В последнее время возникло чувство угрозы сложившимся отношениям между Россией и Германией. В ряде экспертных оценок аналитических центров, например, Института Русских стратегий даже заговорили об угрозе их обрушения. Целых два высших российских МИДовских чиновника — глава МИД С. Лавров и заместитель Третьего европейского департамента МИД О. Красницкий заявили о такой угрозе.

Уровень и плотность неслучайно последовавших одно за другим заявлений должны показать высшую степень озабоченности руководства России происходящим. Выше бывает только заявление главы государства.

Чтобы ответить на вопрос, грозит ли обрушение российско-германским отношениям, нужно понять, с кем раньше эти отношения выстраивались и что из себя представляли. Нужно помнить два главных момента: а) Германия была и остаётся оккупированным США государством с весьма условным суверенитетом, и б) немецкий капитал находится под полным контролем американских ТНК.

То есть Германия сверхкритично зависит от США в военной, экономической и политической сферах, и о самостоятельных интересах там говорят только политики второго эшелона. Первый эшелон проходит многоступенчатый отбор в США, в руководстве всех крупнейших партий представлены умеренные или радикальные проатлантисты.

То есть можно сказать без ложной политкорректности, почти все нынешние элиты в Германии проамериканские. Скептична к США лишь левая оппозиция, но она никогда не имела ни шансов, ни влияния, новые политические силы в лице Альтернативы для Германии и часть промышленного бизнеса.

Население Германии в целом относится к русским очень хорошо. Несмотря на влияние полностью подконтрольных США немецких СМИ, немцы на бытовом уровне относятся к России намного теплее, чем в любой стране Европы и в США. Они достаточно трезвы и рациональны, чтобы понимать всю степень ангажированности своих политиков.

Диссонанс между тем, что говорят о России в Германии на улицах и в офисах фирм, и тем, что говорят в Бундестаге и офисе канцлера, а особенно в германском МИДе, этом прямом представительстве Госдепа США, весьма ощутим.

Немцы категорически не желают конфликта с Россией, и в этом проявляется национальная память. Поляков, турок и греков немцы не любят намного сильнее, чем русских. Во всяком случае, они помнят, что русские ушли из ГДР и не препятствовали объединению Германии, а точнее, поглощению ГДР ФРГ, тогда как Германия ответила чёрной неблагодарностью и всеми силами препятствует такому же восстановлению территориальной целостности России.

Но надо понимать, что собственные национальные интересы Германии существуют, как бы их ни искажало давление США. И эти собственные национальные интересы никогда не включали в себя готовность принять усиление России и отказ от вытеснения Москвы с ранее подконтрольных территорий. Даже ценой партнёрства России и Германии.

В Германии понимают, что это означает конфликт с Западом, частью которого Германия является. Этот принцип немецкой геополитики сформулировал ещё Гитлер, и он (принцип) никуда не делся из ориентиров германской элиты. Пророссийскими в Германии являются лишь определённый слой среднего класса, включая интеллектуалов, и бизнес, имеющий интересы в России.

За пределами этих социальных групп отношение к России колеблется от равнодушия до разной степени холодности. В германском истеблишменте сильны позиции представителей родов старой германской аристократии, чьи предки входили в элиту Третьего рейха и сильно пострадали от похода в Россию. В наших полях и лесах много «нечуждых им могил», как писал Пушкин. Ждать, что их правнуки будут любить Россию, не приходится.

Переплетённость капиталов Германии и США настолько велика, что распутать её не смогут даже в германском налоговом ведомстве. Все контрольные пакеты акций в германских концернах с начала ХХ века держат американцы или аффилированные с ними немцы.

Политический класс Германии формируется как на Украине. Так же, как на Украине, контролируется медийная и образовательная сфера. Вообще Украина в области подконтрольности США — это калька с Германии, с тем лишь условием, что способствовать экономическому росту Украины в США никакого интереса нет.

Проамериканские группы в вассальных США странах превращаются в привилегированный класс, и этим вызвана их агрессивность в отношении России. Быть проводником американских интересов — это не мировоззрение, а бизнес, и в него стремятся те, кто не смог реализовать себя в обычном предпринимательстве. Нет ничего необычного, что все попытки России как-то объясниться с этим классом встречаются с подозрением, что Путин стремится разрушить их личное благополучие.

Германия понимает, что платить столько, сколько США, Россия не сможет. Российский рынок намного меньше американского, а Германия — это экспорт и ещё раз экспорт. Издержки переориентации на Россию для Германии выше, чем от следования в фарватере США. Плюс личные переплетения связей элит.

Плюс вечная русофобия и высокомерие немецких аристократов к русским. Плюс геополитическая жадность до восточных территорий, которая не ушла вместе с Гитлером в прошлое. И это мы видим по Чехии, Словакии, Югославии, Крыму, Украине, Прибалтике и Белоруссии.

Пока мы строили газопроводы, германские спецслужбы вкладывались в антисоветскую, а потом и в антироссийскую бандеровскую клику на Украине, и повсюду в мире противостояли нам. И это шло от души, а не только по принуждению ЦРУ.

То есть в российско-германских отношениях есть высокий потенциал для обрушения в конфронтацию. Немцы на уровне истеблишмента намного жёстче к нам, чем мы к ним. Там есть полные атлантисты и наполовину, с последними мы пытаемся контачить и опираться на их интересы.

Но тех искренних друзей и союзников, что были у СССР в ГДР, у России в ФРГ нет и быть не может. И нам стоит больших трудов как-то взбить на этой мутной субстанции пенку и создать минимальную опору в принципе во враждебной среде.

Германия давно встала на ноги, особенно с помощью Горбачёва. И будучи членом НАТО, она разделяет все его агрессивные установки в наш адрес, а других установок в НАТО нет. Так что в Германии мы всегда можем обращаться лишь к определённой части аудитории, понимая, что вся она в целом воспитана США и вовсе без нашего участия. И даже наши партнёры в Германии преследуют только свою корысть. Наши интересы им безразличны, учитывать их они не собираются.

Распад СССР — самая крупная катастрофа ХХ века. Германия и Турция теперь говорят с нами так, как никогда не посмели бы с СССР. Русь уже проходила через такое в разные периоды своей истории. Но каждый раз приходится напрягать все силы, да ещё сверх того, чтобы удержать страну от уничтожения.

Сейчас мы в ситуации Александра Невского, братавшегося с Ордой ради консолидации Руси. Теперь Тевтонский орден — часть Орды, но в целом для нас сюжеты не меняются. Для озабоченности Лаврова и Красницкого есть более чем весомые основания.

Источник: ИА REGNUM.

 

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж