От редакции: хочется предложить вашему вниманию интересные ответы отца Андрея, природного англичанина о святом царе Николае и особо отметить, что слово "святой" имеет в русском языке два значения. I. "Посвящённый Богу, Божий (хотя и не без изъянов)" - ср. святой храм, святая Земля, "святой и грешный русский чудо-человек" (А. Т. Твардовский). II. "Человек спасённый Богом от греха, прославленный Церковью и почитаемый христианами как пример для подражания и заступник пред Богом". Хороший текст для того, чтобы поразмышлять о Важном.

Для православных христиан неправославные христиане – это отпавшие от Церкви бывшие православные, невольно приведенные своими лидерами по целому ряду политических причин и ради мирского благополучия в инославие.

Original des Artikels in Englisch: events.orthodoxengland.org.uk

Св. страстотерпец император Николай II
Св. страстотерпец император Николай II

– Почему столь распространены кривотолки о царе Николае II и резкая критика в его адрес?

– Чтобы правильно понимать царя Николая II, надо быть православным. Недостаточно быть человеком светским или номинальным православным, или полуправославным, или воспринимать Православие как свое хобби, сохраняя при этом прежний – советский или западный (что, по существу, является одним и тем же) культурный багаж. Надо быть сознательно православным, православным по существу, культуре и миропониманию.

Царь Николай II поступал и реагировал по-православному

Другими словами, чтобы понять Николая II, вам необходимо иметь духовную целостность, которую он имел. Царь Николай был глубоко и последовательно православным по своим духовным, нравственным, политическим, экономическим и социальным взглядам. Его православная душа смотрела на мир православными глазами, он поступал и реагировал по-православному.

– А почему профессиональные историки относятся к нему так негативно?

– Западные историки, как и советские, относятся к нему негативно, потому что они мыслят по-светски. Вот недавно я читал книгу «Крым» британского историка Орландо Фиджеса, специалиста по России. Это интересная книга о Крымской войне, со многими подробностями и фактами, написанная так, как и подобает серьезному ученому. Однако автор по умолчанию подходит к событиям с чисто западными светскими мерками: если правивший в то время царь Николай I не был западником, то он должен был быть религиозным фанатиком, намеревавшимся завоевать Османскую империю. При своей любви к деталям Фиджес упускает из виду самое главное: чем была Крымская война для России. Он видит западными глазами только империалистические цели, которые приписывает России. Его побуждает так поступать его мировоззрение светского человека Запада.

Фиджес не понимает, что те части Османской империи, которые интересовали Николая I, – это земли, где православное христианское население на протяжении веков страдало от исламского гнета. Крымская война не была колониальной, империалистической войной России с целью продвижения на территорию Османской империи и ее эксплуатации, в отличие от войн, которые вели западные державы ради своего продвижения в Азию и Африку и их порабощения. В случае с Россией это была борьба за свободу от угнетения – по сути антиколониальная и антиимпериалистическая война. Целью было освобождение православных земель и народов от гнета, а не завоевание чьей-то империи. Что касается обвинений Николая I в «религиозном фанатизме», то в глазах секуляристов любой искренний христианин есть религиозный фанатик! Это объясняется тем, что в сознании этих людей отсутствует духовное измерение. Они не способны видеть за пределами своей светской культурной среды и не выходят за рамки установленного мышления.

– Выходит, это из-за своего светского мировоззрения западные историки называют Николая II «слабым» и «неспособным»?

Миф о «слабости» Николая II как правителя – западная политическая пропаганда, придуманная в то время и повторяемая до сих пор

– Да. Это западная политическая пропаганда, придуманная в то время и повторяемая до сих пор. Западные историки обучаются и финансируются западным «истеблишментом» и не могут видеть шире. Серьезные постсоветские историки уже опровергли эти обвинения в адрес царя, сфабрикованные Западом, которые советские коммунисты радостно повторяли в оправдание уничтожения царской империи. Пишут, что цесаревич был «не способен» править, но всё дело в том, что в самом начале он просто не был готов стать царем, поскольку его отец, царь Александр III, умер внезапно и относительно молодым. Но Николай быстро выучился и стал «способным».

