«Из разрозненной группы людей он превратил нас в настоящую семью». Воспоминания об игумене Гаврииле (Квасникове)
 

Отец Гавриил с поэтом Наумом Коржавиным и прихожанами Свято-Троицкого храма (Северная Каролина, г. Мебан)

Отец Гавриил с поэтом Наумом Коржавиным и прихожанами Свято-Троицкого храма (Северная Каролина, г. Мебан)

Впервые об игумене Гаврииле (Квасникове) я узнала от знакомых биологов из «Научного треугольника» в маленьком городе Мебан штата Северная Каролина. Батюшка был математиком, шахматистом, любителем русского романса и поэзии. Сплотил прихожан, сделал приходскую жизнь интересной, насыщенной, открыл воскресную школу, классы по русскому языку и литературе, по музыке, шахматам и так далее.

Батюшка был математиком, шахматистом, любителем русского романса и поэзии

К нему тянулись и «простые», и именитые люди. Например, его друзьями были известный поэт Наум Коржавин, кандидат медицинских наук и сын автора книги «Повесть о настоящем человек» Алексей Кампов-Полевой.

Отец Гавриил (в миру – Александр Квасников), родился в Ленинграде в 1968 году. В 1994-м окончил Ленинградский педагогический университет по специальности «Математика».

В 1996 году Александр был пострижен в монашество епископом Дубоссарским Юстинианом (Овчинниковым), вскоре тем же владыкой рукоположен в иеродиаконы, а затем – и в иеромонахи. С 1996 по 2002 год молодой иеромонах служил на приходах Кишиневской, Тираспольской и Дубоссарской епархий. А с 2002 по 2011год – в Иоанновском ставропигиальном женском монастыре в Санкт-Петербурге.

В 2011 году отец Гавриил переехал в США, перешел в клир Восточно-Американской епархии Русской Православной Церкви за границей и какое-то время служил в Знаменском кафедральном соборе при Архиерейском Синоде в Нью-Йорке. А в ноябре 2011 года он приехал в Северную Каролину и стал настоятелем Свято-Троицкого храма.

Отец Гавриил также возглавлял ежемесячные богослужения в миссионерской общине святителя Иннокентия Московского в городе Нэшвилле в штате Теннесси. 21 августа 2016 года он был возведен в сан игумена митрополитом Восточно-Американским и Нью-Йоркским Иларионом (Капралом).

Игумен Гавриил скоропостижно скончался в 2018 году. Он умер ночью. Обнаружила игумена молодая семья, которая пришла к нему утром для духовных бесед. Дверь в дом была открыта, горел свет, батюшка лежал в своей кровати, скрестив руки на груди. Полиция и медики определили смерть как не насильственную. Вскрытия не проводилось.

Похоронен за Успенским кладбищенским храмом в Троицком монастыре в Джорданвилле (штат Нью-Йорк).

Это краткая биография игумена Гавриила (Квасникова). Небольшие воспоминания родственников и прихожан Свято-Троицкого храма маленького американского городка больше расскажут о нем, о его любви к ближнему, о его горячей вере в Господа.

Господь знает нас более нас самих

Протоиерей Сергий Оржаховский

Протоиерей Сергий Оржаховский, настоятель храма Воскресения Христова в пос. Воскресенское:

– Знакомство с дорогим собратом и настоящим христианином отцом Гавриилом случилось в 2002-м, а признаки дружбы и сходство взглядов проявились двумя-тремя годами позже. Это твердый и искренний в вере и пред Богом, открытый и близкий человек.

Взобравшись на камень, мы смотрели в небо и одновременно приняли решение что-то изменить в своей жизни

Мы уже служили вместе на Подворье Иоанновского монастыря под Петербургом, когда решили отправиться в близлежащую Финляндию. Отец Гавриил был инициатором поездки, а я водителем-попутчиком. Это был наш первый опыт путешествия за границу на автомобиле. Поездка-паломничество в Ново-Валаамский монастырь и приграничную Финляндию была благополучной и интересной. Мы, как шутили, вдохнули воздух свободы. Случилось одно открытие, а может быть, и откровение. Недалеко от границы мы остановились у озера, пошли «размять ноги». Во время прогулки нашли большой камень-валун. Взобравшись на него, смотрели на небо, озеро, лес, думали-дышали. Одновременно приняли решение что-то изменить в своей жизни и служении: договорились закончить службу в женском монастыре и продолжить ее на приходах. Через два года отец Гавриил оказался в Северной Америке, а я, его многодетный собрат – на приходе в Гатчинском районе Петербургской митрополии.

Это лишь малые штрихи, но яркие и памятные. А о том, что было в келейных беседах, и рассказать непросто, а, может, и неполезно. Господь знает нас более нас самих.

Вечная память и Царство Небесное настоящему другу и собрату отцу Гавриилу.

Будучи восьмиклассником, он сам пришел в храм

Татьяна Георгиевна Квасникова, мать отца Гавриила:

– Саша учился в школе хорошо, с 4-го класса увлекался астрономией, позже появился интерес к истории. Сын читал много книг по этим предметам. Первый раз в храм пошел сам, будучи восьмиклассником, и был удивлен, восхищен красотой церковного убранства.

После школы сын поступил в Балтийский государственный технический университет («ВоенМех»), выбрал специальность «Динамика полета». Когда он был на втором курсе, со студентов была снята так называемая бронь, в результате чего Сашу и его однокурсников забрали в армию. Он отслужил два года на Байконуре и вернулся в институт.

Через полгода Саша перевелся в Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена. Получив диплом, преподавал математику в Вологодской области. Там он познакомился и подружился с отцом Ярославом Шиповым. Отец Ярослав, писатель и общественный деятель, выпускник Литературного института в Москве, работал в журналах «Литературная учеба», «Наш современник», в издательстве «Современник». В возрасте 44 лет стал священником. Он поднимал приходы в Вологодской области. Мой сын стал прототипом молодого, ищущего смысл жизни учителя математики в рассказе отца Ярослава «На крыльце». Когда отец Ярослав уехал из Вологодской области, Саша вернулся в Санкт-Петербург и продолжил преподавать математику.

Мой сын стал прототипом молодого, ищущего смысл жизни учителя математики в рассказе отца Ярослава «На крыльце»

Спустя некоторое время Саша уволился из школы, уехал в Московскую область и стал послушником в Троице-Сергиевой Лавре. А после этого его направили в Приднестровье, в город Бендеры, где Саша и принял монашеский постриг в июне 1996 года. Там он служил в г. Рыбница при воинской части, потом в Петербурге в женском монастыре Иоанна Кронштадтского.

Когда Саша приезжал в гости в США навестить своего брата Мишу и его семью, он познакомился с православным священником из Нью-Йорка. Благодаря этому батюшке сын встретился с митрополитом Иларионом (Капралом), по приглашению которого переехал служить в США.

Через несколько месяцев после этого его направили на службу в Северную Каролину. Было непросто, Саше английский язык давался тяжело, но он всегда был благодарен прихожанам за помощь. Когда Саша из Америки приезжал погостить в Санкт-Петербург, он обязательно встречался со школьными друзьями, рассказывал им о жизни, службе, о Православии в Америке. Сын всегда навещал отца Ярослава в Москве.

Саша очень любил природу, любил путешествовать, объездил все пригороды Питера, побывал во многих странах Европы.

Дядя Саша

Костя Хартман, племянник отца Гавриила:

– Мои первые воспоминания о дяде связаны с его возращением из армии. Мне тогда было пять лет. От бабушки я узнал, что мой родственник служил «на Байконуре», и мое детское сознание прочно связало дядю Сашу с космонавтами. Когда я учился в первом классе, он преподавал у нас в школе шахматы, и я хорошо помню, как дядя просил меня не рассказывать друзьям, что он космонавт.

Потом бабушка сообщила, что дядя Саша принял сан, что служба у него непростая, он постоянно в разъездах. Дядя служил в Приднестровье и на Украине, ездил в Абхазию.

В последний год я спросил его: «Что ты хочешь в подарок?», - и он ответил: «Увидеть тебя!»

Когда наша семья оказалась в Америке, дядя Саша приезжал к нам в гости. Он хотел служить в США, служить Господу вдали от суеты и шума. Мы, конечно, были бы счастливы, чтобы отец Гавриил жил недалеко от нас. Наверное, Господь услышал наши молитвы. В конце концов дядя остался служить в Нью-Йорке. Наша мечта сбылась, мы часто виделись, разговаривали. Отец Гавриил садился в автобус и приезжал к нам на несколько дней. Я тоже отправлялся в Нью-Йорк, и дядя всегда находил время встретиться и поговорить. Узнав, что его переводят служить в Северную Каролину, я искренне порадовался за него, потому что знал, что он хотел жить и служить ближе к природе, тишине. Он с большим удовольствием рассказывал мне о своих поездках в горы и о тех днях, которые проводил на берегу океана на Аутер-Бенкс. Мы регулярно созванивались с ним или общались по скайпу: я ему рассказывал о семье и о работе, а он мне – о приходе и о доме. Он делился планами построить новый большой и дружный приход, сделать интересную воскресную школу для детей и взрослых, устраивать крещения в реке.

Каждый Новый год мы старались придумать забавные подарки друг другу: например, он мне подарил микроскоп и телескоп, а мы ему – гитару и шахматы. В последний год я спросил его: «Что ты хочешь в подарок?», – и он ответил: «Увидеть тебя!». Я приехал к нему, и мы провели выходные вместе, гуляли в горах, бродили по маленьким городкам. Для меня дядя Саша навсегда останется мудрым собеседником, с которым интересно поговорить обо всем на свете. Я уверен, что его бессмертная душа присматривает за нами...

Отец Гавриил делился красотой Православия с другими

Михаил Квасников, брат отца Гавриила:

Брат почти не знал английского, а полицейские – русского, но непостижимым образом они понимали друг друга

– Много воспоминаний, связанных с моим братом, храню в сердце… Поделюсь одной историей, веселой и забавной, но в то же время говорящей о том, что отец Гавриил – настоящий воин Христов, никогда не стеснялся свой веры. Наоборот, хотел поделиться красотой Православия с другими. Когда брат гостил у меня в Нью-Йорке, я уговорил его зайти со мной в бар-ресторан. Я отлучился на несколько минут по своим делам и оставил брата одного за столиком.

Возвращаюсь и наблюдаю такую картину: отец Гавриил сидит в окружении полицейских, у которых была там вечеринка, рассказывает им о Православии, о том, что это истинная вера, о красоте церковных служб и песнопений. Стражи порядка оставили развлечения, шутки, выпивку, танцы и внимательно слушали брата. Скажете: ну и что? Возможно. Только добавлю такой штрих: мой брат почти совсем не знал английского языка, а полицейские – русского, но каким-то непостижимым образом все понимали друг друга, и американские «силовики» увлеченно слушали брата. Такой интерес и внимание нельзя подделать, да и зачем это полицейским, их никто же не заставлял слушать…

О молитвенной помощи отца Гавриила

Ольга Изотова, прихожанка:

– Отец Гавриил оказал большую молитвенную помощь нашей семье. В марте 2013 года у моего мужа Павла был диагностирован рак головного мозга, нашей самой младшей дочке было тогда только два месяца. Я сразу же позвонила отцу Гавриилу, он посоветовал каждый день читать Евангелие дня и сосредоточенно провести Великий Пост (тяжелая новость о здоровье мужа совпала с этим периодом). Я просила молиться за мужа, чтобы он прожил хотя бы еще лет пять: тогда бы у нашей младшей дочки осталась какая-то память о ее отце.

Павел с Божией помощью победил болезнь, и, несмотря на трудности и страдания после операции, – живет. В нашей семье даже появилась еще одна дочка.

Свято-Троицкий храм в Северной Каролине Свято-Троицкий храм в Северной Каролине

После болезни мужа мы редко могли ездить в Свято-Троицкий храм, посещали другие приходы, но продолжали поддерживать связь с отцом Гавриилом. Когда звали его соборовать или причастить на дому, то он сразу же соглашался. Приезжал также и в больницу соборовать мужа после операции и крестил дочку у нас на дому, чтобы на Таинстве мог присутствовать и ее отец. Такой отзывчивый человек!

