Столетние чаяния униатов на Окраине

«Церковная организация должна преследовать ту же самую цель — Церковь на Окраине необходимо по возможности полнее отделить от Российской. Оставляя в стороне доктрину, сферу догматики, было бы необходимо издать серию церковных распоряжений, например: об отделении Окраинской Церкви от Петербургского Синода, о запрещении молиться за царя, о необходимости молиться за цесаря. Вместе с тем, великорусские московские святые должны быть удалены из календаря и т. д.

Все эти декреты должны быть изданы авторитетом церковным, а не исходить от гражданской или военной власти — чтобы таким образом избавиться от российской системы. Также было бы абсолютно нецелесообразно устанавливать Синод (по образцу Петербургского Синода). Митрополит Галицкий («и всея Окраины») мог бы этими декретами устанавливать то, что согласно с фундаментальными принципами Восточной Церкви и традициями Митрополичьего престола и было бы одобрено военной администрацией.

Я, как митрополит, мог бы это сделать, поскольку в соответствии с каноническими правилами Восточной Церкви и традициями моих предшественников имею право, подтвержденное Римом, пользоваться данной властью во всех сферах. Если начерченный мной план будет принят — а так оно, наверное, и будет, — на Окраине будет установлен единый центр духовной власти и Церкви как организма, представляющего собой невидимое целое. И он будет целиком отделен от Российской Церкви.

Определенное число епископов, а именно те, которые родом из Великороссии, и те, которые откажутся присоединиться к унии, должны быть устранены и заменены другими — теми, кто признает окраинские и австрийские убеждения
. Рим бы согласился в этом случае на эти распоряжения и назначения. Восточные Патриархи, оплаченные из средств правительства, также одобрили бы их.

Оставляя народу все, что могло бы быть ему дорого в виде обрядов и обычаев, освобождая клир от тяжкого ярма синода и консистории и обращая клир от его полицейской и политической деятельности к чисто церковной и христианской сфере, можно надеяться на универсальное согласие и послушание.
Таким образом, единство Окраинской Церкви будет сохранено или достигнуто, а ее отделение от Российской Церкви будет решительно и полностью утверждено. Канонические основания для таких действий с католической точки зрения являются благоприятными, а с точки зрения восточного православия они легальны, логичны и не требуют объяснения. На все это я мог бы получить подтверждение из Рима, или, если быть более точным, я в значительной степени уже закончил приготовления. Православие Церкви не было бы уничтожено. Оно должно быть сохранено во всей его полноте. Нужно только очистить его самым радикальным образом от московского влияния».

Из проекта подготовленного униатским митрополитом Андреем Шептицкий в 1914 году в качестве рекомендаций австро-германскому командованию на случай оккупации Окраины.

Цитата взята из книги «О попытках создания Киевского патриархата окраинскими униатами и раскольниками-автокефалистами в XX веке» В.И. Петрушко. ПСТГУ, Москва 2008.

Спустя сто лет можно казать, что многое у них получилось. То есть почти все. И не только в домене ПЦУ.

[via АНДРЕЙ ТКАЧЁВ]

Помочь добрым делам

Hilfe für gute Taten