 

Другое излюбленное обвинение Николая II – в том, что он якобы развязывал войны: Японско-русскую войну, именуемую «Русско-японской», и кайзеровскую войну, названную Первой мировой. Это неправда. Царь был в то время единственным мировым лидером, желавшим разоружения и не хотевшим войны. Что касается войны против японской агрессии, то это сами японцы, вооруженные, спонсируемые и подстрекаемые США и Великобританией, начали Японско-русскую войну. Они без предупреждения напали на российский флот в Порт-Артуре, название которого столь созвучно с Перл-Харбор. И, как мы знаем, австро-венгры, подгоняемые кайзером, искавшим любого повода для начала войны, развязали Первую мировую войну.

Именно Николай II в 1899 году первым в мировой истории призвал правителей государств к разоружению и всеобщему миру

Вспомним, что именно царь Николай II в Гааге в 1899 году первым в мировой истории призвал правителей государств к разоружению и всеобщему миру – он видел, что западная Европа была готова взорваться, как пороховая бочка. Он был нравственным и духовным лидером, единственным в то время правителем в мире, не имевшим узких, националистических интересов. Напротив, будучи помазанником Божиим, он имел в сердце универсальную задачу всего православного христианства – привести ко Христу всё созданное Богом человечество. Иначе зачем же он пошел на такие жертвы ради Сербии? Он был человеком необыкновенно сильной воли, как заметил, например, французский президент Эмиль Лубе. Все силы ада сплотились, чтобы уничтожить царя. Они не стали бы этого делать, если бы царь был слабым.

– Вы говорите, что Николай II – глубоко православный человек. Но ведь в нем совсем мало русской крови, не так ли?

– Простите, но в данном утверждении содержится националистическое предположение, что надо обязательно быть «русской крови», чтобы считаться православным, принадлежать универсальному христианству. Думаю, что царь был на одну 128-ю русским по крови. И что же? Сестра Николая II прекрасно ответила на этот вопрос более пятидесяти лет назад. В интервью 1960 года греческому журналисту Яну Ворресу великая княгиня Ольга Александровна (1882–1960) сказала: «Называли ли британцы короля Георга VI немцем? В нем не было ни капли английской крови… Кровь – это еще не главное. Главное – это страна, в которой вы выросли, вера, в которой воспитаны, язык, на котором говорите и мыслите».

– Сегодня некоторые русские изображают Николая II «искупителем». Вы с этим согласны?

– Конечно, нет! Есть только один искупитель – Спаситель Иисус Христос. Однако можно сказать, что жертва царя, его семьи, слуг и десятков миллионов других людей, убитых в России советским режимом и фашистами, была искупительной. Русь была «распята» за грехи мира. Действительно, страдания русских православных в их крови и слезах были искупительными. Истинно и то, что все христиане призваны спасаться, живя во Христе Искупителе. Интересно, что некоторые благочестивые, но не слишком образованные русские, называющие царя Николая «искупителем», называют Григория Распутина святым.

– Значима ли личность Николая II сегодня? Православные христиане составляют небольшое меньшинство среди остальных христиан. Даже если Николай II представляет особую значимость для всех православных, это всё равно будет немного в сравнении со всеми христианами.

– Конечно, мы, христиане, являемся меньшинством. Согласно статистике, из 7 миллиардов живущих на нашей планете людей христиан всего 2,2 миллиарда – это 32%. А православные христиане составляют всего 10% от числа всех христиан, то есть православных на свете лишь 3,2%, или примерно каждый 33-й житель Земли. Но если посмотреть на эту статистику с богословской точки зрения, то что мы увидим? Для православных христиан неправославные христиане – это отпавшие от Церкви бывшие православные, невольно приведенные своими лидерами по целому ряду политических причин и ради мирского благополучия в инославие. Католики могут пониматься нами как окатоличенные православные, а протестанты – как католики, которых опротестантили. Мы, недостойные православные, как малая закваска, которая заквашивает всё тесто (см.: Гал. 5: 9).

