасли. Вероятно, белорусские власти понимают, что без сторонней поддержки сломить позицию Литвы не удастся, а без этого Приоритеты сотрудничества подписать будет невозможно. Понимают, по всей видимости, это и в Брюсселе, где используют литовские претензии в собственных интересах, формально снимая с себя ответственность за постоянные срывы переговоров. При этом, исходя из заявлений, прозвучавших на встрече Румаса и Эттингера 18 февраля, можно сделать вывод, что ЕС все же готов рассмотреть вопрос заключения Базового соглашения и без подписания Приоритетов сотрудничества, так как сегодня между двумя странами действительно существует серьезный юридический вакуум, не позволяющий сторонам двигаться дальше.

Известно, что еще в 1995 году Белоруссия и Евросоюз подписали Соглашение о партнерстве и сотрудничестве, ратификация которого не состоялась из-за событий 1996 года. Тогда в республике прошел референдум, который не был признан ЕС, а Брюссель обвинил белорусские власти в несоблюдении базовых демократических принципов. В итоге вплоть до настоящего момента стороны руководствуются соглашением, которое было заключено еще в 1989 году между СССР и Европейским экономическим сообществом. При этом Белоруссия, по сути, осталась единственной страной на постсоветском пространстве, у которой нет юридически оформленных отношений с ЕС (например, Россия подписала Соглашение о стратегическом партнерстве и сотрудничестве с Евросоюзом еще в 1994 году).

Основные проблемы, которые сегодня не позволяют говорить о том, что Базовое соглашение, как и Приоритеты сотрудничества, будут приняты в обозримом будущем, можно свести к следующему. Во-первых, несмотря на кажущееся потепление отношения к Минску, Брюссель по-прежнему искусственно затягивает многие процессы, стремясь навязать белорусским властям политические обязательства, которые те либо не хотят, либо не могут выполнить. Например, это касается реформирования политической и социально-экономической системы, а также отмены смертной казни. При этом в Евросоюзе до сих пор не могут предложить Минску никаких конкретных выгод от навязываемых им условий.

Во-вторых, в белорусской столице не считают необходимым идти на более серьёзные уступки, считая, что Евросоюзу должно быть достаточно добрососедских отношений с Белоруссией. Кроме того, по мнению властей республики, в Брюсселе должны ценить нынешние действия Минска по предотвращению транзита наркотиков и нелегальной миграции, а также место белорусской столицы в процессе мирного урегулирования украинского кризиса. Вместе с тем политическое руководство страны по-прежнему рассчитывает на сохранение прежних отношений с Россией, позволяющих поддерживать в стране существующий политический режим при сохранении баланса между Западом и Востоком. Это, в свою очередь, уже не удовлетворяет интересам европейских политиков.

В-третьих, в рамках общей политики Евросоюза органы управления ЕС принимают все решения с учётом геополитических аспектов и вопросов безопасности. При этом на подобные решения напрямую влияют позиции отдельных членов объединения, имеющих собственные цели и задачи. В случае с Белоруссией ситуация осложняется тем, что интересы, например, Германии, порой существенным образом отличаются от интересов той же Латвии, что только тормозит развитие двусторонних связей. В связи с этим можно утверждать, что до тех пор, пока Белоруссия не решит ряд принципиальных вопросов со своими соседями, сторонам вряд ли удастся существенно продвинуться в своих отношениях.

Таким образом, можно констатировать, что при общем декларировании стремления сблизить свои позиции Белоруссия и Евросоюз все еще находятся достаточно далеко от понимания друг друга. С одной стороны, Минск стремится к открытому доступу на рынок ЕС и получению большего финансирования. С другой — Брюссель не готов предложить этого белорусским партнерам без серьезных политических реформ внутри страны. В конечном счете сегодня обе стороны продолжают много говорить, но реальных шагов навстречу друг другу фактически не делают.

Источник: EADaily

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен