Геополитические уроки разоблачений Эдварда Сноудена (I), - Д.Минин

В дискуссиях по поводу разоблачений Эдвардом Сноуденом глобального электронного шпионажа, ведущегося Соединенными Штатами, обычно все сводят к нарушениям прав человека и незаконному вторжению в частную жизнь миллионов людей планеты. Однако если бы речь шла только об этом, Белый дом не выказывал бы столько беспокойства и не поднимал бы вопрос о выдаче Сноудена на столь высокий уровень, вплоть до отмены встреч президентов и страха Барака Обамы перед появлением на международных форумах вроде недавнего саммита АТЭС. Причины особой озабоченности Вашингтона в другом: Сноуден приоткрыл такие глубины контроля за странами и народами, что это меняет взгляд на всю мировую политику и побуждает "подопытное" человечество заняться поисками противоядия…

Многие говорят, что Эдвард Сноуден не открыл ничего такого, о чем бы не знали или не догадывались раньше, однако масштабы вскрытого им потрясают даже профессионалов. А главное, все это уже не предположения конспирологов или маргиналов, но подлинные документы, имеющие юридическую силу.

Существует немало определений геополитики, но все их можно свести к тому, что это наука о контроле над территорией в различных пространственных средах – сухопутной, морской, в новейшее время - воздушно-космической. В наши дни к этому смело можно добавить информационную среду, или киберпространство, отличающееся той особенностью, что от контроля над ним во многом зависит и контроль над тремя классическими средами. Качественно новым свойством информационной среды как пространства геополитики является двойственность: эта среда выступает и объектом, и субъектом воздействия одновременно. Если киберпространство как объект во многом носит виртуальный характер, хотя и привязано к географическим координатам, то как субъект оно абсолютно реально. Геополитики XIX – первой половины XX веков еще спорили о том, где ключ к власти над миром - на суше (кто контролирует "Хартленд", тот контролирует мир, провозгласил Х. Маккиндер) или на море (ключ к мировому господству в Римленде, возразил Н. Спикмэн). Во второй половине XX века, как правило, эта роль отводилась воздушному пространству и космосу. А XXI век начался с новой максимы: "мир контролирует тот, кто контролирует киберпространство".

[via ЦентрАзия]

Наши партнеры:
 
Кафедральный собор Святых Новомучеников г.Мюнхен
 
Радонеж