Без Церкви свет и тепло не распространяются от Святого Духа на весь мир. Вот вы находитесь вне Солнца, но всё равно ощущаете исходящие от него тепло и свет – также и 90% христиан, находящихся вне Церкви, всё еще знают о ее действии. Например, почти все они исповедуют Святую Троицу и Христа как Сына Божия. Почему? Благодаря Церкви, установившей эти учения много веков назад. Такова благодать, присутствующая в Церкви и изливающаяся от нее. Если мы это понимаем, то поймем и значимость для нас православного императора, последнего духовного преемника императора Константина Великого – царя Николая II. Его свержение с престола и убийство полностью изменило ход церковной истории, то же можно сказать и о его недавнем прославлении.

 

– Если это так, то почему царь был свергнут и убит?

– Христиане всегда гонимы в мире, как Господь и говорил Своим ученикам. Дореволюционная Россия жила православной верой. Однако вера была отвергнута большей частью прозападной правящей элиты, аристократией и многими представителями увеличивавшегося среднего класса. Революция стала результатом утраты веры.

Большинство представителей высшего класса в России жаждали власти, так же как богатые торговцы и средний класс во Франции хотели власти и послужили причиной Французской революции. Приобретя богатство, они желали подняться на следующую ступень иерархии ценностей – ступень власти. В России такая жажда власти, пришедшая с Запада, была основана на слепом поклонении Западу и ненависти к своей стране. Мы видим это с самого начала на примере таких фигур, как А. Курбский, Петр I, Екатерина II и западники вроде П. Чаадаева.

Упадок веры отравил и «белое движение», которое разделилось из-за отсутствия общей укрепляющей веры в Православное царство. В целом российская правящая элита была лишена православного самосознания, которое было заменено различными суррогатами: причудливой смесью мистицизма, оккультизма, масонства, социализма и поиска «истины» в эзотерических религиях. Кстати, эти суррогаты продолжали жить в парижской эмиграции, где различные деятели отличились своей приверженностью к теософии, антропософии, софианству, имябожничеству и другим весьма причудливым и духовно опасным лжеучениям.

Они имели так мало любви к России, что в результате откололись от Русской Церкви, но всё равно оправдывали себя! Поэт Сергей Бехтеев (1879–1954) сказал сильные слова по этому поводу в своем стихотворении 1922 года «Опомнись, знать», сравнивая привилегированное положение эмиграции в Париже с положением людей в распятой России:

И снова их сердца исполнены интриги,
И снова на устах предательство и ложь,
И вписывает жизнь в главу последней книги
Измену гнусную зазнавшихся вельмож.

Эти представители высших классов (хотя не все были предателями) с самого начала финансировались Западом. Запад считал, что, как только его ценности: парламентская демократия, республиканство и конституционная монархия – будут насажены в России, она станет еще одной буржуазной западной страной. По той же причине Русскую Церковь нужно было «протестантизировать», то есть духовно нейтрализовать, лишить силы, что Запад постарался сделать с Константинопольским Патриархатом и другими Поместными Церквями, павшими под его властью после 1917 года, когда они лишились покровительства России. Это было следствием тщеславной идеи Запада, что его модель может стать универсальной. Эта идея присуща западным элитам и сегодня, они стараются навязать всему миру свою модель под названием «новый мировой порядок».

Царя – помазанника Божия, последнего защитника Церкви на земле – надо было сместить, потому что он сдерживал Запад от захвата власти в мире

Царя – помазанника Божия, последнего защитника Церкви на земле – надо было сместить, потому что он сдерживал Запад от захвата власти в мире. Однако в своей некомпетентности аристократы-революционеры февраля 1917 года вскоре потеряли контроль над ситуацией, и через несколько месяцев власть перешла от них к низам низов – к преступникам большевикам. Большевики же взяли курс на массовое насилие и геноцид, на «красный террор», подобный террору во Франции пятью поколениями ранее, но уже с гораздо более жестокими технологиями XX века.