Отец Гавриил прыгал по валунам и радовался океану, как ребенок

Мы вынуждены были пропускать любимые Рождественские детские праздники, но отец Гавриил всегда привозил нашей огромной ораве детей подарки. Мой муж смог съездить в паломническую поездку к святому Иоанну Сан-Францисскому в 2014 году – опять помог наш дорогой игумен Гавриил: мужу нужен был сопровождающий, и батюшка любезно согласился. Хотя поездка была ограничена по времени, они смогли посетить собор с ракой святого и старую церковь, где хранится мантия святителя, побывали и на побережье. По словам мужа, отец Гавриил прыгал по валунам и радовался океану, как ребенок.

Когда у батюшки ухудшилось зрение, и было неизвестно, пройдет ли удачно операция (был риск того, что он ослепнет), отец Гавриил говорил об этом с юмором, не отчаивался, записывал «Добротолюбие» и другие духовные книги на аудио на случай полной слепоты. В свой последний приезд к нам в январе 2018 года радостно делился тем, что приход растет, рождаются дети. Общаться с ним было легко и интересно. Однажды старшие дочки его спросили, на что надо им обратить внимание в изучении веры, чтении православной литературы. Батюшка посоветовал прежде всего хорошо знать жития святых, имена которых они носят. Вечная память дорогому отцу Гавриилу!

Это был настоящий батюшка

Олег и Тамара Кривулины, прихожане:

– Мы познакомились с батюшкой в разное время, но впечатления об отце Гаврииле у нас во многом совпали. Мы увидели в нем скромного, открытого, бескорыстного и искреннего человека.

Настоящую любовь к людям чувствовал каждый, кому доводилось встретиться с отцом Гавриилом. От многих мы слышали, что это был «настоящий батюшка», поэтому количество прихожан в нашем храме все время возрастало. Практически при каждом нашем общении с ним возникало чувство, что отцу Гавриилу дано видеть нашу дальнейшую жизнь. Его советы и наставления впоследствии становились реальностью. Даже сейчас он незримо рядом с нами, и мы продолжаем получать от него помощь.

«Подальше от политики, славы и шума»

Андрей Семянко, регент Свято-Троицкого храма:

– Отец Гавриил был необыкновенно добрым и с большой любовью относился ко всем людям. Многие считали его членом своей семьи, любили, как брата. Меня больше всего поразила история о том, как он попал в Северную Каролину, в наш приход.

Он мог бы выбрать другой приход – с большими доходами и в крупном городе, но не сделал этого

Отец Гавриил после переезда в Америку был назначен в клир Знаменского кафедрального собора при Архиерейском Синоде в самом центре Нью-Йорка – Манхэттене. Там он служил и близко общался c митрополитом Иларионом (Капралом). Когда владыка спросил его, куда он хочет отправиться служить дальше, отец Гавриил ответил: «Подальше от политики, славы и шума. Куда-нибудь, где можно тихо вести приход». Его направили к нам, в спокойное, почти деревенское место.

Он мог бы выбрать другой приход – с большими доходами и в крупном городе! Но отец Гавриил был именно таким: не искал славы и никогда себя не превозносил. Если же он, как любой человек, иногда совершал ошибки, то честно их признавал. Его проповеди были очень искренними, наполненными неподдельной любовью к людям. Он никогда не говорил прихожанам, что будет их спасать или как-то «улучшать». Своей пастырской любовью он учил нас, как любить ближнего своего.

Он был для нас другом и старшим братом

Оскар Нуртаев, прихожанин:

– Отец Гавриил в первую встречу показался мне строгим и деловитым. Позже мы с супругой приезжали в церковь помочь в уборке, и я увидел совсем другого отца Гавриила – веселого и открытого. Я попросил его о встрече во «внеурочное» время, и он сразу согласился. Мы общались на разные темы – разговаривали несколько часов. После той встречи подружились, стали приезжать друг к другу в гости. Разводили костер, пекли картошку и вели долгие беседы о вечном. Было очень интересно послушать истории из его жизни, рассуждения, воспоминания. Отец Гавриил стал для нас другом или старшим братом.

