Читаю выступления разных чиновных мужей относительно места в нашей стране русского человека, относительно необходимости ограничить произвол чужестранцев. Очень правильные слова звучат. Это радует. Но что будет дальше?

Несколько лет тому назад мне довелось принять участие в оргкомитете одного церковного мероприятия. Предполагался, в том числе, концерт. В качестве одного из главных выступающих — едва ли не ведущим — составители программы выдвинули исполнителя (артистом назвать трудно), от которого незадолго до этого из каждого утюга в каждом магазине и маршрутке звучали песни... наипошлейшие по смыслу, да и грязноватые по терминологии. На возникшие возражения нам отвечали что, дескать, "он очень верующий и переосмысливает" (не уверен, что дальнейшее "творчество" это подтвердило, но не об этом).

Помилуйте, — говорили мы им, — о пошлом образе и словах, скорее всего отрицательно повлиявших на нравственное состояние многих молодых людей, известно всем. А вот о том, что имярек за эти слова кается, хочет исправить их, считает ошибкой — он с такой же публичностью не объявил.

И речь шла тогда лишь о словах. Но ведь публичными словами можно исправить лишь слова (правда, не всегда). А публичные действия надо исправлять действиями. Русского человека не столько волнуют слова о неминуемости наказания негожего приезжего (хотя и это должно быть), сколько то, чтобы причин для наказания не возникало — не страдали русские люди. Русский человек радуется, что его имя снова стало звучать (хотя про стыдливый эвфемизм в Конституции помнит), но ждёт, что из этого будут практические выводы.

Надеется, что и слова не перестанут звучать, и действия будут соразмерны.

PS: "Артиста" в итоге не утвердили.

[via Cogito ergo sum (канал епископа Саввы)]