Тогда была искажена и идеологическая формула православной империи. Напомню, что она звучала так: «Православие, самодержавие, народность». Но ее злонамеренно трактовали так: «обскурантизм, тирания, национализм». Безбожные коммунисты деформировали эту идеологию ещё больше, так что она превратилась в «централизованный коммунизм, тоталитарную диктатуру, национал-большевизм». А что же означала первоначальная идеологическая триада? Она означала: «(полное, воплощенное) истинное христианство, духовная независимость (от сил мира сего) и любовь к народу Божию». Как мы говорили выше, эта идеология была духовной, нравственной, политической, экономической и социальной программой Православия.

– Социальная программа? Но ведь революция произошла оттого, что было очень много бедных и имела место нещадная эксплуатация бедняков супербогатыми аристократами, а царь был во главе этой аристократии.

– Нет, именно аристократия противостояла царю и народу. Царь сам щедро жертвовал из своих богатств и облагал высокими налогами богачей при замечательном премьер-министре Петре Столыпине, так много сделавшем для земельной реформы. К сожалению, царская программа социальной справедливости стала одной из причин, почему аристократы возненавидели царя. Царь и народ были едины. Оба были преданы прозападной элитой. Об этом свидетельствует уже убийство Распутина, которое было подготовкой к революции. Крестьяне справедливо видели в этом предательство народа знатью.

– А какова была роль евреев?

– Существует такая теория заговора, что будто бы одни евреи виноваты во всем плохом, что происходило и происходит в России (и в мире вообще). Это противоречит словам Христа.

Действительно, большинство большевиков были евреями, но евреи, участвовавшие в подготовке русской революции, были, прежде всего, вероотступниками, атеистами вроде К. Маркса, а не верующими, практикующими иудеями. Евреи, участвовавшие в революции, работали рука об руку с неевреями-атеистами, например с американским банкиром П. Морганом, а также с русскими и многими другими и зависели от них.

Сатана не отдает предпочтения какой-либо одной конкретной нации, но использует в своих целях каждого, кто готов подчиниться ему

Мы знаем, что Британия организовала Февральскую революцию 1917 года, которую поддерживала Франция и профинансировали США, что В. Ленин был отправлен в Россию и спонсирован кайзером и что массы, сражавшиеся в Красной армии, были русскими. Ни один из них не был евреем. Некоторые люди, плененные расистскими мифами, просто отказываются смотреть правде в глаза: революция была делом рук сатаны, который готов для достижения своих губительных планов использовать любую нацию, любого из нас – евреев, русских, нерусских… Сатана не отдает предпочтения какой-либо одной конкретной нации, но использует в своих целях каждого, кто готов подчинить ему свою свободную волю для установления «нового мирового порядка», где он будет единым правителем павшего человечества.

– Есть русофобы, считающие, что Советский Союз был преемником царской Россией. Так ли это, по вашему мнению?

– Несомненно, существует преемственность… западной русофобии! Посмотрите, например, выпуски газеты «Таймс» между 1862 и 2012 годами. Вы увидите 150 лет ксенофобии. Верно, что многие на Западе были русофобами еще задолго до появления Советского Союза. В каждом народе есть такие ограниченно мыслящие люди – просто-напросто националисты, считающие, что любой народ, кроме их родного, должен быть очернен, какой бы ни была его политическая система и как бы эта система ни менялась. Мы видели это в недавней войне в Ираке. Мы видим это сегодня в сводках новостей, где обвиняются во всех грехах народы Сирии, Ирана и Северной Кореи. Мы не воспринимаем серьезно такие предрассудки.

Вернемся к вопросу о преемственности. После периода сплошного кошмара, начатого в 1917 году, преемственность, действительно, появилась. Это произошло после того, как Германия напала на Россию в день Всех святых, в земле Российской просиявших, в июне 1941 года. Сталин осознал, что сможет победить в войне только с благословения Церкви, вспомнил прошлые победы православной России, одержанные, например, при святых князьях Александре Невском и Димитрии Донском. Осознал, что любой победы можно добиться только вместе с его «братьями и сестрами», то есть народом, а не с «товарищами» и коммунистической идеологией. География не меняется, поэтому в российской истории имеет место преемственность.