Именно ему удалось создать ту обстановку «семейности», которую и сейчас поддерживает наш приход

Именно ему удалось создать ту обстановку «семейности», которую и сейчас поддерживает наш приход. Многочисленные походы, выезды, паломнические поездки, пикники, субботники помогли сплотить постоянных прихожан и создать некий «центр гравитации», который «притянул» новых членов прихода. Из разрозненной группы людей мы превратились в настоящую семью, а в центре был отец Гавриил со своим неистощимым запасом энергии, идей и оптимизма.

Запомнились также его проповеди, рассказанные простым языком. Шутки и веселые истории за трапезой. Он создал атмосферу любви и дружбы на приходе, именно поэтому всем сердцем хотелось идти на службу, на литургию, а не потому, что «так надо». Хотелось бы, чтобы наследие отца Гавриила не растерялось со временем, а укрепилось и приумножилось. Думаю, с тем заделом, который создал отец Гавриил, это вполне осуществимо.

Приход стал для меня родным домом

Марина Сазанович, прихожанка:

– Мы переехали сюда из Филадельфии несколько лет назад, и я очень волновалась, как меня встретят в храме. Но мое волнение оказалось напрасным. Я не хотела уходить из храма после службы, так как все было настолько родным! Конечно же, эта атмосфера была создана прихожанами, но объединял всех отец Гавриил. Я сразу поняла, что это именно то место, где я хочу крестить сына и остаться, сделав его своим приходом, своим домом.

Дети, даже малыши, чувствовали доброе сердце батюшки и тянулись к нему. Он брал малышей на руки, весело общался с мальчишками, смешил их. Но во время чтения Евангелия и проповеди требовал тишину. Если совсем юные прихожане шумели, то он «сверкал» своими пронзительными глазами, и нам, родителям, было стыдно. Мамочки сразу же убегали со своими детками из храма, чтобы успокоить маленьких чад. А после службы батюшка всегда подходил к ребенку и как ни в чем не бывало шутил: «Ну, ничего, мы выведем его из тебя!»

Я познакомилась с батюшкой пять лет назад, а кажется, что знала его всю жизнь

Отец Гавриил имел особый талант в притяжении и объединении людей. Устраивал субботники и воскресные службы на природе: в парках, на озере, в лесу. У нас на приходе много молодых родителей с маленькими детьми и ребятами школьного возраста. Отец Гавриил это всегда учитывал. Брал в прислужники мальчиков, сам их обучал и не боялся, что они будут делать ошибки. У меня родился сын, и я не могла дождаться, пока он подрастет и начнет прислуживать в алтаре.

Я познакомилась с батюшкой пять лет назад, а кажется, что знала его всю жизнь. Мне жаль, что мои дети были совсем маленькими, когда был жив отец Гавриил, и по-настоящему не познакомились с ним. Но я всегда буду хранить о нем светлую память. Расскажу своим детям о таком светлом человеке.

«Я обручен с Церковью и со всеми вами»

Любовь Ваняшина, прихожанка:

Крест на могиле отца Гавриила

Крест на могиле отца Гавриила – Вспоминаю свое первое впечатление от нашего храма: скромная уютная обстановка, приветливые и доброжелательные  люди,  отличный хор. Этот  полный любви  дом  создал настоятель – отец Гавриил,  добрый, тактичный и внимательный ко всем людям батюшка. Он однажды сказал, что «обручен с Церковью и со всеми нами», поэтому в проповедях так искренне делился  своими мыслями и знаниями, советовал, что читать.

Отец Гавриил всегда по-настоящему заботился о храме и прихожанах.  Приятно вспомнить субботники накануне  великих  праздников: весь  день в храм  приезжали люди, каждому находилось дело, отец Гавриил в прекрасном настроении работал вместе со всеми. Праздничные дни всегда проходили душевно и весело, отец Гавриил придумывал забавные  конкурсы. Игумен Гавриил останется в памяти как скромный, душевный и  светлый человек.