Советский период был отклонением от истории, отпадением от национального предназначения России, особенно в первый кровавый период после революции…

Мы знаем (и Черчилль очень ясно это выразил в своей книге «Мировой кризис 1916–1918 годов»), что в 1917 году Россия была накануне победы

Что бы было, если бы не произошла революция? Мы знаем (и У. Черчилль очень ясно это выразил в своей книге «Мировой кризис 1916–1918 годов»), что Россия была накануне победы в 1917 году. Вот почему революционеры тогда поспешили принять меры. У них была узенькая лазейка, через которую они могли действовать до начала великого наступления 1917 года.

Если бы не было революции, Россия бы победила австро-венгров, чья многонациональная и в основном состоявшая из славян армия всё равно была на грани мятежа и развала. Затем Россия оттеснила бы обратно в Берлин немцев или, скорее всего, их прусских военачальников. В любом случае, ситуация была бы похожей на 1945 год, но с одним важным исключением. Исключение состоит в том, что царская армия в 1917–1918 годах освободила бы Центральную и Восточную Европу, не завоевывая ее, как это случилось в 1944–1945 годах. И она бы освободила Берлин, так же как освободила Париж в 1814 году – мирно и благородно, без ошибок, допущенных Красной армией.

– Что бы тогда было?

– Освобождение Берлина и, следовательно, Германии от прусского милитаризма, несомненно, привело бы к разоружению и разделению Германии на части, к ее восстановлению такой, какой она была до 1871 года, – страны культуры, музыки, поэзии и традиций. Это стало бы концом Второго Рейха О. Бисмарка, который был возрождением Первого Рейха воинственного еретика Карла Великого и привел к Третьему Рейху А. Гитлера.

Если бы Россия победила, это привело бы к умалению прусского/немецкого правительства, а кайзер, очевидно, был бы отправлен в ссылку на какой-нибудь маленький островок, как в свое время Наполеон. Но не было бы унижения германских народов – результата Версальского договора, прямо приведшего к ужасам фашизма и Второй мировой войне. Кстати, это привело и к «Четвертому Рейху» нынешнего Европейского Союза.

– Разве Франция, Британия и США не воспротивились бы отношениям победившей России с Берлином?

Союзники и не желали видеть Россию победителем. Они хотели использовать ее лишь как «пушечное мясо»

– Франция и Британия, увязшие в своих пропитанных кровью окопах или, возможно, достигшие к тому времени французских и бельгийских границ с Германией, не смогли бы этому воспрепятствовать, потому что победа над кайзеровской Германией была бы в первую очередь победой России. А США никогда бы не вступили в войну, если бы из нее прежде не была выведена Россия – частично благодаря финансированию Соединенными Штатами революционеров. Вот почему союзники делали всё, чтобы устранить Россию из войны: они не желали видеть Россию победителем. Они хотели использовать ее лишь как «пушечное мясо», чтобы утомить Германию и подготовить ее поражение от рук союзников – а они бы прикончили Германию и беспрепятственно ее захватили.

– Ушли бы русские армии из Берлина и Восточной Европы вскоре после 1918 года?

– Да, конечно. Вот еще одно отличие от Сталина, для которого «самодержавие» – второй элемент идеологии Православной империи – деформировалось в «тоталитаризм», означавший оккупацию, подавление и порабощение посредством террора. После падения Германской и Австро-Венгерской империй для Восточной Европы наступила бы свобода с перемещением населения в пограничные территории и установлением новых государств без меньшинств: это были бы воссоединенные Польша и Чехия, Словакия, Словения, Хорватия, Закарпатская Русь, Румыния, Венгрия и так далее. Создалась бы демилитаризованная зона по всей территории Восточной и Центральной Европы.

Это была бы Восточная Европа с разумными и защищенными границами

Это была бы Восточная Европа с разумными и защищенными границами, и удалось бы избежать ошибки создания государств-конгломератов, таких как будущие (ныне уже бывшие) Чехословакия и Югославия. Кстати, о Югославии: царь Николай еще в 1912 году учредил Балканский Союз для предотвращения последующих балканских войн. Конечно, он потерпел неудачу из-за интриг германского князька («царя») Фердинанда в Болгарии и националистских интриг в Сербии и Черногории. Мы можем себе представить, что после Первой мировой войны, из которой Россия вышла бы победителем, такой таможенный союз, установленный с ясными границами, мог бы стать постоянным. Этот союз, при участии Греции и Румынии, мог бы наконец-то установить мир на Балканах, а Россия была бы гарантом его свободы.

– Какой бы была судьба Османской империи?

– Союзники уже в 1916 году договорились, что России будет позволено освободить Константинополь и контролировать Черное море. Этого Россия могла бы добиться 60 годами ранее, тем самым предотвратив совершенные турками массовые убийства в Болгарии и Малой Азии, если бы Франция и Великобритания не победили Россию в Крымской войне. (Вспомним, что царь Николай I был похоронен с серебряным крестом, изображавшим «Aghia Sophia» – церковь Премудрости Божией, «чтобы на Небесах он не забывал молиться о своих братьях на Востоке»). Христианская Европа освободилась бы от Османского ига.

Армяне и греки Малой Азии тоже были бы защищены, а курды имели бы свое собственное государство. Более того, православная Палестина, немалая часть нынешних Сирии и Иордании перешли бы под покровительство России. Не было бы ни одной из этих постоянных войн на Ближнем Востоке. Возможно, сегодняшнего положения Ирака и Ирана тоже удалось бы избежать. Последствия были бы колоссальными. Мы можем представить себе контролируемый Россией Иерусалим? Даже Наполеон заметил, что «тот, кто управляет Палестиной, управляет всем миром». Сегодня это известно Израилю и США.

– Какими были бы последствия для Азии?

Святому Николаю II было предназначено «прорубить окно в Азию»

– Петр I «прорубил окно в Европу». Святому Николаю II было предназначено «прорубить окно в Азию». Несмотря на то, что святой царь активно строил церкви в Западной Европе и обеих Америках, у него был слабый интерес к католическо-протестантскому Западу, включая и Америку с Австралией, потому что у самого Запада был и остается лишь ограниченный интерес к Церкви. На Западе – как тогда, так и сейчас – невысокий потенциал для роста Православия. На самом деле сегодня всего небольшая часть населения Земли живет в Западном мире, несмотря на то, что он занимает большую территорию.

Цель царя Николая служить Христу была, таким образом, больше связана с Азией, особенно с буддийской Азией. В его Российской империи жили бывшие буддисты, обратившиеся ко Христу, и царь знал, что буддизм, как и конфуцианство, – это не религия, а философия. Буддисты называли его «белый Тара» (Белый царь). Были отношения с Тибетом, где его называли «Чакравартин» (Царь мира), Монголией, Китаем, Манчжурией, Кореей и Японией – странами с большим потенциалом развития. Он также думал об Афганистане, Индии и Сиаме (Таиланд). Король Сиама Рама V посещал Россию в 1897 году, и царь предотвратил превращение Сиама во французскую колонию. Это было такое влияние, которое распространилось бы и на Лаос, Вьетнам и Индонезию. Люди, живущие в этих странах, сегодня составляют почти половину населения всего мира.

В Африке, где сегодня проживает почти седьмая часть населения Земли, у святого царя были дипломатические отношения с Эфиопией, которую он успешно защитил от колонизации Италией. Император вмешивался и ради интересов марокканцев, а также буров в Южной Африке. Хорошо известно сильное отвращение Николая II к тому, что сделали британцы с бурами – а они просто умертвили их в концентрационных лагерях. У нас есть повод утверждать, что нечто подобное царь думал и о колониальной политике Франции и Бельгии в Африке. Императора также уважали мусульмане, называвшие его «Аль-Падишах», то есть «Великий царь». В целом восточные цивилизации, признававшие священное, уважали «Белого царя» гораздо больше, чем буржуазные западные цивилизации.

Немаловажно, что Советский Союз позднее тоже выступал против жестокости западной колониальной политики в Африке. Здесь также налицо преемственность. В наши дни уже действуют русские православные миссии в Таиланде, Лаосе, Индонезии, Индии и Пакистане, есть приходы в Африке. Думаю, что сегодняшняя группа БРИКС, состоящая из быстро развивающихся государств, есть пример того, чего Россия могла достичь 90 лет назад как член группы независимых стран. Недаром последний махараджа Сикхской империи Далип Сингх (ум. 1893) просил царя Александра III освободить Индию от эксплуатации и притеснения со стороны Британии.