Переступив порог, я почувствовала, что здесь меня ждали, как родную

Татьяна Капленко, прихожанка:

– Уезжая в Северную Каролину, мне было тоскливо и грустно думать о расставании с моим дорогим и родным храмом в Москве. Священник, который из года в год исповедовал меня, причащал, давал мне полезные наставления, больше не сможет принимать активного участия в моей духовной жизни. Не совсем легко было принять эту реальность. Но тогда, в 2014 году, я даже не могла подумать, что Господь мне готовит встречу с таким светлым и верующим человеком, настоящим воином Христовым!

Впервые я попала в Свято-Троицкий храм на праздник Рождества Христова. Увидев церковь с улицы, я была удивлена: неужели храм может быть таким маленьким? Но, переступив порог, я почувствовала, что здесь ждали меня, как в родительском доме. Прокрутив свою жизнь назад, как пленку, я понимаю, что бесценным подарком в этот светлый праздник была первая встреча с настоятелем храма на исповеди – с дорогим и горячо любимым отцом Гавриилом.

Увидев церковь с улицы, я была удивлена: неужели храм может быть таким маленьким?

Всем нам известно, что все, что приходит в нашу жизнь спокойно, умиротворенно, без суеты, с любовью и тихо, – от Господа. Именно такой была встреча с моим духовным наставником в Америке.

Я всегда слышала от отца Гавриила проникновенное и мудрое наставление после Таинства Исповеди. Задавала себе вопрос, как он может знать и говорить именно то, что мне нужно?! Неоднократно убеждалась в Божием наставлении меня через отца Гавриила. Этот факт всегда удивлял меня. Отец Гавриил для меня – образец настоящего монаха, доброго пастыря, молитвенника, ценного духовного руководителя, мужественного и благородного человека, преданного Церкви.

Монашеский путь он избрал со студенческой скамьи

Родион Корниенко, прихожанин:

– Отец Гавриил приехал к нам из Нью-Йорка в ноябре 2011 года после отъезда отца Александра Давыдова, первого постоянного священника нашей церкви. Я в это время был старостой прихода. Несмотря на довольно молодой возраст (ему тогда было 43 года), у отца Гавриила уже был довольно богатый опыт служения, в том числе и в монастыре на моей родине – в Молдавии. Как он говорил, монашеский путь он избрал еще со студенческой скамьи.

С первых дней батюшка обаял прихожан: с одной стороны, своей скромностью и смирением, а с другой – горячей верой и душевной самоотдачей служению Христу и нам, его пастве. Будучи скромным, интеллигентным и деликатным, он был настоящим воином Христовым, укрепляющим веру, надежду, любовь. Наверное, это и было главным, почему в дальнейшем наш приход стал активно расти и укрепляться. Его наставления и забота лично о каждом шли глубоко из сердца, а в его глазах было видно небо, к которому мы в мирской суете почти не поднимаем свой взор!

В его глазах было видно небо, к которому мы в мирской суете почти не поднимаем свой взор!

Отец Гавриил был искренне рад стать нашим настоятелем. Ему нравилось, что наш храм расположен в глубинке, вне сумасшедшей суеты мегаполисов. Также ему очень по душе было то, как тут, в Америке, устроен церковный и епархиальный уклад. Владыка Иларион тоже очень тепло относился к отцу Гавриилу.

Батюшка с любовью помогал наставлениями нашей большой и сложной семье. Мы, в свою очередь, старались помочь ему в его житейских заботах. Любое общение с ним было большой радостью. Батюшка был очень крепким и спортивным, но, к большому огорчению, зрение у него было слабое и, несмотря на несколько операций, постоянно и необратимо ухудшалось. Знание большинства служб наизусть делало это незаметным. Возможно, забрав отца Гавриила в таком раннем возрасте, Господь освободил его от тягот незрячей жизни. Как сказал его ближайший друг отец Сергий, приехавший поддержать наш приход, отец Гавриил был воистину Христов и «досрочно сдал экзамен».