– Значит, Азия могла стать колонией России?

– Нет, точно не колонией. Императорская Россия была против колонизаторской политики и империализма. Достаточно сравнить продвижение России в Сибирь, которое в основном было мирным, и продвижение европейцев в обе Америки, сопровождавшееся геноцидом. К одним и тем же народам (коренные американцы в основном близкие родственники сибиряков) было совершенно разное отношение. Конечно, в Сибири и Русской Америке (Аляске) были и российские торговцы-эксплуататоры, и пьяные охотники за мехом, которые вели себя по отношению к местному населению так же, как ковбои. Это мы знаем из житий преподобного Германа Аляскинского, а также миссионеров на востоке России и в Сибири – святых Стефана Великопермского и Макария Алтайского. Но такие вещи были скорее не правилом, а исключением, и не имело места никакого геноцида.

– Всё это очень хорошо, но мы сейчас говорим о том, что могло бы произойти. А это лишь гипотетические предположения.

Да, это гипотетические предположения, но гипотезы могут дать нам видение будущего

– Да, гипотетические предположения, но гипотезы могут дать нам видение будущего. Мы можем рассматривать последние 95 лет как дыру, как катастрофическое отклонение от хода мировой истории с трагическими последствиями, стоившими жизней сотен миллионов людей. Мир потерял равновесие после падения бастиона – христианской России, осуществленного транснациональным капиталом с целью создания «однополярного мира». Эта «однополярность» – всего лишь код для обозначения нового мирового порядка, возглавляемого единым правительством, – мировой антихристианской тирании.

Если только мы это осознаем, тогда сможем продолжить то, на чем остановились в 1918 году, и собрать вместе остатки православной цивилизации во всем мире. Какой бы ужасной ни была нынешняя ситуация, всегда есть надежда, рождающаяся в покаянии.

– Каким может быть результат этого покаяния?

– Новая Православная империя с центром в России и духовной столицей в Екатеринбурге – центре покаяния. Таким образом появилась бы возможность вернуть баланс этому трагическому, потерявшему равновесие миру.

– Вас тогда, наверное, можно уличить в чрезмерном оптимизме.

– Посмотрите, что произошло за последнее время, с момента празднования тысячелетия Крещения Руси в 1988 году. Ситуация в мире изменилась, даже преобразилась – и всё это благодаря покаянию достаточного количества людей из бывшего Советского Союза, способному изменить целый мир. Последние 25 лет стали свидетелями революции – единственно верной, духовной революции: возвращения в Церковь. Принимая во внимание историческое чудо, уже увиденное нами (а это казалось нам, родившимся среди ядерных угроз «холодной войны», лишь смешными мечтами – мы помним духовно хмурые 1950-е, 1960-е, 1970-е и 1980-е годы), почему бы нам не представить себе эти возможности, о которых говорилось выше, в будущем?

В 1914 году мир вошел в тоннель, и в годы «холодной войны» мы жили в полной темноте. Сегодня мы всё еще в этом тоннеле, но впереди уже видны проблески света. Это свет в конце тоннеля? Вспомним слова Евангелия: «Всё возможно Богу» (Мк. 10: 27). Да, по-человечески сказанное выше очень оптимистично, и нет гарантии ни на что. Но альтернатива сказанному – апокалипсис. Времени остается мало, и мы должны поторопиться. Пусть это будет предупреждением и призывом для нас всех.

Протоиерей Андрей Филлипс
Перевел с английского Дмитрий Лапа
Публикуется с сокращениями. Источник: http://www.pravoslavie.ru/80719.html

Orthodox England

Добавить комментарий:

В комментариях не допускаются оскорбления и возбуждение расовой, национальной или религиозной ненависти. Каждый комментатор несет полную ответственность за размещенную им информацию — в ленте блога, сообществах и комментариях.


Security code
Refresh

Помочь добрым делам

Hilfe für gute Taten