Отец Гавриил любил поэзию

Наум Коржавин с дочерью Еленой (стоит за ним) Наум Коржавин с дочерью Еленой (стоит за ним)

Елена Рубинштейн, дочь поэта Наума Коржавина:

– Папа очень любил ездить на службы в Свято-Троицкий храм, где служил отец Гавриил. Уже будучи сильно больным, в сопровождении наших друзей Тамары и Олега Кривулиных, сидя в инвалидной коляске, выстаивал длинные службы. Они с удовольствием встречались друг с другом и вне храма, вели беседы. Отец Гавриил любил поэзию, был интеллигентным человеком. Он был невероятно светлой личностью. Как жаль, что он ушел так рано…

Мы вместе с отцом Гавриилом ходили на концерты. С ним было так интересно общаться. Он был замечательным, очаровательным человеком, выглядел молодо, совсем как мальчик.

45-летний батюшка и 92-летний поэт сразу подружились

Александр Кабанов, друг поэта Наума Коржавина:

Когда он приходил, уже совсем слепой и теряющий связь с окружающим миром Наум Моисеевич преображался

– Однажды с поэтом Наумом Коржавиным пришел познакомиться отец Гавриил. Священнику было не больше сорока пяти лет, но, несмотря на разницу в возрасте, он и девяностодвухлетний Коржавин сразу подружились.

Отец Гавриил стал постоянным гостем в доме поэта. Когда он приходил, уже совсем слепой и теряющий связь с окружающим миром Наум Моисеевич преображался. Священник читал поэту стихи, они о чем-то подолгу беседовали, и им было хорошо вдвоем.

Он сделал приход центром не только духовной, но и культурной жизни

Владимир Бурчаков, староста Свято-Троицкого храма:

– Став настоятелем, отец Гавриил говорил о своем желании сделать наш приход центром не только духовной, но и культурной жизни. Потому и поддержал инициативу по созданию класса музыкального образования при воскресной школе для детей. С удовольствием посещал он поэта Наума Коржавина и с почестью встречал его, когда тот в сопровождении наших прихожан, Олега и Тамары Кривулиных, приезжал в церковь.

В трапезной по праздникам прихожанами читались стихи русских поэтов, исполнялись песни русских композиторов. Как-то раз к нам обратились организаторы турне православного квартета «Коневец» с просьбой помочь в проведении концерта. Отец Гавриил без колебаний нашел помещение для выступления. Также мы помогли солистам ансамбля разместиться в гостинице и предоставили транспорт.

Он любил присесть за стол поближе к гитаристу, подпевал, шутил, а особенно любил романс «Гори, гори, моя звезда»

Очень любил отец Гавриил песни и романсы. Как-то раз он предложил провести вечер русского романса. А на выездных богослужениях в парках Северной Каролины (инициатором этих мероприятий также был он) любил присесть за стол поближе к гитаристу, подпевал, шутил. Причем относился к этим импровизированным концертам серьезно: распечатывал тексты песен и раздавал листки, чтобы вовлечь в пение как можно больше народу. Но было одно произведение, к которому распечатка не требовалась. При вступительных аккордах его отец Гавриил менялся в лице, улыбку сменяла задумчивость и легкая грусть. Это был романс «Гори, гори, моя звезда». Поначалу я подшучивал над такой переменой настроения, говоря, что нам и на проповедях хватает напоминаний о могилах и печалях, чтобы еще и на отдыхе думать об этом же. Но видя, как поет отец Гавриил этот романс, я затихал. Посмею предположить, что какие-то далекие личные воспоминания стоят за словами этого романса. Как-то по особенному воспринималось: «...Ты будешь вечно неизменною в душе измученной моей...».

Глядя на игумена, я размышлял о таких людях, как он: решивших оставить земные радости, отбросить мирские страсти и пустые хлопоты; решивших отдать свои силы и таланты служению Христу. Каких душевных сил требует монашеский подвиг, известно только им самим и Господу. Нам же остается только благодарить Его за то, что Он посылает нам встречи с настоящими воинами Христовыми.

Вечная память игумену Гавриилу!

Подготовили Ирина Балан и Александра Грипас

Помочь добрым делам

Hilfe für gute Taten